Избранница поневоле

Екатерина Верхова
Избранница поневоле

Глава 1

«Дорогая Кэтрин,

в связи со смертью моей дражайшей сестры и ее многоуважаемого супруга выбор достойной партии для тебя ложится на мои плечи.

Обсудив все с моим мужем, бароном Беллини, мы пришли к выводу, что лучшая партия для наследницы рода Легран – граф Фернан Жак Гильберт.

Воспользовавшись тем, что Фернан гостил в столице, мой супруг подписал все необходимые бумаги, и тебе надлежит отправиться в графство Гильберт незамедлительно.

Через две недели мы прибудем с визитом.

Твоя тетушка,

баронесса Беллини».

Я почти до крови прикусила губу и в который раз со злостью сжала письмо, которое получила буквально пару дней назад. Бесит, как же бесит! Бесит не только тот факт, что «дорогая тетушка» решила распорядиться моей жизнью, даже не посоветовавшись со мной, но и то, что у нее вообще есть такое право!

Начну по порядку.

Два месяца назад моих родителей не стало. Прошло не так много времени, чтобы я научилась говорить об этом спокойно. Даже слово «умерли» (впрочем, как и «погибли при загадочных обстоятельствах») мне дается с трудом…

Мой мир перевернулся с ног на голову, буквально.

Раньше я была домашней девочкой, послушной родительской воле. Не принимала никаких значимых для семьи решений, заканчивала академию стихийной магии. С родителями отношения всегда были прекрасными, они поддерживали все мои начинания, даже самые сумасбродные.

Теперь же во мне видели наследницу огромного состояния и титула. И ответственность появилась соответствующая. Куча бумаг, соглашений, договоров – в этом я не понимала ровным счетом ни-че-го.

Помогал папин первый помощник, Блез, но и он мог меня спасти от грядущего замужества. Наоборот.

Демоны, да он даже не предупредил!

Сейчас он сидел в карете напротив и изо всех сил старался не пересекаться со мной взглядом. Два дня назад, когда тетушка передала мне письмо, именно он и стал гонцом, принесшим дурную весть. И ладно гонцом, он еще и должен был проконтролировать надлежащее исполнение требования баронессы Беллини.

С маминой сестрой за всю свою жизнь я виделась раза три, и то случайным образом. Ни она, ни ее светский петух… то есть супруг… не были вхожи в наш дом из-за прошлого, связанного с мамой. И теперь этот человек решает мою судьбу! Да не удивлюсь, если она просто дала согласие первому, кто предложил хорошую долю от моего приданого!

– Долго еще ехать? – сухо поинтересовалась я у Блеза.

Тот вздрогнул от звука моего голоса, но после взял себя в руки. Поправил длинные жиденькие волосы, взглянул на часы.

– До следующего телепортала полчаса, а там уже и рукой подать.

Я скрипнула зубами. Передвигались бы налегке, я бы уже была на месте с помощью ручного телепортала. Но нет, пришлось собирать вещи и тащиться с целой делегацией. Сутки в пути, и я окажусь в этом графстве Гильберт – на самой окраине королевства.

Стоит ли говорить, что Фернана Жака Гильберта я ни разу в глаза не видела? Впрочем, видеть не видела, но слышала предостаточно. И про то, что сослали его так далеко за какие-то там преступления. И про то, что тот уже был женат, но супруга скончалась три года назад при родах. И про то, что он жестоко обращается со слугами…

Что делать в сложившейся ситуации, я представляла с трудом.

Ставок, что удастся договориться миром, не делала. Человек, который решил жениться, ни разу не увидевшись с невестой, вряд ли решит разорвать брачный договор после разговора по душам.

Более того, я на все сто уверена, что графом двигали исключительно меркантильные интересы.

А значит… Значит, у меня оставался лишь один-единственный вариант – потерпеть три года. Если за этот срок я не понесу, подам заявление в семейную канцелярию, всегда есть шанс, что наш брак признают недействительным.

Очень уж хотелось думать, что этот вариант станет запасным, потому что был еще один, о котором я старалась не думать. Побег… Казалось бы, просто… взять и сбежать. Вот только позволить себе подобное может разве что крестьянская девушка, но никак не наследница рода Легран.

Побег, нарушение брачного договора обесчестит не только меня, но и мой род. Вряд ли в такой ситуации меня спасет даже хорошее отношение его величества к моим родителям. Ладно, если бы только имущество отобрали да отпустили восвояси, но нет. По моим пятам пустят гончих, опечатают мою и без того спящую родовую магию, наложат блок на простую, род Легран станет вне закона. Как по мне, просто за нежелание выходить замуж слишком уж суровое наказание.

А так, всего-то три годика потерпеть…

Карету тряхнуло, и уже через секунду сработал телепортал. По коже прошли разряды молнии, запахло озоном.

– А вот и ваш новый дом, леди Гильберт, – радостно известил Блез.

Стоило нам пройти через последний рубеж магических перемещений, и экс-первый помощник папы заметно расслабился. Даже сел более вальяжно. Меня же покоробило новое обращение. Леди Гильберт, какая безвкусица! Кэтрин Луиза Гильберт… Фу, аж тошнота к горлу подкатывает от того, как это звучит.

Я посмотрела в окно. Вдали, за полями, на которыми не было никаких признаков растительности, виднелась огромная каменная махина. Выглядели графские угодья жутковато.

Лес, из которого мы сейчас выезжали, полнился мертвыми деревьями, огромными перекошенными корягами, плотно прижимавшимися друг к другу. На полях ни ржи, ни пшеницы – лишь голый чернозем. Замок графа тоже пугал своей чопорностью и холодностью, настроение вновь спустилось к отметке ниже среднего. В носу защипало.

Нет, родители никогда бы не отправили меня в такое место без моего на то желания.

– Уверен, с вашим приездом тут все расцветет, – нараспев произнес Блез, доставая из чехла очки и водружая их на нос.

Ну, это вряд ли. Вливать в эти земли свою магию я не стану. Нужды лорда Гильберта меня не касаются, и если от этого брака он хотел получить не только солидное приданое, то мне его весьма жаль. Не на ту лошадку сделал ставку.

Уже через двадцать минут карета остановилась у главного входа. Массивные каменные ступени вели к огромной, но весьма просто украшенной входной двери.

Блез почти тут же выскочил на улицу, распахнув передо мной дверь и предложив опереться на его руку. Столь галантный жест я, разумеется, проигнорировала – выбралась самостоятельно. И… обомлела.

Когда приезжаешь в дом графа, особенно будучи невестой, ожидаешь если не теплого приема, то хотя бы традиционного. Чтобы встречал весь двор, со слугами… как ми-ни-мум! Лорд Гильберт, по всей видимости, не видел в этом необходимости. Блез растерянно посмотрел на совершенно пустой порог, бросил взгляд на три кареты, остановившиеся следом за нами, – с вещами и слугами.

Ла-а-адно. Предположим, до Фернана не дошел вестник о том, что мы миновали последний телепортал, но ждать тут достойного герцогини приема я не собираюсь. Решительно сжав кулаки, направилась к входу. И стоило мне добраться до последней ступеньки перед дверью, как та распахнулась.

Я успела лишь дернуться, как к моей руке приложили неизвестный артефакт, который тут же пронзительно запищал.

– Здоровье в норме, простая магия уровня выше среднего, родовая – уровня выше среднего, но пока находится в стазисе, – тут же бойко произнес обладатель артефакта. Высокий худощавый мужчина лет… ста?! Лицо усеяно морщинами, жидкая седая бороденка явно видала лучшие дни. Да и взгляд у мужчины уже какой-то… бесцветный, что ли. Почти безжизненный. – Добро пожаловать, леди Гильберт.

– Что вы себе?!.

Оценивать магический дар без моего на то дозволения?! Это и есть мой супруг?! Такой… старый? Это даже упрощает задачу, вряд ли он вообще способен хотеть наследников.

Стоп… Если он несколько лет назад был женат, значит…

– Здравствуйте, Кэтрин, – раздалось из дверного проема, куда я тут же бросила взгляд. – Добро пожаловать в графство Гильберт. Я ваш муж.

Высокий и довольно статный темноволосый мужчина лет тридцати пяти, от взгляда которого становилось еще более жутко, чем от просмотра графских угодий. Черные суровые глаза, крепко сомкнутые губы и полное безразличие на лице. Он шагнул на улицу и окинул меня оценивающим взглядом.

Так на скот смотрят, когда решают, зарезать сейчас или через месяцок-другой. Мне с большим трудом удалось сохранить лицо.

– Доброго дня, лорд Гильберт. Рада долгожданному знакомству, – не сумела сдержать сарказм в голосе. – Я рассчитывала на несколько другой прием.

– Очень жаль, что не сумел оправдать ваших ожиданий, – сухо ответил он таким тоном, что стало ясно: вовсе ему не жаль. – Я не поклонник долгих бессмысленных расшаркиваний.

Вот, что называется теплым приемом… Теперь я могу уверенно сказать, с графом мы не поладим.

Мужчина перевел взгляд на мои кареты.

– Это ваши вещи? – изогнув бровь, поинтересовался он.

– Вещи и личные слуги. Остальные приедут через несколько дней, – вежливо ответила я.

– В этом нет необходимости, – тут же выплюнул он. Глаза графа нехорошо блеснули. – Пусть ваши слуги разберут вещи и отправляются обратно. Блез выдаст им жалование и необходимые рекомендации для поиска новой работы.

Эм… Что?!

– Новой работы? Вы хотите распустить моих слуг? – уточнила я.

– Моих слуг, вы хотели сказать, – поправил он меня. – Если вы моя жена, то все некогда ваше теперь мое.

Ужас всего происходящего доходил до меня с трудом. Голова гудела, не в силах выдать хоть сколько-нибудь полезный совет.

– Фернан, – впервые обратилась я к супругу по имени. – Уверена, что ваши слуги прекрасные помощники, но мне не хотелось бы оставлять людей без работы. К тому же с большинством из них я с детства… И…

– Это вопрос решенный.

 

Граф едва заметно повел плечами, посмотрел в сторону входа.

– Для моего замка достаточно пятнадцати человек, они имеются. Я не люблю посторонних людей.

Пятнадцати?! На такую махину?! Да я с собой только десять привезла!

– Это шутка какая-то? – нервы начали сдавать, голос сорвался. – Годовое жалование сотни слуг – это даже не тысячная часть моего приданого! Не говоря уже о наследстве. Верфи и рудники приносят достаточно, чтобы обеспечивать этот замок всем необходимым по самому высшему уровню.

Не успела я даже внутрь зайти, как уже назревает скандал. У меня в голове не укладывалось, как я могу взять и отпустить вообще всех слуг. Еще и уволить! Тех людей, которые всю жизнь не только обеспечивали мне комфорт и удобство, но и относились ко мне по-доброму!

Мои родители никогда не скупились на хорошее жалованье, щедро одаривая герцогство новыми рабочими местами. И не потому, что новая шахта может принести лишний мешок золотых, а чтобы у людей была возможность зарабатывать – отец всегда так говорил.

– Повторюсь, Кэтрин, теперь нет никакого вашего приданого и наследства, теперь всем распоряжаюсь я. И мое распоряжение – распустить ваших слуг. Не думал, что вы настолько тугодумны, что не понимаете с первого раза.

Кровь прилила к лицу, пальцы закололо.

– Блез, вы читали брачный договор, подписанный моей тетушкой. Неужели у меня не осталось ничего личного?

– При заключении брака все владения жены переходят к мужу, – спешно ответил Блез, до этого замерший за моей спиной немой статуей. – По условиям вашего договора.

– Подготовьте, пожалуйста, копию и доставьте ее ко мне, будьте так добры. До этого момента мои слуги останутся тут.

Говорил мне папа, что магическое образование магическим образованием, но хотя бы пару дополнительных уроков по праву стоит взять. Не слушала же и… Уф…

Я даже додумать мысль о том, что делать с договором, не успела, как щеку пронзила звонкая боль. Голову откинуло назад, шея неловко хрустнула, и во рту появился металлический привкус.

– Я не потерплю неповиновения в своем доме, – выплюнул супруг, брезгливо вытирая руку о камзол. – Если я сказал, что слуги отправляются отсюда сейчас же, значит, так тому и быть.

Тот факт, что мне отвесили пощечину, дошел до сознания не сразу. Я все никак не могла в это поверить.

Мне. Дали. Пощечину.

Да нет, не может быть! Это не может происходить со мной, ну никак.

Все наблюдающие за произошедшим вблизи потупили взгляд и прикинулись ветошью.

К горлу подступила горькая обида, на глаза навернулись слезы, которые я сдерживала изо всех сил. Хотелось развернуться, сесть обратно в карету и сравнять этот демонов замок с землей – вместе со всеми хозяйскими порядками и хозяином.

Меня никогда не били. Ни разу в жизни даже голос не повышали, не то что руку поднять! И тут какая-то мразь решает, что имеет на это право?! Меня… дочь герцога Леграна!

Теперь я просто обязана написать королю. Это не какой-то пустяк, который можно переждать три года. Если граф сейчас поднимает на меня руку из-за такой ерунды, то что будет дальше?!

– Попросите, пожалуйста, ваших слуг проводить меня в покои, – сдавленно, но все же сдержанно ответила я, встречаясь с супругом взглядом.

– Так-то лучше, – тот довольно, но как-то хищно улыбнулся. – Запомню, что вы понимаете только такой язык.

Колкость я проглотила. Понимала, что нахожусь сейчас в проигрышном положении. Еще до того момента, как переступила порог замка, я пришла к выводу – рук опускать не стану. И отомщу. Но для этого нужно немного времени.

Глава 2

«Ваше величество!

Прошу прощения, что отвечаю на Ваше послание с таким опозданием. С того момента, как родителей не стало, многое произошло, а я не считала правильным отвечать на ваше письмо без должной вдумчивости.

Благодарю Вас за те приятные слова, что Вы написали про герцога и герцогиню Легран, это стало елеем для моей души. Вы высоко ценили моего отца, и я безгранично рада, что при жизни он служил вам верой и правдой. Рада, что он смог стать для вас не только благочестивым поданным, но и верным другом.

Меня терзает чувство стыда и неловкости из-за того, что после такого доброго письма я вынуждена просить Вас об услуге. Но, увы, без Вас мне никак не справиться.

От моего имени обманом заключили брачный договор с человеком, который не несет чести доброму роду Легран. С человеком, жестоким не только по отношению к своим слугам, но и к жене.

Прошу Вас обратить внимание на эту вопиющую несправедливость и смиренно жду Вашей помощи.

С глубочайшим уважением и почтением,

с надеждой на помощь,

Кэтрин Луиза Легран».

Я сидела за обшарпанным письменным столом и гипнотизировала взглядом очередную версию письма королю. Нутром чувствовала, что чего-то не хватает, вот только чего? Увы и ах, как только я предпочла магическое образование, времени на общее не осталось.

В моих силах зародить жизнь в земле, сжечь дотла даже самые сырые бревна, заставить реку изменить скорость течения, даже взлететь, пусть невысоко и ненадолго, – но вот написать по всем правилам самое простенькое прошение о помощи… это вызывало сложности.

Я всегда хотела стать стихийницей, не бюрократом. И никогда чьей-то женой.

Тяжело вздохнув, осмотрела покои, которые я почти не покидала в последние две недели. В первую очередь потому, что никак не хотела видеть хозяина замка.

Если он и сжалился после той пощечины, то совсем немного – позволил остаться одной-единственной служанке.

– Абель, какие новости в замке? – откинувшись на скрипучем стуле, обратилась я к той, что перестилала мою постель.

Графство Гильберт открыло мне новые грани жизни. Раньше я и подумать не могла, что высокопоставленные особы могут жить настолько аскетично. Во-первых, мои покои включали лишь одну комнату. Небольшая рассохшаяся кровать с тонким матрасом, древний стол с отколупанной краской, колченогое кресло и еще лет сто назад засохший фикус в углу. Убранство замка рассматривать желания не было никакого.

Мёртвые земли, мертвый бездушный замок. Мне тут почти физически было плохо.

– Лорд Гильберт отправился сегодня на охоту, – незамедлительно ответила она. – К вечеру ожидаются гости, на кухне суматоха.

– Еще бы ей там не быть, – сухо отметила я. – Всего-то два человека на всю кухню.

В эти две недели о какой-то внутренней иерархии в замке я узнавала разве что от Абель. После всего произошедшего мечтала лишь об одном – чтобы это все поскорее закончилось. Прожить так пару недель? Легко. Но вот три года… Поможет ли его величество?..

Смяла написанное письмо и начала заново: «Ваше Величество!»…

* * *

– Леди Кэтрин, вам стоит подготовиться к ужину, – тихо произнесла Абель.

Она расправила на кровати мое любимое алое платье и подготовила обувь.

– Да неужели. Меня ожидают к ужину? – притворно удивилась я.

До сегодняшнего дня меня вполне устраивал тот факт, что «супруг» меня не беспокоит. Вроде как и до этого приезжали какие-то гости, но меня не требовали ни к ужину, ни к обеду, ни к завтраку. Казалось, Фернан лишь рад тому факту, что его новоявленная жена не мозолит глаза.

– Но ведь прибывают ваши родственники, – удивленно выдохнула Абель. И после, потупив взгляд, добавила: – Может быть, с их помощью удастся как-то…

Она совсем спала с лица.

– Простите, я позволила себе лишнего.

Я тяжело вздохнула. Увы, за тем инцидентом на крыльце замка наблюдал не только лекарь, вызванный Гильбертом для засвидетельствования моего здоровья и силы, не только Блез, но и все слуги, прибывшие вместе со мной. Я знаю, что они не только сильно переживали из-за шаткости своего нынешнего положения, но и беспокоились за меня.

Втайне перед их отбытием я передала через Абель пару комплектов дорогих украшений в благодарность за службу и записку с обещанием найти их, как только удастся справиться с ситуацией.

– Моя тетушка, которая и поставила меня в такое положение, вряд ли в силах помочь, – тяжело вздохнула я.

Ругать Абель за «вольность» не стала. Да и не за что было.

Вновь пройдясь взглядом по письму, я сложила его пополам и отправила в белый конверт. Подписала своим именем и капнула сургуча, отпечатав родовой перстень, оставшийся от отца. Вставший на дыбы единорог – символ рода Лерган.

Вместе с тем запечатала и каплю магии – никто, кроме его величества, не должен прочитать то, что я написала. А попытается – его проблемы.

Подошла к окну – солнце как раз клонилось к закату, окрашивая мертвый лес зловещими багряными лучами. Шепнув заклинание призыва ветра и окончательно решившись, направила письмо в столицу. К утру оно должно быть у его величества.

– Абель, достань, пожалуйста, мое черное платье, – развернулась я к служанке.

Та едва заметно улыбнулась и кивнула.

Ну что, барон и баронесса Беллини, прибыли пожинать плоды своих стараний?

Уже через два часа в компании Абель я спускалась в главный холл, чтобы поприветствовать гостей. Фернан, изменив своим привычкам, уже ожидал на крыльце. При виде меня он лишь сухо кивнул, даже не удостоил взглядом – и это меня более чем устроило.

Экипаж тетушки и ее супруга со скрипом затормозил у лестницы. Карета была вычурная и демонстративно богатая – от мамы я не раз слышала о том, что у тетушки Дениз всегда отмечалось стремление к излишней, даже непрактичной роскоши.

А потому, когда из кареты вышла полная дама с высокой прической из торчащих перьев, я даже не удивилась. Подол платья был украшен вульгарными разноцветными камнями. Если издали и можно было подумать, что они настоящие, то при ее приближении стало слишком заметно – стекляшки.

За ней, едва ли не чеканя шаг, шел низкий полноватый мужчина, пытавшийся подчеркнуть свою статусность широким шагом, что при его росте смотрелось не столько смешно, сколько угрожающе, и высоко задранным подбородком.

– Барон и баронесса Беллини прибыли, – тут же сообщил их слуга-кучер-глашатай.

О том, что у этого рода всегда было туговато с финансами, я тоже знала. А как не быть проблемам, когда глава семьи постоянно проигрывается в карты.

– Дорогая племянница! – радостно и, как по мне, излишне нарочито воскликнула Дениз и, широко раскинув руки, бросилась меня обнимать.

Я даже бровью не повела.

– Рады приветствовать столь желанных гостей в графстве Гильберт, – без лишнего энтузиазма произнес Фернан.

– Примите наши поздравления в связи с заключенным союзом, – пафосно начала тетушка. – Брак – это союз двух любящих людей. Надеюсь, вскоре вы подтвердите свои старания ребятишками.

Меня аж передернуло от этой мысли. Физически передернуло, я не смогла – да и не захотела – это скрыть. Что явно заметил мой супруг, наградивший меня безмерно злобным взглядом.

Это я тоже постаралась проигнорировать. Но признаюсь, по коже мурашки пробежали, напоминая о том, каким может быть проявление его неудовольствия.

– С утра мне удалось расправиться со степным ящером, а потому спешу предложить вам пройти в нашу столовую для того, чтобы ознакомиться с деликатесами местных земель.

Степной ящер?! Так их еще и едят?.. Тьфу ты. Раз уж присвоил себе богатства, то не трави себя (а заодно и свою супругу) такой редкостной гадостью.

Убранство, если это можно было так назвать, столовой я разглядывала с любопытством. В таких простеньких трапезных мне еще обедать не доводилось, но стоило все же обозначить, что обставили комнату со вкусом. Это было одно из немногих помещений замка, в которых мне довелось побывать, в обстановке которого действительно чувствовалась женская рука.

То ли такая пусть скромная, но милая обстановка – наследие покойной супруги Фернана, то ли еще более глубоко покойной матери.

Уж не знаю.

Но в окружении салатовых стен и светлой мебели дышалось легче, чем в угрюмых пустых коридорах, украшения которых ограничивались статуями рыцарей в полный рост.

На протяжении всего пути тетушка постоянно болтала, рассказывала о том, как долго сюда добираться, и выражала желание погостить тут подольше. Эти заходы, какими бы нескромными они ни были, Фернан вежливо игнорировал. Еще бы, богатую женушку он уже получил, остальное не имеет значения.

Мы уселись в столовой перед небольшими, покрытыми жестяными клошами, тарелками. Старший из четырех – на весь замок! – слуг тут же снял клош с главного блюда, являя нам нечто… отвратительного вида.

Перед нами лежало создание размером не больше крупного зайца, покрытое поджаристой чешуей, вокруг которого были выложены вываленные в муке, запеченные луковые кольца. Вроде как лук да чеснок – единственное, что удалось вырастить на местных мертвых землях. Остальное привозили из ближайших плодородных селений.

 

Мда, блюдо дня – ничего не скажешь. Все прошлые недели я питалась яйцами да картофелем. Это, оказывается, мне еще повезло.

– Как вы, говорите, это называется? – осторожно спросил барон Беллини.

Его супруга поступила более мудро, она просто опорожнила залпом бокал вина, что ей налил дворецкий. Я же мысленно мстительно потерла руки. Ух, тетушка, я уж проконтролирую, чтобы тебе достался самый большой кусок.

Проконтролировать не удалось. Все тот же дворецкий спешно, насколько ему позволял преклонный возраст, разложил нарезанные ломти по тарелкам.

На свой кусок я смотрела с нескрываемым отвращением – это вообще можно есть?

– Степной ящер. Невероятно питательный и полезный для мужской силы, – произнес Фернан.

У меня едва вино носом не пошло от настолько вольных комментариев, данных в присутствии двух дам. Хорошо хоть не для лечения геморроя. А то степные ящеры составили бы серьезную конкуренцию огурцам. Дениз, если и удивилась, вида не подала. Зато дядя Жюст радостно принялся за трапезу. Ему, я уверена, что геморрой, что мужская сила – все одно.

Я положила себе колечко лука и начала оживленно его нарезать, создавая иллюзию того, что в моей тарелке хоть что-то да происходит. Однако мое нежелание питаться всякими степными рептилиями от супруга не укрылось.

– Кэтрин, вы просто обязаны попробовать, – сухо произнес он, прерывая бессмысленный любезный треп тетушки.

После этой фразы за столом повисло тяжелое молчание. Теперь все, включая дворецкого, смотрели в мою тарелку в ожидании, что я испробую степного ящера.

После такого пристального внимания к моему рациону другого выхода и не оставалось. Я отрезала крохотный кусочек мяса и положила себе в рот. Постаралась проглотить раньше, чем распробую на вкус.

– Как по мне, ничем не отличается от курятины, – сообщил барон. – Весьма приятный вкус. И чешуйки так… хр… хрустят.

Он не преминул случаем показать, как именно могут хрустеть чешуйки.

Ящер и правда оказался не мерзким, кухарка расстаралась на славу. С таким количеством специй и сушеных трав, пожалуй, что угодно можно было бы сносно приготовить. Даже едва заметный тинный привкус отбить.

После того как я съела честные два кусочка и с пяток луковых колец на мою тарелку перестали обращать внимание, и я довольно выдохнула. Сейчас бы досидеть до конца, уйти к себе в комнату и не покидать ее до того момента, пока король не решит помочь дочери своего верного подданного.

Как оказалось, моим надеждам на сравнительно благоприятный исход этого вынужденного ужина пришел крах еще до того, как мы переступили через порог столовой.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru