Танцы с духами. Часть вторая

Екатерина Бердичева
Танцы с духами. Часть вторая

– Мой Рик… Мой маленький Рик… Как я соскучился!

– Ро-очен! – Слезы прозрачными каплями висели на длинных мокрых ресницах. – Я так боялся, что ты не вернешься!

Рочен еще крепче прижал к себе Рика, чувствуя, как кружится голова, а по телу разливается сладкая дрожь. Промелькнула мысль о том, что надетая шуба как нельзя кстати, но унеслась, оставляя в голове огромную и счастливую пустоту.

– Маленький Рик! – Наконец, он разжал руки, ставя парня на дорожку.

– И вовсе я не маленький! – Две ладони легли ему на грудь, зарывшись в мех. – Разве ты не чувствуешь, что я – взрослый?

– Пока ты мочишь слезами мою шубу, – Рочен подхватил свои вещи, – не чувствую.

– Тогда… – Пальцы Рика пробежали по крючкам, спрятанным в меху. – Мы ее снимем.

– Нет. – Рочен накрыл своей ладонью руку парня. – Она слишком дорога, чтобы просто бросить ее в траву.

– Тогда мы ее расстегнем.

– Конечно. – Доктор уже справился со странным волнением. – Только дома.

– Наклонись.

– Зачем?

– Хочу тебе что-то сказать.

– Говори так. Я услышу. Рик… – Рочен пришел в чувство и испугался. – Пойдем домой. Я сутки на ногах…

– Тогда присядь на одно колено. – Теперь парень веселился. Слезы высохли, а глаза блестели озорной улыбкой.

– Ладно. Но только на секунду. Иначе, я свалюсь и засну прямо здесь.

Рочен опустился на колено и тоже улыбнулся.

Тогда Рик наклонился и осторожно прикоснулся губами к его губам. А потом посмотрел на доктора.

– Не нужно. – Тот встал. – Действительно, ты уже не малыш. Поэтому… заведи себе девушку.

Зайдя в холл, Рочен бросил шубу на диван и прямо в ботинках пошел в свои комнаты. Поставив в углу маленькой гостиной сумку и чемодан, он упал на кресло и вытянул ноги, в глубине души ругая себя последними словами.

В комнату      В комнату, осторожно ступая босыми ногами, вошел Рик.

– Рочен, почему?

– Что почему?

– Почему ты рассердился?

Рочен встал с кресла и включил свет. А потом подошел к Рику вплотную, подняв его подбородок ладонью.

– Посмотри мне в глаза, парень.

Рик потрепетал ресницами и, взглянув на Рочена, смущенно улыбнулся.

– Понимаешь, что ты делаешь? Наверно, нет. Ты провоцируешь взрослого мужчину. Пойми: женщина может ограничиться поцелуями. И с ней, если вам двоим захочется большего, тебе будет приятно. Но если распалить мужчину… Рик, он не сможет остановиться. Тебе будет больно. Очень больно. И виноват будешь только ты сам. Не забывай об этом и больше так не делай.

Доктор снова упал в кресло, пытаясь отыскать в карманах сигареты.

Рик подошел ближе и опустился на пол, положив ладони и подбородок доктору на колено.

– Прости.

Рочен облегченно выдохнул.

– Как прошла поездка? – Голос Рика стал совершенно спокойным. – Лина выдержала мнение света? Не испугалась фальшивых улыбок и змеиного шипения за спиной?

– Она – умница. Свадебная церемония была великолепной. Лина была на недосягаемой высоте, а Ден – просто счастлив.

– Рочен…

– Ты не видел мои сигареты?

– Я тебя люблю.

– И я тебя тоже. Куда я мог их бросить?

– Я хочу быть с тобой, даже если будет больно.

– Что? Рик… Иди отсюда. Если я еще раз такое услышу…

– То что? – Парень без стеснения сел на колени Рочена и обнял его за шею. – Ты меня ударишь? Или выгонишь из дома?

– Давай сначала разберемся. – Рочен утомленно снял его руки со своей шеи. – Зачем тебе отношения с мужчиной вдвое старше тебя? Чего тебе не хватает?

– Тебя. – Рик уткнулся носом в щеку доктора. – Я не хочу больше ни с кем тобой делиться. Ты должен быть только моим.

– Так… Кажется, я понимаю. Ты думал, что я останусь в Сенко из-за Лайсина?

– Он умер?

– Нет. Выздоравливает.

– Жаль.

– Рик… Кто бы что ни говорил, я туда не вернусь. Вернее, я буду туда возвращаться. Там мой дом, семья и друзья. Но Лайсин отказался от моей дружбы много лет назад. Я помог ему, как врач. И уехал. Не волнуйся, Рик. Я никогда не женюсь. И, пока тебе нужен, буду рядом. Пожалуйста, успокойся и не кидайся в крайности, последствий которых не знаешь.

– Хорошо. – Рик встал с его колен и, подойдя к двери, оглянулся. – Прости, я не хотел тебя напугать. Спокойного сна, Рочен!

– И тебе, Рик.

Закрыв за парнем дверь на ключ, доктор, наконец, снял ботинки и свитер. Порыскав в ящиках стола, он нашел сигареты и, открыв форточку, устроился на подоконнике.

В кармане       В кармане брюк запищал коммуникатор. Удивившись, Рочен достал его оттуда. И еще больше удивился, увидав, кто звонит.

– Бессонница, Герден?

– Она – моя верная возлюбленная. – Усмехнулся Король. – Но я засну, если ты расскажешь сказку.

– О чем хочешь услышать? Быть может, продолжение истории о не узнающем свою жену принце? Кажется, она затеяла удачный бизнес, выдавая всем желающим на ночь собственную туфельку. Говорят, в очереди видели не только женщин.

Герден рассмеялся.

– Похоже, встреча с Риком была бурной.

– Не то слово. Он страшно боится одиночества. Все-таки думаю, что общежитие – не такая плохая идея. Там много ребят. Надеюсь, среди студенческих будней растают страшные миражи его прошлого.

– Мои миражи не растаяли. Рочен…

– Угу?

– Ты снова куришь!

– Прячу звезды за белым туманом. Но они все равно светят слишком ярко.

– Это потому, что их обнимает тьма. Когда ее нет, звезды не видны.

– Мне всегда казалось, что они сияют ей вопреки. Во тьме люди одиноки. А звезды несут свет испуганным душам. Их лучи похожи на тонкие прозрачные пальцы, касающиеся наших лиц. Они гладят каждую морщинку, каждую горькую складочку на лбу, успокаивая и напевая вечную песню о сотворении мира. "Вначале было слово… И слово было светом. Свет обнажил образы, до поры скрытые во мраке. Их явление миру он назвал любовью…"

– Рочен… Ты и любовь все еще несовместимы. В тебе много тьмы, постоянно ускользающей от света. Но ты все-таки заметил его красоту. Осталось только протянуть руку и прикоснуться.

– Нет, Герден. Тьма боится раствориться в его лучах. Боится потерять привычный для себя мир. Ей проще забиться в угол, занавеситься паутиной и заснуть, пряча внутри богатства своей души.

– Браво, Рочен! Превосходная сказка. Или быль?

– Герден, скоро наступит утро, а мы так и не сомкнули глаз. Я-то ладно. У меня еще два выходных дня. А у тебя – огромное количество дел. Ложись в кровать и представь, что я держу твою руку.

– Я уже лежу и слушаю твой голос.

– Чувствуешь тепло моих пальцев? Ладонь к ладони… Герден, у тебя маленькая ладошка. Она вся спряталась в моем кулаке. А сейчас я глажу твои черные волосы… Закрывай глаза и спи…

Услышав сонное сопение, доктор нажал отбой. Бросив аппарат на стол, он прошел в спальню и упал на кровать.

– И мне – спокойной ночи. Надеюсь.

Проснувшись за полдень, Рочен потянулся и зевнул, глядя в светлое окно, ожидая кружения уже привычных снежинок. Но вместо этого услышал голоса на парковке. Один из них принадлежал Рику. Второй – молодому мужчине. Кажется, Рик смеялся. Поднявшись, Рочен открыл форточку и прислушался. Но хозяин и гость, похоже, скрылись в доме.

Доктору стало неприятно до такой степени, что он решил проваляться в кровати до ухода знакомого Рика. Но все-таки любопытство пересилило. Снова поднявшись, он встал под душ, побрился, надел чистую домашнюю одежду… И даже зачесал свои жесткие белые волосы назад, открывая брови и лоб. Полы в доме, благодаря стараниям парня, были чистыми, а система подогрева делала их теплыми. Поэтому Рочен пошел вниз босиком, стараясь не шуметь. Но сидящий с другом за чашкой кофе Рик тут же вскочил и подбежал к Рочену, боднув его головой в грудь. Доктор провел ладонью по его волосам и улыбнулся наблюдавшему за ними молодому человеку лет двадцати с небольшим.

– Рикус… Представь меня твоему другу.

– Конечно. – Манеры Рика неуловимо изменились. Шаловливый пацан превратился в юношу с хорошими манерами. Рочен вместе с парнем спустился с лестницы, а мужчина встал из-за стола, сделав несколько шагов навстречу доктору.

– Сайк дома Ноко. – Произнес Рик. – Учится на пятом курсе университета. Рочен дома Рейво – мой друг и зав.отделением травматологии Центрального госпиталя.

Рочен первым протянул руку.

– Вообще-то, если бы Рикус был несовершеннолетним, я стал бы его официальным опекуном, поскольку родители далеко и судьбой сына не особенно интересуются. Прости, Рик.

Юный хитрец поднырнул под руку Рочена так, словно тот его обнял и, подняв голову кверху, посмотрел доктору в лицо.

– Ты долго спал! Я уже два раза грел завтрак.

– Лучше сделай мне кофе. – Рочен убрал руку и пригласил Сайка снова к столу. – Извините, но я прилетел ночью и заснул только под утро. Как проходит подготовка к регате? Рик говорил, вы занимаетесь вместе.

– Да, занимаемся. Он способный. – Сайк оценивающе посмотрел на Рочена и слегка покраснел. – Не думал, что Вы такой…

– Огромный? – Рассмеялся доктор. – Хирург должен быть сильным. Но бояться меня не стоит. Я лечу, а не сворачиваю шеи.

– Вы знаете, что у нас через два дня после регаты – начало занятий? Первый курс на факультете экономики достаточно тяжел.

– О дате начала занятий я знаю. Сам учился на медицинском. Касаемо обучения, каждый факультет сложен. Но абитуриенты приходят получать знания, а не просиживать штаны.

– Рик говорил, Вы много работаете.

– Да. Меня почти не бывает дома.

– Быть может… – Молодой мужчина опустил глаза и посмотрел в чашку с недопитым кофе. – Ему переселиться в общежитие? В моей комнате освободилась кровать. Вы не волнуйтесь, я за ним послежу и помогу с учебой.

– Если Рик захочет, я возражать не буду. – Рочен разглядывал этого постоянно краснеющего парня и веселился: своей непосредственностью и хорошим настроением этот хитрющий мальчишка нашел еще одного поклонника. И не только своих талантов.

 

– Твой кофе! – Рик вышел из кухни и поставил перед Роченом большую кружку. – Как ты любишь: с четырьмя кусочками сахара.

– Спасибо. – Рочен поднес чашку к губам и сделал маленький глоток. За это время Сайк несколько раз посмотрел на Рика, восхищенно разглядывающего самого доктора.

– Ну, вы сами между собой этот вопрос решили? – Чашка встала на блюдце, а ладони доктора замерли вокруг нее.

– Что решили? – Тут же спросил Рик.

– Господин Сайк сказал, что ты хочешь переехать в общежитие. – Рочен откинулся на спинку стула и с улыбкой посмотрел на парней. – Я не возражаю.

Лицо Рика вытянулось, а рот приоткрылся. Но потом глаза сверкнули гневом. Однако, голос парня был тихим:

– Вы все решили за меня?! Рочен, а как же твое обещание никогда не оставлять меня одного? Сайк, ты разве слышал слова моего согласия?

Рик медленно встал и, подхватив лежащую на диване куртку, вышел из дома. Мужчины, сидящие за столом, услышали, как завелся маневровый двигатель машинки парня. Сайк вскочил.

– Сядь! – Приказал Рочен. – Если ты бросишься за ним, он тебя не услышит. Давай, пока его нет, немного поговорим о нем самом. Итак, Сайк… тебе настолько понравился этот мальчик, что ты, выпихнув соседа, решил поселить его рядом с собой?

– Что Вы! Все не так…

– Конечно. – Согласился Рочен, глядя на румяное лицо и испарину на лбу. – Конечно, не так. Не мое дело разбираться в чужих душах. Я больше по костям и кишкам. Но чтобы ты знал… На всякий случай. Хоть Рик вырос в богатом доме… Кстати, ты знаешь имя его рода?

– Он сказал, что его дом принадлежит северной провинциальной аристократии.

– Принадлежит. Если ты сам знатного происхождения, то должен знать родственные связи дворянских родов. Ты их знаешь?

– Ну да. А к чему…

– К тому, что родной дом Рикуса – Верус. А это значит, что его родичи – королевский дом Фортис – Тэо. Сайк, наш Рик – какой-то там внучатый племянник Короля. И та самая яхта, на которой твой друг собирается завтра соревноваться, подарена ему Его Величеством Герденом.

Из розового Сайк стал серым.

– Но ты не переживай. – Продолжил Рочен. – Наш Король, когда у него хорошее настроение, невероятно демократичен.

– Я не знал… – Тихо сказал молодой мужчина.

– Это все детали. Ты не знаешь главного. В своей роскошной усадьбе он рос совершенно одиноким и никому не нужным мальчишкой. Единственной радостью в его жизни были редкие приезды старшего сводного брата. Рик любил его, словно отца. И вот этот брат погиб у него на глазах.

– Но как?!

– Они вместе возвращались из столицы. Время было тревожное, летные коридоры отсутствовали… Не знаю, что произошло, но только они упали и разбились. Рик отделался царапинами, а Ларк – насмерть. – Рочен допил кофе. – Я знал Ларка. Поэтому у Рика был мой контакт и еще одной женщины. Он смог дозвониться. Я за ним полетел. Ему было семнадцать лет.

– Год назад? Это когда в провинциях было неспокойно?

– Да, уже больше года. Когда все закончилось, я отвез Рика родителям. Но почти четыре месяца назад он прилетел ко мне. Вот такая у твоего друга история. Поэтому если чего-то хочешь добиться, не торопи события. Возможно, Рик начнет тебе доверять… Эх, нечто подобное я слышал совсем недавно. Обедать будешь?

Рик вернулся спустя два часа с полными сумками. Посмотрев на все еще сидевших за столом Рочена и Сайка, он молча прошел в кухню. Но тут же вернулся со слезами на глазах.

– Рочен… Ты сам готовил… Мне пора уходить?

– Сайк… – Доктор посмотрел на вскочившего и готового бежать к Рику друга. – Ты иди. Сейчас это представление предназначено не тебе. Увидитесь завтра.

Но Рик, вопреки ожиданиям Рочена, рыдать не стал. Он развернулся и ушел в свою студию. Скоро оттуда послышалась музыка и прыжки разминающегося парня.

Посмотрев его покупки, доктор засучил рукава. Он любил домашние пельмени как есть, так и делать. Поэтому, приготовив фарш, он замесил тесто. В это время музыка стихла, а в гостиной послышались шаги.

– Рочен? – Послышался его голос. – Ты где?

– На кухне. – Ответил доктор.

– Что делаешь? – На пороге застыл парень в черном потном трико и босиком.

– Переоденься. Хочу накормить тебя пельменями. Не все тебе одному меня обслуживать. – Рочен, разговаривая, умело защипывал края.

Рик подошел к столу.

– Какие они ровные и красивые!

– Если бы у меня не было никаких желаний, я бы стал поваром. Но мне хотелось помочь отцу встать на ноги.

– Рочен… – Рик обнял руку доктора. – Прости за эти глупые истерики. Просто я скучал по тебе. А ты приехал такой чужой… И твоя шуба пахла чужими духами.

– Она висела среди общих вещей. Ты же помнишь, какой маленький у меня там дом?

– Эти духи… Они очень дорогие. И мужские.

– Значит, рядом со мной были Ден или Герден. В смысле, Его Величество. Я подвозил его во дворец.

– Он тебе не нравился. Теперь ты с ним дружишь?

– Не знаю, Рик. Человеческие отношения такие запутанные. Иногда я не понимаю, чего хотят окружающие меня люди.

– Я хочу быть только с тобой.

– Знаешь, я не против. Но с двумя условиями: первое – ты больше никогда не станешь напрашиваться на близость. Второе – учись общению с друзьями и девушками. Если твоя девушка будет горячей, – Рочен мазнул Рику по носу мукой, – ты никогда не посмотришь в сторону мужчины, как сексуального партнера.

Рик покраснел.

– Я согласен. Но в общежитие не пойду. Рочен… а можно, перед тем, как дать тебе слово чести, я последний раз тебя поцелую?

– Только в щеку. – Рочен нагнул голову. – И без баловства.

– Конечно.

Приподнявшись на цыпочки, Рик обвил руками шею Рочена и легонько коснулся его щеки губами.

– Вот. – Сказал он, глядя на старшего друга потемневшими глазами. – Видишь, это совсем не страшно.

– Не страшно. – Повторил Рочен, чувствуя запах пота и возбуждения этого пока безгрешного парня, пробующего на нем свою рождающуюся чувственность. – А теперь отпусти меня, Рик!

– Твои глаза похожи на весеннее небо. – Улыбнулся Рик, касаясь ладонью лица Рочена. – Это так красиво: отражение неба в озере, берега которого покрыты утренним инеем.

Его губы нежно тронули губы Рочена, а рука провела по шее, касаясь волос на затылке.

– Что ты творишь… – Задыхаясь, спросил доктор. Руки, испачканные в муке, обняли тонкое тело в черном трико, изо всех сил прижимая его к своему. Голова кружилась, и единственной мыслью в ней была та, что шло бы все к черту…

Но когда ладонь Рика скользнула ему под кофту, он неимоверным усилием отстранился и… упал перед парнем на колени.

– Прости, Рик. Но этого больше не будет. Выбирай: общежитие или нормальные отношения без интима. Боги, я еле сдержался… Рик, умоляю… не надо!

– Но… я хочу быть с тобой. Рочен, это – не прихоть озабоченного подростка. Я хочу чувствовать твои руки, твои губы на моей коже… Я хочу, чтобы ты любил меня не только на словах!

– Нет, Рик. Ты слишком юн. Иди в душ. И я тоже пойду. Каждый к себе.

Через полчаса в кастрюле, источая мясной аромат с ноткой укропа, плавали пельмени. В ожидании пиршества одетый в скромную домашнюю рубаху и штаны Рик сидел за столом и улыбался выкладывающему их в тарелки доктору. Оба были вежливы и спокойны, ведь вода смыла проявления страсти, а эмоции улеглись. Но кто знает, надолго ли?

Глава двадцать третья. Утерянное сокровище Рочена

А на следующий день Рик унесся чуть свет: ему нужно было еще раз проверить оснастку яхты и привести ее от дворцового причала к городскому, откуда начиналась гонка.

Его Величество позвонил Рочену, когда тот тушил для них с Риком кролика и жарил котлеты на несколько дней. Ведь парень пойдет учиться, а доктор – работать от зари до зари.

– Я даже отсюда чувствую аромат твоей стряпни. – Заметил Король. – Быть может, после страдания на резком и ненавистном речном ветру, ты пригласишь меня на горячий, во всех смыслах, ужин?

– Э-э…

– Эта регата затеивалась для твоего Рика.

– Конечно, прилетай. Впрочем, хочешь, я заберу тебя прямо от реки?

– Забирай. А еще я могу остаться на ночь. – Усмехнулся Герден. – И ты расскажешь мне новую сказку.

– Оставайся. – Легко согласился Рочен. – Только возвращаться тебе придется самому. К семи утра я должен быть в госпитале.

– Но сказка точно будет?

– Не сомневайся. Ради тебя что-нибудь придумаю. Тебе как: посмешнее или пострашнее?

– Определюсь на месте. Вино возьму из дворца. Не волнуйся, оно будет слабеньким.

– Тогда до встречи на реке?

– Угу…

– Рочен! Ты нелюбезен со своим монархом!

– Ваше Величество! Как Вы относитесь к горелым котлетам?

– Я к ним не отношусь. До встречи!

Ветер на реке дул по-осеннему: пронизывающе и беспощадно. Однако небо было голубым с проносящимися по нему легкими облачками, то и дело бросающими серые тени на искрящуюся солнечными бликами волну.

Двухместные и одноместные яхты с разноцветными парусами уже выстроились на линии старта. Трибуны городского парка и всю набережную заполнили люди. Кто-то принимал ставки, а кто-то, мусоля в руках список яхтсменов, пытался угадать победителя.

Король и Рочен, в окружении косо смотрящих на нового фаворита придворных, сидели на трибуне вместе, уткнувшись в меховые воротники теплых курток. Герден поежился.

– Надо было надеть штанишки на меху. Мне, глядя на тебя, становится холодно. – Заметил Рочен. Но Король, кутая горбатый нос в теплый мех, тихо сказал:

– Не в холоде дело. Когда смотрю на воду, поверх этой, настоящей, картинки, снова вижу Тамт и отравленную спорами реку. А еще вспоминаю Тамила. Он поступил, как настоящий мужчина.

– Что будет с Ханной? – Теперь поежился Рочен. – Мне ее жаль. Может, имеет смысл с ней поговорить?

– С тобой говорили все, кому не лень. Но мне все-таки интересно, как ты мог преодолеть его зов?

– Не знаю. – Рочен пожал плечами. – Мне давно все надоело. Помнишь тот день, когда тебе привезли невесту? Немного подлечив Лайсина, врезавшегося в землю, я закрыл свое сознание и больше его не видел до встречи в Сенко.

– И все же, ты не мог разговаривать о нем без волнения. Теперь ты выглядишь спокойным. И мне интересно, отчего же это произошло.

– А мне нет. Смотри, яхтам дан старт!

По реке разнесся хлопок выстрела, и яхты полетели вперед. Алый с белым паруса Рика сразу оказались в первой пятерке.

– Давай, малыш! – Заорал Рочен, несмотря на то, что парень его не слышал.

– А кто идет под синим парусом? – Герден, сняв перчатку, полистал программку. – Отличный и уверенный стиль. А, еще одно юное дарование. Ты, кажется, про него спрашивал. Сайк Ноко. Салих, он – твой родственник?

Сидевший с другой стороны Короля Салих Токо задумчиво покачал головой.

– Да, озерные аристократы. Но я с ними знаком только поверхностно. Помню что-то такое из детства. Но Сайк лично мне представлен не был.

– Он – почти твой ровесник. Учится в универе и замечен в дружбе с Риком. Ах, ну да, ты сам мне об этом говорил. Если ему выпадет счастье войти в тройку лидеров, обязательно состоится его представление нашей августейшей особе. Ну и тебе тоже.

Салих улыбнулся, прикрываясь от ветра капюшоном. Первые яхты уже начали разворачиваться, прокладывая путь относительно бокового и, в то же время, встречного, ветра к финишу.

Кто-то замешкался, хлопая парусами. Но Рик и Сайк наперегонки рванули вперед.

– А ребятки, несмотря на молодость, молодцы. – Удивился монарх.

– Выросли на воде. – Заметил Салих. – Озерные парни – отличные пловцы. Жаль, что Сэмп у нас – сухопутный.

– Как идут переговоры с Южным Краем? – Тут же переключился на государственные дела Король.

– Тэйлин, как всегда, на высоте. Вчера подписали договор о поставке в нашу страну цветных металлов и совместном финансировании проекта трансконтинентального аэроэкспресса.

– Угу. Молодцы. Пока их Король расслаблялся на чужой свадьбе, они сделали большое дело.

– Мы рады служить Вашему Величеству! – Сказал Салих.

– Смотри-ка! – Герден снова заинтересовался гонкой. – В компанию наших пацанов влез кто-то третий. И что это за звездочки?

– В программе написано Шон дома Роско.

– Ты его знаешь? В смысле, дом?

– Откуда-то с запада. Кажется, учится вместе с Сайком в универе.

– Сильная команда.

Пока Герден переговаривался с Салихом, Рочен изо всех сил переживал за Рика. Но вот финишную черту первой пересекла яхта Сайка. А за ней, почти нос в нос, вылетел на чистую воду под приветственные крики Рик. Третьим пришел Шон.

– Неплохо. – Сказал Король и поднялся. – Рочен! Чего замер в прострации? Пошли вручать призы!

Молодые яхтсмены выглядели очень довольными. Радовались даже те, кто просто участвовал. Ведь Королевская регата не проводилась уже много лет.      Молодые яхтсмены выглядели очень довольными. Радовались даже те, кто просто участвовал. Ведь Королевская регата не проводилась уже много лет.

 

Перед вручением наград Его Величество сказал небольшую прочувствованную речь и намекнул, что в будущем финансово поддержит студенческий яхтклуб. Участники регаты, оказавшиеся в-основном, студентами, дружно заорали.      Перед вручением наград Его Величество сказал небольшую прочувствованную речь и намекнул, что в будущем финансово поддержит студенческий яхтклуб. Участники регаты, оказавшиеся в-основном, студентами, дружно заорали.

Рочен улыбался, глядя на смущенные лица ребят, получающих из рук Гердена кубки и карточки, обналичить которые можно было в любом банке. Но вот Рик, который постоянно искал его глазами, наконец, увидел своего старшего друга и рванул к нему сквозь толпу.

– Рочен! Ты видел?! Это было… – В глазах парня сверкали счастливые звезды.

– Согласен. Красиво. Ты – умница, Рик!

– Я заработал нам денег! – Парень забавно задрал нос, глядя на Рочена.

– Вот и хорошо. Купишь себе что-нибудь нужное для учебы. Кажется, тебя ждут друзья?

Торжественная часть церемонии к этому времени завершилась, и Король со свитой отправился на парковку. А простой народ просил автографы и фотографировался на фоне парусов.

– Рочен… – Рик оглянулся на стоявших поодаль парней. – Можно мы посидим в ресторане? Честное слово, я вернусь не поздно!

– Конечно. – Улыбнулся тот. – Ведь это – твой праздник. Встретимся дома.

– Если я не пойду… – Рик опустил ресницы. – Меня неправильно поймут.

– Боги, да разве я тебя держу? Если будешь пить спиртное, вызови водителя. За штурвал сам не садись.

– Я не буду пить! Просто поддержу компанию. Я пошел?

– Иди.

Проводив парня взглядом, Рочен поспешил к выходу с набережной. Там, в одиночестве, спрятав в капюшоне лицо, рядом с его аэромобилем стоял Герден.

– Все никак не наговоритесь? – Ворчливо спросил он. – Дети решили отметить событие? Значит, мы в твоем доме будем одни?

Рочен открыл машину, и замерзший Герден быстро запрыгнул на пассажирское сидение.

– Неужели ты набрался храбрости, чтобы объясниться в любви? – Хмыкнул доктор, запуская двигатель.

– Любовь, это, конечно, приятно. Однако… Рочен!

– Что?

– А давай как-нибудь слетаем на полигон? Уверен, что ты не удержишься на хвосте моей машины.

– Денки тоже что-то такое говорил. – Усмехнулся Рочен. – Но если ты не боишься за свою венценосную голову…

– Охота пуще неволи. Завтра сверю с Салихом расписание и обязательно найду время. Так хочется размять крылышки! Рочен! Ты мне не рад?

– Утром я радовался котлетам.

– Теперь порадуешься, глядя на то, как я их ем. Но как же я ненавижу речную воду!

– Располагайся. – Рочен положил ключ от аэромобиля в ящик комода, стоявшего при входе в дом, и снял ботинки, нырнув озябшими ногами в тапочки. – Домашняя обувь справа, шкаф для верхней одежды – слева. Проходи, – доктор включил освещение в гостиной и коридорах. – Присаживайся. Сейчас я переоденусь и что-нибудь приготовлю. Может, сначала выпьешь горячий кофе?

– Лучше сладкий отвар или теплый морс. У тебя есть брусничное варенье?

– Было. – Рочен включил на кухне свет и залез в один из шкафчиков, попутно поставив греть воду для морса.

– Хозяин! – Позвал его из гостиной Король. – Я тоже хочу переодеться в домашнюю одежду. Неужели у тебя не найдется что-нибудь уютное и мягкое размерчиком поменьше твоего и побольше Рика?

– Разве что плед. Он безразмерный. – Хмыкнул Рочен. – Но пойдем наверх. Я покажу тебе спальню и выдам свою шерстяную безрукавку. Она теплая. Хотя, на тебе будет смотреться платьем.

Они вдвоем поднялись на второй этаж.

– Вот тут, – Рочен коснулся рукой белой двери, – мои комнаты. Здесь, – палец ткнул в дверь, на которой висел постер одной знаменитой танцовщицы, – обитает Рик. Внизу, если захочешь посмотреть, его танцевальная студия. Ты бы видел, как он усердно тренируется! Когда оттуда выходит, трико можно выжимать. Ну а это – гостевые комнаты. Когда покупал этот дом, не думал, что они мне пригодятся.

– А для чего ты тогда брал такой большой дом, если тебе хватает маленькой комнатенки под крышей и крохотной ванной?

– Ну… – Порозовел Рочен. – Думал, что когда-нибудь женюсь.

– У тебя были девушки? Кроме той, университетской, похожей на испуганную птичку? – Удивился Герден. – Да ты просто сердцеед!

– Нет… Просто встретились пару раз. И все на этом закончилось.

– И снова Лайсин?

– Отстань. Заходи в свои комнаты. Ванная в коридоре за гостиной. Можешь умыться. Полотенце на полке. Сейчас принесу тебе одежду.

Но Герден, осмотрев комнаты, пошел за Роченом.

– У тебя мило. Но в кабинете пахнет табаком. И на диване валяется рубашка. Безобразие. – Герден взял рубаху двумя пальцами и отнес в бельевую корзину. – Так где твоя безрукавка?

– Прости. – Рочен скрылся в гардеробной. – Рик тоже все время ругается, когда видит беспорядок. Меня поначалу это злило, но, когда вещи на своих местах, их проще найти.

– Вот как? Значит, мальчишка сделал твой дом живым и уютным? И тебе уже нравится сюда возвращаться?

– Не знаю. Я так долго жил один, что перестал задумываться о тепле домашнего очага. А этот дом у меня всего пять лет. – Рочен снова появился в комнате. В его руках была теплая рубашка, безрукавка и мягкие брюки. – Чистые шерстяные носочки не нашел. Наверно, Рик еще не стирал белье.

– Ну, ты даешь! – Покачал головой Герден. – Ребенок благородного звания стирает простолюдину носки… Это надо исправить.

– Он сам захотел. У меня была приходящая домработница. Наверно, как Рик пойдет учиться, я ее снова найму. Герден… Неужели тебе мало государственных дел, что ты занимаешь голову бытом одного простолюдина?

– Не обижайся. – Миролюбиво сказал Король. – Я привык одновременно решать множество вопросов. И если ты – мой друг, то как я могу не замечать того, что тебя окружает и само бросается в глаза? Спасибо за одежду. Не возражаешь, если я переоденусь здесь?

– Не возражаю. А еще я хочу осмотреть твою спину.

– Можешь даже ее помассировать. Уверен, что твои руки доставят мне неописуемое наслаждение.

– Доставлять удовольствие своему Королю – важнейшая задача каждого подданного. – Усмехнулся Рочен. – Если хочешь – пожалуйста. Но после этого ты заснешь.

– Ты действительно готов сделать массаж? – Изумился Король.

– Угу. Заодно проверю состояние твоих мышц. Все-таки год назад на тебе живого места не было. Раздевайся, а я пока вымою руки и принесу масло.

Вернувшись, Рочен увидел кутающегося в плед полностью раздетого      Вернувшись, Рочен увидел кутающегося в плед полностью раздетого Гердена.

– Не стесняйся. Сегодня я – твой доктор. Сними плед и немножко потерпи холод и мои пальцы.

Особенно долго Рочен ощупывал позвоночник на уровне плеч и между лопаток.

– У нас работает хороший мануальный терапевт. Надо бы подлечить твою спину. У него – настоящий магический талант по восстановлению скелета и мышц. Скажи, если больше часа сидишь за столом, чувствуешь тут небольшую боль и неудобство?

– Да. – Поморщившись от нажатия сильных пальцев, сказал Герден.

– Сейчас я сделаю, что смогу, но это ненадолго. Выкрои в своем графике время, чтобы с тобой позанимался специалист. Иначе дальше будет хуже. Тут был сильный ушиб и деформация. Тогда, год назад, я поработал над тобой недостаточно и не настоял на дальнейшем лечении. Ложись на кушетку, я посмотрю крестец и немного тебя помассирую.

Когда Рочен закончил, Король уже крепко спал. Укутав в теплую простыню, доктор перенес его в спальню и накрыл одеялом. А потом постоял под душем и спустился вниз, приготовить еще одного кролика.

Двигаясь по кухне, он все размышлял над словами Гердена о собственной неустроенности и одиночестве.

– Но раз Его Величество, несмотря на огромное количество окружающих его людей, находит время отоспаться в моем доме, получается, он еще более одинок, чем я. – Вдруг осенило Рочена. – И каково ему живется в огромных хоромах, где убили его жену и чуть не забили насмерть его самого? А Рик? Неужели ему настолько плохо было в собственной семье, что он сорвался к почти незнакомому дядьке? Не верю, что он – все еще жертва катастрофы, которая боится выпустить руку спасителя. Эх, надо бы поговорить с психологами. Но ведь все, что касается королевской семьи, разглашению, даже врачебному, не подлежит. И что мне с этими высокородными господами делать?

Постепенно оконные стекла окрасили синим ранние осенние сумерки. Ветер шевелил черными облетевшими сучьями, на одном из которых сидела нахохлившаяся черная ворона. Рочен закрыл портьеры и разжег камин, чтобы в доме стало уютней. Герден все еще спал. Рика не было. Доктор вздохнул: без Рика было… пусто. Пообедав в одиночестве, он оставил кастрюлю с супом на видном месте, а кролика – в духовке. Потом поднялся к себе и сел в своей гостиной на диван, подхватив какой-то медицинский журнал. Но свежий речной воздух сделал свое коварное дело: через двадцать минут Рочен тоже заснул, положив голову на диванный валик.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru