Twilight in your eyes

Екатерина Осина
Twilight in your eyes

«Нет более глубокого одиночества, чем одиночество самурая, разве что, может быть, одиночество тигра в джунглях».

Бусидо – кодекс самурая

© Осина Е.В., 2021

Глава 1

Ночные шоссе… Америки и Канады, Японии и Австралии… Пустые, без фонарей, уходящие в глубину ночи… Я никогда там не бывал. Но я вижу их, закрывая глаза. Я слышу звуки поющих цикад, шум, стелющийся по земле, от редко проезжающих машин… Я получил почти всё, что хотел. Достиг поставленных в своё время целей. Но я несчастлив. Получив то, что хотел, я должен увидеть следующую цель и идти к ней. Забавно… Всё, чего я достигал и ставил в приоритет, кажется мне сейчас ненужным, хотя это не так. Я амбициозен. Всё очень просто… В моей жизни нет тебя… Думаешь ли ты обо мне? Скучаешь? Обнимаешь ли ты ветер, как если бы это был я? Ты так же смотришь на небо сейчас и чувствуешь молчание звёзд? Или, может быть, на твоём небе светит солнце – одинокая молчаливая звезда и ты провожаешь взглядом самолёты, идущие параллельными курсами и оставляющими белые линии, словно продлевая память о себе… Помни обо мне. И тишина в ответ… Как такое можно спрашивать и у кого, мы не знаем о существовании друг друга. Я смотрю на ночное мартовское небо. Как бы я хотел, чтобы оно пахло летом… Ушедшим за горизонт солнцем… Но оно холодное, с колкими и далёкими звёздами… Надо мной две едва заметные звезды… Вот они. Я лечу между ними, улетая в пустоту… Увидев далеко в небе самолёт, я, как и всегда, захотел в нём оказаться… Куда он летит? И откуда? Ночные полёты… Затерянные внизу яркие города и дороги. Особенно над Ираном. Я видел их так много раз… Мальдивские острова… Не хочу считать сколько я там не был. Наверное, около 7 лет… Не могу я больше лететь туда без тебя. Нет сил видеть это и представлять тебя рядом. Чёрный лес окружает меня, покрытые снегом сосны. В тишине и разбитом на мелкие осколки воздухе, теряя тебя снова и снова… Я не один, но на самом деле, это одиночество, заслонённое ложью. Я не люблю больше. Я забыл это чувство. Лишь иногда, в такие редкие моменты, как сейчас, появляется эта сильная боль в груди. Чувство бесконечно сильной любви, наполняющее мою кровь болью. Впервые это усилено весной. Я любил сильно. Но получил в ответ совсем не любовь. И вспоминать мне нечего. Нечего потому, что меня прежнего уже нет. Он растаял, исчез. Жизнь – это игра. Игра в рулетку. Сколько я ещё вынесу? Не всё ли равно. Искренне рад за людей, которым достаточно развлечений и вина для счастья, можно жить с любым, или любой рядом. Но я не завидую им. Я не понимаю, что со мной… Я до дрожи, практически до безумия, хочу влюбиться в тебя… Как же больно в груди, и боль эту никому не понять, не заставить уйти…

– Григорий.

– Да?

– Ты всё еще не уехал. Всё хорошо?

– Да, всё прекрасно.

– Не стой в одной рубашке, снова мороз.

– Ещё раз спасибо, вечер был прекрасный. У тебя замечательный посёлок. Ты совершенно правильно выбрал и дом и его. К тому же, ты теперь мой сосед, всего то 18 километров…

– Верно, верно. Ты прав.

– Хорошего вечера.

– И тебе.

Пора ехать. Снова один. Удивительно, что мой автомобиль доставляет мне столько радости… Тёмная дорога, редкие встречные машины. Это, пожалуй, одна из немногих вещей, которые радуют меня. У Мерседеса, на мой взгляд, это один из самых красивых автомобилей. Так, что у меня тут….

Я поставлю «A-ha»… Нет в мире прекрасней для меня музыки. Концерт в Осло в марте 2001 года. И сейчас март… Я не там, где должен быть сейчас. В окружении милых и жёлтых фонарей, с распускающимися подснежниками, между моим одиночеством и тобой… Мои туманные ледяные фьорды, моя личная Норвегия осталась лишь на фотографиях и в небе, которое помнит всё… Или то, что я прошу помнить. Сейчас, наконец, я начал понимать, что пытался забыть с помощью вина. Что я так усердно скрывал от самого себя. Тебя. Где ты? Обмануть сердце не получилось. Снова и снова. Вот я и дома… Странно, всё, как обычно. Никого нет… Зачем всё это? Только подсвеченные фасады одиноких домов, усыпанные кружевными тенями… Тишина… Зачем я живу?

Зачем? Чтобы каждый удар сердца дарить пустоте? Завтра совещание, и ещё одно, и ещё… Ладно. Всё это завтра… Кажется, что звёзды стали ещё ярче… Бегать сегодня не получится. Ехать нет желания, а просто бег под бледными фонарями мне не нужен, нужна темнота, без единого луча света… Просто накину пальто и пройдусь по посёлку. Итак, конкуренция концентрируется и уплотняется, и сейчас игроков, которые задают эту конкуренцию, которые к себе перераспределяют рынок, около 10. И частные и государственные.

Цифровые и менее цифровые, розничные. Залог реально успешной стратегии.

– это хорошо изучить своих конкурентов. Сейчас мне важно, чтобы моя команда услышала это. Совет директоров наблюдает оперативно. Мы стали партнёрами с гибкой и достаточно технологичной компанией и сделали с ними одну часть ипотечного конверта, и с крупной IT-компанией. У нас получилась одна из самых технологичных ипотек. Нужно увеличить количество людей, которые занимаются развитием процессов цифровизации. Их недостаточно.

Нужно меняться быстрее… Банки второго эшелона ведут более непрозрачную ценовую политику, традиционно мы работаем с affluent-клиентами. Я не очень доволен этим… Крупные сделки необходимы. В общем, моего опыта должно быть достаточно для того, чтобы коллеги услышали меня… Сейчас наверх и спать. Подготовлю что одену, завтра. Белую рубашку и вот этот галстук, пусть будет фиолетовый. И костюм. Чёрный. Как странно смотреть на себя в зеркало и видеть намёки на слёзы… Если бы я писал дневник, как бы я описал всё это? Наверное, так: «Я стоял перед зеркалом в белой, со слегка расстёгнутым воротником, рубашке и тёмно-серых брюках. В моих глазах я читал пустоту и тонкий намёк на надежду, периодически перебиваемый холодностью и раздражением». Я провёл рукой по волосам… Как бы я хотел, чтобы ты подошла ко мне и, отразившись в зеркале, поцеловала меня… Нет, я бы поцеловал тебя. Выйду на балкон… Где-то вдали лают собаки. Снова это чувство. Как будто их лай поднимает меня высоко над лесом… Над полями и посёлками, над реками и озёрами… Всё сложнее закрывать глаза… И нет спасения от стонущего сердца, так рьяно рвущегося на свободу… Кто-нибудь, верните меня в мой личный 2002 год…

Глава 2

Вот и новый день. Яркое солнце и игра резвого ветра… Я практически не спал. Я измучен, истерзан. Я мучаюсь от любви, которой нет… Нет ничего. Есть только прошлое, где я просто один. Всё смотрю с надеждой куда-то за горизонт… Ловить твой взгляд в тот момент, когда я дарю тебе цветы… Ты видишь в моих глазах беззащитность и нежность…

– Алло.

– Григорий, привет.

– Привет.

– Сегодня нужно обсудить вопрос об обновлении совета директоров. Две новые кандидатуры… Но, ты, наверное, уже в курсе, что Виталий Владимирович их утвердит со стопроцентной вероятностью?

– Да, в курсе. Но всё же, я буду отстаивать свою точку зрения.

– Согласен. Сегодня ещё приедут наши английские партнёры. А Сергей будет?

– Да, он прилетел вчера.

– Хорошо, до встречи. До встречи.

Нужно поесть, хотя совсем не хочется… Блинчики и чай. Бумаги, бумаги… Документы. И вот я опять ничего не чувствую. Совсем ничего. Я лгу себе, лгу о том, что способен ещё полюбить. Это похоже не раздувание костра, когда пламени нет, а угли красные и раскалённые. Только ты… Где-то на залитых солнцем и цветами полях… Или в заснеженном лесу… Улыбаешься мне. Я догадываюсь зачем в мире так много людей, которые безразличны и неприятны, которые пусты и абсолютно безнадёжны. Озадаченные своими приземлёнными делами. Всё это – массовка, как в кино, чтобы ценить и любить. То, за что готов отдать свою жизнь… Но лишь немногим удаётся встретиться. Это тёмная сторона жизни, часть её характера. Снова звонят…

– Да.

– Привет, Григорий.

– Привет, Андрей.

– Сможем сегодня часов в 7 встретиться? Хочу поговорить с тобой по поводу моей новой работы… Там некоторые разногласия появились.

– Конечно.

– Например, можно в том итальянском ресторане… Ну помнишь? С воздушной пиццей?

– Да, давай в нём.

– Тогда до вечера.

Вновь потянулись дороги… Открою люк, хочу почувствовать солнце… Сегодня ещё холоднее… Нет смысла жить без тебя… Интересно, а ищешь ли ты меня? Конечно, да. «Пожертвовавший свободой ради безопасности, не заслуживает ни свободы, ни безопасности». Абсолютно верно. Сколько секунд жизни потрачено впустую.

– Доброе утро, Григорий Константинович.

– Доброе утро.

– Хорошего дня.

И Вам.

И почему такие люди работают в охране и на подобных работах? Слишком интеллигентный для неё. Молчаливый и равнодушный мир.

– Привет, Макс.

– Привет, видел новые предложения по работе отдела по кредитованию?

– Да, видел. Нужно обсудить. Но позже.

– Пойдём скорее.

– Первый заместитель президента-председателя правления – Григорий Константинович Аврелин.

– Всем доброе утро, сегодня на повестке дня…

Это мои первые строки в моём дневнике. Мой рабочий день прошёл, как обычно. Боль в груди о тебе, о том, что мы снова не встретились, о том, где же неправильно поступил, что привело меня в другую часть жизни, где нет тебя, немного угасла… Как обычно. Суета выбивает из людей главное, заставляя кружиться на безостановочной и иллюзорной карусели в погоне за финансами. Деньги – абсолютная иллюзия. Курсы валют и игры с акциями – всё это ложь и иллюзия. Абсолютная власть… Превосходство, которое достаётся немногим. Наверное, странно слышать это от человека занимающего столь высокую должность в крупном банке. Ну ладно, хватит об этом. Я был занят делами и встречами. Именно. Лишь иногда, вдруг вспоминал о парящих катамаранах. Я увидел их по телевизору у Михаила, моего хорошего друга, когда был у него в гостях. Он вдруг решил посмотреть гонки на них… Гонки на катамаранах произвели на меня такое сильное впечатление… Меня поразило то, что они парят над водой. Зацепил удивительный дух борьбы и жажды победы. Поиск ветра и грация этих парусных лодок… Я рассказал о них моему брату Андрею за ужином. Он попросил меня встретиться с ним и поговорить о его новой работе. Он тоже заинтересовался ими. И мы вместе посмотрели несколько американских регат. В ресторане была расслабленная атмосфера, горели невысокие свечи и играла итальянская музыка… Два часа пролетели быстро и, с небольшой грустью, я пожелал Андрею чудесного полёта, он улетел в Германию, и отправился домой. Наверное, на этом всё. Неплохо вроде, вот я и начал дневник. Она уже скоро приедет. Да. Я уже слышу – открываются ворота.

 

– Привет, дорогой.

– Привет, Настя. Как прошёл полёт? Всё хорошо?

– Да, чудесно, иди ко мне…

– Подожди…

– Что?

– Я не могу больше. Не могу больше быть с тобой.

– Ты серьёзно?

– Да.

– Ты встречаешься с кем-то? Да?

– Нет, у меня никого нет и не было за всё время наших отношений.

– Тогда в чём дело?

– Ты знаешь, ты всё знаешь. У меня больше нет сил. Я так добивался тебя, я столько ждал тебя, все твои злые и низкие слова я принимал за милые шалости… Глупо с моей стороны. Я знаю, ты любишь меня, но это не любовь для меня. Это просто твой каприз, что у тебя есть я. Но меня нет. Сладость упрёков и обид. Я устал. Я думал, что смогу, но ты почти уничтожила меня… Ты отравляла меня, как медленно действующий яд… Я часто сравнивал наши отношения с весенними цветами, которые медленно пробиваются к солнцу. Я понял, что ты делала с самого первого дня нашего знакомства, ты поджигала их. Они беспощадно горели… И теперь этому пришёл конец. Всё сгорело.

– Остановись!

– Нет.

– Ты пьяный?

– Нет, но лучше бы был. Мы вместе почти три года. Для тебя в радости, но для меня в смятении и несчастье. Нет, конечно, были и моменты счастья, пьяного счастья… Но длились они так недолго…

– У тебя на работе проблемы?

Нет. Просто я не могу больше жить с тобой. Я не люблю тебя. Тебя не за что любить. Ты живёшь в мире полном жестокости и неуважения, то, как ты относишься к людям и миру чудовищно. Но это твой выбор. Единственное, что я могу сделать, это расстаться с тобой.

– Неожиданно… А ты вот какой на самом деле?

– Меня раздражает всё, что ты делаешь и говоришь. И мне не за что просить прощения, я давно должен был закончить эти отношения. Я всегда был искренним с тобой. Но я был слишком наивен. Боролся за тебя, ждал твоего развода. Мои ошибки, мои сожаления… Я жалею, что жизнь меня свела с тобой. Ты почти полностью отравила мою душу. Завтра я заберу свои вещи из твоего дома. Хотя нет, выброси их.

– Разговор окончен. Хорошо, что моих вещей здесь почти нет. Я соберу их быстро. Видеть тебя не могу. Ты сошёл с ума.

– Думай обо мне как хочешь…

Я снова пишу… Я расстался сегодня с человеком, с которым был на протяжении почти трёх лет. Мне не больно. Нужно было расстаться после первого свидания. Нет, я не могу находиться в этой стране. Почему? Почему я не стал пилотом? Пилотом гражданской авиации… Я так люблю небо, в бесконечной голубизне и великолепии переливов красок рассветов и закатов… Я растворялся бы снова и снова… Вот где я совершил ошибку… Я должен был летать. Я бы встретил тебя. Обязательно. Ты летела в самолёте, я должен был быть одним из пилотов… Нужно прямо сейчас ехать в аэропорт. Улететь… Не могу я справиться с самим собой, с силой, которая тянет меня, куда-то влечёт… Так, где чемодан? Вот он. Возьму немного вещей, я же улетаю на несколько дней. Пара рубашек, джинсы… В Эмираты? Грецию? Куда сейчас есть рейсы? Сейчас посмотрим… В Эмираты… И ещё пара мест… Ладно, решу в аэропорту и там уже сделаю бронь отеля. Навстречу солнцу… Не покидай меня тонкая боль ожидания… Не покидай…

И снова ночные шоссе… До безумия я люблю кататься по ним по ночам… Они влекут меня бликами жёлтых фонарей, редкими встречными фарами машин, проносящихся мимо на больших скоростях… А если это дорога в аэропорт, то это вообще нечто необъяснимо прекрасное… Ехать и ехать по бесконечной ночи, уносящей тебя вдаль к горизонту твоей реальности… Слушая шум шин, или музыку, ощущая власть над временем и пространством, понимая, что оно совершенно не то, что принято думать о нём…

Забавно… Я остановился, чтобы написать в дневнике… Ладно… Пора ехать…

– Добрый вечер.

– Добрый вечер.

– Я хотел бы взять билет на ближайший рейс в Дубай.

– Конечно, сейчас посмотрю для Вас место. В одну сторону? Эконом или бизнес?

– Нет, сегодня у нас тринадцатое, я хотел бы взять обратный билет на восемнадцатое в 9:40. Бизнес, пожалуйста. Место у окна слева.

– Хорошо.

– Спасибо.

– Вот Ваши билеты и паспорт. Хорошего полёта.

– Благодарю Вас. Теперь на регистрацию.

– Добрый вечер.

– Добрый вечер. Хорошего полёта.

Самое томительное – это ожидание посадки… Можно пойти посмотреть на самолёты или просто сесть и написать в дневнике… Займусь отелями. Нужно сделать бронь. Может быть Rixos The Palm? Да, наверное, забронирую его.

Теперь посмотрю котировки акций… Для меня это время, вычеркнутое из жизни, как это не парадоксально звучит. Это нужно делать обязательно. А раньше оторваться не мог… Как всё меняется… Теперь посмотрим фотографии. Нужно очень многие удалить, не хочу видеть её. Пусть хоть тут не будет и следа наших отношений. Останутся только осколки воспоминаний. Я научился их терять со временем. Ничего себе, неужели уже пора? На посадку… Сердце снова сильно застучало, в небо хочется до дрожи. Вот и он – А380. Самый большой пассажирский самолёт. И вот я сижу и смотрю в иллюминатор. На яркие огни, на самолёты и лёгкий туман. Расправленные навстречу ветру крылья, свободные и мощные. Как мало счастливых и свободных людей… Мы взлетаем… Какое счастье оставить этот сырой и тёмный лес с полумраком и туманом. Этих людей, которые живут низостью, все эти заботы и тревоги остались внизу. Всё ложь, от себя можно убежать. Это понятие устарело. Равномерный шум двигателей. Под турбины и крыло уходят посёлки, дороги и мои тяжёлые мысли. Выше, выше… Туда, где всегда открытое чистое небо. И музыка… Я всё смотрю на звёзды… Представляю, как на неизведанных планетах шумят океаны и ветра… Как цветут и пахнут цветы… Эти планеты вращаются вокруг звёзд, которые видны в созвездиях и вокруг звёзд, которых ни я, никто либо другой из людей пока не видит. Там на пляжах нетронутые пески, подсвеченные яркими лунами, некоторые планеты заселены… Наверное, большая часть… Где-то кто-то просыпается, кто-то ложится спать… Распускаются навстречу солнцам красивейшие цветы… Так много миров, так много ударов сердца до встречи с тобой… Но будет ли она… Я свободен…

– Простите, пожалуйста, мы приступаем к снижению.

– Хорошо, спасибо.

Я заснул. Даже не заметил… Как будто на другую планету приземление… Огни. Много огней. И пальмы. Я даже не переоделся, костюм и галстук не снял… Вдруг яркая вспышка памяти. Под ярким летним солнцем я еду на велосипеде. Мне шестнадцать. Я полон радостных надежд и ожиданий. Одни мечты. Да… Пора выходить. Приятный жаркий воздух сладко пахнет морем… Только сел в такси. Еду в отель. Сейчас у меня нет особого желания продолжать писать, но я всё же пишу. Может пишу для того, чтобы каждая буква превратилась в некую быструю птицу и долетела до тебя. Чтобы ты услышала, как я люблю тебя, даже не зная тебя… Пьянит чудесный жаркий воздух. Он пронизывает и обволакивает. Цветущие деревья и кустарники… Пальмы неподвижны и напоминают веера. Только большие. Я не первый раз в этой стране. Это мой третий визит. И каждый раз, я по-новому вижу её. Город Дубай ярко переливается и мерцает в лучах восходящего солнца. Высокие, необыкновенно закрученные руками архитекторов небоскрёбы. Эстакады и парки… Чёрная арабская ночь отступает… Дорога плавно поворачивает на чудесную Палм-Джумейра. По набережным гуляют улыбающиеся люди. В голове сейчас практически нет мыслей. Нет воспоминаний, нет планов. Позже напишу из номера.

– Good morning.

– Good morning, sir.

Вот и мой отель. Очень красивый. Лучше, чем на фото… Несколько формальностей и вот я в номере. Пара глотков воды и к Персидскому заливу… Я должен увидеть его… Шума прибоя почти нет. Прекрасная панорама на город. Хочу лечь на песок. Вот так… Никто не знает, где я. В этом есть что-то очень притягательное. Никто не может позвонить или написать. Всё оставлено в номере. Я снова улетаю между звёзд, которые не видны… Вот она вода, тёплая, ласковая и небесно-бирюзовая… Голова постепенно начинает кружиться и по телу пробегают мурашки. Дыхание ровное и спокойное… Отчасти я счастлив… Я полностью растворяюсь в прибое…

Рейтинг@Mail.ru