Танцы с духами. Часть вторая

Екатерина Бердичева
Танцы с духами. Часть вторая

– Как Вам будет угодно. – Снова поклонился доктор.

– А еще мы решили поучаствовать в этой замечательной и красивой церемонии.

– Вот как?

– Вместе с тобой станем свидетелями клятв жениха. – Говорил Герден, пытаясь уловить хоть какое-то чувство на каменном лице Рочена. – Северные традиции! Они так отличаются от южных! Красивые медленные распевки и хороводы… Рочен, надеюсь, национального колорита будет немного? А то я засну. Слышал, твоя сестра – совсем юная девушка. Как же ты решился отдать настолько свежий цветок мужчине вдвое старше нее?

Герден замолчал, глядя на стоявшего столбом Рочена.

– Думаю, мои слова прозвучат эхом докладов службы безопасности, уже ответившей Вам на все вопросы. Господин Салих, мое почтение. Ваше Величество… Я могу пойти к другу для того, чтобы помочь ему справиться с волнением?

– Мы пойдем к нему вместе, господин Рочен.

Герден шагнул к доктору и крепко, чтобы тот не посмел сбежать, взял его за локоть.

– Действительно, очаровательная провинция! – Восхитился Король, подходя вместе с Роченом к подъезду. – Горы, бурные реки, суровые темные ели…

– Восторгаетесь, как будто Вы тут никогда не были. – Не удержался доктор.

– Конечно же, был! Мне даже кажется, что мы где-то встречались… Не знаю, где… Быть может, напомнишь?

– К сожалению, с возрастом память стала выборочной.

– А, точно! Еще год назад мы встречались в замке Който! – Коснувшись лба, сказал Король, внимательно взглянув на невозмутимый Роченовский профиль. – А познакомились в то далекое время, когда ты служил в нем поваренком. Надо же, насколько прихотливы игры судьбы! Долговязый хмурый подросток стал великолепным столичным доктором. Кто бы мог тогда подумать, что он не захочет продолжить семейную династию! Или… как верный слуга, он решил последовать за своим господином?

Рочен остановился и посмотрел на следующего за ними Салиха.

– Будь добр, заткни уши.

Тот виновато улыбнулся и положил поверх прически ладони.

– Вот что я тебе, Герден, скажу… От имени того мальчика-поваренка, которому было наплевать на чины и статус. Если ты попытаешься испортить свадьбу моей сестры и друга, я снова отведу тебя в елочки, в которых ты так глупо заблудился, пытаясь меня догнать. Хоть ты жрец, но у меня хватит сил с тобой пободаться. И вообще… объясни, наконец, какого черта ты никак не хочешь оставить меня в покое? До сих пор не можешь забыть прошлое? Очнись, его уже нет. Ты – Король. Я – врач. У нас разные пути и жизненные задачи. Герден, если тебе со мной тесно в одной стране, я уеду в другую. Меня примут в любую больницу нашего континента. Я от тебя устал. Понимаешь?

– Салих… Мы с господином Роченом должны серьезно поговорить. Сходи, пожалуйста, к Дену и помоги ему не умереть от счастья.

Проводив Салиха взглядом, Герден развернул Рочена обратно к парковке.

– Сядем в твою машину.

Когда они устроились в креслах и закрыли двери, доктор вопросительно посмотрел на Короля.

– Скажи, ты когда-нибудь сможешь простить мне прошлое? – Синие глаза Гердена серьезно посмотрели в голубые Рочена.

– Ты сейчас о чем? – Спросил доктор.

– О нашем треугольнике, до сих пор не вытянутом в отрезок. Вернее, о его остром угле, через который ты до сих пор не можешь перешагнуть.

– М-м-м… Полагаю, ты о Лайсине?

– Да.

– Герден… Это был его выбор. Это был мой выбор. Это были только наши отношения. Причем тут ты?

– При том, что ты мне нужен, Рочен. Не буду произносить высокопарных фраз о твоей квалификации или магической одаренности… Я всегда хотел, чтобы ты, а не Лайсин, был рядом. Правда, я это слишком поздно понял. Не перебивай… Больше таких слов ты от меня не услышишь. Да, я – Король. Умный, решительный, волевой. У меня – отличная команда единомышленников. Но нет друзей. Рочен, я хочу, чтобы ты стал моим другом. И это не желание юнца, а позиция взрослого человека, отринувшего сословные границы. Нас связывает многое. В том числе, мальчик Рик. Да, я хочу вырастить из него отличного государственного деятеля. Возможно, наследного принца. Но для этого Рикус должен не только учиться в универе, но и бывать на светских приемах. Кроме того, заниматься со мной лично. Так меня учил Исайтор, пока был в здравом уме. Но, видишь ли, в чем дело… Мальчик сильно к тебе привязан, и без спасителя Рочена не захочет перебраться во дворец. Чем еще я могу убедить тебя в искренности своих намерений? Рочен, мне нужна твоя помощь. Друга или советника… не знаю. Мне хорошо рядом с тобой. Спокойно. Те дни, что мы провели в Сенко, готовясь к сражению, а потом – в Тамте, были самыми счастливыми в моей жизни.

– Если честно… – Рочен посмотрел на Короля. – Ты меня… поразил. Казалось, мое присутствие тебя раздражает. Эти твои дурацкие шуточки про плебейское происхождение… И тут ты говоришь такое.

– Поверь, чтобы заставить себя говорить с тобой откровенно, пришлось морально готовиться. И даже не один месяц. – Усмехнулся Герден. – За всю жизнь мы оба сказали друг другу много чего… нехорошего. Я боялся этого разговора. Но еще больше боялся, что однажды… это может случиться очень скоро… ты окончательно исчезнешь из моей жизни. И на свадьбу я прилетел только для того, чтобы увидеться в неформальной обстановке.

– Ты знаешь о том, что Лайсин умирает?

– Да. Поэтому я не хотел, чтобы вы виделись. Ведь ты мог бросить работу и Рика, чтобы, забыв обо всем, снова служить человеку, который к тебе равнодушен. Пойми, наконец… Несмотря на вашу детскую дружбу, он всегда считал тебя низшим существом.

– Я знаю. Но ты все же дозволишь мне с ним увидеться? Хотя бы, как врачу.

– Разве тебя что-то держит? Но, пожалуйста, сделай это после свадьбы.

– Герден…

– Да?

– Я не могу пока тебе ничего ответить. Мне нужно подумать и поговорить с Риком. За три месяца этот мальчик незаметно стал моей семьей. Странно, но даже сейчас мне его не хватает. Все кажется, будто он где-то рядом. Конечно, я с тобой согласен, что он умен и талантлив. Действительно, его место во дворце, а не в скромном доме врача.

– Я рад, что ты это понимаешь. А еще… прости все мои грубые слова. Поверь, они были произнесены только для того, чтобы обратить на себя твое внимание. – Сказал Герден. – Взрослые люди тоже иногда ведут себя, словно дети, но отличаются от них тем, что все осознают и пытаются это исправить. Давай хотя бы попробуем найти общий язык. Ведь за работой у нас все прекрасно получалось.

– Ваше Величество… Тебе самому не странно предлагать дружбу простолюдину?

– Мне? Нет. Меня волнует человеческая душа, а не статус. Хотя… чтобы это не волновало других, я дам тебе землю. Ты станешь аристократом с правом передачи титула и земли по наследству. Кстати, как ты относишься к Тамту? Там осталось много выморочных территорий. Построим где-нибудь в красивом месте виллу и будем приезжать туда на отдых. Можно даже на озерах. Рик станет рассекать волны, а мы – рассуждать о жизни и ее печалях.

– Звучит… Интересно. Мне надо подумать, Герден. Опять же, я работаю и не хочу бросать практику.

– Я все про тебя знаю. Хочешь продолжить оперировать – оставь себе только кардиологию. Там операции плановые. Все решаемо. Было бы желание.

– Герден… Когда вернемся в столицу, давай встретимся и еще раз все обсудим. Договорились? А сейчас нужно поддержать Дена.

– Тогда пойдем? – Улыбнулся Король. – Если мы подхватим его с двух сторон, он точно не упадет.

Когда в гостиную вошли Рочен и Герден, Ден, узрев друга, молча бросился ему на шею.

– Да что же это такое! – Развел руками доктор. – Меня уже вчера тискали и слюнявили. Ден, не бери с женщин дурной пример. Прошу, оставайся мужиком!

Тот кивнул головой и уткнулся в плечо друга.

– Э-э… Надеюсь, целоваться не полезешь? А то тут свидетели, которые все неправильно поймут и с удовольствием осложнят нашу жизнь.

– Братец! – Денки посмотрел на Рочена, а потом – по сторонам. – О… Ваше Величество!

– Это было… трогательно. – Глаза Короля искрились смехом. – Прошу, продолжайте, пожалуйста. Или ты ждешь моего напутствия во взрослую жизнь?

– Не думал, что буду так переживать. – Признался Ден, кланяясь Гердену. – Оказывается, женитьба – чертовски волнительное дело.

– Да перестань… – Король лучился хорошим настроением, как грибницы провинции Тамт спорами. – Страшно только до того момента, когда Преосвященный возложит на ваши склоненные головы руки и объявит тебя мужем. Дальше поймешь, что пути назад нет, и успокоишься. А когда посмотришь на хорошенькое личико женщины и подумаешь, что уже этой ночью она станет твоей… Начнешь с нетерпением ждать, когда все разбегутся. Ден, прекращай трястись. Смотри: Рочен, глядя на тебя, потянулся к сигаретам.

– Да это я так… – Смутился доктор. – Привычка…

– А ты ее бросай. Незачем травить организм, когда тоже самое ты частенько проделываешь с душой. Кстати, не люблю сигаретного дыма. Ден… – Король снова переключился на жениха. – Во сколько начало церемонии? В десять утра?! Почему меня не спросили? Я в это время только ложусь спать. Вы представляете рядом с полуобморочным женихом постоянно зевающего свидетеля? Пресса напишет, что церемония была невыносимо скучной. Рочен!

– Что?

– Ты видел подружек невесты? Они миленькие или, как всегда, косметика скроет недостатки?

– Э-э… – Задумался Рочен. – Вроде ничего. Молоденькие.

– Такие же несовершеннолетние дурехи… Ден, прости… цветы жизни, которыми можно только любоваться, но ни в коем разе не касаться лепестков. И как троим взрослым мужикам пережить зависть к твоей кувыркающейся в постели особе? А ведь мы полностью готовы тебя поддержать по-мужски. Дело за малым: уверить девушек в том, что горячие парни Тамта хороши не только в драках. Салих, выясни, в местной гостинице остались номера?

Пока доктор и будущий наместник с вытянутыми лицами слушали Короля, Салих улыбался. Похоже, разговор по душам принес хорошие результаты: Герден разливался соловьем, а Рочен выглядел спокойным.

 

– Ваше Величество! – Окликнул Короля Салих. – Подружки невесты похожи на эдельвейсы… растет такой цветок в горах. Чтобы его сорвать, нужно влезть на неприступную кручу. Думаю, никто из нас не хочет сломать себе руку или ногу ради минутного удовольствия. Надеюсь, господин Дениэль выделит нам небольшую гостиную и предложит набор хороших вин. А его расторопные слуги накроют небольшой стол с закусками. Что нужно настоящим мужчинам, когда их любимые недосягаемы? Конечно же, добрый разговор по душам.

– Ты, как всегда, прав, Салих. Ден! А давай ты покажешь нам свой дом?

Пока все развлекались, Ханна, на долю которой выпали заботы о слегшем в постель Лайсине Който, одновременно, по распоряжению Короля, занималась организацией праздника для будущего наместника. Ей даже пришлось нанять еще сиделку в помощь той, которая ухаживала за больным в ее отсутствие.

Последний день накануне бракосочетания был самым беспокойным. С утра она повторно переговорила с Преосвященным, обещав подать для него аэромобиль из резиденции Королей за час до венчания. Потом понеслась в ратушу. Отругав уборщиц за грязные ступени, она проверила украшения стен, количество кресел для приглашенных и прослушала мелодию, исполняемую местным оркестром, под которую молодые должны будут застегнуть на запястьях друг друга брачные браслеты. Скептически посмотрев на одежду оркестрантов, предупредила, что оплата будет в два раза меньше, если они забудут надеть фраки. Подбежавшая к ней цветочница сказала, что лепестки роз, которыми дети усыпят путь молодоженов, уже разложены по корзинам и стоят в холодильнике. Ханна, на всякий случай, проверила.

Потом ее аэромашину видели у дома Рейво, где женщина еще раз посмотрела платья и украшения подружек невесты, а также накапала успокоительного госпоже Агнете.

– Все доченьки пристроены… – Всплакнула она на плече Ханны. – Осталось подыскать хорошую женщину сыночку…

– Ничего… – Похлопала ее ладонью по руке та, которая последний месяц была фактическим руководителем провинции вместо тяжело больного Лайсина. – Найти – не напасть… Женившись бы, не пропасть. Всему – свой черед, тетушка.

Когда мать семейства успокоилась, Ханна полетела в поместье Дена. И наткнулась на веселую компанию из четырех мужчин, организовавшую мальчишник в одной из гостиных.

– Госпожа Ханна! – Поприветствовал ее довольный Герден. – Рад видеть Вас в боевом настроении и добром здравии!

Они виделись только вчера, но женщина напоминать об этом не стала и молча поклонилась. Тогда Король показался ей мрачным и неразговорчивым. Хотя она всегда видела его именно таким – замкнутым, язвительным и… печальным. Но теперь синие глаза сияли яркими искрами, подстриженные волосы топорщились в разные стороны, а на лице была самая искренняя улыбка. – Как идет подготовка к нашему празднику?

– Все нормально. Я прослежу за своевременным выездом невесты, а господин Салих… – Ее глаза уперлись в покрасневшее от вина лицо молодого человека, – За сборами господина Дениэля и свидетеля его клятв, господина Рочена.

Теперь она посмотрела на сидящего в кресле доктора.

– Госпожа Ханна, присаживайтесь к нам. – Пригласил он ее, вставая с места. – У Вас – замученный вид. Отдохните немного. Не волнуйтесь, сегодня никто из нас не кусается.

– Благодарю. – Улыбнулась женщина. – Но мне бы хотелось…

– Успеете. Вы – идеальный секретарь. – Поддержал Рочена Герден. Жених вскочил и принес чистую тарелку и столовые приборы, а Король лично положил в нее закуски и налил в бокал вино. – Ваше здоровье, Ханна!

Четверо мужчин прикоснулись к ее бокалу краешками своих. По комнате поплыл едва слышный хрустальный звон.

Пока она ела, Король начал пустячный разговор о каких-то столичных делах, а когда вернулся куривший в форточку Рочен и уселся между Денки и Ханной на взятый от стены стул, он вспомнил про регату и рассказал, как Рик пробовал ходовые качества яхты.

– Никогда бы не подумал, что парень может быть таким аккуратистом в одежде! – Рассмеялся Герден. – "Только не кладите ее в траву!" – Передразнил он Рика. – Но фигурка у него – что надо!

Рочен, до этого спокойно жевавший какой-то салат, вдруг поднял глаза и в упор посмотрел на Короля. Герден весело фыркнул.

– Скажи, папочка, ты так же будешь смотреть на его девочек? Или, может быть, мальчиков?

Рочен положил вилку и, отодвинув стул, молча вышел из комнаты.

– Боги, да я только похвалил мышцы этого парня! Рочен! – Герден вскочил и быстро вышел следом за Рейво.

Ханна подняла глаза и посмотрела на Салиха. Тот улыбнулся и пожал плечами.

– Мальчик прожил в доме нашего доктора три месяца перед поступлением в университет. – Объяснил он.

– Точно! – Хмыкнул Денки. – Рочен опекает его, как собственного ребенка. Другие мужики заводят… гм… женщин. На крайний случай, котов… А этот – взрослого парня и теперь не знает, как к нему подступиться.

– Спасибо за обед! – Поблагодарила Ханна. – Когда Рочен привез Рика, мальчик был сильно травмирован смертью брата. А еще он, действительно, напоминал брошенного щенка, почему-то выбравшего себе хозяином нашего нелюдимого доктора. Хорошо, что Рочен его не оттолкнул.

– Пожалуй, Рикуса оттолкнешь! – Улыбнулся Ден. – Он завел в чужом доме собственный порядок. Так что в последнее время без его разрешения Рочен даже не мог сходить со мной в ресторан. А как он готовит!

– Рик готовит? – Удивилась Ханна. – Аристократ на кухне?

– А еще он сам убирает дом и ходит на базар. – Охотно поделились сведениями выпившие мужчины.

– Рочен купил ему весьма недешевую машину, а Герден подарил яхту. – Прищурив глаза, Салих наблюдал за реакцией женщины.

– Вот как? Значит… Его Величество выбрал юношу наследным принцем? – Сделала вывод Ханна.

– Вот это – настоящий оперативник! – Рассмеялся Салих. – Еще нет, но мысль такая была. Пока наших папочек нет, давайте, что ли, еще по одной?

– И что ты бесишься? – Герден нашел Рочена на веранде, которую хотели открыть для гостей, но подумав об осенней прохладе и возможном дожде, закрыли, убрав мебель, но оставив фонарики. Доктор снова курил, прислонившись плечом к колонне. – Я что-то не так сказал?

– Прости. – Рочен повернулся к Королю. – Наверно, нервы ни к черту. Когда ты стал говорить о раздетом мальчишке…

– Ты вспомнил Лайсина. Так?

– Да. И в этот момент понял, что за Рика убью любого, кто его тронет. Я понимаю, что ты просто рассказал забавный случай. Но мне было неприятно.

– Вот ведь чудак! – Усмехнулся Герден. – Еще немного – и мальчик пустится в свободное плавание. И ты за ним не то, что не уследишь… Он запретит тебе это делать!

– Понимаю. Просто в один момент осознаешь, что маленькая девочка, мечтавшая о принце, завтра станет женщиной. А смешной и прилипчивый мальчик Рик – уже самостоятельный мужчина. Герден… Я чувствую себя стариком. – Рочен посмотрел на пол веранды, по которой ветер гонял рыжие лиственничные иглы. – Они – прекрасные цветы, распускающиеся навстречу жизни. А мы – уже потрепанный ее прелестями чертополох.

– И это нормально. – Герден, бросившийся за Роченом в одной рубашке, шмыгнул покрасневшим носом. – Род людской постоянно обновляется. Отыгравшие свои партии уходят, освобождая место под солнцем новой и сильной поросли. Но и нас еще рано списывать со счетов. – Король чихнул. – Для них сейчас – время свершений, активного познания мира. А мы выстраиваем линию ума, пытаясь состыковать ее с мудростью. Поверь, это совсем неплохо!

– Иди сюда. – Рочен распахнул куртку, и Герден с удовольствием прижался замерзшей спиной к теплому телу доктора. – Не знаю, как ты, но я в последнее время чувствую себя таким глупцом… Или стариком, топчущимся на месте.

– То, что ты – глупец, топчущийся на месте – это достаточно верное определение. – Усмехнулся Король. – Поэтому заканчивай пялиться в зеркало. Пора посмотреть на мир вместе с теми, кто идет рядом.

Глава двадцатая. Будущее и прошлое

Бракосочетание Дениэля дома Гэро и Элиноры дома Рейво получилось очень красивым. Несомненно, горные духи также приложили к празднику свои магические силы и хорошее настроение.

С самого утра голубой небосвод прикрыли невесомой кисеей легкие перистые облака. Несмотря на осень и ночной заморозок, к началу церемонии стало настолько тепло, что приглашенные дамы начали сбрасывать на руки кавалерам свои шубы. А когда Преосвященный объявил жениха и невесту мужем и женой, из туч пошел мелкий снежок, заигравший в солнечных лучах семицветной радугой. Так что гости смотрели не только на прекрасных молодых, застегивающих друг другу на запястьях венчальные браслеты, но и по сторонам. Похожие на ангелочков девочки устлали путь для четы Гэро лепестками роз. А юная жена, выйдя на ступени ратуши, наградила мужа долгим поцелуем под дружный рев и хлопки приглашенных горожан и вездесущих репортеров, не забывающих о своей работе.

Под летающие в воздухе снежинки и звуки музыки молодожены устремились к экипажу, который должен был отвезти их на соседнюю улицу в самый большой зал города. Позади них, выстроившись парами, шли свидетели клятв. Подружки невесты – в одинаковых синих платьях и бантах в светлых волосах. А мужчины – в белых костюмах и голубых рубашках, подчеркивающих мужественную красоту черноволосых уроженцев провинции Тамт и голубые глаза доктора Рочена. Конечно же, никто так и не узнал в одном из улыбающихся свидетелей Его Величество, поскольку на всех портретах он был с длинными, зачесанными назад, волосами и высокомерным выражением лица. А на общей фотографии он по-свойски обнял Рочена и прислонился головой к его плечу, от чего физиономия доктора вышла несколько перекошенной.

Когда все женщины и девушки выстроились позади отвернувшейся невесты, чтобы поймать букет, та бросила его так удачно, что попала им в голову вытягивающего из кармана сигареты Рочена. Оттуда цветы свалились прямо в руки троюродной тетушке семейства Рейво, отчего та сразу разрумянилась и начала стрелять глазами в сторону вытаскивающего из волос ленточки и листья весьма обеспеченного и неженатого брата невесты.

Тосты, здравицы, развлечения и танцы закончились только к следующему утру, поскольку на праздник собрался весь город. Но молодые, сопровождаемые свидетелями, отправились в новый дом в семь вечера, когда на сумеречных улицах зажглись фонари.

Подъездная аллея к усадьбе сияла расставленными по обочинам светильниками, а фасад дома – бегающими по двум сердечкам розовыми огоньками.

– Неплохо. – Сказал Герден, глядя в темное небо, усеянное яркими звездами. – Действительно, красивый край.

Молодые подружки, ровесницы Лины, смущаясь, поглядывали на взрослых мужчин, гадая, станут ли они чего-то требовать. Но те всю дорогу перебрасывались впечатлениями от праздника, даже не делая попыток распустить руки. Когда девушки, вслед за молодоженами и мужчинами попытались войти в дом, Рочен обернулся и нахмурил брови.

– А вы что тут забыли? Ну-ка, бегом обратно! Энка! Твой парень изгрыз все ногти, ожидая, когда ты подаришь ему поцелуй. Чина… Не стоит пытаться увлечь того, кто едва обратил на тебя внимание. И вообще, деткам не место там, где находятся взрослые. Быстро забирайтесь в экипаж и – приятных развлечений!

Доктор посмотрел, как возница разворачивает карету, и, проводив ее взглядом, тоже вошел в дом.

Молодоженов, Короля и Салиха он нашел в большой гостиной. Лина с восторгом распечатывала подарки, а трое мужчин, поставив на стол бутылку с вином, задумчиво разглядывали наполненные рубиновой жидкостью бокалы.

– За тех, кто не вернулся. – Сказал Герден и выпил свой бокал до конца.

– Я не понимаю, – свел брови доктор, – что за похоронное настроение! Ден, Лина… Какого беса вы еще не в кровати? Бриллианты и изумруды можно рассмотреть завтра. Э… Герд, Сэл… может, оставим их наедине?

Лина покраснела и выронила какое-то украшение. А Ден закашлялся.

Рочен подошел к сестре и, наклонившись, шепнул ей на ушко:

– Помни, что я тебя очень люблю. Но только как брат. А Ден любит тебя, как мужчина. Сестренка, подари ему весь жар своей души, и он снимет для тебя с неба звезды.

Подняв ладонью круглый подбородок, он чмокнул ее в носик.

– Эй, Рочен! – Крикнул Герден. – Теперь она принадлежит Денки. Так что прекрати целовать чужую жену у мужа на глазах!

– Ден… – Рочен, несмотря на шутки, был серьезен. – Береги эту малышку.

– Да, мой друг! – Дениэль снова обнял доктора. – Спасибо тебе за все: дружбу, внимание… за это юное чудо…

– За последнее надо благодарить родителей! – Засмеялся Герден и тут же вздохнул. – Счастья вам, друзья. Пусть беды обходят ваш дом стороной, а удача сама вешается на шею. Ден, завтра у тебя выходной, а послезавтра жду в резиденции. Рочен, Сэл… Идем.

Трое закутанных в теплые шубы мужчин вышли на улицу. Звезды светили все также ярко, но на сухую землю, искрясь в лучах подсветки, падал пушистый снег.

 

– И все-таки, в Тамте лучше. Согласен, Сэл? – Герден набросил на волосы капюшон. – Рочен… Подбросишь нас в резиденцию?

– Конечно.

Доктор открыл машину и подождал, пока Король сядет рядом, а Салих, привалившись к подушкам, устроится сзади.

– Рочен Рейво запрашивает коридор к резиденции Его Величества… – Включил он связь с диспетчерской.

– Поздравляем! – В динамике хихикнули сразу два женских голоса. – Как праздник? Вы еще способны вести машину?

– Ирма… Не позорь. – Рочен на мгновение выключил связь и пояснил для глядящего на него Короля. – Моя соседка.

Когда связь снова восстановилась, женщина продиктовала:

– Курс – северо-запад, высота…

– Спасибо, девочки. – Поблагодарил Рочен. – Хорошего дежурства и прекрасного настроения.

– Большая деревня. – Изрек Герден. – Что ты все время на меня смотришь? Взлетай!

Высадив Короля и его советника у дворца, Рочен отказался от приглашения посидеть за бутылкой вина, сославшись на усталость.

– Не люблю бессмысленный шум и суету. – Улыбнулся он. – Голова разболелась.

– Еще бы… – Хмыкнул Герден. – Сестра хорошо приложила тебя букетом. Что по этому поводу говорят народные приметы? Не знаешь? Они говорят, что в будущем тебя удивит близкое существо. Можно сказать, сразит наповал… Рочен, у тебя есть существо, способное шокировать?

Сидящий в летном кресле Рочен хмыкнул.

– Знаешь, в последнее время я в состоянии непрерывного шока. Поэтому хочу выпить отвар, а затем лечь и уснуть.

– Что ж… Спокойной ночи. – Улыбнулся Герден и, развернувшись, направился во дворец. За ним, махнув доктору рукой, отправился Салих.

– Отличный день! – Обернувшись, Его Величество посмотрел вслед проблесковым маячкам аэромобиля Рочена, разворачивающегося в сторону Джайны.

– Ваше Величество добился желаемого? – Поинтересовался Салих, останавливаясь рядом с Королем.

– Еще нет. – Ответил Герден. – Но наш доктор перестал от меня шарахаться. А еще он согласился встретиться в столице.

– Мне кажется, он просто долго думает, прежде чем решиться на какой-то шаг. – Предположил Салих. – Пусть Вы равнодушны к сословным предрассудкам, но он не уверен, что им не попытаются манипулировать. А подчиняться господин Рочен не любит.

– Ты не прав. Когда мы готовились к сражению с духом, он спокойно выполнял любые требования.

– Они были необходимыми. Но как придворный, он никуда не годится. Сейчас господин Рочен занимает в обществе ту нишу, в которой является уважаемым и значимым человеком. На него смотрит весь госпиталь, и молятся больные. И, по сравнению с детством, он чувствует уверенность в собственных силах. А с Королями, как известно, не спорят. Поэтому он сомневается в нужности для себя подобных отношений, ведь дружба, Ваше Величество, подразумевает равенство. Вы готовы слушать его советы, не перебивая гневными репликами о некомпетентности простолюдина?

– Мне импонируют его мягкость и уверенность в своих действиях. Он с детства был таким: внимательным, заботливым и, в то же время, обладал твердым характером. Спасибо, Салих, за твою настойчивость и советы. Я сам не знаю, что из этого выйдет, но, если честно, мне бы хотелось всю оставшуюся жизнь держать этого человека за руку.

– С Королями сложно дружить. – Салих открыл для Гердена дверь и пропустил его вперед. – На Ваших плечах – слишком большая ответственность, разделить которую хоть с кем-то Вы не в состоянии. В любом случае, Вы – вершина. Все остальные находятся где-то на гранях.

– Не важно. – Герден сбросил на руки подбежавшему слуге шубу. – Должна же быть у великого человека хоть одна слабость?

Рочен медленно поднялся по ступеням и открыл ключом двери родительского дома. Вместе с теплом из распахнутой двери на него хлынули знакомые с детства запахи. Потянув их носом, он зажег свет. Родной дом вдруг показался ему маленьким и грустным: сегодня в самостоятельную жизнь из его объятий выпорхнул последний птенец. Самый красивый и любимый. Теперь дом вместе с двумя стариками будет вспоминать прошлое и тяжело скрипеть стенами, вздыхая по тем временам, когда в нем жила веселая юность.

Бросив на вешалку шубу и запихнув на полку ботинки, Рочен босиком поднялся в свою комнату. Сняв парадный костюм, он упал на узкую кровать. В комнате было прохладно, поскольку камин в гостиной сегодня не топили. Поежившись, мужчина протянул руку и достал со стула свитер, надев его прямо на тело. Согревшись, он вытянул ноги и взял с того же стула коммуникатор. В принципе, было всего десять часов… Обычно Рик в это время не спал. А вдруг, когда ему не нужно было ждать доктора допоздна, он уже лег? Но Рочену отчего-то так захотелось услышать его голос, что он нажал контакт.

Рик откликнулся сразу, словно коммуникатор был зажат в его руке.

– Как твои дела? – Тихо спросил Рочен.

– И почему вокруг тебя не звучит музыка? – Требовательно спросил парень. – Не слышу смеха женщин и громких голосов мужчин. Ты вообще где?

– Дома. На кровати. – Усмехнулся Рочен. – Молодых мы проводили до дверей спальни. Желающие гулять – все еще гуляют. Его Величество обещал устроить салют в честь новой супружеской пары.

– Король уже там? – Удивился Рик. – Что он делает на свадьбе твоей сестры и твоего друга?!

– Это свадьба будущего наместника. Через три дня состоится вступление в должность. Король представит нового чиновника местной аристократии и бизнесу. А сегодня он вместе со мной и Салихом был свидетелем жениха.

– Ничего себе! Как твоя сестра и родители пережили такую честь?

Рочен хмыкнул.

– Представляешь, Герден и Салих подстриглись. Причем, Величество настолько отличается от своего парадного портрета, висящего почти в каждом доме, что его никто не узнал. Понятно, что афишировать свое присутствие он тоже не стал.

– Неужели Король не выдал себя ни тоном, ни жестом?

– Нет. Наоборот, много смеялся и шутил. Рик, я не помню, чтобы он улыбался даже в детстве. Но Боги с ним, Королем… Как ты? Чем занимался?

– Целый день думал о тебе. – Тихо сказал парень. – А еще переживал, как Лина справится с ролью невесты и молодой жены. Когда я разговаривал с ней последний раз, ее голос дрожал от ужаса.

– Справилась. Только жалела, что не сможет летать с тобой на базар.

– Для нее там нет ничего нового. – Фыркнул Рик. – Это для меня базар был невероятным открытием. Зато теперь ей придется командовать поварихами и горничными, которые еще недавно были одноклассницами и подругами.

– Ты готовишься к регате?

– Да, днем мы с парнями обкатывали трассу. Потом Сайк повел меня в библиотеку универа получать учебники. И даже помог притащить их домой. Мы вместе выпили кофе и доели пирожки с вареньем. Он сказал, что я классно готовлю. А еще Сайк предложил мне стать его другом. Рочен! Ты спишь?

– Нет. Слушаю твой голос.

– Врешь! Ты засыпаешь!

– Нет, Рик. Так ты согласился с ним дружить?

– Угу. Он классный. Учится на пятом курсе. Правда, на инженерном факультете. Я спросил, где он живет. Оказывается, в общежитии. Знаешь, там живут многие аристократы. Тот парень, с которым он делит комнату, хочет переехать к своему одногруппнику. И Сайк предложил переселиться к нему. Говорит, будет мне помогать.

– Вот как? – Настроение Рочена сразу стало пасмурным. – Если хочешь… Ты уже взрослый и можешь действовать самостоятельно.

– Значит так? – Кажется, голос Рика задрожал. – Получается, те три месяца, что мы были вместе, для тебя ничего не значат? Если я тебе не нужен, так и скажи!

– Рик! Прекрати истерику. – Голос Рочена стал твердым. – И пожалуйста, не принимай поспешных решений. Я вернусь, и мы все обсудим.

– Ладно. – Рочену послышался не то всхлип, не то вздох. – Ты там надолго? Этого, своего… видел?

– Нет. Скорее всего, только после вступления Дена в должность. Рик…

– Чего?

– Ничего. Наберу завтра.

– Рочен…

– Угу?

– Только не оставайся с ним… если ты останешься… я тебя возненавижу!

– Рик!

– Что?!

– Я тебя люблю. – Все-таки сказал Рочен и нажал отбой.

Положив коммуникатор под подушку, доктор сел и привычно потянулся к сигаретам. "Но это неправильно, – подумал он, – привыкнуть к чужому… в-общем, уже не ребенку. Жизнь учила меня не верить ничьим обещаниям и клятвам. Поэтому, когда Силь пробудила во мне магический дар, я в каждом, кто пытался стать чуточку ближе равнодушного "здравствуй" легко замечал личную заинтересованность, в которой не было места моим чувствам и желаниям. Так почему же я так боюсь заглянуть в сознание Рика?" – Огонек зажигалки замер напротив глаз, а потом коснулся заалевшего кончика сигареты. – "Раньше меня не задевали людские чувства, поскольку своими мыслями я прорастал сквозь сознание Лайсина, живя его проблемами и надеждами, не обращая внимания на себя. Возможно, справившись со страхами, он спокойно обошелся бы без моей поддержки… Но я не мог обойтись без него. Он был смыслом моей жизни… Но теперь, освободившись от пут детской неуверенности и желания стать нужным, оказалось, что я снова пытаюсь влезть в подобную ловушку. Мальчик Рик, потрясенный внезапной смертью старшего брата, уцепился испуганной душой за уверенного в себе дяденьку и решил сделать его щитом между собой и внешним миром. Но как только растает страх, щит станет ненужным, и он пойдет дальше. Найдет друзей-ровесников и хорошеньких подруг. А что останется одинокому старому дураку Рочену? Опять бесконечные сожаления?" – Ноги, стоявшие на холодном половике, замерзли, и доктор встал, чтобы найти в шкафу теплые носки. На одной из полок стояла сумка с несколькими отделениями, в которую Рик положил его белье. Особенно не надеясь, Рочен вытащил сумку и, к своему удивлению, увидел в ней не только теплые шерстяные носки, но и тонкие штаны с майкой, подобные тем, которые носят альпинисты.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru