Танцы с духами. Часть вторая

Екатерина Бердичева
Танцы с духами. Часть вторая

– Постой, он же умер! – Воскликнул кто-то из парней.

– Нет. – Салих вздохнул. – Именно он похитил принца Гердена и убил его жену. А еще – отравил и сжег всю нашу семью. Поэтому, пока все неопределенно, будем считать, что я тоже мертв.

Все потрясенно замолчали. Лишь негромко ойкнула Алия, с жалостью глядя на бледного парня с погасшими синими глазами.

– Прошу меня извинить, – коснулась локтя Санса Ханна, – можно я отойду, чтобы разбудить господина Рочена? Принцу Гердену пора менять донорский аппарат. Алия! Сходи, пожалуйста, на кухню. Пусть начинают готовить нам ужин. Господин Рочен не ел больше двух суток.

– Ничего! – Улыбнулся Денки. – Организм и характер у нашего доктора закаленные!

– Господин Санс… – Робко улыбнулась Алия. – Мы тут уже сделали все, что могли… Не возражаете против перерыва? Ханнушка, я зайду на кухню и вернусь к вам. Может, нашему доктору потребуется еще какая-то помощь?

– Идите. И не задерживайтесь. Шесть человек остаются работать. Один – на связи. Все важное – докладывать Рочену и мне. Смена – в полночь. Остальные бездельники – есть и спать. Салих… Ты бы полежал. Тайрес и Тенс – вам отдельное задание: слетать в замок Който и обыскать покои Лайсина и Тамила.

– Я полечу с Тайресом. – Оперся о стул Салих. – Спать я не хочу, а занять голову чем-то надо. Иначе сойду с ума, вспоминая, как на моих глазах умирали близкие… Тенс, прости.

– Слетайте втроем. Кто его знает, живут ли еще люди в замке. Сейчас подготовлю распоряжение. Если что, предъявите.

– Хорошо. – Кивнул Тайрес.

– Ты – старший. Как только вернетесь…

– Сразу доложимся.

Замок, куда прилетели Салих, Тайрес и Тенс, внешне выглядел опустевшим и неухоженным. На дворе стоял вечер, и низкая облачность делала сумерки гуще, а размытые тени от вековых деревьев и башен – мрачнее. Ни одно окно в центральном здании не освещалось теплыми лучами светцов. Подъездная аллея заросла травой, а кованые загогулины фонарей напоминали сгоревшие остовы деревьев.

– Мрачное место. – Поежился Тенс и отстегнул ремень. – Так и кажется, что сейчас скрипнут ржавыми петлями старые двери и на ступенях появится призрак женщины в белом плаще!

– И что? – Флегматично сказал Тайрес, опуская машинку прямо перед подъездом. – Ты боишься бестелесных призраков?

– В-общем, нет… – Покраснел Тенс. – Хотелось вас немного взбодрить.

– Мы бодры и готовы к подвигам. – Тайрес вышел из машины и, обойдя ее вокруг, подал руку Салиху, полулежащему сзади на подушках. – Ты как, готов?

– Сомневаешься в способностях аристократа дома… Нет больше нашего дома. Спасибо, Тай. – Поблагодарил он за протянутую руку и, опершись на нее, вышел и осмотрелся. – Ты прав, Тенс, паршивое местечко. Но в отношении призраков и прочей неупокоенной нежити – чистое. Скорее, в этом доме заперто… горе.

– Да, Сэл. – Согласился Тайрес. – А еще – разочарование и покорность судьбе.

– Тут есть живые люди! – Сделал вывод Тенс.

– Именно! – Согласился Тайрес и первым взошел на низенькое крыльцо.

Взявшись за молоток, он хотел стукнуть в медную дощечку, но вдруг коснулся рукой створки, которая отворилась безо всякого скрипа.

– Кажется, нам подготовили встречу. – Удивился он. – Не думаю, что Тамил забыл закрыть за собой двери.

Как только они втроем вошли в холл, на стенах одновременно вспыхнули светцы, стилизованные под старинные факелы. Каменные стены большого помещения были задрапированы примитивными шерстяными коврами с изображениями сельских сценок, а в простенках между узкими и высокими окнами, больше похожими на бойницы, скалились головы когда-то убитых зверей: оленей, лосей, и даже медведей с длинными желтыми клыками. Перед большим холодным камином лежали шкуры, на которых стояло несколько старых кресел. С двух сторон в стене, противоположной входу, поднимались вверх узкие каменные лестницы.

– Наверняка, мальцы с радостью играли тут в войнушку. – Шепотом сказал Тенс. – Так и представляю пацанов, штурмующих с деревянными мечами древние башни!

– Когда-то так и было, господа! – Неслышно спустился по одной из них пожилой человек в теплой войлочной обуви, овчинной безрукавке, но в строгих черных брюках и рубахе. – Добро пожаловать в замок господина Итона дома Който!

Трое молодых мужчин дружно поклонились.

– Извините за поздний визит, – негромко сказал Салих. – Поверьте, мы не стали бы нарушать покой Вашего хозяина, если бы не чрезвычайные обстоятельства, требующие срочного выполнения нашей миссии.

– Догадываюсь, о чем Вы говорите. Сегодня от лица господина Рочена дома Рейво было сделано заявление. Удивительно, я знал этого мальчика с пеленок, а теперь он, взяв в руки власть, руководит провинцией.

– Это – вынужденная мера. – Горячо заступился за Рочена Тайрес. – Вообще-то, этим должен был заниматься господин Итон, а не доктор Рочен! У него и так забот хватает!

– Надо же, какие хорошие у сына бывшего повара появились друзья! Поверьте, я искренне этому рад. Но давайте закончим церемонии. Я – дворецкий, а также – камердинер господина Итона Който – Ренли дома Рид.

– Салих дома Токо, Тайрес дома Реско и Тенс дома Сойто. Оперативники службы безопасности провинции Сенко.

– Очень приятно. – Поклонился дворецкий. – Прошу следовать господ оперативников за мной. Господин Който вас ждет.

– Э-э… – Замялся Тенс. – Мы только хотели посмотреть покои господ Тамила и Лайсина.

Салих толкнул его локтем в ребро, заставив замолчать.

– Мы очень благодарны господину Итону дома Който за готовность нас принять и желание побеседовать. – Поклонился молодой южанин.

– Добрые слова, господин Салих. Прошу!

Когда оперативники вскарабкались по крутым ступеням на второй этаж, с Салиха тек градом пот.

– Держи платок! – Тихо сказал Тайрес, поддерживая друга под локоть. – Действительно, тебе надо было еще полежать!

Дворецкий, тем временем, открыл дверь в коридор, выстланный толстым теплым ковром. Воздух тут был сухой и прогретый, в отличие от поселившейся в стенах холла сырости.

Бросив внимательный взгляд на бледного темноволосого парня, он прошел еще немного вперед и распахнул перед ними двери, ведущие в ярко освещенное помещение.

– Странно, но почему снаружи мы не видели ни единого лучика света? – Пробурчал Тенс.

Дворецкий услышал и улыбнулся:

– Господин решил, что замок пуст?

– Ну не то чтобы… – Порозовел молодой мужчина.

– На всех, без исключения, окнах висят толстые портьеры. Заходите. Мой хозяин вас ждет!

В этой небольшой комнате, судя по стеллажам с книгами, библиотеке, жарко горел камин. А рядом с ним, в глубоком кресле, сидел укутанный в толстый клетчатый плед старик. Белые пушистые волосы мягко падали на его узкие плечи. Руки с узловатыми пальцами лежали на страницах раскрытой книги. В них же он держал очки. Но голубые, мерцающие отраженным пламенем, глаза остро взглянули на посетителей.

– Добрый вечер! – Хором поздоровались оперативники и поклонились.

– Позвольте, господин, я представлю Вам господ Салиха дома Токо, Тайреса дома Реско и Тенса дома Сойто. Они – сотрудники Службы безопасности, созданной Роченом Рейво. Моего господина зовут Итон. Располагайтесь!

Дворецкий широким жестом показал на три стула, отделенных от кресла низким журнальным столом. Тайрес про себя усмехнулся.

– Могу предложить вино, настои на травах и пиво. – Старый Ренли продолжил исполнять свои обязанности.

– Спасибо, ничего. – Быстро ответил Салих. – Гости мы непрошенные, поэтому не стоит задерживаться в чужом доме дольше положенного.

– Спасибо. – Кивнули Тайрес и Тенс.

– Итак, слушаю вас, господа! – Глуховатым голосом сказал сидящий в кресле старик.

– Еще раз просим прощение за то, что в столь позднее время нарушили Ваше уединение и покой, – снова взял слово Салих, – но у нас постановление Службы об обыске покоев господ Тамила Тэо и Лайсина Който.

– Что вы хотите найти?

– Наркотики. – Вздохнул Тайрес. – А еще – ниточку к тем, кто их продает.

– Вы занимаетесь этим во время военных действий?

– Провинция закрыла свои границы. – Твердо ответил Тайрес. – Ни один человек отсюда не пойдет воевать. Люди не хотят отдавать жизни ради чужих интересов.

– А если Король введет свои войска?

– Не введет. Господин Рочен перекрыл летные коридоры. А в горах бушует непогода. Сообщение с остальной частью материка прервано. Думаю, ни один умник ради горстки северян не станет штурмовать перевалы.

– А как же остальные провинции? Их тоже втянут в войну.

– Это ужасно, господин Който. – Согласился Салих. – Однако, нас – всего шестнадцать человек.

– Но вы думаете над тем, как остановить это безумие?

– Да, мы начали работать в этом направлении.

– Каким образом?

Оперативники переглянулись. И снова говорить начал Салих.

– Мы считаем эту свару за корону полнейшей нелепостью. И, в то же время, назревшим событием. Этаким своеобразным нарывом, выросшим в доме Фортис. Родственный им дом Тэо, глядя на все то безобразие, творящееся при дворе монарха, решил взять власть в свои руки, поскольку единственный достойный наследник короны был… тяжело ранен на собственной свадьбе и похищен одним безумцем, который, как мне все больше кажется, состоял на службе дома Фортис. Но, будучи родственником Тэо, подставил их, бросив принца Гердена умирать рядом с их дворцом.

– Ты – Тэо?

– Токо. Салих Токо.

– И готов видеть на троне Гердена?

– Он единственный пытался разобраться во всем, происходящем во дворце. Сначала пытались свести с ума его единственного друга Лайсина. Но Герден охранял его, как мог. Но… не смог, хотя, когда опасность стала слишком велика, насильно удалил его под присмотр дяди Райгена и Тамила. Лайсин знал о том, как жил Герден. Поэтому не мог оставить друга в беде. Но… сам в нее попал. И мы хотим знать, кто за этим стоит.

– Рочен Рейво… Кем он был в столице? Занимал какой-то пост?

 

– Нет. Работал хирургом в госпитале. Он следовал за Вашим внуком незримой тенью, помогая ему выдержать невыносимое напряжение. Но, когда кольцо раба было снято, Рочен счел себя свободным от данных в детстве обязательств. Однако, они все еще не выполнены. Поэтому Рочен здесь.

– Откуда ты, мальчик, знаешь?

– Рочен… Он… Я никогда не встречал такого человека. Мы с Тайресом, – Салих посмотрел на друга, – готовы идти за ним хоть в ад.

– Вот как? – Старик пожевал тонкими губами. – А ведь настырный был мальчишка. И глаза, как у снежного волка: настороженные и холодные. Как взглянет – кажется, сейчас вцепится в глотку. Волчонок… Значит, стал матерым зверем?

Оперативники промолчали.

– Что ж… – Снова вздохнул старик. – Ради моего Лайсина и Рочена… Виноват я перед парнишкой. Не сразу понял, какого преданного друга лишил своего внука… Пожалуй, я кое-что вам расскажу. Надеюсь, это пригодится в ваших трудах на благо страны. Итак… – Итон откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза тонкими, почти прозрачными, веками. – У Его Величества Сэмиэла Фортиса, было два сына. Старший – Исайтор. Высокий, плечистый и решительный парень. Задира и забияка. Как только где-то в городе вспыхивали драки, все видели его рыжую шевелюру. Кроме того, что он был смел и отважен, сообразительности ему тоже было не занимать. Король Сэмиэл его очень любил. Но мать Исайтора, жена Сэмиэла, однажды заболела и умерла. Понятно, Его Величество погоревал, но не ходить же монарху по проституткам или заводить гарем из фавориток? Немного подумав, он женился на северной княжне, после смерти ее отца присоединив Сенко к своему государству еще одной, двенадцатой провинцией. От их брака родился я.

– Ого! – Тихо сказал Тенс.

– Понятно, что наследовать государство, как младший принц, я не мог. Но все равно, мое существование не давало покоя Исайтору. Когда я немного подрос, меня пытались отравить. Но мое молоко выпила служанка. Потом кто-то сбросил с крыши камень. Спустя время понесла моя лошадь. Как раз там, где парк возвышается над рекой. Сразу могу сказать, в ее бедре обнаружили обломок стрелы. Все это продолжалось года три, пока не умерла моя мать. Наверно, ее тоже отравили. Тогда я подошел к отцу и попросил его разрешения удалиться из столицы на родину матери. Чтобы у брата больше не было соблазна меня убить, я написал отречение от дома отца. С тех пор я зовусь Итон Който. До сего времени об этом никто не знал.

– Но как же придворные и родственники? Был мальчик и нету? – В лоб спросил старика Тенс.

– Был составлен некролог о моей безвременной кончине. – Усмехнулся старик.

– Может ли такое быть, что Герден, взяв Лайсина во дворец, напомнил Королю о второй ветви и тот решил покончить с ней раз и навсегда? – Задумчиво спросил Салих.

– Слушайте, парни, – вдруг оживился Тенс, – что если его сыновья Корвес и Горес – вовсе не Фортисы?

– Первая жена Исайтора была южанкой провинции Рэй. – Поставил подбородок на ладонь Итон Който. – Так что Горес, скорее всего, его родной сын. Да и Корвес на него похож. Пил бы только поменьше.

– Значит, Вы больше ничего не знаете?

Старик покачал головой.

– Не знаю. Я безвылазно сижу в этой провинции почти семдесят лет. Вы можете обыскать этот дом… Но я бы посоветовал вам хорошенько облазить дворец Корвеса.

– Почему? – Быстро спросил Тайрес.

– Когда здесь два раза в год появлялся принц, к нему в поместье прилетал разный чужой люд. Не в гости. Так, на два-три часа. После чего счет принца в банке пополнялся приличными суммами. Не мелочью. Как бывший наместник этого края и глава совета директоров местных филиалов банка, я знаю.

– Но все-таки… у нас – задание. – Твердо сказал Тайрес.

– Конечно. Если Рочену понадобится моя помощь, скажите, буду рад снова его видеть. И еще… передайте ему… – старик вытер платком заслезившиеся глаза, – кроме Лайсина, у меня никого не осталось!

Откланявшись, оперативники, вслед за дворецким, тихо вышли из библиотеки.

– Господа! – Дворецкий зажег люстры в покоях Тамила и Лайсина. – Когда закончите, будьте добры, позвоните в колокольчик. Я приду вас проводить.

Оставив на секретере маленький серебряный колокольчик, он притворил за собой дверь.

– Э… И как он услышит? – Посмотрел на изящный маленький предмет Тенс.

– Маг. – Пожал плечами Салих. – Давайте же закончим с нашим делом и вернемся обратно. Боюсь, нас уже потеряли.

– Ищем порошок? – Деловито спросил Тенс, открывая один за одним ящички комода.

– Все подозрительное. – Ответил Тайрес. – Переписку, в том числе.

Пока Тай и Тенс перебирали комнату Тамила, Салих медленно направился в спальню Лайсина и сел на неубранную в спешке кровать. Опершись ладонями об ее край, он закрыл глаза, пытаясь ощутить то же состояние, когда, находясь рядом с Роченом, он говорил с Хайсо. Не тем уродом, убившим его семью, а с любимым братом, нежно заботившимся о матери и отце, сестре и крохе Салихе. И вот она снова наплыла в его сознание… эта зыбкая дымка прошлого, тесно переплетенная с настоящим и будущим.

"Лайсин?" – Салих увидел изможденного мужчину, пытающегося трясущимися руками вколоть себе в вену какую-то жидкость.

"Черт!" – Бросил тот шприц. – "Почему я сам не могу этого сделать? Тамил!"

"Ты опять?" – В дверях появился хмурый Тамил. – "Нельзя так часто!"

"Я хочу умереть. Неужели ты этого не видишь? Я прожил свою никчемную жизнь зря, так и не достигнув тех высот, которые принадлежат мне по праву. Тамил, езжай домой. Мое тело изранено. Душа корчится от невыносимых мук. Кто я такой? Еще один неудачник королевского рода? Тамил, тебя приставили ко мне, чтобы не сбежал? Уйди, я ненавижу тебя, как вас всех. Герден обещал мне власть, но сделал из меня игрушку, а потом отправил в провинцию…" – На глазах Лайсина появились слезы. – "Рочен снял с моей шеи чертово кольцо и ушел, даже не оглянувшись! Разве кому-то в этом мире я нужен?"

"Мой господин!" – Тамил встал рядом с Лайсином на колени. – "Рочен сделал для Вас все, что мог. Но рядом с Вами всегда буду я".

"Не хочу. У меня ничего не осталось. Вколи мне дозу побольше".

"Нельзя, мой господин. Вы умрете. Ваши друзья и дедушка расстроятся".

"У меня нет друзей. Я устал. Скажи, Тамил, кто я? Каковы мои личные интересы? Чем я живу? Сначала, в детстве, меня увлекал за собой и опекал Рочен. Когда я увидел Гердена, мир расширился. Казалось, вот она возможность расправить крылья. Однако, пришлось подчиниться интересам принца. Скажи, где тогда был Лайсин Който?"

Картинка смазалась и исчезла. Салих вновь увидел смятую кровать и тьму между оконными шторами. А потом встал и решительно подошел к комоду. Открыв верхнюю полку, он увидел набор шприцов и небольшую коробочку из-под кофе. Рассудив, что в спальне его готовить не на чем, он надавил кнопку маленького замка. Открыв, увидел внутри белые кристаллики порошка.

– Тайрес, Тенс! Я нашел дурь! – Негромко крикнул он в дверной проем.

– Отлично! – В дверях появился покрытый паутиной Тай. – Я нашел коммуникатор Тамила. Возьмем его с собой. А где коммуникатор Лайсина? Не видел?

– Образец? – Кивнул Тенс. – По его составу мы быстро определим, в каком месте он выращен. До градуса широты и долготы.

Подняв подушку на кровати Лайсина, оперативник обернулся.

– И чего искали? Вот же он!

Протянув пластину устройства Тайресу, Тенс потянулся.

– Не пора ли на базу? Вроде мы просмотрели здесь все.

– Не все. – Задумчиво сказал Салих, оглядывая стены и потолок. – Дед сказал, что внук ничего не знает о своем происхождении.

– Ну да.

– Он знал. Причем, с детства. Значит, есть какая-то бумага, подтверждающая его принадлежность к высокому дому. Но он, скорее всего, ее спрятал. Даже от Тамила.

– Ты считаешь… – Тайрес и Тенс заскользили взглядами по стенам.

– Да. Она где-то здесь. И эта тварь не давала ему покоя всю жизнь. Именно из-за этого он поехал в столицу. Надеялся, что Король, увидев внучатого племянника, растрогается и вновь даст ему свое имя? Похоже, он метил высоко. Но в доме Фортис к верхней планке насеста подобраться ох, как сложно.

– Это точно. – Согласился Тайрес, пробегая пальцами под выступом подоконника. – Черт, это должен быть совсем укромный угол, но в пределах быстрой досягаемости.

Трое оперативников снова пошли в обход комнаты.

– Портреты родителей? Не-а… – Сказал Тенс. – Может, пейзаж?

Он приподнял картину и посмотрел ее оборот.

– Пусто.

Тай постучал костяшками пальцев в простенок между окнами и пожал плечами.

– Что-то совсем простое, но на виду… – Взгляд Салиха упал на книжный шкаф, в котором стоял молитвенник и несколько ярких детских книжек. А также лежали журналы с мускулистыми белозубыми красотками и загорелыми красавцами на фоне парусов.

– Интересно, перехватил его взгляд Тенс, – кто его больше вдохновлял? Девушки или знойные мачо?

– Не имею представления. – Салих подошел к шкафу и протянул руку.

– Я смотрел в молитвеннике. Он покрыт пылью и пахнет мышиным дерьмом. – Сказал Тенс.

– Не дерьмом, а ладаном. Но еле слышно. Его, действительно, давно не открывали. А вот эта книжка… – Тонкие смуглые пальцы вытянули детский атлас. – Кажется, она слишком чистая по сравнению с другими. И даже красотками.

Пальцы быстро листали страницы. И вот между двумя нашелся тонкий пожелтевший листок старого письма.

– Господа, по-моему, это оно.

– Ну-ка…

Тенс и Тай встали за плечами Салиха.

"… как славно, мой дорогой, что наш чистый и веселый внучек растет среди трав и гор, а не бесконечных интриг двора Его Величества. Представляешь, как бы тогда я переживала за его жизнь? Наследный принц Лайсин Фортис… Смешно, скажешь ты. Нет, дорогой мой Итон. Это страшно. Не дай Боги ему туда попасть. Особенно, попасться в лапы Исайтора. Береги себя. Жду твоего приезда с нетерпением – твоя Лайсиль Който"

– Лайсиль? Это в честь бабушки парня назвали Лайсином? – Почесал нос Тенс.

– Похоже. Кажется, мы нашли все, что хотели. Давайте собираться.

– Н-да… Гордыня никогда не доводит до добра. – Задумчиво сказал Тайрес и положил ладонь на плечо Салиха. Тот побледнел и начал падать.

– Вот ведь, барышня! – Руки Тайреса подхватили легкое тело. – Чего вылупился? – Посмотрел оперативник на Тенса. – Звони в колокола. Видишь, мои руки заняты? Только сегодня с того света вернулся, а все туда же…

Распрощавшись с дворецким семьи Който, Тай устроил друга на заднем сидении, а сам сел за штурвал. Тенс пристегнулся рядом с ним и набрал номер Санса.

– Мы нашли все и даже больше. Уже заждались? А Рочен? Тоже? Вот будет ему сюрприз! – Ухмыльнулся парень.

– Господин Санс! – Крикнул Тай, повернувшись к Тенсу. Тот поднес к нему гарнитуру. – Пусть наши обыщут дворец от печных труб до подвалов. Старик Който сказал, что наркоту привозил с того материка принц Корвес! Да, уже летим!

Маленький аэромобиль, словно стремительная ракета, заложил разворот и взмыл вверх, помаргивая габаритными огнями. Им вслед, слегка отодвинув край портьеры, смотрел отказавшийся от гонки за короной бывший наместник провинции Сенко Итон Който.

Глава седьмая. Рик

Рочен очнулся оттого, что его плечо осторожно тормошила женская рука.

– Во сколько операция? – Не открывая глаз, пробормотал он. – Минут пять у меня есть?

Сев в кровати с закрытыми глазами и узором на щеке от смятой подушки, он пошарил рукой вокруг себя.

– И где моя форменная рубаха?

Все та же рука ласково погладила его волосы.

– Вставай, соня. Пора менять Гердену "донора" и делать осмотр нашим друзьям-аристократам.

Глаза Рочена, наконец, открылись и в узенькую щель между веками посмотрели перед собой.

– Аристократы мне не друзья. Силь? Где я?

– В Сенко. Во дворце Корвеса. Тебя ждут парни Службы безопасности. А еще – больные. К тому же сюда бежит восхищающаяся тобой Ханна.

– Главное, не влюбленная.

– От восхищения до любви – один шаг.

Силь встала между колен Рочена и, нагнувшись, поцеловала его в теплые сонные губы.

– Зачем?! – Глаза мужчины тут же раскрылись, а сознание, наконец, вспомнило последние события.

– Затем, что пора вставать.

Входная дверь начала открываться, а Силь рассыпалась мелкими звездочками, оставив в комнате запах цветущего яблоневого сада.

– Господин Рочен! – В комнату вошла Ханна. – Ужин готов. И Вы хотели поменять принцу "донор".

– Спасибо, Ханна. – Доктор потер отлежанную щеку ладонью. Потом неуклюже встал и вышел в соседнее помещение, где скоро побежала вода.

Ханна открыла шкаф и наткнулась на стопку чистых полотенец.

– Господин Рочен! – Она встала у дверного косяка. – Вы забыли взять свежее полотенце. Вам его подать?

 

– Брось на вешалку. – Из глубин ванной крикнул доктор.

Она приоткрыла дверь и, сделав шаг, осторожно посмотрела туда, где за усыпанной водными брызгами перегородкой мылся Рочен. Но, кроме пара и капель, ничего не увидела. Повесив полотенце, она вернулась в комнату и подошла к пеналу, где с закрытыми глазами лежал Герден. Кажется, она уже отвыкла удивляться, находясь рядом с таким необыкновенным существом, как Рочен. Но сейчас Ханна не только изумилась, но и восхитилась тем, что тот страшный шрам на лице принца стал гораздо меньше и тоньше. Красная припухлость прошла, сменившись крохотным воспалением над веком.

– Ну, как наш герой? – Рочен вышел из ванной довольный, как кот. И снова от него пахло яблоневым цветом.

– Хорошо. – Ханна постаралась улыбнуться.

– Тогда сейчас я его приподниму и зафиксирую, а потом мы очень быстро и внимательно обработаем раны вот этой мазью. – Откуда-то из брючного кармана он достал маленькую скляночку. – Посмотри в столе, там должны быть стерильные тампоны.

– Почему быстро? – Спросила женщина.

– Чем большее количество времени раны соприкасаются с далеким от идеальной среды воздухом, тем дольше заживают. Мы с тобой сейчас все сделаем и снова уложим его в специально подобранный для сложных случаев состав.

Сдвинув крышку пенала, Рочен увеличил подачу обогащенного       Сдвинув крышку пенала, Рочен увеличил подачу обогащенного чудотворной магией земли чистого воздуха. Тело Гердена приподнялось над краями. Подсунув под него руки в защитных длинных перчатках по локоть, Рочен его перевернул.

– Наш принц – настоящий умница. – Похвалил его доктор. – Очень хочет жить. Смотри, воспаление уже спадает. Еще сутки – и мы его разбудим. Держи склянку, Ханна!

Закончив обрабатывать Гердена, Рочен осторожно убавил подачу воздуха, и тело плавно опустилось в пенал.

– Посидишь с ним, пока не закончится капельница? – Спросил доктор, бросая перчатки в корзину.

– Конечно. – Серьезно кивнула головой Ханна. – Я обещала Вам помогать.

– Тебе. – Машинально поправил ее Рочен.

– Вам. Так мне проще. – Ответила женщина. – А Герден сам не проснется?

– Нет. Воздушный состав обезболивает, снимает жар и обеспечивает здоровый сон. Я скоро вернусь. Дождись меня, пожалуйста.

– Конечно.

Рочен вышел в коридор и, толкнув следующую дверь, появился в покоях, где лежали Лайсин и Тамил. К облегчению доктора, оба спали. Посмотрев скорость подачи очищающего состава в кровь, он взял ее на анализ и тут же раскрыл портативный диагностический чемоданчик. Проделав все необходимые манипуляции, Рочен порадовался: чистка крови и тканей шла успешно. Завтра утром можно будить Тамила и ставить Лайсину обычный "донор".

Поднявшись, доктор обошел кровать и посмотрел бывшему другу в лицо. Землистый цвет кожи сменился на белый. Россыпь прыщей по телу исчезла. Морщины начали разглаживаться. Только волосы из русых стали седыми.

– Дурак ты, Лайсин. – Сказал он, коснувшись пальцами щеки наместника Който. – Зачем ты потянулся к тому, что было тебе не по зубам? Неужели хотел покрасоваться перед семьей? Как глуп аристократический снобизм! Если не мог решать свои проблемы самостоятельно, как думал управиться с государством?

С соседней кровати послышался вздох. Рочен вздрогнул и посмотрел на Тамила. Тот лежал с открытыми глазами и смотрел на Рочена.

– Ты знал. – Прошептал он.

– Спрошу еще раз: чего от него хочешь ты? Зачем ты здесь?

– Тебе не понять. Ты – упорный, сильный, жесткий человек. Лидер. А Лайсин – спокойный и мягкий. Кто-то должен защищать его и опекать. Так почему бы не я?

– Действительно, почему? Ты знал, что он – один из возможных наследников. Как просто доверившегося тебе человека убрать из гонки, подсунув наркотик.

– Я знал. И, действительно, не хотел, чтобы его использовали или убили. Поэтому спрятал его на родине.

– И поэтому покупал "радугу". Наркозависимого человека проще удержать рядом. Так?

– Я не знал, что все пойдет так быстро…

– Тэо решили убрать Лайсина?

– Они не знают…

– Я не верю тебе, Тамил. Южные люди никогда не предают свои семьи. Твой дядя хочет стать следующим монархом. И Корвес хочет пролезть в Короли, хоть говорит обратное. Ведь в своем доме дурью можно торговать, ни с кем не считаясь. Мы же забыли про Гореса! Кстати, именно у него отовариваются дилеры востока, покупая не только "радугу", но и оружие. Ваш дом через него приобретал боевую технику? Как здорово придумали королевские дети! Они стравили Тэо с Его Величеством. Хоть он стар, но еще силен. Поэтому успеет немного поубавить количество ваших родственников. А потом, может статься, сам умрет от инфаркта. К этому времени воевать с братьями у вас будет не на что и нечем. Задавив мятежную провинцию, они поделят страну и будут жить счастливо, продолжая потихоньку пакостить друг другу.

– И с чего ты так решил? – Хмыкнул Тамил. – Удивительно: обычный хирург говорит о политике, словно занимался ей десятилетиями.

– Немного подумал и сопоставил факты. Но, может, я снова ошибаюсь. И ты – пушистый зайка, любящий малыша Лайсина.

– Я уважаю его ум, терпение, преданность… Он дорог мне, как друг, брат. Тебе незнакомы эти чувства, Рочен. Запомни, я не отдам его никому. Даже тебе.

– Если… любишь – сделай так, чтобы он полюбил жизнь. В противном случае, я выдерну тебе руки и ноги. Достану даже во дворце твоего дяди.

– Дурак ты, Рочен. – Тамил закрыл глаза. – Не смог удержать такого парня… Хотя… чего можно ожидать от плебея?

– Ты, аристократ, чуть его не убил. Запомни, что я тебе сказал. И если он не будет счастлив, я снова возьму его за руку, как в детстве, и потащу за собой. Хоть в рай, хоть в ад. Но ты его больше не увидишь.

– Мнишь себя бессмертным?

– Нет. Но я делаю историю. А ты висишь в ней бестолковым грузом.

Рочен вымыл руки и собрался уходить, как Тамил снова его окликнул.

– Хайсо Токо жив. Это он подорвал Северный экспресс и буровую.

– Кто приказал ему это сделать?

– Дядя не отдавал такого приказа! Он сам не знал об этом, пока Хайсо не объявился в провинции со своими головорезами. Похоже, он играет на стороне Короля. И еще… он сжег всех своих родственников, чтобы заполучить казну дома.

– Вот как? Значит, ты поддерживал с Райгеном связь. Интересно, многим, тут произошедшим, успел поделиться?

– Мне не о чем рассказывать. Тем более, ты заблокировал все частоты. Не спорь, кроме тебя, тут смелых нет.

– Возможно. Но вернемся в Тамт. Получается, твой дядя теперь не знает, что делать с одним страшным подонком? Это плохо. Боюсь, скоро никого из Тэо не останется в живых. Война, толком не начавшись, закончится победой старого маразматика на троне. А дальше с ним по-свойски разберутся сыновья. Кстати, не хочешь вернуться домой и защитить своих детей? Твоя кровь в опасности. Да и с дядей надо бы поговорить.

Тамил поворочался и сел.

– Мне надо давать энергию до завтра?

– Я могу тебя кем-нибудь подменить.

Черноволосый мужчина сверкнул синими глазами и раздул ноздри.

– Ты дашь мне улететь?

– Дам.

– Обратно пустишь?

– Возможно. Попробуй уговорить Райгена Тэо забыть о троне и не поддаваться на провокации сыновей Его Величества. Передай ему, что нужно собрать совет глав провинций, пока не стало поздно.

– Я убью Хайсо Токо.

– Дело твое.

– Я могу встать?

– Сейчас пришлю тебе смену. Когда выйдешь отсюда, хорошенько поешь. Сил у тебя немного. А пока полежи. Приду где-то через час.

Рочен вышел и, созвонившись с Сансом, направился в большой дворцовый зал, в котором оперативники устроили штаб.

– А вот и наш доктор! – Обрадовались все, окружив Рочена. – Как там Герден?

– Выздоравливает. Мне нужен доброволец, готовый сутки давать энергию Лайсину Който.

– А Тамил Тэо? – Поинтересовался Салих.

– Вспомнил о своих детях и рвется их спасать.

– Я могу его подменить. – Вызвался Хэй. – В смысле, поваляться на кровати рядом с наместником. Как раз за сутки отосплюсь.

Все заулыбались.

– Договорились. – Улыбнулся Рочен. – А меня здесь покормят?

– Да, идемте! – Санс чуть ли не схватил доктора под руку. – У нас – куча новостей. Мы нашли, кто ввозит в страну "радугу"!

– Принц Корвес?

– Как Вы догадались? – Раздались разочарованные голоса.

– По его поведению. – Усмехнулся Рочен. – Поэтому Король Исайтор, узнав о маленьком бизнесе сына, отобрал у него внуков. И милостиво разрешил делиться деньгами.

– Господин Лайсин – внучатый племянник Короля. – Пристроился рядом с Роченом хрупкий и все еще бледный Салих.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru