Танцы с духами. Часть вторая

Екатерина Бердичева
Танцы с духами. Часть вторая

Вернувшийся с посиделок Рик открыл входную дверь и положил ключ от своей машины в тот же ящик, что и Рочен.

– Рочи, я пришел! – Крикнул он. – Представляешь, еле высидел это скучное мероприятие!

Сняв обувь, он выпрямился и застыл в недоумении, увидев выходящего из кухни Короля.

– Э… Ваше Величество? А что Вы тут делаете?

– Обедаю. – Невозмутимо ответил Герден. – Рочен чудесно готовит. Надо попросить рецепт его супа и отдать дворцовому повару. Ты голодный? Ах, прости, я забыл про ресторан. Ну и как оно там? Весело?

– Я только что сказал, что все было скучным. – Рик повесил свою куртку и хотел улизнуть на второй этаж.

– Куда ты пошел? – Поинтересовался Король. – Разве я дал тебе разрешение уйти?

– Это – мой дом. – Свел брови парень. – А Вы – гость.

– Ну… тогда я тебя прошу, как гость хозяина: не буди Рочена. Пусть спит. Иди сюда. – Герден подождал, когда Рик приблизится, и открыл перед ним кухонную дверь. – Смотри: вон там, в духовке, вкуснейший кролик. Давай попробуем его вместе? Надеюсь, как хозяин, ты меня им угостишь?

– Сейчас, переоденусь и спущусь. – Парень прошел мимо Короля, на ходу подбирая светлые волосы в пучок.

– Очарование молодости… – Посмотрел ему вслед Герден и начал вытаскивать тарелки.

Вернувшийся через некоторое время Рик поморщился, глядя на одетого в вещи Рочена Короля, по-хозяйски расставившего на столе приборы.

– Присаживайся. – Пригласил Герден. – Твой… Рик, а кто для тебя Рочен? Кстати, он не хотел, чтобы ты остался голодным, когда начнешь учиться, и наготовил на неделю вперед.

– Завтра у меня последний свободный день. Сам бы все приготовил. – Рик начал есть суп. – Это он приходит после работы с синяками в пол-лица и готов съесть даже кастрюлю. Вы не представляете, какой он был загнанной лошадью. Это сейчас, за три месяца, что мы вместе, он отъелся. А так – щеки ввалившиеся, по ребрам можно изучать анатомию… Ой. – Рик вспомнил, с кем разговаривает, и замолчал.

– Рик, дружочек… – Король отставил тарелку и посмотрел на парня. – А теперь давай поговорим начистоту. – Что между вами происходит?

– Ничего такого. – Парень пододвинул салат и с невозмутимым изяществом дворянина начал его есть. – А что?

Серые глаза спокойно выдержали взгляд синих королевских глаз.

– Мы знакомы с Роченом с тех далеких времен…

– Извините, что перебиваю, но я спрашивал о моем друге всех, кто его знает. И эти люди очень удивлялись вашим с ним приятельским отношениям. Кажется, в те далекие времена они были не столь… душевными. Насколько мне известно, вы отобрали у него друга детства. А теперь хотите… Господин Герден, а чего Вы хотите?

– Может быть, чтобы не было тебя?

– Ваше Величество… – Рик тоже отодвинул тарелку. – Вы опоздали. Я не отдам Вам Рочена. Даже если вдруг так случится, что я исчезну из его жизни… Он не станет для Вас ближе.

– Так какие отношения связывают тебя, Рикус Верус, с большим и наивным существом по имени Рочен Рейво?

– Я его люблю. – С вызовом сказал парень.

– Бедный Рочен! – Расхохотался Король. – Он и не подозревает, что рядом с ним живет молодой мужчина с бушующими гормонами в крови. Парень, заведи себе женщину и объясняйся в любви ей. А Рочена не трогай. Иначе ему придется бежать из собственного дома.

– Не сбежит. – Уверенно сказал Рик. – Если бы не строгие моральные запреты, заставляющие сдерживаться, он был бы моим. У него кружится голова, когда я его целую. И однажды он не сможет себя удержать.

– Вот, значит, как? – Король выглядел удивленным, но, быстро просчитав возможные варианты, снова посмотрел на парня. – Скажи, зачем тебе нужны физические отношения с мужчиной? Ты вообще представляешь, что это такое? Ты хоть раз пробовал это с женщиной?

– Нет. – Опустил глаза Рик. – Я пытался… дома. Но они меня не заводят. Дуры какие-то! Лежат, как бревна. Глаза закрыты, под носом – пот, а пальцы трясутся от страха. Гадость.

– М-м-м… – Герден постучал пальцем по губам. – Ты ничего не знаешь о физическом аспекте отношений и пытаешься соблазнить понравившегося тебе мужчину? Ты странный. Но отговаривать я тебя не стану. Однако… поставлю несколько условий. Для его и твоего блага.

– Чего Вы добиваетесь? – Рик встал, опершись о стол.

– Сядь. Если Рочен уже знает о твоих… чувствах, то должен был тебе сказать, что подобные отношения… достаточно болезненны. В физиологическом плане.

– Я читал литературу. – Тихо признался Рик. – Да, мне немного страшно, но я хочу засыпать, касаясь его кожи, и чувствовать на губах вкус его поцелуев.

– Итак, – Король заблестел глазами, – литература дает пищу уму, но не дает представления об ощущениях. Поэтому, дорогой мальчик Рик… Завтра, в твой последний свободный день, ты полетишь со мной к одной леди. Она весьма искусна в любовной игре. Ты же хочешь, чтобы отношения были разнообразными и приятными? Эта женщина научит тебя всему, что знает.

– Но…

– Воспринимай эту стажировку как повышение образовательного уровня. Если твое чувство к Рочену не пройдет, начнем второй уровень подготовки.

– Но зачем?!

– Затем, что твой Рочен – еще большее дитя в этих вопросах, чем ты. Но учиться он не станет. В результате вы однажды сделаете друг другу больно и в физическом, и в духовном плане. А потом, разочаровавшись, разбежитесь в стороны.

– Вам-то это зачем?

– Затем, Рик, что я хочу сделать тебя наследным принцем. А твоего Рочена – своим другом. Вы оба мне нужны живыми и здоровыми. Понимаешь?

– Ого! Но…

– Ты согласишься, поскольку понимаешь, что капризы отступают в сторону, когда начинается служение Родине.

– Но Вы можете жениться, и у Вас будут наследники!

– У меня их не будет, поскольку я – жрец. Поэтому женишься ты. Не сейчас, лет через десять – двенадцать. Когда станешь взрослее и поймешь, что значит хорошая кровь.

– Получается, Вы все продумали?

– В-основном, да. А еще я хочу дать Рочену землю. И где-нибудь на озерах Тамта построить для него виллу. Как считаешь, Рик, ему понравятся голубые и теплые воды южного края?

– Значит… Вы задумали дать ему титул?

– Да. Как тебе ход моих мыслей?

– Ну… неплохо. Только перед тем, как брать на себя новые обязанности, я хотел бы закончить первый курс. А лучше – несколько.

– Ну, мы еще подумаем над датами. Однако, распоряжение о присвоении титула Рочену с правом его передачи по наследству я уже отдал в определенные органы. Процесс, конечно, небыстрый. Пока составят план участка, пока разберутся в его родословной… Как раз к весне следующего года все подготовят. Потом подумаем над планировкой усадьбы и отдадим свои пожелания архитектору…

– Быть может, сначала спросим у Рочена, что хочется ему?

– Ему ничего, кроме работы, не хочется. Он спрятался в ней от жизни, как в раковину моллюск.

– Ничего подобного! Когда я у него поселился, он стал больше времени проводить дома. И со мной.

– Кстати, Рик! Ты уже взрослый человек, готовый отвечать за свои поступки. Ведь так? Поэтому пообещай не приставать к нему со своими желаниями, пока не пройдешь курс молодого бойца. Это займет пару месяцев при твоей загруженности учебой. Пойми, ты должен осознать, где кончается благодарность, и начинаются естественные потребности организма. После чего сделать правильные выводы и вести себя соответственно.

– Да, я понял. – Рик откинулся на спинку стула и с улыбкой посмотрел на Короля. – Пожалуй, я соглашусь со всеми Вашими доводами. Если это всё, то можно я пойду спать?

– Иди. Не забудь, завтра – первый день занятий. И пожалуйста, ничего не говори Рочену. Наследный принц должен уметь многое. В том числе, держать язык за зубами.

– Я думал, что принцев учат только дипломатическим отношениям. – Фыркнул парень.

– Принцев учат манипулировать людьми, любой ценой укрепляя власть. Крепкая власть – мощная страна.

– И каким боком сюда относится э-э-э… завтрашняя наука?

– Душа, скованная ограниченными возможностями физического тела, очень несчастна, поскольку не чувствует единства с себе подобными. Секс, мой мальчик, позволяет на время об этом забыть. Пожалуй, это единственное, доступное нам, удовольствие. С помощью физической близости ты можешь сделать человека счастливым и получить от него нечто важное для себя или государства. Знаешь, где, в основном, добываются стратегические секреты других стран? В постели, Ваше будущее Высочество.

– Но это… гадко!

– Когда в твоих руках – благополучие государства, согласишься даже на отношения с драконом. Шучу, конечно. Но у нас еще будет время обсудить различные тонкости управления страной.

Рочен проснулся оттого, что затекла шея. И было что-то еще, беспокоящее, словно шуршащая в углу мышь. Точно! По его дому разгуливал Король! Вскочив с дивана, он потер глаза и вышел на лестничную площадку. Кажется, внизу кто-то пел песенку. Голос был мужским и не принадлежал Рику. Доктор посмотрел на часы. Было начало двенадцатого. Через шесть часов ему вставать, а он уже выспался!

Спустившись вниз, он вышел через гостиную на кухню и увидел Гердена, расставляющего по шкафчикам чистую посуду.

– А, соня! Как тебя лучше приветствовать? С добрым утром или все еще спокойной ночи?

– Прости, Герд. Тебя уложил и сам заснул. Как-то некрасиво по отношению к гостю.

– Все хорошо. Когда ты рядом, я сплю, как младенец: без кошмаров и моих вечных спутников – духов. К тому же, вернулся Рик. Любезно разделив со мной трапезу, он развлек меня интересным разговором.

– А… где он? – Забеспокоился Рочен. – В каком состоянии пришел?

– Скучный и трезвый. Но потом мы с ним нашли общую тему. Несмотря на хорошее воспитание, мальчик оказался непосредственным и откровенным собеседником. Представившись лучшим другом, я услышал о некоторых, связывающих вас, личных тайнах.

– И что он тебе такого страшного рассказал? – Рочен взял чистую тарелку и положил в нее кусок мяса с горкой салата. – Наедаюсь на завтрашний день. – Пояснил он. – Поскольку, неизвестно, как он сложится. Бывает, некогда сбегать в ресторан.

 

– Тебе, правда, интересно?

– Ну да. – Поднял чистые голубые глаза на Короля Рочен.

– К примеру, он поведал о том, как ты заводишься, когда он тебя целует…

– Черт… – Рочен бросил вилку, встал из-за стола и ушел. Герден услышал, как хлопнула дверь его покоев.

– Оказывается, мальчик гораздо дальше от цели, чем я думал. – Улыбнулся Герден и поспешил за доктором.

– Тук-тук! – Он приоткрыл дверь и увидел Рочена, сидевшего на подоконнике с сигаретой. – Я войду?

Доктор даже не повернул головы, но сказал:

– Зачем ты копаешься в чужом грязном белье?

– Всего лишь пытаюсь помочь другу разобраться с тем, с чем он не может справиться сам.

– Мне не надо помогать. Все в порядке. И объяснять я тоже ничего не стану. А еще лучше, – Рочен встал с подоконника, – если ты сейчас соберешься, и я отвезу тебя во дворец. С тем, чтобы больше никогда тебя не видеть.

– Перестань. – Герден вытянул руку, останавливая доктора. – Не злись. Сядь на диван, и давай поговорим, как друзья.

– Я – не озабоченный подросток, и не любитель мальчиков. – Рочен упал на диван, еще хранивший тепло его тела. – Мне вообще до этого никакого дела нет!

– Я понимаю. – Герден сел рядом и взял его за руку. – В твоем сознании, замученном однообразием будней, переплелась мечта иметь собственного ребенка и радость, что ты не одинок. Рик для тебя – прекрасная танцующая юность, которую трудно не любить.

– Он все усложняет. – Вдруг пожаловался Рочен. – Мне страшно.

– Боишься захватывающих волю чувств?

– О чем ты, Герден? Он – еще маленький. Ему нужны такие же молодые девочки и мальчики, простые отношения, а не… – Рочен с отвращением посмотрел на свои руки.

– Ты не прав, мой друг. В физиологическом отношении люди делятся на две категории: дети и взрослые. Ты спросишь, где старики? Я отнес их к детям. Малыши активно постигают мир и развивают сознание вплоть до того момента, как наступает половое созревание. Дальше им начинает править физиология. Ну а потом, когда гормональная активность плавно стремится к нулю, сознание делает анализ прожитой жизни, превращая опыт в мудрость. Это – в идеале. Так вот… Возвращаясь к твоим отношениям с Риком. Он обещал тебя не тревожить, пока не разберется, что ему нужно: секс или любовь. Или их можно разделить, получая твое сердечное тепло и разрядку рядом с женщиной. Ты, Рочен, вырос в семье. Если бы тебе не встретился Лайсин, ты бы женился и с удовольствием возился со своими ребятишками. Но ваши отношения выжгли твою душу. Однако, – Герден улыбнулся, – я приготовил для тебя приятный сюрприз.

– Я боюсь сюрпризов. – Буркнул Рочен.

– Не бойся. Тебе он точно понравится. Поверь.

– Ну и где он?

– Идем в твою спальню.

– Зачем?

– Ты должен лечь и закрыть глаза. Надеюсь, ты помнишь, что я – жрец и могу ходить по миру духов?

– Ну…

– Тогда иди и ложись. Сейчас сам все поймешь.

Рочен вытянулся на кровати и закрыл глаза. А Герден сел рядом и взял его за руку.

– Ты увидишь то, что однажды видел я. Там, где не ступала нога человека, мы будем рядом. Прошу, не разговаривай и не отпускай мою руку. Иначе застрянешь среди тонких энергий навсегда, и кто-нибудь голодный с удовольствием закусит твоей душой. Технику безопасности путешествия в мир иной понял?

Рочен хмыкнул.

– Давай, начинай.

– Вот ты уже улыбаешься…

Закрыв глаза в своей спальне, Рочен вдруг оказался на лесной поляне. Рядом, крепко сжимая его руку, стоял Герден. Увидев взгляд Рочена, он качнул головой и приложил палец к губам. Доктор оглянулся и вдохнул жаркий смолистый воздух полной грудью. В отличие от земной осени, тут цвело ромашками и колокольчиками лето. Из невысокой травы подняла рыжую морду белка. Посмотрев по сторонам, она опустилась на передние лапки и запрыгала к ближайшей сосне, задрав пушистый хвостик. По веткам, качнув их из стороны в сторону, пробежал ветерок и унесся в лесную чащу, откуда донесся детский смех. И через несколько минут на поляну выбежал мальчишка лет четырех. В одной руке у него была хворостина, а в другой – лукошко.

– Мам! – Крикнул он. – Я тут! Буду собирать землянику!

Он опустился на корточки в траву, осторожно срывая спелые ягоды и складывая их в маленькую корзину. Рочен молча смотрел на торчащие в разные стороны белые волосы, светлые бровки и розовые, измазанные земляничным соком, губы. Но вот мальчишка поднялся и повернул голову туда, где стояли доктор и жрец. Сердце Рочена на мгновение замерло: у ребенка были чистые голубые глаза и длинные пушистые ресницы. Мальчик вытянул руку и наставил на мужчин палец.

– Дядя и папа. – Громко сказал он.

И тут поляна исчезла. А Рочен открыл глаза в своей комнате. Повернув голову, он увидел, что его рука до сих пор сжимает руку бледного, покрытого потом, Гердена.

– Тебе плохо? – Вскочил он. – Ложись… Сейчас я открою форточку.

Он помог жрецу лечь и прикрыл его одеялом.

– Сейчас заварю чай и растворю в нем сахар. Ты выпьешь, и сразу станет легче. Только не вставай!

Рочен быстро влетел в кухню и сделал черный чай. Бросив в него четыре сладких кубика, он поспешил наверх. Губы Гердена слегка порозовели, но все еще были бледными.

– Сейчас потихонечку поднимемся… Вот так! Обопрись спиной на подушки… И возьми чай. Надо выпить его до конца.

Герден благодарно посмотрел на доктора и поднес к губам чашку. Когда чай был выпит, лицо приобрело нормальный оттенок.

– Ну и зачем ты так собой рисковал? – Укоризненно сказал Рочен. – Что если бы сердце не выдержало нагрузки?

– Ты его видел? – Улыбаясь, спросил Герден.

– Да. – Тихо сказал доктор. – Это сын моей Силь.

– Это – твой сын, балбес!

Рочен хлопнул ресницами.

– Разве духи и люди…

– Могут. Наш род произошел от союза духа и человеческой женщины. Поэтому их потомки – жрецы могут видеть оба плана.

– Мой сын… Это так странно. И, Герден, он такой… маленький! И милый!

– Угу. Никому об этом не говори. Даже Рику. Ему – прежде всего.

– Почему?

– Он хочет быть единственным. Представляешь, этот мелкий нахал чуть не вытолкал Короля из твоего дома! Я даже вам завидую… Рочен…

– Что?

Герден протянул тонкую смуглую руку и положил ее на пальцы доктора.

– Мне хочется быть твоим другом.

– Как ты себе это представляешь? Ты настолько выше, что порой хочется убежать.

– Перед тобой сейчас сидит человек, а не Король. И ему очень одиноко.

– Тогда ложись и закрывай глаза. Я расскажу тебе сказку…

– Про что? – Герден сполз по подушкам вниз и повернулся на бок, не отпуская теплой руки доктора.

– Про двух мальчишек, увидевших горного духа… Дело было в одной далекой северной провинции. На улице стояла холодная зима, но два пацана, укутавшись в теплые пальто и шапки, отправились смотреть на протекающую через город стремительную горную реку. Уже вечерело, и один из них сказал: "Идем домой". Но другой неожиданно вырвал из его руки свою руку и побежал через мост, в верхний город, центральной улицей упирающийся в уходящее вверх горное плато. Старший мальчик побежал за ним. И тут пошел снег. Густой, тяжелый… И тот, что был меньше, сказал: "Смотри, оттуда на нас смотрит дядя. Пойдем к нему?" Но второй догнал его и схватил за шарф. Он ответил: "Если ты уйдешь, твои родители огорчатся. Ведь ты – единственный наследник и не имеешь права поступать так, как тебе хочется". И потащил упирающегося друга обратно. Снег все шел и шел, заметая дорогу в сказочную страну, где сияет яркими лучами вечное лето и над маленьким ручейком трепещут прозрачными крылышками стрекозы… Возможно, если бы мальчики ушли из этого мира, они были бы счастливы…

– Через месяц их окоченевшие трупы нашел бы в распадке какой-нибудь охотник… – В тон Рочену сказал Герден. – И один грустный принц никогда бы с ними не познакомился. Наверно, он бы умер от тоски среди своих теней. Рочен, это очень печальная сказка. Но, согласись, у нее неплохой конец. Каждый из мальчиков, вопреки гневу горного духа, выжил. А принц, наконец, нашел того, рядом с которым его сердцу тепло и спокойно. Я немного посплю… Надо же, подушка пахнет тобой…

Когда Герден уснул, Рочен тихо встал и посмотрел в экран коммуникатора. На часах было пять утра. Ложиться, чтобы снова встать с больной головой, не имело смысла. Накинув плед и зевая, он спустился в кухню и поставил греть воду, чтобы заварить себе крепкий кофе. Его ждал обычный суетный день с операциями, обходами, накопившимися за время отсутствия бумагами и радостными взглядами коллег, которые охотно отдадут ему самые сложные случаи в надежде, что он обязательно справится.

– Я справлюсь. – Твердо сказал Рочен и поставил чистую кружку в полку. – Ведь теперь я не одинок. У меня есть чудесный мальчик Рик. Есть грустный принц, который стал Королем, и, наконец, научился улыбаться. И есть мой сын. Кажется… я счастлив!

Эпилог

Просматривающий в своем кабинете корреспонденцию Его Величество Герден поднял глаза на открывшего дверь молодого светловолосого секретаря.

– К Вам господин Салих, Сир!

– Я его жду. Пусть заходит и не мнется в секретарской, заставляя тебя мучиться сомнением, плохое или хорошее известие он принес.

– Простите, Сир! – Молодой человек, недавний выпускник университета, поклонился и скрылся за порогом, приглашая войти первого советника Короля.

– Доброе утро, Ваше Величество! – Салих, согласно этикету, склонился, отсчитывая положенные три секунды. Выпрямившись, он проследовал к столу и замер, ожидая, когда Король пригласит его сесть.

– Значит, все-таки, доброе? – Посмотрел на него Герден. – Счастлив это слышать. Садись, Салих. С чем пожаловал?

– Хотелось еще раз обсудить церемонию присвоения титула принца господину Рикусу. Ваше Величество, Вы все-таки настаиваете на том, чтобы она была проведена в Тамте на новой вилле господина Рочена?

– Что в этом плохого? – Герден отложил перо и откинулся на спинку кресла. – Здесь, в столице, осень наступила раньше положенного.

– Да, лета в этом году словно не было вовсе. – Подтвердил Салих.

– О чем и речь. Из-за разногласий с нашим восточным соседом по поводу долгосрочной аренды части их территории, выходящей к морю и граничащей с Хойо, мы так ни разу не выбрались отдохнуть. Рочен, уже как год, занимается подготовкой медицинских кадров для наших мобильных групп реагирования на чрезвычайные ситуации. Кроме этого, продолжает оперировать и возглавлять учебный центр. Я общаюсь с ним исключительно по коммуникатору и забыл, как он выглядит вживую.

– Он похудел и постарел, Сир. Слишком большая нагрузка. – Тихо сказал Салих. – Он почти не бывает дома, ночуя в комнатке за своим кабинетом.

– Тем более, нам пора съездить на озера. В Тамте сейчас – настоящее лето! – Прижмурился Король.

– Хотите встретить свой сорок первый День рождения в тихой домашней обстановке с самыми близкими людьми? – Улыбнулся Салих.

– Ты угадал. – Улыбнулся Герден. – Сначала продемонстрируем Рикуса аристократам, а потом… Пошлем всех к бесовой матери и поваляемся в тени деревьев, глядя на голубые волны и золотой песок чистейших озерных пляжей.

– А Рикус успеет вернуться к началу занятий в университете?

– Даже если не успеет, ничего страшного. Учебники получит кто-нибудь из его обожателей. Кажется, весь поток и половина остальных готовы лечь мордами в грязь, лишь бы наш красавчик не испачкал своих ботинок.

Герден рассмеялся. Но Салих сжал губы и опустил глаза.

– Что примолк? – Заметил состояние советника Король. – Или я не прав?

– Правы, Ваше Величество.

– "Только не разлучайте Рочена с Риком…" – Вспомнил Король разговор трехлетней давности. – А ведь я был прав, господин Первый советник. – Чудесный мальчик Рик выдержал испытания огнем и водой. Но медные трубы оказались ему не по зубам.

– Если бы Вы не заставили его почувствовать собственную сексуальную привлекательность…

– Школа гейш и артистическая мастерская научили его не только получать удовольствие от секса, но и манипулировать людьми. Он влюбляет в себя всех окружающих, исподволь добиваясь нужного ему результата. Преподаватели университета им очарованы так же, как и студенты. Я с наслаждением наблюдаю за развитием его таланта. Из него может вырасти отличный правитель.

– А может и не вырасти. – Заметил Салих. – Слишком он увлекся собственной неотразимостью.

– Он молод и наслаждается жизнью, в которой нет одиночества и страха. Поэтому будет просто принцем. Время у меня еще есть, чтобы увидеть, какими вырастут мальчики Тамила или… Лайсина.

– Тихая женитьба господина Който на Ханне дома Шун год назад произвела настоящий фурор в аристократических кругах!

 

– Угу. Как и то, что на церемонию они никого, кроме Дениэля Гэро с супругой и господина Рочена, не пригласили. Меня удивляет одно: почему Рочен и Ден сообщили о произошедшем событии только две недели спустя? Два человека, которым я безоговорочно верю, так со мной поступили!

– Я уже неоднократно говорил Вашему Величеству, что господин Който – человек не публичный. Скорее всего, он попросил их об этом с тем расчетом, чтобы на церемонии не было журналистов. Сейчас они скромно живут в пригороде Джайны, построив дом рядом с усадьбой семьи Гэро.

– Я до сих пор обижен на Рочена. – Надул губы Король. А потом, проведя рукой по лицу, нахмурился. – Салих, иногда мне кажется, что, отговариваясь занятостью, он не хочет со мной встречаться.

– Ваше Величество… – Покачал головой советник. – У него – неимоверная нагрузка. И все для того, чтобы оказаться Вам полезным. Когда закончится формирование мобильных групп, у него обязательно будет свободное время, которое он с удовольствием посвятит Вашему с ним совместному досугу.

– Мне надоело ждать окончания проекта, которому никогда не будет конца. Поэтому я хочу устроить прием в Тамте. Спрашивается, зачем я строил для Рочена виллу, если он ни разу там не был?

– Полагаю, из-за титула?

– Для титула достаточно земли. – Герден хлопнул ладонями по столешнице. – Займись списком гостей и подготовкой церемонии. Пусть в нашем Королевстве появится принц. – Глаза Гердена заблестели. – Быть может, старик Горес, наконец, помрет от инфаркта. Салих… Как считаешь, кого назначить наместником этой провинции, когда дядюшка решится доверить свой иссохший костяк земле?

– Могу подготовить список преданных Вам и, вместе с тем, разумных аристократов.

– А сам? Хотел бы вернуться на юг? – Синие глаза Гердена внимательно смотрели за мимикой советника. Но на лице господина Токо не дрогнул ни один мускул.

– Я готов служить Вашему Величеству в любом месте. – Встал и поклонился он.

– Старый маразматик еще жив… Так что отложим наш разговор до более подходящего времени.

– Да, Государь.

– Иди.

– У меня всего один вопрос.

– Говори.

– Нам стоит приглашать господина Който?

– Конечно! Несмотря на затворничество, он – член нашей семьи. А еще мне было бы интересно посмотреть на Ханну.

– Снова будете интриговать? – Не удержался Салих. – Попытаетесь их разлучить, как Рочена и Рикуса?

– К чему такие категоричные слова, мой пылкий советник? Конечно же, нет. А что касается Рочена… – Брови Короля сдвинулись к переносице. – Он – только мой. И ни с кем делиться его дружбой я не собираюсь! Да… Пожалуй, как помрет дядюшка, я отправлю тебя в Рэй.

– Благодарю, Ваше Величество! – Согнулся в поклоне Салих и медленно, согласно протоколу, вышел из кабинета.

Спустившись к стоян      Спустившись к стоянке аэромобилей, Салих сел в свою машину и поднялся в воздух. Зацепив рекомендованный диспетчером коридор, он раскрыл перед собой экран коммуникатора.

– Тай… Ты еще дома? Хорошо, что я тебя застал. Надо поговорить.

– С добрым утром! Я не слышал, как ты уходил. – Улыбнулся ему сквозь серебряное облако экрана друг. – Что случилось? Что ты хочешь сказать?

– Тай… кажется, пора. Подробности – дома. Я уже лечу.

Рочен проводил взглядом последнего участника утреннего совещания, закрывшего за собой дверь, и встал из-за стола. Вытащив из кармана пачку сигарет, он подошел к окну. Проскочивший между пальцами огонек разжег сигарету, и белый дым медленно потянулся к белым тучам, закрывающим небо уже второй месяц. Кажется, снова начался дождь… А у него через час начнутся операции, которые будут смотреть студенты центра. Хотя студентами они были раньше. Теперь собравшиеся тут молодые врачи решили посвятить себя благородной миссии спасения людей в чрезвычайных ситуациях. А это значит, что они, опираясь только на свой опыт, будут принимать решения, от которых чаши весов судьбы склонятся либо в сторону света, либо одна из них упадет во тьму под названием смерть.

Задумавшись, он вздрогнул, когда услышал писк коммуникатора. Посмотрев на экран, он приподнял брови, но нажал соединение.

– Здравствуй, Салих… Ты что-то рано.

– Могу я сейчас с тобой поговорить лично, без всяких средств связи?

– Да, у меня есть час относительно свободного времени. Прилетай.

– Я уже на парковке. Сейчас поднимусь к тебе.

Рочен встретил черноволосого аристократа протянутой рукой и радостной улыбкой.      Рочен встретил черноволосого аристократа протянутой рукой и радостной улыбкой.

– Сэл… Молодец, что нашел время выбраться! Безумно счастлив тебя видеть! Надеюсь… в нашем государстве все в порядке? Присаживайся. Напитки? Кофе?

– Спасибо, нет. От тебя – сразу домой.

– В начале рабочего дня?

– Именно. Только что говорил с Герденом. Ты знаешь, что он решил провести церемонию присвоения титула принца Рикусу Верусу на твоей вилле в Тамте?

– Знаешь, если честно, я не помню, о чем последний раз говорил с Его Величеством, и когда это было. Но, вроде, Герден давно хотел сделать Рика принцем. Если ты об этом, мне все равно. Рикуса я видел последний раз… около двух с половиной лет назад. Он собрал свои вещи и переехал в университетское общежитие. Больше мы не встречались.

– Не хотел касаться этой темы… Но ты знаешь, что с ним сделал Король?

– О, да… – Невесело усмехнулся Рочен. – Удивившись изменившемуся поведению мальчика, я немного поковырялся в его сознании. Сэл, он счастлив.

– А ты?

Рочен пожал плечами.

– У каждого из нас – своя судьба. И не мне вносить изменения в ее планы. Если ты по поводу виллы… Мне – без разницы, где это произойдет. В столице, в Тамте… Но ты приехал не за этим. – Доктор внимательно посмотрел в синие глаза аристократа. – Что-то случилось у тебя лично.

– Рочен… – Салих вздохнул и умоляюще посмотрел на сидящего перед ним высокого усталого мужчину с белыми волосами, в которых совершенно не было видно седины. Но когда на них падал солнечный луч, некоторые пряди начинали искриться снежным серебром. – Рочен… Кажется, я стал неугоден Его Величеству.

– Величествам нельзя приносить плохие вести и высказывать собственное мнение, отличное от монаршего. – Снова усмехнулся доктор. – Герден уверен в своих силах и покорности людских масс. Сейчас твоя честность становится… ненужной. Посмотри, кого он постепенно собирает вокруг себя: льстецы, болтуны и наушники, не совсем умные, но знающие, когда прогнуться, люди. Я называю их господами с гибким позвоночником.

– Он говорил, что отправит меня наместником в Рэй, когда умрет Горес. Но я почему-то не уверен, что доживу до этого назначения.

– Понятно… И ты просишь у меня совета, что делать. Так?

– Да, Рочен! Помоги, пожалуйста! – Синие глаза отчаянно смотрели в голубые. – Еще я очень боюсь за Тайреса… Величество любит делать близким больно.

– Угу… Салих, – Рочен достал сигарету и снова отошел к окну, – есть единственный способ отвести беду от вас обоих.

– Какой?!

– Ты должен жениться.

– Что?!

– Король сочтет это забавным и не тронет Тайреса, который должен будет уехать. Спросишь куда, я отвечу, что в Тамт. Сэл, у тебя там земля и, насколько помню, какое-то заброшенное поместье. Пусть твой друг отправится его восстанавливать.

– Но как я могу жениться?! И кто захочет жить с мужчиной, который… ну, ты знаешь.

– Все решаемо. – Вдруг рассмеялся Рочен. – У нашего друга Дениэля подросла весьма своенравная племянница, которая жаждет свободы. Но ее, как любую девицу аристократического дома, выпустят из него только замуж. А она хочет путешествовать и, кажется, играть на сцене. Для вас обоих вариант фиктивного брака – выход из положения. Ты пустишь слух, что намерен жениться. Познакомишься с девушкой. Заключишь договор. После свадьбы напишешь рапорт об отставке. Все.

– А ей точно не нужны дети и все прочее?

Улыбающийся Рочен покрутил головой.

– Когда ты с ней познакомишься, поймешь, что у нее – абсолютно мужской склад ума и решительный характер. Дом Гэро готов отдать ее любому… Но никто из тех, кого они знают, к такому не готов. Поэтому сватовство аристократа дома Токо они воспримут, как свалившуюся на их головы манну.

– Рочен… Если это так, поговори с Дэном! Прямо сегодня! – Подскочил Салих. – Я уже хочу видеть эту милую леди!

– Хорошо, мы все организуем. А за Тая пока не волнуйся. Наш Герден последователен в своих делах. Пока Рик – все еще обычный оболтус, за тебя он не возьмется. К тому же, организатор приема – ты?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru