Танцы с духами. Часть вторая

Екатерина Бердичева
Танцы с духами. Часть вторая

– Воду для купанья я тоже согрела. – Сообщила госпожа Агнета. – Молодой человек… Вы ведь – друг моего Рочена? Отучите его, пожалуйста, курить. А то он – как отец: когда нервничает, без курева не может. Но слава Богам, младшую выдали замуж, теперь заживем, как два боровичка на поляне. Проснулись – солнце. Уснули – дождик. Вот и все волнения.

– Мама! – Рочен встал. – Я уже не маленький, чтобы за мной кто-то присматривал. У господина Гер… короче, полно своих забот.

– Моих возможностей хватит и на твои печали. – Ухмыльнулся Герден, вставая из-за стола. – Где, говорите, та миленькая комнатка с двумя кроватками?

Когда они, пересмеиваясь, вышли в коридор, отец покачал головой.

– Как начал бегать за Лайсином, так до сих пор ходит только с парнями. Ни разу не слышал от него хоть полслова о какой-нибудь девушке.

– Разве ты не узнал его друга? – Задумчиво спросила мать. – Не могла представить, что они когда-нибудь сблизятся.

– Да откуда ж мне знать его столичных друзей? – Удивился отец.

– Действительно. Через пару дней наша Элинора станет госпожой наместницей… благодаря Королевской милости.

– Наш третий зять – отличный мужик! – Сказал бывший повар, поднявшись из-за стола. Взяв палку, он медленно пошел в кабинет. – Мать, я почитаю книжку!

– Иди. – Женщина улыбнулась, собирая со стола посуду. Где-то в доме слышались веселые голоса ее сына и Короля. – Рочен… мальчик мой! Мы живы и счастливы только благодаря тебе. Рядом с тобой смеется даже Его Величество. Родной… Пусть не оставит тебя своим благословением удача!

С утра Рочен отвез Короля в резиденцию. Герден хотел встретиться с Дениэлем, чтобы обсудить первоочередные задачи, которыми тот займется, как только вступит в должность наместника, а также отдельные моменты введения на этот пост.

– Сколько времени тебе понадобится, чтобы стабилизировать состояние Лайсина? – Спросил Герден перед тем, как покинуть аэромашину.

– Полагаю, завтра – переломный день. Если все пройдет спокойно, я распишу местному доктору схему лечения и уеду в столицу. – Рочен улыбнулся. – Рик хотел, чтобы я посмотрел регату. Если меня не будет, он обидится.

– Какой нежный ребенок! – Хмыкнул Герден. – Хотя мне тоже надо там быть. Все-таки, я должен сам наградить победителя. Значит, передача полномочий и окончательный вердикт по Който произойдут в один и тот же день?

– Похоже…

– Ты мне наберешь. Если все окажется в порядке, я полечу с тобой. Подбросишь к дворцу?

– Конечно.

Герден посмотрел в глаза Рочену.

– До связи… мой друг?

Тот кивнул.

Герден выпрыгнул на снег и, отойдя в сторону, проводил взглядом возвращающуюся в город машину.

– Ваше Величество… – Встретил его Салих. – Как все прошло?

– Неплохо и по-детски весело. – Ответил Король. – Но мне хочется большего.

В этот раз Рочену помогали приглашенный доктор и Ханна, которым он рассказывал тонкости лечения и восстановительного периода.

– А… когда его можно будет разбудить и покормить? – Робко поинтересовалась женщина.

– Завтра увидим. Если он проснется сам, то уже на следующий день легким бульоном. Если нет, продолжим очищение. Однако, организм очень истощен. Поэтому, Ханнушка, помолись всем Богам за его здоровье.

– Но почему картина отравления спорами проявилась так поздно? С момента отъезда господина Лайсина из Тамта прошло больше года!

– Я его лечил. – Сказал Рочен. – Но тогда еще не знал, что с ним. Видимо, мои действия все же на какое-то время отсрочили процесс. Если бы меня вызвали раньше хотя бы на месяц, он встал бы на ноги гораздо быстрей.

Закончив к вечеру все дела, он снова дал указания Ханне и персоналу. А потом, посмотрев на осунувшуюся женщину, позвал ее в гостиную на нижнем этаже.

– Ты его любишь. – Утвердительно сказал Рочен.

– Да. – Покраснела та. – С того момента, как увидела купающимся в рассветной реке. Я пошла работать на холм не только из-за денег. Мне хотелось стать ближе к таинственному аристократу… Теперь я рядом с ним и счастлива.

– Ханна… Выслушай то, что я тебе скажу и пойми правильно. Лайсин Който – родственник королевского дома. Он – не просто аристократ, а высшая знать. Как считаешь, возьмет он простолюдинку в жены?

– Наверно, нет. – Прошептала женщина. – Но ведь Денки женился на Вашей сестре!

– Дом Дениэля Гэро относится к низшему дворянскому сословию. И свою новую должность он получил благодаря преданности Королю, а не древности рода и магической силе. И еще, Ханна… Лайсин уже никогда не станет прежним. Не из-за болезни. Из-за отсутствия в своей жизни смысла. Но если ты поможешь ему справиться с внутренней неуверенностью… Возможно, он оценит твою заботу и преданность. В любом случае, тебе предстоит много работы, за которую не стоит ждать благодарности.

– Я приложу все усилия к его возвращению в нормальную жизнь!

– Если все для себя решила, напиши заявление на имя Короля. Возможно, он назначит тебе какой-то пенсион.

– Прямо сейчас?

– Да. Я ему передам.

– Господин Рочен… Вы с Лайсином были друзьями. Быть может, когда ему станет легче, Вы поговорите с ним? Мне кажется, он к Вам прислушается!

– Ханна, прости, но – нет. Наша дружба давно закончилась. Еще в детстве. Я, как и ты, простолюдин. Однако, не люблю, когда на меня смотрят сверху. Сейчас я выполняю свой врачебный долг. Если завтра он очнется, то послезавтра я уеду. Меня в столице ждут другие больные. А еще – маленький Рик.

– Значит, решили воспитать мальчика сами? – Улыбнулась женщина.

– Скорее, это пытается сделать он. – Рочен вздохнул. – Ладно, Ханна, до завтра. Приеду рано. Если кризис начнется ночью, звони, не стесняйся.

– Спасибо Вам большое!

– Держись, девочка! – Улыбнулся ей доктор.

Усевшись в аэромобиль, он выбрал контакт Дена.

– Здоров… Как прошла первая брачная ночь?

– Рочен! Ты свободен? Король говорил, ты занимаешься с Лайсином.

– Только освободился.

– Приезжай! Жаждем тебя видеть!

– Ужином накормите? Сам понимаешь, сказками сыт не будешь.

– Лина побежала греть. Я достаю коньяк.

– Лучше вино. Мне завтра рано вставать.

– Переночуешь у нас. Лина скажет матери, что ты остался у наместника.

– Вроде, вступление в должность завтра?

– Точно. Значит, пьем только вино. Давай, Рочи, мы тебя ждем!

Хмурый Герден сидел в резиденции королей и читал какую-то книгу с мудреными заклинаниями. Когда ему надоело разбирать старинный текст, он встал и подошел к окну. За стеклом невесомой ватой кружился легкий снег.

– Мне хочется, чтобы мы шли по жизни, как по свежевыпавшему снегу, рисуя в его белой истории парные следы. – Тихо сказал Король, глядя в окно. – Я – жрец, а не озабоченный юнец. Но даже жрецов, равнодушных к мирскому, тяготит одиночество. Пожалуйста, не отнимай у меня свою ладонь. Если я буду чувствовать твое тепло, мне по силам любая высота…

В уголке оставленного им дивана пиликнул коммуникатор. Приподняв брови, Герден подхватил аппарат и тут же улыбнулся.

– Не-ет… Не сплю. Некому рассказать старую сказку и надеть на мои озябшие ноги ношеные шерстяные носочки. А кто это там хихикает? Неужели Ханна сошла с ума? Ах, это Лина! Ты решил узнать со слов Дена, насколько приятно с женщиной в постели? Что? Лучше бы сам попробовал. Ах, работа… Рочен, чем вы там втроем занимаетесь? Вернее, что пьете? Брусничный морс? Тогда скажи, что им запиваете. Ах, учите Дена отвечать на каверзные вопросы? Включи громкую связь. Ден! Не слушай этих Рейво. Один всю жизнь зубрил медицину, другая еле закончила школу. Скажи, чему они тебя научат? Ах, ставить клизмы и показывать зубы? Рочен, ты не прав. Правитель должен уметь влюбить в себя публику. Лина! Научи своего мужа искусству обольщения. Нет, части тела показывать не надо. Целомудренный брат этого не поймет. Ох, я сейчас приеду и разгоню вашу веселящуюся компанию! Ах, уже идете спать? Тогда молодоженам – не увлекаться, а Рочену – спокойной ночи без эротических снов.

Герден с улыбкой нажал отбой. На сердце стало тепло и хорошо. А еще захотелось забраться под мягкое одеяло и закрыть глаза. Когда Рочен был рядом, ему не снились ужасы прошлого… Быть может, и сейчас ночь пройдет спокойно?

В доме наместника доктор появился чуть свет, разбудив недавно заснувшую Ханну и старую служанку, преданную своему господину.

– Завтракать будете? – Спросила пожилая дама.

– Нет. Благодарю. – Улыбнулся доктор. – Брусничный отвар до сих пор плещется в желудке. Ханна, расскажи, как прошла ночь.

– Господин Лайсин много потел, и мы почти каждый час меняли простыни. Доктор ставил капельницы.

– Хорошо. – Рочен первым, шагая через ступень, взбежал по лестнице на второй этаж и, подождав запыхавшуюся Ханну, открыл дверь в спальню.

– Почему тут снова жарко? Кажется, я дал четкие указания. Ханна, открой форточку. Не волнуйся, он не простудится. Находясь в такой парилке, трудно дышать. Понимаешь, что ты создала дополнительную нагрузку на легкие? Отодвинь портьеры и зажги свет.

Обе женщины бросились выполнять поручения доктора.

– Теперь, дамы, принесите мне чистые впитывающие простыни и полотенца. А потом можете идти спать. Когда понадобитесь, разбужу.

– Но, может…

– Я не справлюсь? – Приподнял бровь Рочен. – Ханна, во мне почти два метра роста и под сто килограмм веса. А еще у меня крепкие мышцы. Хочешь пощупать?

Молодая женщина покраснела.

– Иди и не мешай мне работать.

Вскоре Ханна принесла чистые простыни, а Рочен быстро и умело их поменял. А потом, приготовив новый раствор, поставил капельницу.

Когда он закрыл легким покрывалом тело друга детства, почему-то снова защемило сердце. Лайсин был таким худым! Руки и ноги напоминали тонкие ветки с выпирающими буграми суставов. Но кожа, в отличие от вчерашнего дня, уже была розовой.

– Давай, парень, возвращайся к жизни. – Тихо сказал Рочен. – Ты еще молод, чтобы уходить за грань. Тебя любит чудесная женщина, готовая забыть себя ради такого эгоиста, как ты. Но знаешь, я этому рад. Отдав тебя в надежные руки, я стану окончательно свободным. Детство – глупая штука. Самые сильные чувства и самые горькие обиды, которые мы помним всю жизнь – родом из детства. И, если честно, мне надоело таскать в себе этот груз, мешающий смотреть по сторонам.

 

Лайсин, словно услышав его слова, повернул голову и вздохнул. На коже мелким бисером выступил пот. Но не мутный и дурно пахнущий, как вчера, а почти прозрачный.

– Удивительно, но ты справляешься быстрей, чем я ожидал. – Покачал головой доктор. – Пожалуй, пора наполнить для тебя ванну.

Где-то через пару часов пропотевший и вымытый Лайсин снова лежал в своей кровати и спокойно дышал, как человек, спящий здоровым сном. Рочен уже хотел отправиться на поиски кухни, чтобы сделать себе кофе с бутербродом, но тут у него запищал коммуникатор.

– Привет, малыш! – Тихо сказал он. – Как ты? Не малыш? Тогда почему в голосе слезы? Ах, это мне так кажется? Когда приеду? Постараюсь вылететь в ночь. На крайний случай, завтра утром. Нет, не останусь. Не ори мне в ухо, оглушишь. Да, и я тебя. Честно-пречестно. Нет, ждать меня не надо. Не знаю, во сколько. Сначала отвезу Его Величество, а потом – сразу домой. Нет, звонить не стану, вдруг будет слишком поздно. Не надо встречать, надо спать. Что-нибудь привезти из Сенко? А что? Тут, кроме снега, ничего нет. Не выдумывай. Да. И я соскучился. Все, малыш, до встречи. Конечно, не малыш… – Усмехнулся Рочен, убирая аппарат в карман.

– Рочен… – Раздался с кровати еле слышный голос Лайсина. – С кем ты говоришь?

– О, Лис! – Обрадовался доктор. – С возвращением с того света! Чертовски рад видеть твою улыбку. Как самочувствие?

– Еще не понял. Голова кружится и плохо вижу. Я узнал твой голос.

– Еще бы. Он надоел тебе с детства.

– Это ты заставил меня вернуться?

– Неужели разочарован?

– Снова хочу есть и пить.

– Это замечательно. Правда, сегодня придется потерпеть. Не думаю, что кишечник восстановился настолько, чтобы легко принять пищу. Но вот завтра ты скушаешь немного бульона.

– Рочен… – Лайсин шевельнул пальцами с желанием поднять руку и стереть слезу, выкатившуюся из уголка глаза. – Ты приехал, чтобы меня спасти?

Доктор замялся, но, чтобы сразу пресечь возможные сожаления или надежды, сказал:

– Я приехал на свадьбу сестры. А потом узнал, что ты болен. Мы тебя немного подлечили. Скоро, уже через пару недель, ты будешь полностью здоров и сможешь заняться, чем душе угодно. Я очень этому рад.

– Разве ты со мной не останешься?

– У тебя есть хороший доктор. Курс лечения я ему распишу. Не вижу необходимости в своем присутствии. К тому же, через три дня мне нужно выйти на работу.

– А если мне снова будет плохо?

– Я оставлю местному доктору свой контакт. Не волнуйся, Лайсин. Кризис уже миновал.

– Значит… в твоей жизни есть что-то важнее меня?

– Лис… Я – не дворянин. Меня кормят только мои руки. Прости, но я не хочу терять хорошую работу.

– Я устал. – Лайсин отвернулся от Рочена.

– Ничего, это – нормально. Сейчас поставлю еще капельницу…

Дверь открылась и в нее вошла Ханна.

– Как господин Лайсин? – Тихо спросила она. – Ему лучше?

– До такой степени, что он минуту назад со мной разговаривал. Все в порядке, Ханна. Будите своего доктора и попросите служанку сварить крепкий кофе.

– Господин Лайсин! – Женщина со слезами на глазах упала на колени рядом с постелью. – Какое счастье!

– Похоже, я выглядел таким же болваном. – Пробормотал Рочен, регулируя подачу питательной жидкости. – Ханна! Я отойду на несколько минут! Эх, все равно ничего не слышит…

Сварив себе кофе, Рочен положил в него четыре ложки сахара и посмотрел время.

– Три часа дня. Интересно, представление нового наместника населению закончилось?

Он снова достал коммуникатор.

– Ден… Поздравляю! Для меня – большая честь быть знакомым со столь значимым лицом нашего государства! Не ерничать? Что ты! Я честен и чист, аки ангел. Таких огромных ангелов не бывает? А ты с ними знаком? Что? Ах, у вас прием! И до которого часа? Лина блистает? Чем? Бриллиантами или манерами? А-ха-ха… Мужчины ей все простят, а женщины изойдут ядом. Скажи, пусть не обращает внимания. А где наше Величество? Слушает?! И ты, гад, не сказал? Прошу прощения у моего Государя за несколько вольный стиль общения. Чего такой довольный? Да. Вы, Сир, сразу поняли, в чем дело. Прилетите сюда? Не нужно. Он еще слишком слаб, чтобы волноваться. Давайте лучше встретимся у меня дома. Я хочу нормально поужинать. Нет, – Рочен улыбнулся. – Спать я не собираюсь. Хочу вылететь в ночь. Куда тороплюсь? Рик переживает. Хорошо, жду Вас к восьми вечера.

Доктор нажал отбой и задумчиво отхлебнул чересчур сладкий кофе. А потом, вытащив блокнот, пристроился к краю стола и начал записывать для местного доктора дозировку лекарства и последовательность процедур вплоть до температуры воды в ванной. Кроме них, он расписал диету не только по продуктам, но и количеству грамм на каждый прием пищи. Закончив с этой работой, он вернулся в комнату больного, где застал Ханну все в той же позе, обливающую слезами руку Лайсина.

– Хватит. – Он легко поднял ее с колен и вывел из комнаты. – Приведи себя в порядок и не порть больному нервы своим ревом. Заодно, разбуди местного специалиста.

Закрыв за женщиной дверь, он проверил капельницу и взглянул на лежащего с закрытыми глазами Който. Промокнув ему снова выступивший на лбу пот, он вернулся к своему чемоданчику и начал доставать необходимые для лечения медикаменты. Скоро в комнату вбежал лечащий врач с улыбкой до ушей.

– Все-таки, получилось?

– Это не магия. – Спокойно сказал Рочен. – Опыт.

– Вы такой молодой! И столько знаете!

– Когда человек хочет знать, он учится. Независимо от возраста. Смотрите, я расписал Вам схему лечения и диету. Прошу не отступать от моих рекомендаций ни на шаг. От этого зависит здоровье Вашего высокородного пациента. Вы ведь в курсе, что за господина Който переживает Его Величество? Вы же не хотите его прогневать? Значит, в точности следуйте всему здесь изложенному. Без самодеятельности.

– Да, конечно! Но неужели Вы хотите уехать, не дождавшись закрепления результата?

– Я прилетел на свадьбу сестры. Лечащий врач тут – Вы. Свой контакт я написал сверху листка. Давайте еще раз вместе пройдемся по лекарствам и дозировкам…

Добившись от доктора четкого понимания, Рочен закрыл свой опустевший чемодан.

– Рад был с Вами познакомиться. – Он протянул руку первым. Врач ее почтительно пожал.

– Я тоже. Благодарю за помощь и разъяснение такого нестандартного и сложного случая.

Рочен кивнул.

– Лайсин! Будь здоров и не пугай любящих тебя людей. – Сказал он и шагнул к двери.

– Рочи! – Лайсин повернулся и открыл глаза. – Выйдите… – Приказал он доктору. Тот посмотрел на Рочена.

– Все в порядке. Господин Който хочет что-то сказать наедине. Это недолго.

Когда дверь закрылась, Рочен подошел к постели Лайсина и присел на ее край.

– Выздоравливай. – Улыбнулся доктор.

– Не уезжай!

– Не вижу смысла оставаться. Ты обязательно поправишься. Ханна сделает все, лишь бы ты поскорей встал на ноги. Лис, у тебя появился замечательный друг.

– Наверно. Но ты… всегда был рядом. Я знаю. Помнишь, в детстве мы клялись?

– Мы отказались от своих клятв, Лис. И прошлого больше нет. Но я тебя прошу: научись жить в настоящем. Цени его маленькие радости и не плачь от огорчений. Ведь наступит завтра, которое тоже станет настоящим, и ты совсем по-другому посмотришь на то, что ушло за горизонт. Лис… теперь у меня есть своя история, которая ждет меня где-то там, за снежными пиками наших родных гор. Выздоравливай. Будет желание, приезжай в столицу. Ханна мой адрес знает.

Рочен положил пальцы на ладонь Лайсина.

– Помни: все в твоих руках. Жду в гости!

Улыбнувшись, он поднялся с кровати и, подхватив чемоданчик, легким шагом вышел за дверь, за которой его ждали Ханна, врач и сиделка.

– Прощайте, господа! – Сказал им Рочен и сбежал по ступеням в холл. Накинув куртку, он вышел на улицу. Дыхание морозным облачком вырвалось изо рта. Открыв машину, он сел на водительское место и на одном маневровом двигателе заскользил над заснеженной дорогой, не поднимаясь в воздух. С одной стороны, Рочен чувствовал себя счастливым. А другая сторона, несмотря ни на что, рвалась обратно: никто не знал, каких усилий ему стоило отнять свою руку от руки Лайсина…

Глава двадцать вторая. Столица

Поставив машину рядом с домом, доктор посмотрел на окна гостиной. Они были темными. Да и весь дом словно уснул печальным сном в ожидании тех, кто наполнит его стены своими голосами, мыслями и движением.

– Куда же девались твои старики? – Спросил Рочен у двери, открывая ее замок.

– Быть может, они отправились поздравить зятя с вступлением в должность? – Вкрадчиво спросила темнота. Рочен отшатнулся и чуть не упал со ступеней. И тогда в прихожей зажегся свет. На него, улыбаясь, смотрел довольный Герден.

– А как… Как ты тут оказался? – Рочен шагнул внутрь, расстегивая куртку.

– Видимо, пришел раньше тебя. – Король сел на лавку и скрестил руки. – Твои родители так хотели увидеть свою ненаглядную дочь в блеске бриллиантов, что мне пришлось попросить Салиха отвезти их в особняк.

– Ну и правильно. – Согласился с решением Короля Рочен. – Нечего им дома сидеть. Пусть еще раз порадуются за Лину.

Сняв ботинки, доктор подхватил свои вещи.

– Герден, иди пока в гостиную. Я сейчас переоденусь, помоюсь и подумаю, что приготовить нам на ужин.

– Пытаешься оттянуть разговор о Лайсине? – Король посмотрел вслед поднимающемуся по узкой лесенке Рочену.

Тот сразу остановился.

– Не говори глупостей. Ты, действительно, похож на Рика. Или Рик на тебя? Герд… я весь день провел с тяжелобольным человеком. От меня плохо пахнет…

– Я согрею тебе воду. – Спокойно сказал Герден и направился к ванной.

Рочен добрался до своей комнаты, закрыл дверь и только после этого тихо сказал:

– Интересно, вся высшая аристократия со странностями, или только отпрыски рода Фортис – Тэо?

Сунув в рот сигарету, он сбросил с себя одежду в бельевую корзину. Потом, надев халат, сел на кровать и, откинувшись спиной на еще теплую каминную трубу, закрыл глаза. Его сознание, помимо воли, снова потянулось к Лайсину, как прежде пытаясь заменить в его душе эмоции страха, разочарования и обиды прекрасными образами… Какими, он еще не придумал, поскольку его вернула в реальность сильная пощечина. Открыв глаза, он увидел, что над ним стоит разгневанный Герден.

– Ты что творишь, идиот? – Король вытащил из его губ окурок. – Так и не понял за всю свою бестолковую жизнь, каким видом магии прекрасно владеет твой милый друг?

– Кажется, я заснул… – Виновато улыбнулся Рочен, досадуя сам на себя.

– Ты не заснул. – Герден припечатал его плечи к кирпичу. – Он снова тебя позвал. И ты, как тупая овца за козлом, отправился за его желанием восстановиться за твой счет. Дурака учили уму-разуму, но тот так ничего и не понял. Твой Лайсин – замечательный энергетический вампир. Исчез один донор, он находит другого… Очаровывая, обещая исполнение любых желаний… Рочен, очнись! Он – вампир.

– Что? – Тупо спросил сидящий на кровати мужчина.

– Что слышал. Двигайся. – Герден сел рядом. – Так и быть, прочту курс ликбеза для одного слишком влюбчивого доктора.

– Я не…

– Ме-ме. Если бы не один, ненормальный, с твоей точки зрения, Король, ты не сумел бы отсюда уехать. Вспомни Тамила, который бросил ради Лайсина семью. К чему далеко ходить. – Герден бросил колючий взгляд на Рочена. – Я сам в юности попал под его очарование. Поверил в обещание поделиться силой… В результате делился я. Боги, как же мне сносило крышу от истощения! Этот юноша так умело играл роль жертвы, что я чувствовал себя монстром… Чтобы не быть голословным, дам прочитать тебе один трактат. В нем ты найдешь объяснение своей странной детской привязанности.

– Герд… Спасибо. – Рочен закрыл глаза руками. – Но я бы все равно уехал. Только вот Ханна… – Вздохнув, он встал и, подойдя к чемоданчику, вытащил оттуда лист бумаги. – Она решила остаться с ним.

Герден взял лист и пробежал по строчкам глазами.

– Я подпишу и сам отдам прошение об отставке Сансу. – Взглянув в глаза Рочену, Король рассмеялся. – Или ты думал, что я из казны стану оплачивать кому-то живой корм? Пусть ей платит Лайсин. Короче, вставай, твоя ванна готова. А еще я хочу есть.

– Да. – Рочен встал и тряхнул головой. – От твоей оплеухи звенит в ушах.

– Неженка. Скажи спасибо, что я не ударил ногой. Иначе звенело бы ниже пояса. Рочен! Вот ты мне скажи… Как ты с такой мужской силой умудряешься обходиться без женщин?

 

Доктор посмотрел на себя и покраснел. Оказывается, он забыл завязать пояс халата… Запахнувшись, он схватил полотенце и бросился по лестнице вниз, слушая рассуждения спускающегося следом Гердена о коварных соблазнителях и тех, кто, в-общем, не прочь соблазниться. Как всегда, в исполнении Его Величества это звучало двусмысленно до такой степени, что Рочен помылся в рекордные сроки и, переодевшись, сразу скрылся в кухне.

Оказывается, мама оставила готовый обед в холодильном шкафу. Осталось только его погреть и подать на стол, за которым сидел Герден и, прихлебывая смородиновый отвар, изучал неизвестно как оказавшийся в их доме журнал с обнаженными красотками.

– Я так и знал! – Довольно улыбаясь, Король бросил вещественное доказательство чьего-то грехопадения на стол. – Вот чем занимается наш доктор в свободное от работы время!

Рочен пожал плечами.

– У меня не бывает свободного времени. Мать приготовила борщ. Наверно, старалась для тебя. Здесь, в кувшинчике, сметана.

– Вкуснота! – Герден вдохнул его аромат и тут же запустил ложку в тарелку. Проглотив, поинтересовался:

– Тебе это блюдо не нравится?

– Нет. Но ты ешь. Сейчас принесу утку в овощной подливе.

Пока они обедали, на улице окончательно стемнело, и снова пошел снег.

– Ты чего такой вялый? – Не удержался от любопытства Король, глядя на рассеянно ковыряющего мясо Рочена.

– Не знаю. – Ответил тот. – После того, что я от тебя услышал, мне стало… противно.

– Перестань. – Рука Гердена легла на ладонь доктора. – Мы рождаемся с этими способностями. Я вижу мир духов. Могу некоторыми из них повелевать. Ты видишь плоды работы чужого сознания и можешь на него влиять. А Лайсин живет за чужой счет. Не нужно его винить за то, что он таким появился на свет. Пойми, каждый из нас обладает уникальным даром и жизненным опытом. Только нам решать, как ими воспользоваться. Рочен! Хватит хандрить. Нам пора собираться в столицу. Кажется, тебя с нетерпением ждет милый Рик.

– Да… – Вздохнул Рочен. – Ждет.

Он собрал посуду и отнес на кухню. Включив воду, стал медленно отмывать тарелки. И снова не заметил стоящего за плечом Короля.

– Что с Риком не так? – Вкрадчиво спросил тот. Рочен, уже привычно, дернулся.

– Да что же ты такой нервный? – Удивился монарх. – Или это только на меня подобная реакция? Рочен! Что у тебя происходит с Риком?

– Я думал над твоим предложением отправить парня во дворец. Это, конечно, хорошо. Но сейчас он к этому не готов. У него настрой на учебу и дружбу с ребятами из яхт-клуба. Если честно, мне хотелось бы переселить его в общежитие.

– Почему?

– Герден… Я много времени провожу на работе. А мальчику нужно внимание. Будет лучше, если он станет жить среди сверстников. К тому же, у него появился старший товарищ, который за ним присмотрит. Все-таки молодые люди должны общаться с равными, а не со стариками.

– Это мы с тобой – старики? Рочен, ты спятил? Нам нет и сорока! – Герден развернул доктора к себе лицом. – Или… дело в другом? Ну-ка, взгляни мне в глаза. Почему ты их отводишь? Хочешь расстаться с Риком, пока к нему не привык? Неужели, после дружбы с Лайсином, настолько сомневаешься в себе, что теперь боишься любых отношений, прячась в работе? Ну ты и чудак! Ладно. Помыл посуду? Бери вещи и закрывай дом. Мое Величество соскучилось по столице.

Набрав номер Дена, Рочен попросил передать родителям, что улетает, и пожелал другу удачи во всех его делах.

– Рочен… Приезжай к нам, как только освободишься! – Голос Дениэля был чуть ли не умоляющим. – Как будет время, звони!

– Хочешь собрать всех Рейво под своим крылом? – Поинтересовался Герден по громкой связи. – Не получится. Как думаешь, почему я тебя послал наместником в самую далекую провинцию? Не знаешь? Чтобы отнять у тебя друга. Скажи, неплохой обмен – мальчик на девочку? – Король рассмеялся.

– Господин наместник может принять Ваши слова, Сир, всерьез. – Заметил Рочен, запрашивая параметры движения у диспетчерской Джайны.

– Его Величество шутит. – Отозвался Ден.

– Шутками скрывают истину. – Заметил Король. – Так что не ной, Ден. Управляй регионом и размножайся. Это мой тебе указ на ближайшие несколько лет. Понятно?

– Да, Сир!

Рочен нажал отбой и убрал коммуникатор в карман. Его лицо, подсвеченное приборами, напомнило Королю неподвижную маску. Но вот, выполнив соединение с заданным коридором, доктор включил автопилот и повернулся к Гердену.

– Ваше Величество… Скажите честно, почему Вы так заинтересованы в человеке, далеком от двора и государственной службы?

Герден сполз по спинке кресла немного вниз и уперся коленом в панель приборов.

– Я тебе говорил.

– Вы много о чем говорили.

– Дай руку.

Рочен протянул Королю ладонь. Тот положил на нее свою и сжал пальцы.

– Вот поэтому. И еще… Воины Фортис никогда не отпускают свою добычу. А хранители Тэо – берегут созданный ими мир. И я, как наследник двух древних домов, никогда не отпущу тебя, Рочен Рейво. Уверен, совсем скоро ты научишься открывать свою душу, не пугаясь, что кто-то равнодушно тебя оттолкнет. Потому что ты нужен мне. Насовсем. Навсегда. Со всеми твоими страхами и сомнениями. С твоей увлеченностью работой и переживаниями о семье и Рике. Я хочу, чтобы ты разделил со мной мой мир. А я разделю с тобой твой. Как тебе это?

Рочен задумался.

– Если тебе интересна совершенно не интересная жизнь одного доктора… Что ж… Давай попробуем продолжить общение. Только прошу… не торопи события. Мне пока сложно привыкнуть к мысли о подобных отношениях с Королем.

– А у нас еще нет никаких отношений! – Тут же съехидничал Герден и снова стал серьезным. – Если хочешь, я прилечу к тебе домой и посмотрю на Рика со стороны. Ведь тебя что-то в нем беспокоит до такой степени, что ты задумал его отдалить. Он чем-то тебе мешает. Ведь так?

– Не знаю. У меня не было времени анализировать свои ощущения. Давай пока посмотрим его выступления в регате, и начало занятий в универе.

– Конечно, приглашать тебя во дворец на чашку коньяка бессмысленно?

Рочен виновато покосился на Короля.

– Тогда остановимся на ресторане? Том, куда вы ходили с Деном?

– Нет. – Покраснел доктор. – Там публика специфическая. Лучше прилетай ко мне домой. У меня тоже есть коньяк.

– У тебя нет моего личного контакта. – Спохватился Герден.

– Есть. Смотри: небо окрашено огнями столицы.

– Надо же… Быстро долетели!

– Да. Всего третий час ночи.

– Сказки заканчиваются быстро, Рочен. После бала обычно наступает хмурое утро. Болит голова. Рядом лежит страховидло непонятного пола, а уборщицы шаркают вениками по дорогому паркету. Рочен, я буду тебе звонить.

– Лучше я сам. На время операций я отключаю коммуникатор.

– Но ты бываешь дома.

– Хорошо. – Рочен развернул машину и осторожно посадил ее на парковку возле дворца.

– Я позвоню. – Улыбнулся Герден и вышел в открывшуюся дверь. Кажется, к нему уже бежали какие-то придворные… Доктор подождал, пока они отойдут в сторону, и увеличил мощность маневрового двигателя. Со стоянки в стороны полетела пыль и старые листья. Запросив коридор в свой район, он мигнул маячками и скрылся среди звезд в темном небе.

Окна его дома, спрятанного среди древних ив, были темными. "Как хорошо, что Рик       Окна его дома, спрятанного среди древних ив, были темными. "Как хорошо, что Рик уже спит!" – Малодушно подумал Рочен и уменьшил обороты двигателя. Кажется, тот шелестел не громче раскачивающего ветви деревьев ветра. Опустив машину рядом с вишневой крохой, он открыл дверь. Отстегнув ремни, откинул голову на подголовник. За такой короткий период времени столько всего произошло, что теперь придется размышлять над этим не один день. Доктор хлопнул себя по карманам в поисках сигарет и досадливо поморщился: кажется, он забыл их в гостиной родительского дома. Потерев уставшие глаза, Рочен встал. Вытащив с заднего сидения сумку с вещами и докторский чемоданчик, он надел шубу, закрыл машину и неторопливо, вдыхая теплый ночной воздух, так непохожий на пронизывающий заморозок в Сенко, пошел к подъезду. И тут первый этаж дома буквально вспыхнул всеми окнами. Не успел Рочен открыть рот, как из дверей вылетел Рик. Раскинув руки, он подпрыгнул и обнял Рочена за шею, уткнувшись в нее хлюпающим носом. Сумка и баул упали на дорожку, а руки доктора сами обняли тонкую юношескую фигурку. Коснувшись щекой легких светлых волос, Рочен с удовольствием вдохнул их аромат.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru