Древняя душа

Елена Амеличева
Древняя душа

Покоритель миров

Не было времени, когда ни я, ни ты не существовали.

И в будущем никто из нас не перестанет существовать.

Бхагавад – Гита

О, женщин знаю я! Они ужасно любят

Спасать от гибели того, кто их погубит.

В. Гюго

Глава 1. Запах атулий

Касикандриэра.

Этот аромат я запомню навсегда.

Сегодня расцвели атулии – вызывающе яркие, причудливой формы цветы огненного оттенка. Их резкий запах нагло ворвался в мои покои рано утром и вывел из раздумий. В ту ночь никто во дворце не смог сомкнуть глаз, все ждали известий о переговорах с врагом – понимая, что чуда не произойдет.

У меня тоже не имелось иллюзий на этот счет. Повелитель прибыл в наш мир с единственной целью – поработить его. Железные «птицы» – уродливые черные корабли – закрыли небо, и привычная жизнь осталась в прошлом.

Кахары предсказывали появление Покорителя миров, когда я еще бегала по дворцу в детском коротком платьице. Со временем пророчество стало восприниматься как страшная сказка, которой на ночь пугают малышей. Но кахары никогда не ошибаются – изреченное жрицами Богини неизбежно сбывается.

Я поежилась, привычно накручивая на палец темно-золотистый локон – по телу пробежал озноб. Должно быть, подул холодный утренний ветер. Но от окна отходить все равно не хотелось – глаза выискивали вдали яркие пятна – так вспыхнут на солнце латы королевской охраны, подавая сигнал о том, что отец и брат возвращаются домой. Их взгляд устремится вперед, на белоснежный дворец с точеными резными башенками, и они почувствуют, что там их любят и ждут.

– Госпожа, – раздался сзади голос Лии.

По тону личной служанки и самой близкой подруги мне стало ясно – что-то не так. Да и госпожой она меня зовет только для чужих ушей. Я обернулась. В центре комнаты стояла моя мать, королева Кассия.

Миниатюрная и хрупкая, как статуэтка – несмотря на то, что произвела на свет меня, четверых моих сестер и двух братьев, один из которых, мой близнец, задохнулся в утробе, пока рождалась я. Сегодня мать надела огненное платье, это значит, что она на взводе. Когда королева в таком настроении, точкой приложения ее гнева обычно становлюсь я, убийца ее первенца-сына.

Конечно, если не успевает вмешаться отец. Так было всегда – о чем мне постоянно напоминает зеркало, отражая шрамик над бровью и заставляя вспоминать, как кровь заливала лицо и капала на ступеньки дворца.

Это яркое платье идет ей, оттеняя большие зеленые глаза, под которыми пролегли круги – Кассия тоже не спала всю ночь, но это делает ее лишь красивее. Высокая прическа королевы, как всегда, безупречна. Рыжие волосы полыхают, как атулии, ее любимые цветы. Обычно в честь их цветения устраивался небольшой праздник, но сегодня не до этого.

– Доброе утро, матушка, – я поклонилась, стараясь не упускать ее из виду – ведь то, что принцесса стояла к королеве спиной, непростительный проступок, а мне бы не хотелось вновь почувствовать на себе ее тяжелую руку. – Простите, не хотела проявить неува…

– Переговоры провалились, – перебила она, нервно дернув головой и заставив длинные серьги станцевать яростный танец.

Я заставила себя промолчать и не спрашивать, как отец и брат, хотя бешено стучащее сердце, казалось, застряло в горле, не давая вдохнуть.

– Они возвращаются домой, но не успеют до прибытия этого выродка, Повелителя. Он летит сюда. Встречать его будем мы с тобой, Касикандриэра.

Я вздрогнула – впервые на моей памяти мать назвала меня полным титулом, как и положено именовать перворожденную принцессу: Касик – родовая приставка правящей династии, анд – первенец, Риэра – имя. Родным можно звать меня просто Ри, но все остальные обязаны ломать язык, произнося титул полностью.

Наши с Лией глаза встретились – видимо, мы обе хотели убедиться, что нам это не послышалось. Королева именовала меня отродьем, мерзавкой, убийцей и много как еще. Однажды назвала дочерью – наверное, по оплошности. Так что же заставило ее переступить через жгучую ненависть к принцессе и назвать ее Касикандриэрой?

– Женщины нашего рода славятся тем, что мужчины теряют от них голову, – продолжила Кассия. – Полагаю, Повелителю это известно. Это шанс для нас.

Мать подошла ближе и окинула меня с головы до пят придирчивым взглядом.

– Ты изящна и стройна, грудь пышная и высокая, хоть ты еще юна, ноги длинные, – она зашла со спины, – красивая форма ягодиц. – Ее рука выдернула заколку, заставив меня вскрикнуть от боли. – Волосы – твое главное украшение. – Королева бросила взгляд на Лию, – распусти ее локоны по спине, вверху скрепи лучшей диадемой.

– Да, госпожа.

– Надень на нее самое красивое платье с глубоким декольте, неяркое, светлое, нужно подчеркнуть невинность принцессы, украшений должно быть немного. С твоим цветом глаз, – она вгляделась в мое лицо, – никогда не могла понять, что это за оттенок! Даже не знаю, какие серьги подойдут.

– У госпожи золотистые глаза, как сок атулий, – подсказала Лия, щелкнув замком моей сокровищницы. – Вот эти камни их прекрасно оттенят! – она протянула Кассии украшения.

– Сок атулий, – не глядя на нее, прошептала королева. – Да, так и есть, такая же ядовитая. – Взгляд наполнился ненавистью, но она обуздала свои чувства, не преминув все же добавить, – будем надеяться, этот ублюдок захочет тебя! И тогда уж делай все, чего он пожелает, но добейся главного – чтобы он пощадил твоего брата и отца! Поняла?

– Поняла, – я усмехнулась, с трудом удерживая рвущиеся наружу злые слезы. – Из принцесс в шлюхи, что ж непонятного? Как прикажете, матушка!

– Молчать, мерзавка! – ее рука привычно взлетела в воздух, чтобы отвесить очередную оплеуху, которая разобьет мне губу – в какой уже, интересно, раз? Даже забавно – при слове «мать» я сразу вспоминаю вкус крови.

Но Кассия сдержала себя – нельзя портить личико подарку Повелителю! Вряд ли он польстится на синяки да ссадины. Хотя, кто знает, много раз слышала, как слуги шептались по углам, пересказывая друг другу сплетни о его жестокости. Может, это правда – как и слухи о том, что всех принцесс с покоренных планет он забирает в свой гарем.

– Ты стоила мне одного сына, убийца! – лишенная удовольствия ударить по щеке, королева причинила боль по-другому. – Второго не получишь!

Она вгляделась в мое лицо, жадно выискивая в нем отблески того огня, в котором сейчас сгорала от страдания душа. Но напрасно – годы истязаний научили меня надевать непроницаемую маску.

– Не зря кахары говорили, что ты погубишь нашу семью! Одевайся, быстро! – она дошла до двери, обернулась и смерила меня презрительным взглядом, – быть шлюхой – это как раз то, чего ты заслуживаешь!

– Успокойся, не обращай внимания, – Лия подхватила меня, дрожащую, и удержала на ногах, когда мать ушла.

Если бы не она, я рухнула бы на пол, словно куль с мусором. Хотя вряд ли старшая дочь была для матери даже мусором, ведь от него можно было избавиться, а от меня нет. День за днем мое лицо напоминало ей об умершем принце и бередило незаживающую рану.

Я понимала, как это больно, ведь мое сердце тоже кровоточило каждый раз, когда на глаза попадались одинаковые кулоны и у матери, и у отца – в нем хранились крошечные рыжие прядки волос того ребенка, что умер из-за меня.

– Она винит тебя, потому что не может признать, что сама была виновата. – Прошептала девушка, поглаживая мою спину. – Я слышала, она объехала все храмы Богини, когда уже была на сносях, молила о том, чтобы родить наследника, а лекари не советовали ей совершать такое трудное путешествие. И получилось, что не зря отговаривали!

– Это ничего не меняет. – Я сделала глубокий вдох. – Сейчас у меня проблема посерьезнее.

– А что если твоя умная Лия скажет, что есть способ не стать шлюхой и добиться помилования для твоей семьи? – она лукаво улыбнулась. – Но тебе придется постараться!

– Все сделаю! Говори!

Вместо шлюхи, готовой на все, по широкой белой лестнице дворца спустилась Касикандриэра – наследная принцесса правящей династии. Голубое платье с золотой вышивкой не выставляло напоказ мои прелести, оно подчеркивало фигуру и воротником-стойкой помогало держать голову прямо. Волосы были убраны наверх, как и подобает, лишь несколько локонов вились по плечам.

Взгляд матери прожег насквозь, она сделала шаг в мою сторону, но по иронии судьбы, от расправы меня спас наш враг. Серебристый корабль Повелителя накрыл нас черной тенью. От него веяло холодом небесных далей, в которых он летал, играючи покоряя высоты, о которых мой народ не мог даже мечтать.

– Ты пожалеешь об этом! – прошипела Кассия, когда я заняла место рядом с ней и сестрами. По ее покрасневшему лицу пошли белые пятна.

– Увидим, матушка. – Спокойно отозвалась я, глядя как треугольная «птица» бесшумно снизилась и зависла над травой лужайки, словно лежа на подушке из воздуха.

Небольшая дверь в боку корабля выпустила наружу лестницу. Первым по ней спустился брюнет в черной одежде, которая делала его похожим на военного. Окинув нас пытливым взглядом светло-серых глаз, он встал сбоку лестницы, убрав руки за спину.

Десятка два мужчин вышли из «птички» и двумя шеренгами разошлись в стороны, образовав полукруг. Последним из корабля вышел Покоритель миров. Сразу стало ясно, что это он – по тому, как надменно и по-хозяйски мужчина посмотрел на нас.

Высокий шатен был даже красив – стройный, с правильными чертами лица, холеный и уверенный в себе, но приближаться к нему не хотелось, сразу становилось ясно, что такой способен походя ради забавы скомкать твою жизнь и выбросить прочь. Он признает лишь подчинение, другого не дано – враги его долго не живут, а друзья ему не нужны.

– Добро пожаловать, Повелитель! – королева низко склонила голову, когда он поравнялся с нами. – Мы рады приветствовать…

– Вы были бы рады воткнуть клинок мне в шею, – бесцеремонно перебил он, усмехнувшись. – Не тратьте мое время на льстивые и лживые заверения. Итак, кто это тут у нас? – взгляд мужчины пробежался по моим сестрам, что смиренно склонили головы, и остановился на мне. – Судя по тому, что только вы прямо смотрите в мои глаза, в то время как другие усердно разглядывают мыски своих туфель, вы и есть знаменитая Касикандриэра.

 

– Да. – Ответила я, продолжая глядеть на него скорее из страха, нежели по причине храбрости. Думаю, эти обманчиво нежные, как небо на рассвете, голубые глаза теперь будут долго сниться мне в кошмарах.

– Значит, это вам уготовили участь жертвенного животного. – Он отступил на шаг, осмотрел меня и недоуменно изогнул бровь. – А где же голые ножки и глубокое декольте? Принцессы, что хотят запрыгнуть в мою постель, обычно выглядят несколько иначе.

– Я хочу сделать вам другое предложение. – Мой голос был ровным, за это стоит благодарить матушку – она научила меня сохранять самообладание.

– Даже так? Какое же?

– Давайте обсудим это в более подходящей обстановке. – Я повела рукой в сторону дворца. Отойдя от слуг, стоявших в стороне, Лия встала рядом.

– Вам удалось меня заинтриговать. – Покоритель миров проследовал за мной в покои на первом этаже. Его взгляд равнодушно скользнул по обстановке в лиловых тонах и остановился на моей служанке. – Пошла вон. – Бросил он. Но девушка не двинулась с места, стиснув зубы.

– Иди, Лия, я приказываю. – Наши с ней глаза встретились. Склонив голову, она вышла из комнаты.

– Ты больше здесь не приказываешь. – Напомнил мужчина, и от его тона по спине скользнула капелька ледяного пота.

– Прошу простить нас, Повелитель, это моя личная служанка, она готова отдать за меня жизнь.

– Итак, Касикандриэра, что же за предложение вы хотели мне сделать? – пропустив это мимо ушей, он склонил голову набок.

Что ж, пришло время это сделать. Я сделала шаг к нему, улыбнулась и заставила себя сказать:

– Предлагаю вам взять меня в жены.

Глава 2. Белый лист

Саяна.

Солнышко ласкает лицо. Это приятно. В теле разлита истома, хочется потянуться – всласть, с удовольствием, чтобы мышцы натянулись до ощущения боли, но шевелиться лень. Глаза закрыты, но мне видны мои веки изнутри. Солнечные лучи делают их оранжево-красными, и кажется, что я в материнской утробе. Тепло, уютно, мерно бьется сердце. Есть только одно «но». Кто я?!

Дыхание сбилось. Глаза распахнулись. Солнце тут же ужалило, словно только этого и ждало. По лицу потекли слезы. Тело сжалось в тугой комок. Я резко села, подтянула колени к груди и обхватила их руками, оглядываясь по сторонам.

Сижу на кровати. Вокруг комната с синими стенами. Слева круглый стеклянный столик, мягкая мебель – тоже синяя, огромный кожаный диван – почему-то фисташковый, шкаф во всю стену – белый. Напротив черный прямоугольник плазмы на стене. Справа открытое окно. Белые легкие занавески колышутся от ветра. Виден кусочек горы с зеленым склоном, голубое небо.

Но мне не до этого. К черту мебель, плазму, окно! Липкий ужас растекается внутри. Пульс барабанит в ушах. Тело колотит, словно оно охвачено лихорадкой. Хотя откуда мне знать? Болела ли я раньше? Не помню. Вообще ничего – в голове пустота, словно сознание только что загрузили в это тело, стерев все лишнее. А может, так и есть? Откуда мне знать?

Боже, а ведь я не помню даже саму себя! Попытка вспомнить собственную внешность провалилась, и меня накрыло вторым цунами ужаса. Почему я ничего не помню? Как такое возможно?! Кажется, что все это дурацкий сон и достаточно просто проснуться. Щипок негнущимися пальцами, не желающими слушаться. Больно. Не сон.

Не усидев на кровати, я вскочила, ноги утонули в ворсе ковра и, как ни странно, ощущение контроля над собственной физической оболочкой немного успокоило. Кстати, об этом. Где ванная? Первая дверь, вторая, третья… Да сколько же их здесь?! Рыча, я распахнула еще одну – наконец-то! Мне пришлось буквально заставить себя подойти к зеркалу – надо же познакомиться с самой собой!

– Ну, привет! – нервно хмыкнув, я глянула на незнакомку.

На меня исподлобья настороженно смотрела молодая девица с взлохмаченными длинными волосами непонятного цвета – и не блондинка вроде, но и рыжей не назовешь. И глаза ее, большущие, красивые, тоже странного оттенка: светло-дымчатые, словно жидкое серебро – хотя откуда мне знать, как выглядит этот расплавленный металл – с васильковыми капельками.

Я сделала шаг назад и придирчиво осмотрела ее. Вернее, попыталась увидеть себя полностью. Но черная рубашка, явно мужская, скрадывала фигуру.

Дрожащими пальцами с трудом справившись с пуговицами, я сорвала ее и отбросила в сторону. Теперь на мне остались только небольшие черные трусики с завязочками на боках. Такие быстро снимаются, стоит только потянуть за тоненькие тесемочки. Девочки носят подобное для мальчиков. Интересно, для кого такого особенного их надела я? Взгляд сам собой упал на безымянный палец правой руки.

– Твою же мать! – вырвалось у меня. Золотой ободок. – Боже, я замужем?! – мельком отметив красивую небольшую грудь, стройную фигуру и длинные ноги, мы с незнакомкой вновь надели рубашку и отправились на поиски мужа. Ведь у него, вероятно, есть ответы на все мои вопросы.

Супруг обнаружился на первом этаже. Вернее, это был просто мужчина, которого я увидела, выйдя из комнаты и спустившись по прозрачной лестнице с коваными перилами. Он сидел на диване в холле, сжимал в руках планшет и хмурился. Почувствовав, что его разглядывают, претендент на роль мужа поднял голову и посмотрел на меня.

– Саяна! – на красивых губах заиграла улыбка.

Значит, вот как меня зовут!

– Ты проснулась, малышка! – он отложил планшет и поднялся, дав мне рассмотреть себя во всей красе. Высокий, худощавый, темные волосы до воротничка рубашки. Выходит, такие мне нравятся? Что ж, хороший вкус! – Ты ничего не помнишь и сбита с толку, верно? Я все тебе объясню, если позволишь.

– Кто ты?

– Твой муж, – значит, угадала, – меня зовут Алекс. Я не причиню тебе вреда, не бойся.

– Не боюсь. – Произнесли губы сами по себе.

– Да уж, трусихой ты никогда не была! – он вновь улыбнулся. – Давай поговорим? – мужчина подошел к лестнице и протянул руку. Мне показалось, что она дрожала.

Я вложила в нее ладонь, спустившись, и позволила ему усадить себя на диван. Когда голые ноги почувствовали холод мебельной кожи, пришло запоздалое осознание того факта, что на мне лишь рубашка и трусики. А рядом сидит мужик, утверждающий, что он мой муж.

– Саяна…

– Погоди, – перебила я. – Хочу видеть доказательства.

– Какие, малышка?

– Свадебные фото, например.

– Фото?

Мне показалось, или он напрягся?

– Если мы женаты, была свадьба, верно?

– Да. Но… – он сделал глубокий вдох.

Что-то не так.

– Как же объяснить?

– Словами. – Пора начинать нервничать?

– Малышка, свадьбы не было, мы просто расписались и все. – Мужчина обезоруживающе улыбнулся, – прости, ты так хотела.

– А я, однако, странная баба!

– И не говори! – красавчик рассмеялся. – Так, подожди, – Алекс порылся в документах, что лежали на столе, что-то выудил из этой бумажной «каши» и протянул мне. – Надеюсь, таких доказательств будет достаточно.

– Паспорт? – я хмыкнула и открыла бордовую книжицу.

Александр Орлов, сообщил первый разворот с фотографией – надо же, он даже на снимке для паспорта хорошо получился. Листаем дальше. Прописка, пустые лиловые странички, как же их много! Ага, вот и штамп о регистрации брака. Все верно.

– А это твой паспорт, – мужчина раскрыл его на той же страничке.

– Все, убедил, мы оба бракованные. – Попробовала пошутить я, сверив данные и вернув ему документ. – А теперь рассказывай, почему твоя супруга ничего не помнит.

– Это последствия аварии, малышка. – Алекс сжал мою руку. – Все очень сложно. Разговор будет долгим. Ты, наверное, голодна? Давай накормим тебя сначала.

Мы прошли на кухню в черно-белых тонах, он достал из холодильника овощной салат, поставил передо мной на стол и подошел к большущей серебристой кофемашине.

– Ты, кстати, вегетарианка. – Сказал красавчик, начав щелкать кнопками чудо-аппарата, который вскоре деликатно загудел.

– Да? – я взяла вилку и вгляделась в мелко порезанные помидорки и огурчики, посыпанные укропом. Аппетита не наблюдалось, пришлось заставить себя съесть немного. А вот аромат кофе, защекотавший нос, пробудил мой энтузиазм.

– Обычно ты больше любишь зеленый чай. – Пробормотал мужчина, наблюдая, как я смакую напиток.

– Может, теперь у меня появятся новые привычки? Очень вкусный, кстати! – я допила крепкий, с горчинкой в послевкусии, кофе.

– Еще бы, мы ведь в Колумбии! – Алекс сварил себе чашечку и сел напротив. – Это практически мировая столица кофе.

– Мы тут живем?

– Нет, мы тут скрываемся.

– О как! Давай рассказывай уже, хватит интриговать!

– Что ж, только со стула не падай, хорошо?

Следующие несколько часов я просидела, крепко вцепившись в подлокотники, чтобы и в самом деле, не рухнуть на пол. Ущипнуть себя мне хотелось каждые несколько минут, как и любому нормальному человеку, наверное, если бы он услышал такое. Вот только я не была нормальной. И даже человеком не являлась. Но обо всем по прядку.

Итак, в мире существуют бессмертные, которых называют «санклиты». Они потомки Ангела Смерти и простой женщины. Эти существа отнимают жизнь у людей через прикосновение, получая столько времени, сколько тем оставалось жить. Когда заемная жизнь заканчивается, санклит вынужден повторять все снова. Убить таких можно только с помощью специального кинжала – нужно воткнуть его им в сердце. От санклитов мир оберегают Охотники, к числу которых принадлежим и мы с Алексом.

Ими же были и наши предки. Один из которых, мой дед, убил санклитку Розу и ее детей от Горана Драгана, который сейчас является главой одного из двух кланов этих бессмертных существ. Теперь он охотится – игра слов, надо же – на меня.

Мерзавец уже пытался меня убить с помощью того самого санклитского кинжала, но я не умерла, а стала бессмертной. Но не санклитом – почему, не поняла, если честно. Да и важно ли это сейчас, учитывая то, что Горан Драган разыскивает меня, чтобы закончить начатое?

Именно после последнего покушения я и потеряла память – после автомобильной аварии. Могла бы расстаться и с жизнью, но Алекс спас и увез в Колумбию.

– Если мы будем очень осторожны, он тебя не найдет. – Муж вновь сжал мою ладонь, помолчал, словно не решался спросить, но потом все-таки тихо произнес, – Саяна, ты совсем ничего не помнишь?

– Прости, нет. – По тому, как погрустнели его светло-ореховые глаза, я поняла, что он надеялся на другой ответ.

– Ты не виновата. – Алекс улыбнулся. – Все сделаю, чтобы ты снова меня полюбила, малышка. Позволишь?

– Конечно. – Мне с трудом удалось сдержать слезы. – А как мы познакомились, кстати?

– О, это была забавная история! – мужчина улыбнулся. – Мы встретились на похоронах.

– Серьезно? Не может быть!

– Клянусь!

Мы разговаривали до позднего вечера. Когда мир за окнами нашего убежища погрузился в ночь, бедняга Алекс уже охрип. После ужина меня начало клонить в сон. Заметив это, он проводил супругу до комнаты, пожелал спокойной ночи и ушел. Я легла в постель, думая, что из-за лихорадочного хоровода мыслей вряд ли смогу уснуть. Но отключилась, едва голова коснулась подушки.

И он тут же вернулся – тот сон, где я, будучи Касикандриэрой, предложила Покорителю миров стать моим мужем.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru