Танцы с духами. Часть вторая

Екатерина Бердичева
Танцы с духами. Часть вторая

– Ден, это Рочен. Что плохого случилось в нашем королевстве? Или ты решил похвастаться очередным выигрышем? Что? Как убили? А Герден? Ранен и в Тамте? Никому больше не набирать? Заговор? Что за ерунда? Хорошо. Давай пересечемся. Что? Ханна сидит с Герденом? А он хочет, чтобы за ним прилетел я? Бред! Мне не нужны шпионские игры! Да, понял. Ладно. Встречаемся на поле за Сиеной. Юго-юго-восток. Координаты… – Привычная рука Рочена внесла их в память аэромобиля. – Через сколько времени ты там будешь? Два часа? Хорошо. Я – через два с половиной. Жди. Силь! – Рочен вылез из кресла и надел рубаху со штанами. – Кажется, кто-то решил устроить свержение правящей династии, убив молодоженов. Думаю, в государстве готовится переворот.

– Угу. – Отозвалась сова. – Заводи двигатель. Только сдается мне, что это династия подстраховалась.

– Даже так? – Рочен включил навигационные огни и, найдя диспетчерскую волну, сообщил: – Борт два нуля четыре три пять просит коридор до Сиены.

– Борт 00435, сообщите, с какой целью направляетесь в Сиену.

– Приглашение аристократического дома Саэм. Лично господина Тиса.

Диспетчер немного поколебалась, но все же сообщила:

– Борт 00435, если планируете там задержаться, имейте в виду: с пятнадцати часов завтрашнего дня небо будет закрыто.

– Что так?

– Вроде, учения…

– Спасибо, милая! Я постараюсь вернуться сегодня. – Сообщил ей Рочен, поднимая машину в воздух.

– Счастливого пути и быстрейшего возвращения! – Ответила та. – Ваш коридор юго-юго-восток, высота две тысячи триста, курс четырнадцать-сорок две.

– Благодарю!

Мощная машина взлетела вверх и быстро зацепила нужный коридор. Включив автопилот, Рочен посмотрел на сидящую в соседнем кресле Сильвию.

– Решила стать видимой не только для меня?

Та повернула голову и блеснула зубами.

– Ты – мой мужчина. И я не собираюсь ни с кем тобой делиться.

– Сама же ругала меня из-за привязанности к Лайсину! – Засмеялся Рочен.

– На самом деле тебе предстоит принять множество нелегких решений.

– Поэтому ты, как правильная жена, решила мной руководить?

– Нет, дорогой. Если понадобится, буду оттягивать все внимание на себя. А ты станешь думать.

– Ты что-то знаешь!

– Не хочу портить впечатление от увиденного. – Маленькая белая рука легла поверх большой мужской. – Скажи, Рочи… Ты был сегодня счастлив?

Мужчина немного нагнулся вперед и включил музыку.

– Силь… А что такое счастье?

– Мог бы и соврать. – Надула губки девушка.

– Зачем? Ты читаешь мою душу, словно раскрытые страницы. – Он повернулся и взял ее за плечи. А потом, наклонившись, нежно поцеловал пухлые вишневые губы. – Твоя оболочка – всего лишь иллюзия. И читать твои мысли я тоже не могу. Мы никогда не будем играть на равных. Разве в оркестр берут новичка? Конечно, нет. Его неумелые пальцы и неразвиый слух испортят прекрасную мелодию. Ты – неподражаема, Силь. Мне было… нереально здорово.

Рочен замолчал.

– Тяжело быть короткоживущим и бестолковым человеком. – Спустя время ответила она.

– Поэтому, когда контракт закончится, я построю в горах скит. – С чувством сказал мужчина.

– Разве для этого ты учился? Разве для того оперировал, совершенствуя мастерство? – Желтые глаза вспыхнули ярким светом. – Рочен! Ты – невыносимый болван!

Не успел пилот моргнуть, как женское тело духа рассыпалось искрами и исчезло.

– Вот и поговорили. – Пожал плечами Рочен, делая музыку громче. – Не понимаю женщин! Мужчин, впрочем, тоже.

Глава третья. Побег

Над ночным небом маленького, всего с одной церквушкой, городка Сиены собиралась гроза. Кое-где полыхали белые молниевые разряды, и внутри набухших дождем туч рокотал гром.

– Локальные частотные помехи… – Сказал Рочен, отыскивая неприметное поле восточнее темных крыш. Посадив машину на открытое и ровное место, он набрал номер Денки. – Я здесь. Координаты…

– Я тоже. – У кромки поля, ближе к лесополосе, моргнул прожектором аэромобиль. – Рад, что ты с нами, Рочен!

– С нами – это с кем?

– Со мной. – Раздался в ухе смешок. – С Ханной. Еще к нам готовы присоединиться Тэй и Сэмп. Поднимайся, Рочен. Нас ждет задумавший сменить родственную власть Тамт! Как же долго Тео мучились, исполняя вторые роли! Кстати, твой возлюбленный враг принц Герден надеется, что ты поставишь его на ноги. А потом, если будет желание, продолжишь вашу восхитительную дуэль. Доктор! Ты меня слышишь?

– Да.

– Я запросил коридор только для себя, как сотрудника Службы безопасности. Небо Тамта закрыто для всех, кроме спецслужб и военных. Чувствуешь пороховой запах надвигающихся событий?

– Да.

– Тогда гаси огни и переходи на ручное управление. Думаю, в ночном небе ты меня не потеряешь. Коммуникатор тоже заблокируй.

– Да.

– Тогда вперед! – Денки врубил разноцветные габаритные огни и веселенькую алую подсветку. Потом, без разгона, взмыл свечой вверх. Тяжелые подбрюшья туч окрасились инфернальными оттенками.

– Это он рисуется перед тобой! – Хихикнула снова появившаяся в кресле Сильвия.

– Выпендрежник. – Оттопырил губу Рочен и взмыл в небо следом.

– Хочет произвести на тебя впечатление. – Сияющие желтые глаза на мгновение осветили сосредоточенное лицо пилота.

– Произвел. – Ответил мужчина, вручную выставляя курс.

– Рочи… А что будет дальше? Ты подумал над тем, что, похищая принца у тех и этих, ты окажешься вне закона?

– Хоть ты считаешь меня непроходимым тупицей… Кстати, спасибо за грозу!

– Догадался? – Улыбнулась Силь.

– Легко. В метеосводках центральной части страны везде отмечено повышенное атмосферное давление. Итак, возвращаясь к твоему вопросу, хочу сказать, что контракт Гердена с духами тоже незавершен. Ведь он все еще не стал королем.

– Ты считаешь… – Ручка Сильвии пробежала пальчиками по белым волоскам, росшим на мужской руке, и забралась под закатанный рукав рубашки.

– Я считаю, что мы пересидим драку в провинции Сенко. Когда Фортисам и Тео надоест выяснять, кто круче, на престол взойдет Герден.

– Ой, ты все-таки в это веришь! Я в полном восторге!

– А потом настанет мирное время, в котором герои только мешают. Поэтому, чтобы избавиться от собственных привязанностей, я построю у того ручья скит и буду молиться моей, увы, уже недоступной Силь! – Голубой глаз покосился на встопорщившиеся подобно птичьим перышкам, прядки волос.

– Неужели, кроме Лайсина, тебе в этом мире дорог кто-то еще? – Силь шлепнула Рочена по руке. – Тогда ты – дурак!

– А кто из нас, человеков, умный? – Выйдя из облачности, пилот скорректировал курс.

Впереди, сияя алым светом, рассекал воздух Денки.

– Однако, духи не лучше. – Невозмутимо продолжил Рочен. – Играя с людьми в доступные их сознанию игры, вы опускаетесь до нашего уровня.

Сильвия зашипела.

– Не кипятись. Скажи… То, что между нами сегодня случилось… ты придумала для того, чтобы я терпимее относился к человечеству, и поладил не только с персоналом Службы, но и Герденом? Играя мной, ты сделала ход. Теперь ждешь ответа неведомого для меня противника. Сильвия… Так кто мы, люди? Всего лишь безмозглые пешки на бесконечном поле ваших азартных игр, в погоне за желаниями отдающие свои силы духам земли?

– Не все так просто. – Вздохнула девушка. – Вы – дно энергетической пирамиды вселенной.

– Значит, если исходить из того, что вы, как и мы, привязаны к земле, ваш уровень всего на малую толику выше нашего? А потом кто? Боги?

– Поэтому ты не хочешь ни с кем общаться? – Уткнулась в скрещенные пальцы Силь. – Надо же, я считала, что мне достался совсем слабый игрок!

– Мне кажется, вы недооцениваете скрытность пешек, на деле рвущихся в короли. Денки! – Включил связь Рочен. – Лети, пожалуйста, спокойно. Если мы когда-нибудь сойдемся на гоночной трассе, покажешь все, на что способен!

Машинка Дениэля покачала короткими крылышками из стороны в сторону.

А уже через полчаса темное небо взорвалось вспышками зенитных снарядов. Рочен       А уже через полчаса темное небо взорвалось вспышками зенитных снарядов. Рочен снова прижал кнопку связи.

– Ден, в чем дело?

– Не понимаю! У этих аристократов дома Тео совсем снесло крышу! – Увернулся от выпущенной снизу ракеты Денки. – Мать вашу, дебилы, у меня пропуск! Диспетчерская Кэно, ответьте капитану Службы безопасности провинции Тамт!

Но диспетчерская безмолвствовала.

– Рочен! Я поиграю с ними в мишень, а ты садись на территорию!

– Не стоит, Ден. Поднимись выше и включи навигацию. Кажется, сейчас вокруг Кэно станет темно. Очень темно.

И точно. Городские огни медленно потускнели, а потом и вовсе исчезли в черной, непроницаемой для света, дымке. Ракеты, отчаявшись рассеять внезапно опустившийся на город мрак, перестали сотрясать воздух.

– А теперь садимся. Денки, иди первым.

Аэромобили, один за другим, медленно опустились на поляну перед строениями службы. Черный туман, только что практически непроницаемый для глаз и размывающий показания земных радаров, услужливо приподнялся ровно настолько, чтобы выпрыгнувшие из аэромобилей Ден и Рочен увидели друг друга.

– Брат! – Расставив руки, Ден подбежал к северянину и обнял его плечи. – Как же я рад тебя видеть!

– С чего бы это? – Приподнял тот светлую бровь.

– Все шутишь! Рочен, тут такое дело…

– Нам нужно забрать принца Гердена и срочно улетать. Иначе, алчущие крови Фортисы и Тео, объединившись, набросятся на нас.

– Ты все знаешь!

– Почти ничего, но умею делать выводы.

Увидев посадочные огни аэромобиля Дена, от корпусов выбежали сотрудники, живущие в комплексе. Вместе с ними – Санс.

– Денки! Ты прорвался! – Воскликнул он, не заметив Рочена, отступившего в тень. – Тео обвинили королевский дом Фортис в убийстве Хайсо Токо. А Фортисы, в свою очередь, инкриминировали сыну Токо убийство принцессы и похищение принца Гердена!

 

– Как такое может быть? – Денки поискал глазами Рочена. Не найдя его, понял, что тот ушел за принцем и продолжил разговор, оттягивая на себя внимание окруживших его людей. – В доме Токо остался только один сын – Салих. Но он никогда бы так не поступил!

– Не хотелось бы излагать непроверенные факты, но, кажется, Хайсо Токо… жив. Оказывается, он возглавлял глубоко законспирированную террористическую сеть по всей стране, устраивая народные возмущения и громкие преступления, дискредитирующие королевский дом.

– Что?! Неужели крушение экспресса и буровая были делом его рук? Черт! Как мы могли так промахнуться!

– У нас работал экспертом-криминалистом его брат Салих, готовый ради семьи пойти на сокрытие важных улик!

– Не верю! Салих не такой! Кроме того, подмену образцов заметил бы Тайрес!

– А что если образцы уже были для вас разложены в нужных местах? Ты об этом не думал?

– Но выезд экспертных групп инициировал наместник Лайсин Който!

– Нет. Расследовать обстоятельства катастроф приказал принц Герден. Но Тамил Тео, как руководитель службы, был в курсе всех событий, и вполне мог поделиться планами с Главой дома Тео. Кажется, именно его господин Райген видел своим преемником, пока тот не уехал за Лайсином в Сенко.

– Не понимаю… И кто тогда из их братии жаждет примерить трон на свою… гм… филейную часть?

– Похоже, сам Райген. Нашему подразделению поступило предложение работать, как самостоятельная единица, на дом Тео.

– И Вы, господин Санс, как ответили?

Мужчина приподнял рукав.

– На раздумье остался час.

– Господа! – Позади толпы раздался громкий и сильный голос. – Можно внести предложение?

Когда сотрудники обернулись, то увидели высокого светловолосого человека, спокойно ждущего их внимания. Несмотря на ночную тьму, его узнали и заулыбались.

– Доброй ночи, господин Рочен! – Подошел к нему Санс и протянул руку. – Мы знали, что Вы прилетите. Но говорите, мы внимательно слушаем!

– В моем городке существует пословица: там, где дерутся коты, мышам делать нечего. Если вы останетесь, и Фортисы переиграют Тео, то вас, как организацию, не оправдавшую доверие правящего дома, расформируют. Это – в лучшем случае. В худшем – кое-кто пойдет под трибунал. Если Тео сместят Фортисов, вам припомнят работу под руководством Асвида и Лайсина – наместника, поставленного принцем Герденом. То есть, как ни крути, исход будет одинаков. Мое предложение, господин Санс таково: Служба должна прекратить свое существование. Те, кто родом отсюда, могут вернуться к семьям. Кто считает наилучшим выходом наняться к Тео – это ваше право. Но те, кто хочет сохранить свою жизнь и честь, могут отправиться со мной в провинцию Сенко. За горы ни Фортисы, ни Тео не полезут. А если полезут… у нас есть, чем их встретить. – Закончил короткую речь Рочен.

– Ты как? – К нему протиснулся Ден.

– Мы готовы.

– Господин Рочен! – К ним подошли Тэй и Сэмп. – Мы летим с вами.

– Природе все равно, кто собирает с людей налоги. – Усмехнулся Тэй. – Она хочет жить по своим законам. Без крови и войн.

– Ты не прав. – Усмехнулся Рочен. – Но я рад, что мы вместе.

– Постойте, господа! – Воскликнул Санс. – В Сенко есть наместник. Он может воспротивиться нашему появлению.

– Лайсин Който? Ручаюсь, для нас уже открыты летные коридоры.

– Тогда… – Чувствовалось, что решение Сансу дается очень нелегко. – Я согласен. Мы никого не предавали. Но сделать моих служащих разменной монетой чужих интересов мне бы не хотелось. И все же… Живущие в Тамте могут написать прошение об увольнении и идти по домам. Думаю, в такое время близким необходима ваша защита. Тем, кто хочет уехать в свои провинции, тоже препятствовать не стану. Заявления должны быть на моем столе не далее, чем через десять минут.

Примерно одна треть персонала побежала в административный корпус.

– Я одинок. – Усмехнулся Санс. – У меня, кроме вас, никого нет. Поэтому, Рочен, я тоже напишу заявление.

– Через полчаса вылет. Сверим часы.

Все посмотрели в свои универсальные наручные коммуникаторы.

– Ровно через тридцать минут мы поднимаемся в небо. – Объявил доктор и посмотрел на Денки. – Ты поведешь мою машину.

– Неужели? – Прищурился тот. – Ты доверяешь мне самое ценное, что есть в твоей жизни?

– Самое ценное, что мы имеем на текущий момент, уже лежит в моем аэромобиле. Так что Ден, без выкрутасов, иначе потом, после приземления, собственноручно заделаешь на корпусе каждую крохотную царапину.

Доктор развернулся и пошел к своей машине.

– Вот это любовь! – Ухмыльнулся ему в спину Денки. – Сэмп! Ты поведешь мою. Как юную дебютантку в вальсе: нежно и бережно. Если что…

– Денчик, – над оперативником склонил голову Тэй, – если что, не переживай. Я за ним присмотрю. Извини, мы сбегаем за вещами и напишем рапорт об отставке.

– Подождите, парни, я тоже иду писать!

Рочен открыл заднюю дверь своего большого аэромобиля и посмотрел на лежащего среди подушек Гердена, укрытого несколькими одеялами. А потом перевел взгляд на пристроившуюся сбоку Ханну.

– Садись вперед.

– Но…

– На пассажирское место. С этой машиной тебе не справиться.

– А Вы?

– Я сяду назад и буду поддерживать Гердена своей энергией.

– Вы? Гердена? Своего заклятого врага?

– Нет друзей и нет врагов. Есть наши субъективные чувства, выросшие из хороших или плохих отношений, созданных на основе возникших желаний. Кое в чем я был слеп, Ханна.

– Вы? Тот, кто все видит?

– Есть такое выражение "намеренная слепота". Гордыня, амбиции, страхи и сомнения, пережитые в детстве и тормозящие дальнейшее развитие личности. Многие так и остаются всю жизнь детьми, пытающимися побороть чудовище… которого никто, кроме них самих, не видит.

– Я почему-то считала Вас чуть ли не святым! – Рассмеялась женщина.

– Что такое святость? – Задал ей Рочен вопрос, осторожно устраивая голову Гердена на своих коленях. Упавшие с лица волосы окрыли рваную, кровоточащую рану, проходящую наискосок от лба до уха.

– Терпи, мальчик. – Рочен свободной рукой поправил специальные подушки. – В Сенко я тебя подлатаю, и ты снова станешь красивым.

– Вы ухаживаете за врагом! Я бы так не смогла. – Полуобернувшись и пристроив локоть на спинку сидения, Ханна смотрела на северянина.

– Госпожа Ханна… Люди никогда не бывают объективны в своих чувствах. Что значит враг?

– Тот, кто вызывает ненависть.

– Почему он ее вызывает?

– Не знаю… Бывает по-разному. Вот, например, Фортисы и Тео!

– Каждый из домов хочет подчинять, а не подчиняться. Еще пример?

– Ну… Вы и принц Герден.

– Я не смог простить ему желание Лайсина стать кем-то большим, нежели сын наместника. Хотя, если рассуждать здраво, я должен был отойти в сторону. Простолюдину нет места рядом с аристократом высокого дома. Но детское разочарование переросло в обиду, а потом в ненависть к тому, с кем начал общаться бывший друг. Хотя принц был совершенно не при чем, я ненавидел именно его. Еще?

– Ну… мой муж.

– Кажется, однажды мы говорили о твоей проблеме. Здесь все просто: он не смог играть в любимую тобой игру под названием "Все вокруг – сволочи. Особенно, родители". Мальчик всеми силами пытался показать тебе, насколько прекрасен мир. Но ты не оценила его стараний, записав во враги. Естественно, он стал таким, каким ты хотела его видеть. Ханна, тебе нельзя выходить замуж, пока не научишься доверять близким.

– Господин Рочен…

– Просто Рочен.

– Вы знаете, перед встречей кортежа принца Корвеса господин Ларк сделал мне предложение. А потом… – Она быстро смахнула с глаза слезу. – Потом, словно ничего не было, он взял и уехал!

– Ларкус дома Верус? Ханна, ты уверена, что аристократ, родственник королевского дома Фортис, делал тебе предложение руки и сердца, а не просто намекал на возможные и необременительные для него встречи?

– Что?! Ларк – аристократ?! Родственник Короля?! Тогда его предложение – полная глупость!

– Вот поэтому он уехал, не попрощавшись. Ханна, мы – люди разных миров. Сейчас на моих коленях лежит принц Герден. Когда я его заштопаю, он обязательно встанет на ноги и возьмет то, что принадлежит ему по праву – власть. В данный момент я держу руку у его макушки, вливая в истощенное тело собственные силы. Но потом, сидя на троне, он даже не вспомнит какого-то незначительного хирурга, рисковавшего своей жизнью, чтобы прилететь за ним в мятежную провинцию.

– Рочен… – Один глаз принца открылся, а рука приподнялась и нашла руку северянина. – Ты никогда не будешь у трона…

Ханна с удивлением посмотрела на очнувшегося принца.

– Ты… в моем… сердце…

– Это верно. – Хмыкнул доктор и посмотрел в стекло машины. – Старая заноза обернулась раздражающим нарывом. Ханна! Вызови, пожалуйста, Санса и Денки. Нам пора лететь!

Буквально через пару минут на водительское место опустился довольный Дениэль, а рядом с Ханной пристегнулся ремнями Санс.

– Ты ж моя малышка! – Восторженно выдохнул гонщик, переводя автоматику в ручное управление. – Какая ты умненькая! Какая красавица! Рочен, скажи, зачем тебе настолько изумительная техника?

– Чтобы спасти наши задницы. Разобрался?

– С ручным – конечно! Лапочка! Прелесть! Все золото мира отдал бы за такую игрушку!

– Видишь, Ханна, – усмехнулся Рочен, – у человека – проблема: ему хочется машину, но нет на нее средств. Сильный и необремененный моралью субъект выкинул бы нас на улицу и удрал с ворованной техникой.

– Это – хорошая идея! – В глазах Денки, блеснувших отраженными оранжевыми огнями приборов, промелькнула какая-то задумчивость.

– Тем более, что наша гибель спишется на мятеж… – Продолжил северянин.

– Иди ты к черту, Рочен! – Рассмеялся Денки и включил связь. – Все меня слышат? Поднимаемся в порядке очередности и не задерживаемся, иначе по нам снова начнут палить.

– Не начнут. – Сморщился Герден. – Взлетай, болтун!

– Да, Ваше Высочество!

Аэромобили бывшей Службы безопасности провинции Тамт один за другим взмывали в небо по коридору, проложенному непроглядной тьмой.

– Денки! – Крикнул в переговорное устройство Тирен. – Твоя работа? Алия просит передать тебе тысячу поцелуев!

– Лучше не теряйтесь и помолчите. – Ден выключил рацию.

– Сколько у нас людей? – Спросил Рочен, машинально поглаживая черные волосы уткнувшегося ему в живот Гердена.

– Пятнадцать вместе с нами. – Ответил Санс. – В-основном, тут служили местные. Ханна, ты тоже могла уйти домой.

– Я давно выросла из его стен. Им со мной тесно под одной крышей. Господин Санс…

– Да?

– Вы тоже аристократ?

Сорокапятилетний шатен с теплыми карими глазами улыбнулся, разглядывая чистое звездное небо.

– Младший сын одного захудалого рода провинции Шейт. Мой дом для меня всегда был слишком мал. Я с детства хотел летать. Но, пока не стал совершеннолетним, приходилось ухаживать за скотиной.

– Ваш дом беден? Никогда бы не подумала, что аристократы могут выполнять черную крестьянскую работу!

– Аристократы, – ответил ей вместо Санса Денки, – могут делать все, не чураясь грязи. Титул – скорее, состояние души.

– Титул накладывает на его носителя определенную ответственность. – Задумчиво сказал Рочен.

– Титулованный человек может позволить себе не только благородство, но и то, на что способны психи и преступники. – Хрипло сказал Герден и сжал горячей потной рукой запястье Рочена. – Простолюдин знает, что за нарушение закона его повесят. Аристократу абсолютно ничего не будет. Думаете, для кого написаны заповеди? Для дерзающих большего, чем им отпущено судьбой, простолюдинов! Не убий! Не возжелай жены ближнего своего!

Он закашлялся, а потом застонал.

– Рочен… не уходи… прошу…

– Да куда же я от тебя денусь? – Большая белая ладонь гладила черные волосы. – Мы летим в одной машине в мир моего детства.

– Наклонись… – Прошептал принц.

Рочен склонился к его лицу.

– Хочешь узнать одну маленькую, но очень важную для нас с тобой тайну?

– А если нет?

– Почему? – Из синего глаза выкатилась одинокая слеза и сползла вниз по пышущей жаром щеке.

– Потому что не хочу, чтобы потом ты пожалел о мимолетной слабости.

– Она не мимолетна.

– Тем более. Если захочешь, поговорим, когда ты будешь здоров.

– Там тебе я снова стану не интересен. Ведь мы летим в Сенко? Тебя с нетерпением ждет Лайсин!

– Нас ждет дворец твоего отца. А тебя – операционная и тщательный наш с Ханной уход. Госпожа Ханна! – Позвал Рочен. – Ты не откажешь нам в просьбе на некоторое время стать сиделкой?

– Почту за честь! – Ответила женщина. – Господин Рочен, я помогу всем, чем могу. Только скажите!

 

– Спасибо, Ханна!

– Ден!

– Все в порядке, Рочен! Наши летят за мной. Чувствую, как нас пытаются зацепить летные коридоры.

– Лети между ними и не отзывайся на промежуточные запросы. Как увидишь перед собой горную гряду, вызывай диспетчерскую Джайны. Они должны были выделить нам пространство.

– Ты все-таки виделся с Лайсином! – Прошептал Герден.

– Перед вылетом я разговаривал с диспетчерскими службами. Одна из моих сестер замужем за старшим сегодняшней смены. Они держат для нас коридор.

– Мне больно… – Шепнул Герден. – Очень больно!

– Ханна, приготовь шприц с анестезией и снотворным!

– Не надо… Рочен… я не взрывал Северный экспресс и буровую в провинции дяди. Но я разрабатывал подобное оружие и даже сделал на заводе пробную партию… Я – инженер. Оружейник. Но не убийца! Несколько приборов было похищено. На них, наверняка, остался след моей ауры. Полгода назад я встречался с Лайсином и просил осторожно узнать, кто это мог быть… Но не догадывался, что ими были Тео… Мою… жену… убил Хайсо из дома Токо. Я думал, он мертв… Они ударили меня по голове и бросили в аэромобиль. Очнулся я в каком-то подвале. Они били меня… В глазах Хайсо я видел неприкрытое удовольствие. Не думал, что милый и услужливый мальчик может стать садистом. Потом он приказал меня добить и подбросить к воротам вашей службы. Но парни просто выбросили меня в какие-то заросли…

– А Ханна тебя нашла. Не волнуйся, Герден. Твой контракт с духами все еще в силе. Ты будешь нашим новым Королем!

– Нагнись…

– Ну что ты так нервничаешь! Осталось совсем немного!

– Рочен… Принц Корвес – не мой биологический отец. Тс-с… Мне сказала об этом умирающая мать. Но, думаю, что он, и Король тоже… об этом знают. Поэтому и выбрали меня в качестве наследной подсадной утки.

– Но кто тогда твой настоящий отец? И Волден… Получается, он – вообще тебе не брат?

– Да. Ренк – настоящий Фортис. А я… я – Тео. Мой отец – Райген Тео.

– Твою ж мать! Он… знает?

– Не знаю. Моя мать была красавицей и любила мужчин. А они любили ее. Фортисы – сплошь широконосые шатены с серыми или голубыми глазами. Я на них не похож. Рочен… я – не принц. И не наследник.

– Э… и как мне на это правильно реагировать? Променять дворец твоего приемного папашки на городскую гостиницу? Не находишь, что нам всем в ней будет тесновато? Да и платить нужно…

– Рочен…

– Что?

– Ты – непроходимый глупец. Как хорошо, что Лайсин с тобой расстался!

– Конечно, хорошо. Эх, если бы не его желание стать советником принца, я бы сейчас готовил бы Его Сиятельству поздний ужин с легким вином и фруктовыми закусками.

– Почему фруктовыми?

– Ночь, мой принц, создана не для войны, а для любовных утех. Как сын повара, я изучал блюда на каждый случай жизни семьи наместника.

– Рочен…

– Что?

– Ты приготовишь мне куриный бульон с гренками и морковью?

– Да, мой господин!

Ханна, одним ухом уловившая ставшие громкими слова, усмехнулась.

– Воистину, от ненависти до любви один шаг. – Тихо шепнула она. Но господин Санс, сидящий рядом, ее услышал.

– Не расстраивайся, девонька. Господин Асвид никогда не дал бы согласие на ваш с Ларкусом брак.

– Вы о чем, господин Санс? То, что мы вместе плавали по утрам, скорее говорит о важности поддержки физической формы, но никак не о выражении нежных чувств, обычно расцветающих на вечерней заре.

– Я видел, как он за тебя заступался. – Усмехнулся бывший начальник оперативников, а потом – всей секретной службы. – И какими глазами смотрел.

– Я начинала работать стажером под его руководством. Можно сказать, господин Ларк был первым моим наставником. Потом, через какое-то время, я вышла замуж. Мой муж и дочь погибли в провинции Сенко. Тогда в долину упала оттепель, и из лощин по утрам поднимался холодный и плотный туман… Ударившись в арку туннеля, машина взорвалась.

– Да, я знаком с твоим делом. И все же, не отчаивайся.

– Господин Рочен правильно сказал, что события обезличены. А мы всего лишь раскрашиваем их своими чувствами.

– Как это? – Повернулся к ней Санс.

– Событие: погибли мужчина и ребенок. Местные газеты напечатали маленькую заметку в разделе происшествий. Один из прочитавших не почувствовал ничего. Другой тяжело вздохнул: ему стало жалко безвинную кроху. Третий яростно набросился на водителя, ругая неумех за рулем, создающих добропорядочным людям проблемы. А у меня чуть не разорвалось сердце. Событие одно, но отношение к нему разное. И никто не знает, что чувствовал сам пилот.

– Это сказал господин Рочен? – Удивился Санс.

– Я сделала выводы из его слов и разобрала конкретный пример. Поэтому, господин Санс, мне абсолютно безразличны мысли и поведение достойного сына дома Верус. И это – абсолютно честно.

– Вот отбрила! Обычно женщины жалуются на судьбу и неверных возлюбленных!

– Повторюсь: господин Ларк не был моим возлюбленным. И вообще, я не одобряю домыслов и сплетен.

Женщина машинально открыла багажный отсек, расположенный перед сидением, и вытянула оттуда наушники. Прикрыв глаза, она откинулась на спинку сидения. Приятная мелодия успокаивала смятенный последними событиями мозг. Не заметив как, она задремала.

Рочен все-таки вколол Гердену анестетик. И теперь тот спал, уткнувшись носом в руку доктора. Его горячие пальцы все также сжимали запястье крепко задумавшегося северянина. Тот менял холодные компрессы и размышлял. Как же так могло оказаться, что все им виденное отражало не только истину, но и домыслы Лайсина? Еще было совершенно непонятно, что сделал с Лайсином Тамил Тэо. Быть может, его замученного друга больше нет в живых? Рочен положил затылок на подголовник и, повернувшись, взглянул на звездное небо. Он чувствовал, как широким фронтом надвигаются родные горы. Там, за ними, был его мир. И, что бы в нем ни произошло, он не отдаст его без боя. А еще, неожиданно для себя, он вдруг понял, что их с Герденом судьбы были переплетены с того самого момента, как они увиделись в первый раз: черноволосый хрупкий подросток с синими глазами и долговязый белобрысый сын повара. Их взгляды встретились и проникли друг в друга, выплетая причудливый узор из ненависти и жалости, доверия и привязанности.

Рочен снова погладил горящую высокой температурой голову королевского бастарда.

– Терпи, дружок. Каким бы ты ни был, я обязательно поставлю тебя на ноги. И ты будешь Королем. Не лучшим и не худшим. Просто очередным Королем. Потом благодарный, или не очень, народ придумает тебе прозвище. Например: Герден Красивый. Дети в школах, изучая период твоего правления, будут рассказывать учительнице о достижениях в магии и технике, совершенно не зная той цены, которую ты заплатил за свою мечту.

Свободной рукой потерев уставшие глаза, Рочен окликнул Денки.

– Брат по воздуху, ты как?

– Спасибо, Рочен. Твоя машина – это нечто. Потом, когда все кончится, может, расскажешь, где ее собирали?

Тот засмеялся.

– Даже покажу и познакомлю.

– Да ты что?!

– Угу. Это мой двоюродный брат. Он знает о летательных аппаратах то, о чем не знают ведущие инженеры заводов, производящих эту технику.

– Круто!

– Но готовься дневать и ночевать в его мастерской. Он слишком ревностно относится к своей страсти. И если ты не ответишь на нее должным образом…

– Рочен! Я отвечу!

– Угу. – Северянин зевнул в кулак и потряс головой. – Вся сила улетает в принца, как в бочку без дна. Денки, соберись и передай остальным: мы подлетаем. Пусть готовятся занять коридор.

– Сейчас. – Ден пробежался пальцами по кнопкам, меняя механическое управление электронным.

– Дай гарнитуру. Я сам сделаю запрос.

Денки протянул руку, а Рочен повесил на ухо наушник с микрофоном.

– Борт два нуля четыре три пять запрашивает диспетчерскую Джайны.

– О, Вы вернулись! Как раз вовремя! Еще немного – и небо было бы закрыто.

– Кто отдал приказ?

– Из центра.

– Ясно. Спасибо, милая. А теперь подведи нас к коридору. Со мной – десять машин.

– Да. Мы уже вас видим! Координаты разрешенного пространства: северо-северо-восток, тридцать один – сорок три. Высота четыре двести. Рочен, мы ждем тебя в Джайне!

– Ойга, милая, у меня – тяжелораненый. Можешь запросить для моего борта посадку у госпиталя?

– Конечно, господин Рочен. Я передам, чтобы готовили операционную. Кого вызвать ассистентом?

– Мейхо. Анестезиологом – старика Лойко.

– Сделаем. Остальных – в гостиницу?

– Нет. Пусть включит посадочные огни дворец дома Фортис. Скажи, принц Герден и его сопровождение. Нам нужны комнаты на пятнадцать человек и покои Его Высочества.

– Но…

– Будут упираться, скажи, сядем им на крышу.

– Господин Рочен… – Мурлыкнула диспетчер. – Вы такой настойчивый!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru