Выйти замуж за некроманта

Екатерина Каблукова
Выйти замуж за некроманта

Глава 1

Элеонора затаила дыхание, склоняясь над замочной скважиной. Она знала, что это крайне неприлично – наблюдать за собственным гостем, но гость ведь был незваным, да и вряд ли от начальника Тайной канцелярии приходилось ожидать чего-то хорошего. Тем более ей – которую еще неделю назад этот самый начальник допрашивал в этой самой канцелярии.

Странно, что без пристрастия. Тайная канцелярия славилась умением получать необходимые сведения даже у мертвых. Чего ожидать, если начальником Тайной канцелярии несколько лет назад был назначен лорд Уиллморт, один из самых могущественных некромантов королевства. О нем всегда ходила дурная слава. Поговаривали, что у некроманта нет сердца, а свою душу он давно продал Тьме.

Еще до всех страшных событий Элеонора видела лорда Уиллморта на светских раутах, несколько раз даже танцевала с ним, но это была скорее дань вежливости – слишком уж близко к некроманту стояла Тьма. Тяжелая и вязкая, она плескалась в изумрудно-зеленых глазах хозяина, заставляла отводить взгляд и лепетать что-то бессвязное о погоде. Не желая лицемерить, девушка стремилась найти предлог, чтобы избежать приглашения на танец.

Впрочем, предлогов не требовалось. Начальник Тайной канцелярии явно предпочитал замужних дам юным девицам. До Элеоноры доходили рассказы о его увлечениях – Альберт иногда, забывая о присутствии сестры, со смешком пересказывал за столом непристойные слухи. Тогда девушка вставала из-за стола или вообще не выходила к ужину.

Мать ее ближайшей подруги по пансиону, леди Вендер, в начале сезона несколько раз намекала, что лорд Уиллморт – весьма завидная партия, но Элеонора беспечно отмахивалась, веря, что богатое приданое позволит ей сделать выбор по велению сердца.

Она ошиблась. И вот теперь, согнувшись в три погибели у замочной скважины, девушка внимательно рассматривала человека, от которого зависела ее судьба.

Признаться, мужчина был хорош собой. Высокий, атлетически сложенный, темные волосы небрежными прядями падали на плечи, а изумрудно-зеленые глаза ярко сверкали. Это было заметно даже в полумраке гостиной, куда единственный оставшийся в доме слуга проводил неожиданного визитера.

Ровно четверть часа тому назад лорд Уиллморт вошел в дом и проинформировал, что желает переговорить с леди Элеонорой Артли наедине. Вопреки всем правилам приличия.

Еще несколько месяцев назад леди Элеонора Артли возмутилась бы подобному требованию и приказала прогнать нахала прочь, но сейчас… отказаться принять лорда Уиллморта было равносильно смертному приговору.

Мужчина прошелся по комнате, с презрительной усмешкой рассматривая покрытую чехлами мебель, затем резко повернулся и посмотрел на дверь, словно понял, что за ним следят.

Покраснев, будто ее поймали с поличным, девушка резко выпрямилась и поспешила зайти в комнату.

– Лорд Уиллморт? Какая неожиданность! – Едва заметно поколебавшись, Элеонора протянула руку.

– Вы не сказали «приятная неожиданность», – понимающе усмехнулся мужчина.

Он не склонился над рукой для поцелуя, лишь по-мужски сжал тонкие пальцы. Зеленые глаза хищно блеснули. Тьма, прятавшаяся в них, плеснула, обдавая вязким холодом. Элеонора невольно вздрогнула, но тут же взяла себя в руки.

– Не сказала, – дерзко подтвердила она. – Надеюсь, вы не утратили способности делать выводы?

– Нет. – Визитер тоже улыбнулся.

Правда, глаза оставались ледяными, и улыбка вышла какой-то фальшивой. Девушка вздохнула и сделала лакею знак снять чехлы с кресел.

– Присаживайтесь, – сказала она, понимая, что гость приехал не просто так и не уйдет, пока не изложит суть своего дела. Сердце забилось сильнее. Неужели король…

– Благодарю. – Лорд Уиллморт демонстративно выждал, когда слуга покинет комнату, и лишь тогда присел в кресло. – Вы очень любезны.

– Это все, что мне осталось – быть любезной. – Элеонора несколько раз моргнула, старательно скрывая некстати навернувшиеся на глаза слезы. Не стоило жалеть себя именно сейчас. – Могу ли я спросить, с чем вы пожаловали?

– С приказом его величества. – Показалось или в голосе прозвучало сочувствие?

Девушка резко выдохнула и слегка побледнела. Как ни готовилась к этому моменту, голова закружилась, а по коже прошла дрожь.

Лист бумаги лег на стол, но Элеонора даже не взглянула на него. Для сестры заговорщика, которого совсем недавно казнили на площади Чести, все давно было предопределено.

Начальник Тайной канцелярии говорил что-то еще, но она его уже не слышала. Да и что еще мог сказать ей этот человек в черном – только огласить, какова судьба единственной наследницы некогда могучего рода.

Шииры Артли вели свой род от королевского бастарда, любимого сына короля Георга Пятого. Король, впав в безумие, не нашел ничего лучшего, чем попытаться изменить порядок наследования престола и написать завещание в пользу любимого сына.

Опасаясь за свою семью, первый шиир Артли публично отказался от всех прав на трон и присягнул законному наследнику, за что и получил богатые владения. А завещание осталось…

– Мне будет позволено взять свои вещи? – Девушка потянулась рукой к колокольчику.

– Это лишнее. – Нарушая все правила приличия, лорд Уиллморт перехватил ее ладонь и отметил, что подрагивающие девичьи пальцы холодны как лед. – Вы не слушали меня, верно?

Прикосновение обожгло. Элеонора почти физически ощутила, как Тьма тянется к ней.

– Я… – Она резко отдернула руку, встала и почти отбежала к окну, пытаясь сосредоточиться или хотя бы не потерять остатки разума.

В голове шумело, очертания комнаты слегка подрагивали. Нет, Элеонора не ждала милости после того как ее брат оказался вовлечен в заговор. Да что там вовлечен! Он был главой заговора, так стремительно разрушившего их жизни. В памяти всплыли лихорадочно горящие темные глаза, бледная кожа, усеянная капельками пота, и абсолютная уверенность в правомочности своих притязаний.

Одержимый жаждой власти, Альберт всегда помнил о завещании полоумного короля. Брат легко нашел сторонников среди тех, кто был ущемлен царствующим ныне монархом. Желая заполучить корону, Альберт щедро раздавал обещания. Элеонора об этом не знала. Она вообще ни о чем не знала, предпочитала проводить время, как и положено юной богатой невесте: светские рауты, визиты к друзьям, прогулки в парке, балы…

Заговорщики планировали убить его величество на охоте, но их планы были раскрыты. Балы и рауты сменились арестами и допросами. Тайная канцелярия не щадила никого.

В прошлом месяце Альберт был казнен, а Элеонора…

После двух месяцев заключения под стражей и множества допросов, подтвердивших ее невиновность, девушка была выслана в родовое имение – ожидать, когда его величество решит ее судьбу. Стало быть, решил. Элеонора еще раз взглянула на начальника Тайной канцелярии.

Вспомнилось, как подчеркнуто спокойно лорд Уиллморт допрашивал ее, словно беседовал о погоде. Откинувшись на спинку стула, он не сводил с девушки своего пристального взгляда, в котором жила Тьма. Впрочем, для начальника Тайной канцелярии допросы подозреваемых были обычным делом.

– Вы так и не выслушали меня! – Упрек прозвучал как предостережение.

Девушка очнулась и беспомощно посмотрела на визитера.

– Простите, я… куда мне приказано отправиться? – Она все еще не решалась взять в руки приказ, точно это могло что-то изменить в ее судьбе.

– В монастырь, в течение недели вы должны принять постриг и стать отшельницей. И никто не должен знать, где вы находитесь! – Зеленые глаза смотрели, не моргая. Впрочем, Элеонора уже почти привыкла к этому пристальному взгляду.

– Понятно. – Горло перехватил спазм.

Изо всех сил стараясь сдержать рыдания, девушка взглянула в окно, на еще зеленые луга, окружающие родовое имение. Из-за слез клены, росшие по обочинам дорог, виделись огромными оранжево-алыми пятнами.

Скоро Элеонора будет видеть лишь белые монастырские стены. Девушка сожалела не о друзьях, которые моментально отвернулись от нее после того как Альберт был арестован, а о той жизни, к которой она сначала как дочь, а потом как сестра шиира Артли, привыкла.

Что станет с теми немногочисленными верными слугами, которые остались в имении, да и с самим домом, который вынужден будет приспосабливаться к новому хозяину, Элеонора предпочитала не думать.

Девушка прикрыла глаза, пытаясь сохранить хотя бы остатки самообладания. Вряд ли начальника Тайной канцелярии разжалобят женские слезы.

– Возможно, нам стоит отложить разговор на потом? – В голосе некроманта слышалось что-то, похожее на сочувствие.

Элеонора помотала головой.

– Не стоит. Ваш визит и так слишком затянулся… – Она провела рукой по лбу, пытаясь вспомнить, что же еще упустила. – У Берти не было наследников… как я понимаю, все земли отходят короне?

– Не совсем. – Теперь собеседник выглядел слегка сконфуженным. – Эти земли теперь принадлежат мне.

– Вот как? – Элеонора опустила голову и поспешно отошла от окна, чтобы скрыть лицо в полумраке комнаты. Узор ковра под ногами почему-то расплывался. – Этого следовало ожидать… мне… я могу забрать несколько безделушек, которые напоминали бы мне о…

Она осеклась и прикусила губу, плечи вздрогнули. Перед глазами возник белоснежный кружевной платок. Вопреки моде, он не был щедро опрыскан тяжелыми сладкими духами, которыми так грешили при дворе заправские щеголи.

– Спасибо. – Элеонора аккуратно промокнула глаза и протянула платок владельцу. – Простите, мне еще не приходилось покидать дом навсегда…

Лорд Уиллморт резко выдохнул:

– Об этом я и пытаюсь поговорить с вами! – Он взял платок, задумчиво посмотрел на него и вернул собеседнице. – Оставьте его себе.

Слезы мгновенно высохли.

– Благодарю. – Элеонора надменно посмотрела на начальника Тайной канцелярии, намереваясь поставить наглеца на место. – Если вы не возражаете, то в качестве… воспоминаний я бы предпочла другие безделушки.

 

– Умная девочка, – промурлыкал некромант и добавил чуть громче: – Об этом я вам и говорю: при соблюдении определенных… формальностей? Да, назовем это формальностями, вы вполне можете остаться здесь. И даже вернуться в Уолтерфолл.

– Остаться? – Девушка вскинула голову и с удивлением взглянула на некроманта. В янтарных глазах все еще стояли слезы. – Вернуться? В качестве кого?

– В качестве моей жены.

Слова прозвучали, словно гром среди ясного неба. Элеонора несколько раз моргнула, пытаясь осмыслить услышанное.

– Ваш… вашей жены? – переспросила она, чувствуя себя окончательно сбитой с толку. – Но… почему?

Лорд Уиллморт нетерпеливо отмахнулся. Было видно, что этот разговор утомляет его.

– Не думаю, что вы сейчас находитесь в том состоянии, когда можно выслушивать аргументы. Да они и не важны. Остановимся на том, что это – условие его величества, которое вы должны принять, если желаете остаться на свободе и провести жизнь в достатке.

– Вы считаете замужество с вами – свободой? – несколько резко отозвалась Элеонора.

– В вашем положении – да, – отрезал начальник Тайной канцелярии. – Поверьте, в монастыре вы будете иметь гораздо меньше преференций, чем став моей женой. Во всяком случае, о красивых нарядах и украшениях вам придется забыть.

Почему-то упоминание о нарядах задело девушку больше всего.

– Вы полагаете, что я – пустоголовая кокетка, которая даже в этот момент думает о нарядах? – вспыхнула она.

– Я считаю вас той, кто вы есть: наивной дурочкой, которая не создана для служения Триединому, – парировал лорд Уиллморт. – Поверьте, я достаточно изучил вас и прошу перестать устраивать комедию!

Элеонора почувствовала, как ее охватывает ярость. Словно откликаясь на магический дар бывшей хозяйки, пламя в камине ярко вспыхнуло. Несколько секунд девушка и ее гость яростно смотрели друг на друга. Тьма и Огонь. Элеонора отвела взгляд первой.

– Для меня это больше похоже на драму, – глухо сказала она.

– Вы можете называть этот фарс, как вам угодно. – Некромант издевательски поклонился. – Так каков будет ответ?

Девушка неопределенно махнула рукой:

– Я…. я не знаю… Скажите, я могу подумать?

Лорд Уиллморт бросил взгляд на огромные напольные часы, мерно отсчитывающие время:

– У вас есть ровно полчаса.

Глава 2

«Это происходит не со мной… Это происходит не со мной!» – вертелось в голове Элеоноры, когда часом позже она переступала порог семейной часовни.

Высокие своды древнего здания. Цветные витражи, с которых на девушку со скорбными выражениями лиц взирали предки. Последняя из рода Артли…

Под ногами была пыль. Элеонора не посещала часовню с момента ареста брата. Вернее, с того момента, когда они с братом несколько месяцев тому назад поехали в Уолтерфолл, чтобы по традиции провести там сезон, заканчивающийся Большой королевской охотой.

Пикники, визиты к друзьям, театральные представления, балы – Элеонора наслаждалась сполна. Это был ее четвертый сезон. Летом девушке исполнился двадцать один год, и все вокруг намекали, что пора определиться с замужеством. Элеонора смеялась в ответ и уверяла, что не желает торопиться.

И вот теперь она выходит замуж за человека, который погубил ее брата.

Девушка нерешительно посмотрела на темную фигуру жениха, стоявшего у алтаря с незнакомым девушке священником. Наверняка лорд Уиллморт привез его с собой вместо старого викария, прекрасно знавшего всю семью Артли.

Элеонора вновь вздохнула. Сколько судеб поломано из-за неуемной гордыни брата! Избалованный с детства, Альберт был уверен, что мир принадлежит ему одному.

Перед глазами вновь пронеслась беснующаяся толпа, брат, стоящий на коленях в рубахе смертника, палач в алом, поднимающий меч… Цепкие руки начальника Тайной канцелярии, лежащие на плечах девушки. Зловещий шепот: «Даже не вздумайте отворачиваться!»

Элеонора тряхнула головой, прогоняя неуместные воспоминания. Она сделал выбор, хотя многие сочли бы это трусостью. Но в монастырь уходят и жены, а свадьба с некромантом – шанс обрести хотя бы подобие прежней жизни. Потому девушка решительно направилась к алтарю.

Подойдя, она послушно вложила свою ладонь в протянутую женихом руку, взглянула на викария. Священнослужитель производил достаточно приятное впечатление, хотя лицо было каким-то незапоминающимся. В толпе увидишь и не узнаешь.

– Начинайте! – скомандовал лорд Уиллморт.

– Кто отвечает за эту женщину? – послушно начал священник и смутился, поняв, что в данной ситуации вопрос по меньшей мере глуп.

Элеонора вздрогнула и тут же почувствовала ободряющее пожатие пальцев.

– Его величество Генрих Десятый, – ничуть не смутившись, ответил лорд Уиллморт. – К сожалению, он не может присутствовать лично. Продолжайте!

– Как вам будет угодно, милорд! – Викарий почтительно склонил голову.

Больше заминок не было.

Стоя у алтаря, Элеонора надеялась, что вот-вот проснется в своей спальне и выяснится, что и заговор, и казнь брата, и эта нелепая свадьба – всего лишь дурной сон.

Бормотание священника прекратилось, и Элеонора поняла, что от нее чего-то ждут. Конечно, она должна выразить согласие.

– Да. – От волнения голос сел и напоминал воронье карканье. – Согласна.

– Карлайл Джон Уиллоби, лорд Уиллморт, шиир Артли, согласны ли вы… – продолжил священник, но Элеонора его уже не слышала.

Шиир Артли. Титул ее брата. Отныне его будет носить человек, волею судьбы и его величества ставший ее мужем. Ошарашенная этим фактом девушка пропустила момент, когда что-то тяжелое скользнуло на ее палец.

Кольцо. Темно-синий, почти черный камень в массивной оправе из белого золота. Слишком большое, оно так и норовило соскочить.

– Можете поцеловать невесту…

Традиционные слова, сказанные священником по окончании церемонии, повергли Элеонору в ужас. Измученная событиями последних месяцев, совершенно растерянная от предложения лорда Уиллморта, девушка забыла об определенных обязанностях, которые налагает супружество, и сейчас, сказав «да», оказалась абсолютно беззащитной перед мужчиной, стоявшим рядом. Некромант мог делать с женой все, что пожелает.

Побледнев, Элеонора хотела закричать, сказать, что ошиблась, но не смогла произнести ни звука. Чужая, темная магия окружила ее мягким удушающим коконом. Слова будто застряли в горле. Элеонора с ужасом смотрела на начальника Тайной канцелярии, понимая, что тот применил магию в церкви. Удивительно, но гром не прогремел и каменные своды не рухнули прямо на нарушителя.

Тяжелая мужская ладонь легла на затылок, вторая обхватила тонкую талию девушки, препятствуя возможному побегу. Словно завороженная, Элеонора смотрела, как лорд Уиллморт склоняется к ней. Зеленые глаза оказались совсем близко. В их уголках виднелись мелкие морщинки.

Девушка дернулась, но некромант крепко держал ее. Покоряясь неизбежному, Элеонора прикрыла глаза. Запах уходящего лета и горькой полыни, легкое прикосновение губ к губам – лорд Уиллморт сразу же отстранился, но не выпустил девушку из объятий, давая прийти в себя.

– Поставьте свои подписи в приходской книге. – Викарий явно был недоволен происходящим в часовне, но не осмелился возражать первому лорду королевства.

– Где она? – Некромант подхватил невесту под локоть, вынуждая пойти следом за ним и священнослужителем.

Как ни старалась Элеонора выглядеть спокойной, рука, державшая перо, все равно подрагивала, и чернила размазались. В отличие от невесты, лорд Уиллморт уверенно поставил затейливую подпись и захлопнул книгу.

– На этом все формальности закончены? – по-деловому поинтересовался он.

– Да, милорд. Мои поздравления! – Голос викария звучал сухо. Элеонора поняла, что священнослужителю неприятно все, что сейчас происходит. Но жажда получить процветающий приход, а также благоразумие победили благородство.

Некромант кивнул и направился к выходу. Руку невесты он так и не выпустил, и Элеонора вынуждена была идти рядом с ним.

От волнения чувства обострились. Звуки шагов казались слишком гулкими, запахи ладана и воска – непереносимо тошнотворными. Ноги дрожали, и каждый шаг давался с трудом.

Скрип дверных петель отозвался в душе скорбным криком.

После удушливого полумрака церкви яркое осеннее солнце ослепляло, и девушка невольно выставила руку вперед, словно защищаясь.

– Осторожно, тут ступени, – лорд Уиллморт нарушил затянувшееся молчание.

Элеонора кивнула, она прекрасно помнила каждую выбоинку на этих давно истертых камнях, но сейчас ноги не держали ее, и девушка была даже благодарна за помощь. Рука об руку, как и положено молодоженам, они направились к дому.

– Элеонора… – Лорд Уиллморт решил заговорить первым.

Девушка страдальчески посмотрела на него, и он, ругнувшись себе под нос, торопливо щелкнул пальцами, снимая заклятие.

– Простите…

– Зачем? – прохрипела Элеонора, невольно хватаясь за шею.

После магии горло саднило, точно при простуде.

– Вы готовы были наделать глупостей. – Некромант пожал плечами. – Поверьте, это – лучшее, что я мог сделать.

– Наделать глупостей? – Ее возмутил беспечный тон.

– Конечно. Викарий и так был не в восторге от церемонии, а начни вы возражать, он бы просто отказался проводить ее. Более того, этот священнослужитель обязан известить архиепископа об отказе невесты. Тогда брак между нами стал бы невозможен, вы бы приняли постриг в монастыре, а бедняга лишился бы новоприобретенного прихода. – Последние слова прозвучали почти весело, точно некромант готов был обратить все в шутку.

Элеонора проигнорировала его намерения.

– Вы не упомянули о своих интересах. – Девушка вскинула на него огромные янтарные глаза. – Вам тоже необходим этот брак? Почему?

Мужчина криво улыбнулся:

– Прежде всего, он необходим вам. Пойдемте!

Не дожидаясь невесты, некромант направился к дому. Понимая, что требовать ответа бесполезно, Элеонора последовала за ним.

В столовой уже был накрыт ужин. Сидя во главе огромного дубового стола, девушка сквозь полуопущенные ресницы внимательно наблюдала за человеком, столь внезапно ставшим ее мужем.

Он так и не сказал, зачем ему нужен этот брак. А ведь лорд Уиллморт – сейчас еще и шиир Артли – по праву считался одним из самых завидных женихов королевства.

Элеонора слышала, что на балах за начальником Тайной канцелярии идет настоящая охота, а почтенные матроны спят и видят, как бы подсунуть некроманту одну из своих незамужних дочерей. Да и замужних тоже. Поговаривали, что некромант был щедрым покровителем. Элеонора подозревала, что дело не только в щедрости, но и еще в чем-то, о чем благопристойной девушке знать не следует.

Но Альберт был несдержан на язык, потому Элеонора понимала, что ждет ее сегодня ночью, и страшилась этого.

Дело даже не в физическом контакте – в конце концов, это можно перетерпеть. Элеонору охватывал страх от самой мысли о том, что теперь она полностью принадлежит мужчине и должна подчиняться ему. Подчиняться во всем.

Еще недавно девушка могла бы противопоставить мужу свою магию, но… не сейчас, когда Берти мертв, а она сама…

Элеонора так и не могла понять, правильно ли поступила, выйдя замуж вот так – без благословения, свадебного платья и прочих атрибутов, неизменно сопровождающих венчание. К тому же за человека, которого совсем не знала. Девушка еще раз взглянула на некроманта, ставшего ее мужем.

В последний раз она сидела напротив него на допросе и неизменно отвечала: «Я не знаю». Только тогда их не разделял огромный обеденный стол, на полированной поверхности которого отражались огоньки свечей.

Слуги не постелили скатерть, и воск стекал прямо на дерево. Элеонора машинально отметила это. Впрочем, лакеи, сопровождавшие лорда Уиллморта, могли и не знать всего, собственные же слуги Элеоноры почти все разбежались, остались лишь самые преданные: личная горничная, прислуживавшая девушке почти всю жизнь, старый дворецкий и кухарка.

До ареста Альберта из соседних деревень постоянно приходили просители, желающие устроиться на работу. Тогда служить в имении почитали за большую удачу, но теперь никто не желал иметь отношение к опальному роду.

Слишком погруженная в свои мысли, Элеонора не сразу поняла, что начальник Тайной канцелярии что-то говорит ей. Зеленые глаза пристально всматривались в лицо невесты. Тьма клубилась в них, грозя вырваться наружу.

– Я не знаю… – вырвалось по привычке.

Тень улыбки мелькнула на красиво очерченных губах, и девушка пристыженно опустила голову, понимая, что выдала себя.

– Простите, – произнесла она. – Я задумалась.

– Я так и понял. Скажите своей горничной, чтобы собрала ваши вещи, мы выедем на рассвете, – спокойно повторил лорд Уиллморт.

 

Он хотел добавить еще что-то, но в последний момент передумал.

– Да, конечно, – покорно согласилась девушка.

– Вы даже не поинтересуетесь, куда мы едем? – Некромант прищурился.

Было видно, что отрешенность и нерешительность невесты его раздражают.

– А вы хотите, чтобы я спросила? – Она вновь посмотрела в зеленые глаза.

На этот раз они потемнели. Элеонора запоздало заметила, что тонкие пальцы мужа слишком сильно сжимают ножку бокала. Лорд Уиллморт явно злился, и это напугало еще больше.

– Нет. Не хочу, – наконец отрывисто произнес он и залпом выпил шампанское.

Девушка кивнула и вновь опустила голову, сделав вид, что рассматривает еду на своей тарелке. К собственному бокалу она даже не притронулась.

Молчание затягивалось. Есть совершенно не хотелось, и Элеоноре оставалось считать секунды до конца трапезы.

Незнакомый слуга, наверняка из тех людей, которых некромант привез с собой, поставил на стол поднос с портвейном. Девушка быстро поднялась, но была остановлена нетерпеливым жестом:

– Вам нет нужды уходить!

– Простите?

– Я не курю, а портвейн мы можем выпить вместе!

Словно подтверждая слова своего господина, слуга плеснул в бокал Элеоноры рубиново-красную жидкость. Несколько капель попали на стол.

Девушка понимала, что крепленое вино – не лучший напиток в данной ситуации, тем более на голодный желудок, и хотела возразить. Но натолкнулась на насмешливый взгляд зеленых глаз и вместо благопристойного отказа приняла вызов, дерзко отсалютовав некроманту.

– Ваше здоровье!

Она выпила портвейн почти залпом и с глухим стуком поставила бокал на стол. Крепкий напиток сразу ударил в голову, и Элеонора почувствовала, что напряжение, которое сковывало ее в течение нескольких последних месяцев, отступает. Она выдохнула и взглянула на мужа.

Лорд Уиллморт сидел во главе стола и внимательно рассматривал свое приобретение. Лицо начальника Тайной канцелярии было непроницаемо.

– Хотите еще? – вежливо осведомился он.

Девушка помотала головой.

– Спасибо, не стоит.

– В таком случае, полагаю, вам лучше пойти в спальню. – Лорд встал, подошел к Элеоноре и протянул руку, желая помочь подняться.

При упоминании о спальне девушка побледнела.

– Пожалуй, я выпью еще вина, – пробормотала она.

– Как пожелаете. – На этот раз некромант не стал сдерживать усмешку.

Он лично налил портвейн в ее бокал, но, вопреки ожиданиям, не возвратился на свое место, а присел на край стола рядом. Длинные изящные пальцы почти неслышно выстукивали какую-то мелодию на отполированном до блеска дереве.

– А вы не будете больше пить? – пробормотала Элеонора, зачем-то внимательно рассматривая рубиново-красный напиток в бокале. Там отражалось золотистое пламя свечей.

– А вы бы этого хотели? – Голос над головой вновь зазвучал вкрадчиво.

– Да… то есть… вам не нравится это вино?

– Нравится, а вам?

Избегая ответа, Элеонора поднесла бокал к губам. Некромант снова усмехнулся.

– Элеонора… – Голос звучал очень мягко. – Посмотрите на меня.

Понимая, что упрямиться глупо, девушка задрала голову. Зеленые глаза глядели на нее очень внимательно. Где-то в глубине мелькнуло сочувствие и еще что-то – она не смогла разобрать, что именно.

– Вам нет нужды меня опасаться, – продолжил лорд Уиллморт.

– С чего вы взяли, что я…

Мужская ладонь накрыла тонкую девичью, и Элеонора замолчала, с испугом глядя на собеседника.

Тот вновь улыбнулся, правда, улыбка вышла кривой.

– Вот видите. – Он спокойно убрал руку и поднялся. Прошелся по комнате. Остановился у окна, зачем-то пристально всматриваясь в темноту ночи.

– Уже поздно. Думаю, вам лучше все-таки подняться к себе. – Голос мужчины звучал ровно. – Что же касается ваших опасений, то… Я взял на себя смелость распорядиться, чтобы мне приготовили одну из гостевых спален. Надеюсь, вы не возражаете.

– Это – ваш дом. – У Элеоноры хватило сил пожать плечами, хотя при этих словах сердце кольнуло.

В отличие от Альберта, она любила это имение, его высокие, прокопченные веками сводчатые потолки, рассохшиеся дубовые двери и серые, обвитые зеленым плющом, стены.

– Он также и ваш, – возразил некромант, даже не повернув головы.

Девушка прикусила губу. Она еще какое-то время сидела за столом, ожидая, что лорд Уиллморт продолжит разговор, но тот молчал, старательно рассматривая что-то за окном.

Элеонора даже вытянула шею, пытаясь увидеть, что могло заинтересовать первого лорда королевства, но в окне отражались лишь комната и сидящая за столом девушка с растерянным выражением лица. Остальное скрывала высокая темная фигура некроманта.

Судя по тому, что плечи мужчины едва заметно вздрогнули, маневр Элеоноры не остался незамеченным. Это разозлило ее, и девушка решительно встала.

– Спокойной ночи, милорд, – подчеркнуто вежливо произнесла она, направляясь к дверям.

Вино оказалось крепче, чем она думала, и Элеоноре оставалось надеяться, что лорд Уиллморт слишком поглощен происходящим в ночи и не заметит ее неуверенную походку.

Когда девушка уже была у дверей столовой, он все-таки обернулся.

– Спокойной ночи, – мягко пожелал напоследок, – леди Уиллморт…

Элеонора кивнула и постаралась выйти как можно более уверенно.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru