Идеальная ложь

Елена Гордина
Идеальная ложь

Часть первая
В ожидании любви

Глава 1

В темноте едва слышно бормотал телевизор, передавали очередные новости – громкие перестановки в правительстве, убийства, чрезвычайные происшествия и неумолимое повышение цен на продовольственные товары. Ольга переключила канал и попала на сериал, который, по замыслу авторов, видимо, должен был поднимать настроение трудящихся масс, – раскрашенная и яркая, словно канарейка, полная женщина носилась по огромной квартире, произнося, совершенно безумные и бесконечные монологи про счастливую семейную жизнь. Ольгу передернуло.

– Я ухожу от тебя! – Ольга вздохнула тяжелым вздохом усталой, пожилой женщины и отвернулась от телевизора. – Ты достал меня своими упреками! Я больше не могу тебя ни видеть, ни слышать. Меня от тебя тошнит, – подумав, добавила Ольга и с раздражением выключила телевизор.

В комнате стало совершенно темно и очень тихо, но Ольга знала, что это затишье перед бурей и сейчас разразится самый настоящий скандал. Спустя пару секунд муж поднялся с дивана, включил свет и уставился на Ольгу тяжелым взглядом:

– Что ты сказала?

Ольга промолчала, только нервно дернула плечом. Петр набрал в грудь воздуха. Несимпатичный от природы, сейчас он выглядел просто отталкивающе – желтые зубы походили на старые грибы, лицо побагровело, бесцветные глаза налились кровью. Заорал муж так, что на шее у него вздулись вены, он рефлекторно сжимал и разжимал кулаки, открывал и закрывал рот, но Ольга не слышала ни звука, словно смотрела немое кино с разъяренным клоуном в главной роли. «Господи, это никогда не закончится!» Пока муж бушевал, Ольга погрузилась в размышления. «Ну, сколько можно? Ведь он обещал, что больше не вспомнит про Андрея, если я вернусь в семью, а сам упрекает и упрекает».

– Ты слышишь меня? – Петр рванул ее за руку, и Ольга была вынуждена отвлечься от своих мыслей. – Вот откуда все твои проблемы! – надрывался Петр. – Ты уже однажды искала любовь! Где он? Он же тебя бросил, этот ублюдок, этот…

– Он меня не бросил! – взорвалась Ольга. – Мы с ним расстались, потому что ты нам все время мешал! Ты же все время лез в наши отношения!

– Ты шакалиха! – прохрипел муж, выбегая в коридор. – Я тебе никогда не прощу этого мерзавца, этого…

Когда хлопнула входная дверь, Ольга поднялась с кресла и вышла в коридор – на полу валялись ее сапоги, кроссовки мужа, какие-то пакеты, сумки и даже перчатки. Вечный беспорядок был стилем ее жизни – Ольга, по натуре ранимая и творческая, не слишком часто убирала квартиру, ну а Петр таким «не мужским» занятием априори не занимался. Ольга споткнулась о тапки и едва не приложилась лбом о стену, но вовремя успела выставить вперед руки. Чертыхаясь и нервничая все больше, она пыталась справиться с эмоциями, и тут на глаза ей попалась картина. В самом углу коридора сиротливо примостился нарисованный ею темперой пейзаж – деревенская церквушка, утопающая в цветущей сирени. Ольга горько усмехнулась, словно услышав голос Петра: «Господи, ты конечно же непризнанный гений! Живи спокойно, как все, чего ты все время выделываешься?», и с отвращением отвернулась от своей работы.

Наконец справившись с беспорядком, Ольга закрыла за мужем дверь и пошла на кухню. Пока кофемашина натужно урчала, Ольга подошла к темному окну и теперь смотрела в одну точку, пытаясь понять, как ей жить дальше. Петра она не любила, мало того, он ее безумно раздражал – и его голос, и запах, и даже то, как он дышит, шумно втягивая воздух, словно испорченный пылесос. Ольга любила Андрея, но Андрей почему-то отказывался на ней жениться, а быть просто его любовницей Ольга не то чтобы не хотела, а просто не могла. Она физически не могла уходить от Белинского ночью, чтобы потом возвращаться домой к мужу. Пробовала – не получилось. Как полагали окружающие, Андрей и Ольга расстались около полугода назад, но продолжали тайно встречаться. И каждый раз Ольга надеялась, что вот сейчас, сегодня Белинский поймет, насколько сильно Ольга любит его, и предложит ей остаться. Но после прекрасного секса, каждый раз, Андрей неизменно говорил одно и то же: «Котенок, тебе когда вызвать такси?» У Ольги обрывалась сердце, но, стараясь не подавать вида, она одевалась и уезжала домой. Когда в очередной раз за спиной Ольги захлопнулась дверь, она не выдержала и, громко, по-бабьи завыв, села прямо на грязные ступеньки в подъезде. «Я не могу! – приговаривала она, размазывая тушь по щекам, – я больше так не могу! Господи, ну разве Ты не видишь, как сильно я люблю Андрея? Ну, помоги же мне!» Но время шло, а ничего не менялось, Ольга продолжала жить с нелюбимым мужем и страдать по любимому Белинскому. Вот и сегодня, вернувшись от Андрея, она просто не могла совладать с эмоциями и предложила Петру расстаться.

«Мне надо уехать! – неожиданно решила Ольга, допивая вторую чашку кофе. – Прямо сейчас соберу сумку и уеду! У меня как раз остался отпуск недогулянный, вот и использую его на полную катушку». Ольга вытерла кухонным полотенцем зареванное лицо и отправилась в комнату собирать вещи. «А куда я поеду?» Ольга сначала нахмурилась, а потом улыбнулась: «Поеду наудачу, куда глаза глядят! Быть может, Петр, а самое главное – Андрей задумаются о моем месте в их жизни!» Ольга больше не могла находиться дома, на нее давили потолок, стены, ей не хватало воздуха. Она побросала в сумку вещи, взяла документы и деньги и, чуть замешкавшись, вышла из квартиры. Уже в такси решительное настроение у Ольги пропало окончательно, и она едва не повернула обратно домой. Чтобы рассеять предательские мысли Ольга прилипла взглядом к окошку автомобиля, пытаясь сосредоточиться хоть на чем-нибудь интересном. В начале марта зима еще не сдавала позиций, было холодно, но уже по-весеннему сладкий и свежий воздух будоражил людские души. Ольга с удивлением обнаружила, что ночью в городе много влюбленных парочек. Почувствовав, как заныло сердце, она постаралась прогнать воспоминания об Андрее, но не смогла: Белинский все время был рядом. «Мы тоже могли быть счастливы вместе, – Ольга чувствовала, что отчаяние накрывает ее с головой, – но мы расстались, расстались и я, чтобы не быть одной, вернулась к мужу, с которым у нас ничего не клеится. Петр резок, невыдержан, он меня просто бесит. Обожает давать умные советы, хотя сам полный дурак. А вот Андрей…» Глаза Ольги заволокло слезами при одной мысли о любимом. К своему ужасу, с любовью к Белинскому она ничего не могла поделать. Он оставался ее воздухом, ее солнцем. Но его не было рядом.

– Приехали! – Автомобиль неожиданно резко затормозил, и Ольга едва не ударилась лбом о ветровое стекло. – Железнодорожный вокзал, как вы просили.

– Да, да, – почему-то растерялась Ольга. – Конечно, вот деньги.

Она выбралась из машины и огляделась. Несмотря на позднее время, на привокзальной площади кипела жизнь. Уезжающие и провожающие, отдыхающие и гости города, темные личности и откровенно уголовные элементы чувствовали себя на этом небольшом пятачке вполне вольготно. Вот только Ольга совершенно растерялась, стояла у входа в здание железнодорожного вокзала и тихо паниковала.

– Ну, с богом! – произнесла Ольга вслух и неуверенно, но все-таки двинулась вперед.

В самом здании вокзала оказалось не так уж и страшно, по периметру просторного кассового зала бродил сонный милиционер, он скользнул по Ольге безразличным взглядом и сразу же отвернулся. Ольга подошла к единственной работающей в это время суток кассе и срывающимся от волнения голосом спросила:

– Куда идет ближайший поезд?

– Я вас не поняла. – Хмурая женщина в синей униформе нервно передернула плечами. – А вам куда надо?

У кассира были длиннющие алые ногти и огромный серебряный перстень на пальце, от которого Ольга почему-то не могла отвести глаз. Она совершенно растерялась и молчала, прекрасно зная, что просто необходимо хоть что-нибудь ответить.

– Я… я хотела купить билет на ближайший проходящий поезд… – Ольга снова запнулась и с надеждой посмотрела на кассиршу.

– На ближайший проходящий поезд, на московский, да? – Хмурая женщина поняла замешательство Ольги по-своему. – Так… Поезд номер 345 будет у нас через сорок минут, на него есть билеты. Вам до какой станции?

– Мне до конечной. – Ольга устала от этого разговора так, словно разгрузила вагон с углем. – Пожалуйста, один билет, туда и обратно, – немного подумав, добавила она и полезла в сумочку за деньгами.

– А обратно на какой день?

Ольга подумала, что недели на перевоспитание мужа и любовника будет вполне достаточно, назвала дату. С новеньким хрустящим билетом до Москвы она прошла в зал ожидания и без сил опустилась в кресло. В зале кроме нее околачивались худой дедок в грязной куртке да две огромные деревенские бабищи с кулями, явно поджидающие позднюю электричку до Волынки. И тут в зале появились еще две женщины: одна молодая, в куртке и джинсах, а вторая лет под пятьдесят, в ярком коротком отороченном кружевами пальто и в туфлях на высоченных каблуках. Ольга даже вышла из оцепенения, рассматривая «модную мадам», – настолько нелепо та выглядела на вокзале среди сонных пассажиров. Женщины огляделись и расположились как раз напротив Ольги. Разговаривали они громко, и Ольга невольно слышала каждое слово.

– Так вот, Леночка. – «Мадам» поправила блондинистые волосы и положила ногу на ногу. – Пришлось мне ехать на поезде! Жуть, конечно, но мой рейс отменили. Теперь буду сутки тащиться до Москвы, разве это не ужасно? Как представлю себе туалет в поезде, отсутствие горячей воды! Боже, мне жить не хочется. А особенно эти люди… Боже, Леночка, какой дикий у нас народ! – «Мадам» громко рассмеялась, и Ольга невольно поежилась от ее голоса. Пока «мадам» вещала, Ольга исподтишка ее рассматривала – грамотно выполненный макияж; тонкие, негустые волосы красиво уложены; когда дама распахнула пальто, стал заметен живот, который она отчаянно пыталась втянуть. – Уверена, по поезду будут носиться и визжать чумазые дети, пока их родители пьют водку. Мне Антон Игоревич, супруг мой, сказал: «Боже, Светочка, как это ужасно, ты, с твоим образованием и уровнем жизни, в общем вагоне!» Но что делать, что делать, спального вагона нет, придется мне быть мужественной девочкой! Кстати, Леночка, я вот смотрю на тебя, ты все в джинсах и в джинсах. Я, конечно, понимаю, что на зарплату секретаря платья от ведущих дизайнеров не купить, но можно попробовать копировать модные новинки у недорогих портных. Ты не поверишь, Леночка, я ведь тоже не сразу стала иконой стиля, я в твоем возрасте шила платья на заказ. Боже, все ходят в дешевом китайском барахле, а ведь настоящие вещи – это искусство. Вот я, например, точно знаю, что Волков, известный модельер, может использовать до семи метров ткани на пошив одного платья. Он выбирает ткань так, чтобы она играла, не экономит, как мы привыкли…

 

«Скорый поезд номер 345… шшшшш… прибывает… на первую платформу на третий путь… шшшшш», – услышала Ольга и резко вскочила, поблагодарив Всевышнего, что ей не придется больше слушать все эти бредни дамы из высшего общества. Буквально бегом бросилась она к подошедшему составу, поэтому у своего вагона оказалась первой. Протянув помятой спросонья проводнице билет, Ольга на негнущихся ногах зашла в вагон и отправилась на поиски своего места. В купе она оказалась в гордом одиночестве, чему обрадовалась настолько, что даже смогла улыбнуться. Быстро разделась – скинула теплые вещи и обувь – и с ногами забралась на нижнюю полку.

– Я действительно уезжаю. – Ольга была настолько поражена всем происходящим, что не могла в это поверить. – Я уезжаю, – повторила она, а когда поезд тронулся, помахала рукой в окошко.

И хотя Ольгу никто не провожал, ей показалось, что ее поездку благословляет целый город, который сейчас стремительно от нее удалялся, скрываясь за пеленой наступившей ночи. Ольга еще раз вздохнула и, свернувшись калачиком, крепко уснула, удобно устроившись на нижней полке вагона номер семь. Ольге снился Андрей. Они шли с ним рука об руку и громко смеялись. Потом Андрей ее отпустил и стал стремительно удаляться. «Постой! – закричала Ольга и попыталась схватить Белинского за рукав рубашки, – не оставляй меня одну, умоляю! Я не могу без тебя жить! Андрей!» Но Белинский исчез. «Андрей!!!» – закричала Ольга и проснулась. Ее душа сжалась в комок, в сгусток пульсирующей боли, которая уже давно разъедала Ольгу изнутри. Душевную боль она всегда переносила гораздо тяжелее, чем физическую. Если сильно болит голова, можно выпить таблетку, ну а если разрывается душа, остается только сжать зубы и терпеть.

Глава 2

– Доброе утро! – Старушка выглядела довольно опрятной. Серая кофточка, старомодная, но чистенькая, выдавала в ней аккуратистку, да и синяя трикотажная юбка, доходящая почти до сапог, выглядела безупречно. Абсолютно седые волосы старухи были аккуратно заплетены в косу, уложенную на затылке узлом. – Проснулась, девонька?

Ольга поморщилась, – пробуждение было не их приятных. Мало того, что, едва открыв глаза, она вспомнила, как вчера решила проявить характер и отправилась черт знает куда, так еще и бабка эта свалилась на ее голову. «Наверное, ночью подсадили, когда я крепко спала, – подумала Ольга, продолжая внимательно рассматривать пожилую женщину. – Сейчас примется доставать меня своими «боевыми» рассказами и расспросами, какой кошмар!» Ольга натянуто улыбнулась и села, свесив ноги. На душе у нее было так тяжело, что хоть криком кричи. «Я разбила свою жизнь, – снова подумала Ольга, – я разрушила свою жизнь и теперь совершенно одна».

– Ну, предположим, одиночество – это вполне нормальное состояние. – Старушка смотрела в окно, поэтому Ольга сначала даже и не поняла, что это снова заговорила ее странная соседка.

– Что вы сказали? – Когда до Ольги дошел смысл услышанного, она проснулась окончательно.

– Я сказала, девонька, что одиночество – это нормальное состояние для человека, потому что большую часть своей жизни мы проводим в одиночестве, и это не должно тебя тяготить. А вот насчет того, что ты осталась совершенно одна, это перебор. Бог всегда с нами, это я знаю точно.

– Вы кто? – Ольга тупо уставилась на старушку и даже потерла лоб рукой. Неужели она так задумалась, что стала рассуждать вслух? Похоже на правду, иначе бабка не ввязалась бы в разговор.

– Я? Я пожилая женщина, – старушка рассмеялась, – мне девяносто три года, но выгляжу моложе, не правда ли?

«Сейчас начнет мне лекции читать. – Ольга с тоской отвернулась к окну. – Ну как меня угораздило подумать вслух? Наверное, из-за сильно нервного перенапряжения, еще немного – совсем с катушек съеду. Ох, ну почему мне так не повезло? Андрей, где же ты, почему ты не рядом сейчас?»

– А не может он быть рядом, понимаешь? – Старушка на этот раз смотрела прямо в глаза Ольге. – Ты, девонька, знаешь такое понятие «не судьба»? Так вот, вам с Андреем просто не судьба быть вместе, так определено! Из пункта А в пункт Б вышел поезд, и из пункта Б в пункт А вышел поезд, и ехали они по одной дороге навстречу друг другу, но не встретились.

– Почему? – тупо переспросила Ольга, совершенно сбитая с толку.

– А потому, что не судьба, – рассмеялась старуха. – Это шутка такая. А если серьезно говорить, то с Андреем у вас нет будущего, понимаешь? Бог это видит и не дает вам сойтись, и, что бы ты ни делала, вы никогда не будете вместе. Не судьба, запомнила? А Петра ты сама обидела, обидела смертельно, уйдя от него к другому мужчине, так что и там тоже будущего нет. А ты себя, девонька, не жалей, ты горя-то еще настоящего не видела, запуталась в двух мужиках и с ума сходишь. Да разве так можно? Что, на Андрее свет клином сошелся?

Ольга молчала, совершенно пораженная, ошеломленная до такой степени, что не могла вымолвить ни слова. Старушка тем временем поднялась с полки и подошла к двери:

– Я за чаем схожу, а ты пока подумай над тем, что я сказала. Испытания ждут тебя, страшные испытания, но ты сама свой путь выбрала. Должна пройти, ну а если не пройдешь, то грош тебе цена, девонька. А Андрея забудь, не судьба…

Старушка скрылась за дверью, и Ольга снова осталась одна: «Господи, я сошла с ума». Она вылетела из купе следом за странной попутчицей и бросилась в туалет. Но дорогу ей преградила полная дама в ярко-розовом спортивном костюме – плечом она прижимала к уху сотовый телефон, а рукой держалась за поручни возле окна. Ольга метнулась в одну сторону, в другую, но дама заблокировала коридор.

– Но, Игорь Дмитриевич! – Дама перешла на умоляющий тон. – Но войдите в мое положение! Я и так, наплевав на свой уровень, трясусь в этом чудовищном поезде, а вы говорите, что не готовы со мной встретиться? Вы же понимаете, что мой бизнес целиком и полностью зависит от ваших инвестиций, ведь все так хорошо шло…

Ольга попыталась осторожно оттеснить «розовую» даму в сторону и протиснуться мимо нее. Дама повернула голову и зашипела, и Ольга с удивление обнаружила в этой пожилой обрюзгшей женщине модную мадам, поучительный монолог которой она вчера выслушивала в зале ожидания. «Боже, макияж творит чудеса! – Ольга даже вздрогнула, встретившись с волчьим взглядом женщины – да такая съест и не подавится!»

– Пшшшла вон, – шикнула дама на Ольгу и тут же залепетала в трубку: – Ну, Игорь Дмитриевич! Ну, мой дорогой! Вы же знаете, как я вас уважаю и люблю, ну дайте мне еще один шанс. Ну да, признаю, что ошиблась и отобрала неудачную коллекцию на продажу, но ведь все еще можно поправить. Что? Ох, спасибо вам, Игорь Дмитриевич!

Когда Ольга закрывала за собой дверь в туалет, дама закончила телефонный разговор и громко выругалась:

– Вот ведь сука!

Ольга судорожно повернула задвижку и перевела дух – странная бабка, сумасшедшая тетка… Слишком много для одного утра. Ольга умылась, побрызгала ледяной водой на шею и грудь, и немного пришла в себя. «Откуда эта старая ведьма все про меня знает? Не иначе как знакомая, просто я ее не помню. Ведь так бывает? И что она там про Андрея бормотала – не судьба, значит? И еще поезда какие-то там… чушь… выжила из ума бабка». И хотя Ольга пыталась убедить себя в том, что все услышанное полная ахинея, игра ее больного воображения, беспокойство ее не покидало.

«Но откуда она знает про Андрея? – Пока Ольга шла обратно в купе, любопытство поглотило ее полностью. – Может, она знакомая Петра? Или соседка Андрея? Надо ее расспросить!» Ольга твердой рукой открыла дверь. В купе никого не было, пустота да тишина, лишь стук колес. На столе валялась Ольгина сумка с документами, которую она даже не удосужилась спрятать под подушку, а в углу полки сложился вчетверо пуховик.

– Эй! Старушка! – Ольга, ожидавшая чего угодно, только не этого, оцепенела от ужаса. – Бабулька! – Ольга кинулась в коридор и налетела на проводницу с веником в руках. – Куда бабка из моего купе делась? – тяжело дыша, вцепилась Ольга в женщину.

– Какая бабка? – Проводница попятилась, она явно решила, что Ольга сошла с ума.

– Ну, такая… – Ольга запаниковала. – С култышкой на голове, такая… ну, старуха, господи!

– Вы одна все время в купе ехали. У нас и бабок-то в вагоне нет, вон, молодежь в соседних купе отрывается. Студенты. Еще есть вечно недовольная дамочка в спортивном костюме, – рассмеялась проводница, – а старух никаких не было!

– Была бабка! – Ольга растерялась окончательно. – Я с ней сама разговаривала, она сказала, что ей девяносто три года.

– Да не было никого, девушка, – уже нервно дернулась проводница. – Вы чего придумываете то?

– Да, как не было?! – Ольга опешила. – Я ее видела, вот как вас. Или?.. Или мне все приснилось?

– Ну, не знаю, сами разбирайтесь. – Проводница махнула рукой и быстро ушла.

Ольга на ватных ногах вернулась в свое купе и опустилась на полку. «Что она там мне говорила? Я ни черта не помню… про поезда какие-то рассказывала, про одиночество. Да, про Андрея. Она сказала, что не судьба…» Ольга откинулась на полке и закрыла глаза. «Значит, бабка мне приснилась, но сон был так похож на явь, что просто жуть. Сон, конечно, странный, – Ольга окончательно пришла в себя, – но чего только не приснится, да еще при такой нервотрепке. Не было бабки, приснилась она мне. А с Андреем мы все равно вместе будем, я это точно знаю, я же чувствую. Просто должно пройти время, Белинский должен ко мне привыкнуть, он такой независимый, такой гордый, ему трудно смириться с тем, что в его жизни появились серьезные чувства. Я же вижу, что Андрей меня любит, он смотрит на меня такими глазами, так нежно целует, он просто не может меня не любить. Иначе зачем нам тогда встречаться? Мы же расстались, но расстаться не можем, значит, есть любовь, еще живы чувства! А бабка эта глупости говорила, ну надо же такому идиотскому сну присниться!» Ольга открыла глаза и решила перекусить. Она достала из сумочки горсть шоколадных конфет и пакетик с соком. Когда уже заканчивала свою нехитрую трапезу, ее внимание привлекла длинная серебряная нитка на противоположной полке. Ольга вытерла руки о полотенце и наклонилась поближе, чтобы рассмотреть заинтересовавшую ее находку. К синему казенному одеялу прицепился длинный седой волос, который принадлежал пожилой женщине.

«О господи», – только и смогла пробормотать Ольга, хватаясь за сердце.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru