Право на счастье

Елена Архипова
Право на счастье

Глава 1

– Серёжа, сынок…

– Мам, не начинай. Мы с тобой за последние две недели уже не один раз говорили на эту тему! Нет! Я не хочу видеть эту женщину.

– Но так нельзя. Я тебя воспитывала добрым мальчиком. Она нуждается в тебе…

– Мам, даже и не пытайся сейчас давить на жалость. Единственная, кто нуждается во мне – это ты! Мария Петровна Яранская, мы больше не будем говорить с Вами об этой совершенно чужой для меня женщине! Если Вы, уважаемая, не хотите сейчас со мной поругаться, то советую Вам сменить тему для разговора! – Сергей сверлил глазами мать, которая сейчас полулежала в специализированной кровати с ортопедическим матрасом и была обложена подушками со всех сторон.

– Хорошо, – Мария Петровна вздохнула и улыбнулась, глядя на своего такого красивого и умного сына, – тогда расскажи, как прошел сегодня твой день? Как прошли переговоры с бельгийцами?

– Можешь гордиться своим сыном! Бельгийцы купили мою программу. Сегодня мы подписали все бумаги, и завтра Кирилл вылетает в Брюссель!

– Серёжа! – глаза у матери заблестели, – я так горжусь тобой!

– Мам, ну что ты! – Сергей придвинулся к кровати матери максимально близко и взял её маленькую ладошку в свою. Ладошка матери была холодной. Он накрыл её второй своей ладонью, – ну вот, ледышка же совсем! Ты почему молчишь и не включаешь подогрев матраса? Где эта твоя сиделка опять? Она вообще, сколько времени рядом с тобой проводит? Она в курсе, что должна быть круглосуточно рядом?

– Сергей Владимирович, я в курсе! Я ходила на кухню сделать чай для Марии Петровны! – за спиной Сергея раздался спокойный голос сиделки, – Вы позволите?

Он двинул джойстик на своем управляемом инвалидном кресле, и оно откатилось назад, давая возможность сиделке подойти к кровати его матери.

– Извините, Ольга Васильевна, был несправедлив к Вам, – Сергей извинился, увидев укоризненный взгляд матери.

На прикроватной тумбочке матери завибрировал телефон, и она, увидев номер, усмехнулась и передала трубку сыну:

– Серёжа, ответь, я как раз чаю выпью!

Сергей, увидев имя звонившего, нахмурился:

– Слушаю Вас, Маргарита Павловна. Что-то случилось?

– Серёженька, нет, всё хорошо! Вы извините, что отвлекаю. Я только хочу напомнить, что мы ждем Вас завтра на наш праздничный ужин. Завтра в 18.00, помните? Серёженька, Вы мне обещали! – игриво произнесла Маргарита Павловна.

Сергей сжал челюсти и прикрыл глаза, медленно выдохнул. Ну до чего же надоедливая особа!

– Я постараюсь не опоздать, – произнёс он, – а сейчас извините, но мне пора.

– Как же хорошо, что у неё нет моего номера телефона, – выдохнул Сергей, возвращая телефон матери.

Маргарита Павловна была их соседкой. Дом, в котором Сергей жил с матерью, и дом Маргариты Павловны, требующей называть её "Марго" стояли на одной улице, правда, в противоположных концах этой самой улицы. Марго отчаянно молодилась, не желая признавать свой возраст. И так же отчаянно пыталась сосватать Сергею свою дочь – девицу 27-ми лет. Молчаливую Софочку с фигурой в виде песочных часов. И всё бы ничего, но в обхвате эти еврейские часики имели не меньше 1м 20см в верхней части и столько же в нижней.

– Серый, ты представляешь, такое богатство и всё твоё! Да её за всю ночь не перецеловать! – хохотал лучший друг Кирилл.

– Хочешь, уступлю?

– Не, не, не! Мне чужого не надо! – отшучивался друг.

Ни Софочку, ни её маму не смущало, то, что Сергей передвигается на инвалидной коляске.

То, что в окружении Сергея это никого не смущало – это нормально. С кем-то, вот как с Кириллом например, росли и дружили с детства. Кто-то работал на Сергея. А вот Марго просто очень хотела стать его тещей.

Сергей всегда передвигался в инвалидном кресле. Почему? Да потому что обе его ноги были отрезаны выше середины бедра.

Правильные черты лица, нос с горбинкой – это спасибо отцу. Светло-русые волосы и серые глаза – это спасибо маме. Широкие плечи и бугры мышц – это спасибо спорту. До пояса и чуть ниже – вполне себе нормальный молодой мужчина тридцати лет, а вот там, где заканчиваются боксеры, там же, почти сразу, у Сергея заканчивались и ноги.

Будущие подчиненные удивленно смотрели на шефа, сидящего в инвалидном кресле, только первые десять минут. Собеседования Сергей всегда проводил сам. Придерживаясь того простого правила, что ему с этими людьми работать, а значит, только он сам и может решать, подходит каждый конкретный соискатель на вакантную должность или нет. Конкурс на место в его компанию был большой, требования при приеме на работу жесткими, а потому соискателю было не до того, в каком кресле сидит их будущий шеф.

Сергей нашёл себя в написании игр для мобильных телефонов. Сначала простеньких, но, как оказалось, очень востребованных. Людям не жалко потратить смешные деньги и купить платную игру в свой телефон. Желающих оказалось очень много, и Сергеем и его фирмой заинтересовались, предложили написать игру посложнее и подороже. А дальше – пошло, поехало.

Теперь он не просто инвалид, а очень и очень не бедный инвалид, проживающий в своем доме, передвигающийся на автомобиле, переделанном под его особенности. Жаль, отец не дожил до теперешнего финансового благополучия сына. Только мама. Да и то…

Сергей вздохнул. Он сегодня встречался с лечащим врачом мамы, все анализы в норме, но она угасала.

Онкология. Её обнаружили у мамы в тот же год, что не стало отца. Были испробованы все методы лечения, и они победили, выиграв пять лет жизни, но мама угасала. На вопрос Сергея "Почему?", врач ответил:

– Депрессия. Ваша мама не хочет жить.

Сергей в бессилии сжал кулаки, вспоминая их разговор:

– Серёжа, ты сделал всё, что мог! А сейчас просто дай мне уйти. Я очень устала. Жаль, отец чуть-чуть не дожил, но я ему расскажу, какого сына мы вырастили.

Глава 2

Мария Петровна спокойно относилась к тому, что умирает. Последние пять лет, что она жила без своего Володеньки, она не переставала оплакивать мужа. Он умер легко – во сне. Просто не проснулся утром и всё. Сейчас, когда сын достиг таких успехов и финансового благополучия, она могла оставить его и уйти к своему Володеньке. Одно только омрачало её уход. Сергей оставался один.

И Мария Петровна решила, что пришло время рассказать сыну правду. Правду о том, что Серёжа ей не родной сын, они с мужем его усыновили, и у него есть семья – родной брат близнец и родная мать. Вот только надо было выбрать подходящий момент.

И она выбрала. Две недели назад исполнилось 30 лет, как они с мужем усыновили 2-х месячного Серёжу. Мария Петровна решила, что именно сегодня вечером всё расскажет сыну. И надо же было случиться такому, что именно в этот день утром раздался звонок телефона, и незнакомый женский голос произнес:

– Доброе утро, могу я слышать Марию Яранскую?

– Да. С кем я говорю?

– Я Анна. Мать Сергея.

Мария Петровна и ждала этого звонка все 30 лет, и боялась. Боялась, особенно первые 18 лет. Боялась, что в их жизни появится эта женщина и предъявит свои права на сына. Потом, когда Сергей стал совершеннолетним, уже было не так страшно. Он мог сам решать, с кем ему жить дальше.

И вот она появилась.

Мария Петровна, услышав это, чуть не выронила телефон, но постаралась взять себя в руки и продолжила разговор:

– Слушаю Вас, Анна.

– Я хочу увидеть своего сына.

– Как Вы нас нашли?

– Я видела статью в газете. Я его узнала. Так я могу видеть своего сына?

В этот момент Мария Петровна в очередной раз обругала того журналиста, который, погнавшись за славой, написал эту статью о Сергее. Статья вышла приторно-слащавой, в духе "живет в нашем городе удивительный парень". Она сразу поняла, что добром это не кончится!

Ох, не так она мечтала рассказать правду о его усыновлении.

– Узнали, и что дальше?

– Мария, выслушайте меня, пожалуйста! Я знаю, что поступила тогда некрасиво, нечестно с Серёжей! Но мне тогда было 19 лет. Я осталась вдовой, с двумя грудными детьми на руках, один из которых инвалид. Родных у меня нет, я сирота. Свекровь была против нашего брака с Василием, но мы с ним любили друг друга и поженились против воли его родителей. Родились мальчишки. Сергей и Антон. А потом произошел тот взрыв! – в трубке замолчали, но потом Анна продолжила:

– Свекровь тогда приехала, забрала тело своего сына, даже не взглянув на внуков и запретив мне приходить на похороны моего мужа, – Мария Петровна слышала, как Анна порывисто вздохнула в трубке, – я понимала, что одной мне не справиться с двумя детьми. И я отказалась от Серёжи! Я надеялась, что его усыновят хорошие люди. Я видела, что к нему в больницу приходят, навещают его. И никого не интересую ни я, ни мой второй сын Антон.

Мария Петровна слушала и понимала, что после этой исповеди последует истинная причина звонка. Ей было жалко эту женщину, но она совершенно точно знала, что сама она никогда не смогла бы бросить своего ребёнка. А Анна тем временем продолжила:

– Мария, Вы сама мать, хоть и приёмная, – это слово, прозвучавшее из уст Анны, почему-то больно резануло слух, – я очень благодарна Вам за Серёжу!

– И? – поторопила Анну Мария Петровна, – Вы же не просто так решили позвонить сейчас. Вам же что-то нужно от моего сына.

В той статье про Сергея было расписано, как он, парень, передвигающийся в инвалидном кресле, не опустил руки, а наоборот, достиг очень многого, став очень преуспевающим.

Сергей не гнался за славой. Он не знал себя другим, да и родители никогда не упирали внимание на то, что он инвалид. Да, нет ног, но руки и голова у него на месте, а значит, жить надо с тем, что есть. Какой ты есть. И Сергей жил. Итогом стала его преуспевающая фирма.

И вот она расплата за ту известность. Кому вообще пришла в голову идея рассказать тому журналисту про Сергея? Мария Петровна для себя мысленно поставила галочку узнать, кто же оказал её сыну эту медвежью услугу.

 

Анна, же тем временем, подобралась к самому главному, к цели своего звонка:

– Мария, я больна. У меня рак. Для выздоровления нужна пересадка костного мозга. Идеальным донором может стать сын. Сергей, – наконец, Анна замолчала. А Марию Петровну накрыло жаркой волной.

– Что? – она думала, что ослышалась.

– Мне врачи так сказали, – залепетала вдруг Анна, – сказали, что это поможет.

– Анна, а что случилось с ВАШИМ сыном? С Антоном? – Мария Петровна выделила это интонацией.

Анна замолчала и вдруг впервые всхлипнула.

– Он не подходит.

– Как это? Почему?

– Понимаете, Антон болен…

– Анна так кто болен? Вы или Антон? Кому нужна пересадка? – голос Марии звучал, может, и не слишком сочувственно, но она поняла, что Анна ей чего-то не договаривает. Кому же понравится, когда тебя пытаются обманом заставить что-то сделать?

– Да какое тебе дело до того, кто из нас болен? Кто ты такая, чтобы судить меня? Это ведь не твой костный мозг нужен! От тебя только требуется, чтобы ты дала мне номер телефона моего сына! – вдруг сорвалась Анна на крик, – рак у меня! А у Антона гепатит С, он не может быть донором! Он сам умирает.

Мария опешила от такого неожиданного поворота в их разговоре. Так вот в чём дело! Всю жалость к Анне сдуло под таким напором её злости. Но Мария взяла себя в руки. Не ей судить эту женщину. И не ей принимать решение. Это должен Сергей. Сам. Но для этого надо ему всё рассказать.

– Анна, я не дам Вам телефон Сергея, но я дам ему Ваш номер. Я обещаю Вам, что расскажу ему о нашем разговоре. Сергей взрослый самостоятельный мужчина, и сам в состоянии распоряжаться своей судьбой.

Мария Петровна положила трубку, потом подумала и занесла в контакты "Анна" и её номер телефона. Решив, что потом, после её смерти, сын может захотеть общаться со своей семьей. Она почему-то была уверена, что Анна её переживет.

Тогда, 30 лет назад, Мария работала медсестрой в травматологии, а муж Владимир – пожарником. В обычном жилом доме случилась утечка газа, и два подъезда просто обвалились. Семья, в которой двумя неделями раньше появились на свет мальчишки близнецы, жила на третьем этаже. При обвале погиб отец семейства, и пострадал один из мальчишек. Мать со вторым сыном были в соседней комнате. Она накормила одного из детей, Серёжу, и муж пошел его укладывать спать. Сама же она осталась кормить второго и тут этажом выше в соседнем подъезде, через стенку, произошел взрыв. Отец погиб сразу. Серёжа выжил, но ему придавило ножки, раздробив все косточки. Когда его, уже синего от холода и еле дышащего, Владимир обнаружил под завалом, мало кто верил, что мальчик выживет. Но он выжил. Ножки, правда, пришлось ампутировать, ребенок слишком долго пробыл под завалом.

Навещать его ходили все мужики из пожарного расчёта Владимира. Когда его родная мать, увидев своего выжившего, но без обеих ног, сына отказалась от него, рыдал весь медперсонал больницы. Когда Мария Петровна, тогда ещё Машенька, рассказала мужу, что от Серёжи его родная мать отказалась, Владимир просто долго смотрел в глаза своей жены. Смотрел молча. И так же, молча, кивнул. Он и сам привязался к этому такому маленькому, но такому сильному человечку. Своих детей у них с Машенькой не было по его вине. Потом Машенька говорила, что Володя подарил ей сына, поясняя при этом с улыбкой, что всем детей аист приносит, а ей сына принес муж.

Процедура усыновления прошла быстро. Про Серёжу в их городке все знали, знали и жалели ребенка.

Его родная мать, подписав бумаги на отказ от сына инвалида, забрала здорового сына и уехала в неизвестном направлении. Через год Владимиру предложили повышение в другом городе, и они уехали. На новом месте жительства никто не знал, что Серёжа усыновлен. Для того, чтобы ребенок мог дышать свежим воздухом, семья поселилась в пригороде, в частном доме у одинокой женщины. По соседству жило много детей, и сначала дети пугались, видя странного мальчика, но потом привыкли и уже принимали Серёжу таким, каким он был. В школу его отдали тоже для нормальных детей. Да он и был нормальным, просто в инвалидной коляске. В школе Сергей учился на "отлично". Он даже в спортзал на физкультуру приезжал на своей коляске. Физрук, видя желание мальчика заниматься спортом, предоставил ему такую возможность, и вскоре Сергей больше всех подтягивался и отжимался, держа на весу то, что осталось от ног.

Никогда не унывающий отличник, с накачанными руками и кубиками на прессе, не стесняющийся своего тела, притягивал к себе одноклассников. Вокруг него всегда все собирались на переменах. Сергей, не смотря на свою инвалидность, был лидером класса. Девочки тоже не обходили своим вниманием Сергея, но никто из одноклассниц не мог похвастаться тем, что он кому-то из них отдал своё предпочтение. Со всеми девочками из класса Сергей был одинаково предупредителен и мил, но не больше. И невдомек им было, что вот как раз близости то Сергей и стеснялся.

Глава 3

Сергей отвез Кирилла в аэропорт. Это была их с другом традиция. Началось это ещё тогда, когда ребята написали свою первую программу, и Кирилл первый раз улетал к заказчикам. Они тогда очень удачно продали ту программу, вот с тех пор и повелось, что Сергей лично отвозил друга в аэропорт, на удачу, так сказать. По дороге обсуждались последние мысли и стратегии.

– Есть хоть какой-то толк от моей инвалидности! – всегда шутил Сергей, паркуя автомобиль сразу напротив входа в аэропорт.

– Серый, ты тут без меня не женись! Дождись лучшего друга! – пошутил в этот раз Кирилл, намекая на Софочку.

– Ой, вот мне бы сегодняшний вечер пережить! И что меня дернуло неделю назад согласиться и принять их приглашение на ужин. Кир, может, в этот раз я полечу, а ты вместо меня на ужин сходишь, а? Нет, ну правда, поверь, Софочка даже не заметит подмены!

– Нет, брат, это ты у нас сильный духом. А я натура тонкая, девушкам отказывать не умею. Но жениться я ещё не готов, а Софочка твоя утром меня в ЗАГС потащит. Причем, Серёг, "потащит" в прямом смысле этого слова! Вот я уже даже вижу, как она взвалит меня себе на плечо и потащит! – хохотал Кирилл.

Проводив друга, Сергей поехал домой. За цветами для Марго и Софочки он решил заехать в цветочный магазин в своем районе, в магазинчик, принадлежавший матери Кирилла, так как знал, что у них всегда свежие цветы.

А ещё рядом было хорошее кафе, где вкусно готовили и пекли шикарные эклеры, которые так любила его мама. Около кафе на улице была терраса и несколько столиков. За двумя столиками сидели парочки. Местные жители любили это кафе за вкусную выпечку. Внимание Сергея привлёк мальчик, который сидел за одним из столиков. На вид ему было около 5-ти лет. Столик, за которым сидел мальчик, был пустым, рядом с мальчиком стояла спортивная сумка. Сергей обратил внимание на то, как ребёнок жадно следил за тем, как люди ели. Мальчишка был одет опрятно, но бедно. Футболка с одним из голливудских супер героев была уже много раз постирана, от чего облик Человека-паука поблек. Мальчик не попрошайничал, просто сидел и смотрел, нетерпеливо поглядывая на дверь, ведущую в кафе. Судя по всему, он ждал кого-то, кто был внутри кафе.

Колокольчик над дверью звякнул, сообщая о новом посетителе. Девушка, стоявшая за стойкой, услышав колокольчик и увидев Сергея, натянула приторную улыбку и кивнула, здороваясь.

Девушку звали Оксана. Сергею она не нравилась, Оксана уж очень явно демонстрировала свой интерес к нему.

Оксана нехотя повернулась к девушке, стоявшей перед ней и сжимающей в руке одну булочку, приняла недовольный вид и продолжила:

– Девушка, я же говорю Вам, что нам не требуются работники!

– Ну, может, подскажете, вдруг кому горничная нужна? У меня есть рекомендации!

– Девушка, у нас элитный район! Здесь не берут горничных с улицы! – отрезала Оксана и, отвернувшись от девушки, обратилась к Сергею:

– Сергей Владимирович, рады Вас видеть! Вам, как всегда, эклеры?

Сергей кивнул. Девушка, только что говорившая с Оксаной, вышла на улицу. В окно витрины он увидел, что она подошла к тому самому мальчику и протянула ему булочку, потом присела перед сумкой и достала бутылку воды. Мальчик улыбнулся и откусил булочку, потом протянул булочку девушке, та в ответ покачала головой, отказываясь, и погладила его по голове. Мальчик ел булочку, девушка выпила воды из бутылки и протянула её мальчику. Одна булочка на двоих?

– Ваши эклеры! – раздался за спиной голос Оксаны. Сергей отвернулся от витрины и достал банковскую карту.

– Представляете, до чего докатились, с улицы заходят и работу ищут! Можно подумать, что у нас тут биржа труда! – недовольно произнесла Оксана, пытаясь завязать разговор.

– Ты про ту девушку? – уточнил Сергей, мотнув головой в сторону витрины.

– Да! Сказала, что она горничная, и якобы Маргарита Павловна выгнала её на улицу! Представляете? Вот наглая лживая тварь! Да у Маргариты Павловны не было никогда такой горничной, это я точно знаю. Эта обманщица вообще не местная!

– Спасибо, Оксана!

Сергей забрал коробку с эклерами и выехал на улицу. Почему-то сейчас он был склонен верить этой девушке, которую видел первый раз в жизни. Девушку со спортивной сумкой в одной руке и ладошкой ребенка в другой, он догнал уже на тротуаре. Они направлялись в сторону автобусной остановки.

– Девушка, извините, я слышал, Вы работу ищите! – окликнул он её, подъезжая.

– Да, ищу, – девушка остановилась и поставила сумку на асфальт.

– Кем Вы работали до этого?

– Горничной. Но я могу и готовить, и в саду работу делать. И ещё у меня есть диплом массажиста, и я могу работать сиделкой.

Последнее предложение девушка произнесла быстро, смутившись.

Сергей поймал себя на том, что рассматривает её. Одета не дорого, но в чистое. Волосы, светлые от природы, а не выкрашенные под блондинку, убраны в простой хвост. На лице ни грамма косметики. Девушка была невысокого роста. Обычная девушка, худая только очень, отчего кажется, что на лице одни глаза. Блюдца просто, а не глаза. Хотя нет, скорей уж, два бездонных озера с прозрачной голубой водой. Руки словно веточки. Что ж она такими ручками намассирует? Сергей перевёл взгляд на мальчика, вцепившегося в её руку. Русые волосы, серо-голубые глаза, и такой же худенький.

– Как Вас зовут?

– Вероника. Вероника Чиркова, можно просто Ника.

– Очень приятно, Ника. Я – Сергей. А Вас, молодой человек? – обратился он к мальчику, который испуганно прижимался к Нике.

– Его зовут Алексей.

– Ну, будем знакомы, Алексей? – Сергей протянул руку мальчику, тот глянув на мать, молча, протянул свою ладошку.

– Извините, он не говорит, но он не немой, – торопливо пояснила Ника.

– Да? Ну и хорошо! Ника, мне нужна компаньонка для мамы и помощница, сиделка у неё уже есть. Жить будете у меня. Дом большой, места всем хватит.

– Я не поняла, кто Вам нужен? – девушка удивленно смотрела на него.

– Компаньонка для мамы. Сам я целый день на работе. Сиделка у неё дама строгая. А маме нужен рядом тот, кто составит ей компанию. Поговорит с ней. Не пугайтесь Вы так! – рассмеялся Сергей, увидев испуганный взгляд Ники, – мама у меня хорошая. Она победила рак, уже почти 5 лет прошло, но она вдруг заявила, что устала жить без моего отца. Он умер тоже 5 лет тому назад.

– Соболезную.

Сергей кивнул, принимая соболезнования.

– Она устала жить без него, – эхом повторила Ника.

– Да, они любили друга всю жизнь.

– Счастливые. Не каждому дано испытать такое, – сказала это спокойно, без зависти, просто констатировала факт.

– Да, я ни разу не слышал, чтобы они ругались.

– А сейчас она хочет уйти к нему, да? К Вашему отцу?

– Да.

– У Вашей мамы депрессия, – сказала это таким тоном, каким говорят с ребёнком.

– Да, мне её врач тоже это говорит. Но не бойтесь, она не пытается покончить с собой, просто сказала, что устала жить, – он вздохнул, а потом тряхнул головой и добавил:

– Да что ж мы с Вами на улице то говорим? Поехали, сами всё увидите и решите, согласны Вы на такую работу или нет. Не понравится, уйдете завтра утром. Куда ж вы сейчас, на ночь глядя? На дворе вечер уже. Мне сегодня вечером надо будет уехать на встречу, которую я уже не могу отменить, а Вы вот как раз пообщаетесь с моей мамой и решите. Идёт?

– Хорошо, – решилась Ника и подхватила свою сумку.

– Э, нет! Давайте свою сумку мне, я же всё равно не пешком иду, – и Сергей протянул руку за сумкой.

Ника растерялась. Этот красивый мужчина совершенно не стеснялся того, что он в инвалидной коляске.

– Ника, давайте сумку! – видя её нерешительность, улыбнулся Сергей и добавил то, от чего она совсем растерялась, – у меня же только ног нет. Руки то и голова у меня на месте, и я всё-таки мужчина.

 

Ника растеряно протянула сумку Сергею. Он водрузил её себе на колени, сверху пристроил коробочку с логотипом того кафе, где Ника только что купила булочку Алёше, и направился обратно в сторону кафе.

– Так, я сейчас открою машину, вы с Алёшей устраивайтесь, а мне надо ещё в магазин зайти.

Сергей снял с сигнализации свой микроавтобус, открыл дверь, со стороны пассажира, приглашая Нику с мальчиком внутрь. Положил её сумку на заднее сиденье и покатил в цветочный магазин за букетами.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru