Танцы с духами. Часть вторая

Екатерина Бердичева
Танцы с духами. Часть вторая

– Но почему?!

– У тебя начнутся занятия. И подготовка к регате.

– Это объяснения для младенца.

– Хорошо… Давай посмотрим, насколько ты взрослый. – Герден вздохнул и опустил голову, перебирая руками вожжи. – Скажи, ты знаешь, что такое любовь?

Парень покраснел и отвернулся.

– Какая разница?

– Представь, что твой любимый человек смертельно болен. Он умирает.

– Нет!

– Да, Рик. Наместник Лайсин Който умирает. А Рочен Рейво – его лучший друг. Понимаешь, что твоему опекуну будет не до твоих слез и обид?

– Я видел рисунок. – Сказал Рик. – Рочен знает.

– Поэтому просто отпусти его и займись своими делами. Поверь, наш с тобой доктор – очень сильный человек. Он обязательно справится со своим горем и вернется.

– Такую пустоту надо будет чем-то заполнить. – Совершенно другим, взрослым, тоном сказал парень. – Одной работой на износ здесь не спасешься. А еще мне кажется, что его раздражает административная рутина.

– Хорошо, что ты задумался над смыслом его жизни, Рик. Как считаешь, если предложить ему организовать мобильные спасательные отряды, в которые включить врачей… Он за это возьмется?

– Сначала нужно сделать так, чтобы он понял, что Вам нужен, Сир… Когда мы были в Сенко, и Вы лежали без сознания с жуткими ранами, он даже спал рядом с Вами, чтобы в любой момент протянуть руку и почувствовать биение пульса. Но когда Вы встали, то сразу оттолкнули его своими словами. Быть может, Вы попробуете поговорить с ним по-другому?

– Дело не в словах, а в его ко мне отношении. Но я подумаю. – Сказал Король, понукая лошадок. – Подумай и ты, Рикус.

– Я уже все понял. У меня – занятия в университете и регата. – Хмуро сказал Рик.

Когда они подъехали ко дворцу, Рик первым спрыгнул с подножки коляски.

– От всей души благодарю Ваше Величество за прекрасный подарок и постараюсь оправдать Ваши надежды, не забывая про собственные желания.

Поклонившись, он пошел по дороге, ведущей из сада к стоянке.

Король покачал головой и сказал:

– Настоящий Фортис! Упрямый, смелый, решительный. Возможно, умный. Быть может, именно из него сделать наследного принца?

Рочен уже второй час ходил по спальне, собирая в сумку вещи для поездки в Сенко. Но, посмотрев на носки или рубаху, он застывал с ними в руках и снова клал на место. В конце концов, опустив руки, просто сел на кровать, а потом лег на спину, закрыв глаза. В душе была такая тяжесть, что он не представлял, как с таким настроением ехать на свадьбу. Хорошо, что Рик вдруг отказался от поездки, заявив, что не хочет пропустить занятия и участие в регате.

– Тебе все-таки выделили клубный раритет? – Улыбнулся тогда Рочен.

Рик как-то засмущался, поводил глазами по потолку и нехотя выдавил:

– Нет. Яхту мне подарил Его Величество.

А потом, расширив глаза, с удивлением смотрел, как Рочен, подскочив с дивана, врезал кулаком по стене и, пробормотав несколько непечатных слов, вылетел из гостиной. Рик услышал, как хлопнула входная дверь, и взревел маневровый двигатель аэромобиля.

Немного подумав, Рик набрал номер Салиха.

– Господин Салих! Это Рик.

– Я понял. Почему такой испуганный голос?

– Мы договорились с Его Величеством, что я не поеду в Сенко, объяснив свой отказ желанием участвовать в регате. Рочен спросил, откуда у меня яхта. Я сказал, что мне ее подарил Король. Кажется, он взбесился. Потом сел в машину и улетел.

– Черт… Спасибо, Рик. – Кажется, Салих куда-то бежал. – До связи!

В тот вечер доктор вернулся мрачнее тучи.

– Что случилось? – Подошел к нему Рик.

Рочен остановился и пристально посмотрел на парня.

– Вот что… дитя королевских кровей… иди-ка ты жить во дворец.

– Но Рочен…

– Прости, Рик, но я не хочу разговаривать.

Парень вздрогнул, когда услышал, как хлопнула дверь спальни. Прокравшись по лестнице вверх, он встал рядом с дверью. Кажется, Рочен мерил комнату шагами и тихо ругался. А потом остановился и громко сказал:

– Какая же ты, Герден, сволочь! Одного сломал, хочешь теперь проделать то же самое с другим ребенком? Хрен тебе, а не Рик!

Дверь неожиданно распахнулась, и Рочен увидел прижавшегося за ней к стене парня.

– Иди сюда! – Сказал он и шагнул навстречу, вытянув руку, словно слепой. Схватив Рика за руку, он вдруг сел перед ним на корточки. В голубых глазах блеснули слезы.

– Рик… Не нужна тебе его яхта. Ты не знаешь этого человека… За блеском золота прячется бездонная яма. Ведь Герден – настоящий Король, который ничего не делает просто так. Хотя… – Рочен поднялся. – Ты уже совершеннолетний. Поэтому можешь поступить так, как считаешь нужным.

– Рочен… – Оттолкнувшись от пола, Рик прыгнул на доктора, обхватив его шею руками, а талию – ногами, заплетенными в замок. – Ну что ты такое придумал? Не нужен мне дворец… А с Королем у нас договор. Он сам предложил мне яхту с тем, чтобы я остался в столице и не ездил в Сенко. Вот и все!

– Что?

– Он сказал, тебе там нужно побыть одному. Рочи… Его Величество за тебя очень переживает.

– Не говори ерунды. Герден может переживать только за себя. Все остальные для него – марионетки, живущие под жестким управлением Короля – кукловода. Слезь с меня. Не маленький.

– Не слезу. – Сказал Рик и прижался к Рочену, крепко обняв его шею. – Я тебя никому не отдам. Ни Королю, ни тому, к которому ты едешь. Мне все равно, что когда-то было в твоей жизни. В настоящем есть только ты и я.

– Перестань изображать ребенка. Ты – самостоятельный мужчина. И мне тяжело тебя держать.

– Тогда, как самостоятельный мужчина, – Рик спустил ноги на пол, – я приглашаю тебя немного отдохнуть.

– Приглашаешь отдохнуть? Как это? – Удивился доктор.

– Хочу показать, чем занимаюсь в своей студии. Ты ведь ни разу в ней не был? Пойдем. Просто забудь обо всех неприятностях и настройся на прекрасное.

В тот вечер Рик танцевал для Рочена отрывки партии принца из замечательного балета "Белые лебеди". Чудесная музыка, гибкая юношеская фигурка с распущенными волосами… Высокие прыжки и самая настоящая страсть, выраженная движением и глазами…

Доктор вертелся в кровати всю ночь.

А Рик, накрывшись одеялом с головой, разговаривал с Салихом.

– Ты не виноват, малыш, что попал в отношения этих трех людей. Просто не обращай внимания. Его Величество не сердится. Рочен успокоился? Вот и хорошо. За него не переживай. Мы тоже поедем в Сенко. Нет, не на свадьбу. Его Величество должен официально представить нового наместника.

…Спустя три дня, опершись плечом о косяк двери, Рик смотрел на разбросанную по полу одежду, открытую сумку и спящего сном младенца доктора.

– И как он жил без меня все это время? – Пожал плечами Рик и начал укладывать в сумку необходимые для торжества вещи. Костюм, который Рочен заказал для свадебной церемонии, парень убрал в чехол. Кроме него, в чехлах спрятались еще два костюма. Через два часа вдумчивой работы имущество доктора было собрано и уложено в машину. И тогда Рик, словно большой кот, мягко забрался на кровать и лег рядом с Роченом, положив голову на локоть. Полюбовавшись суровым докторским профилем, он легко подул спящему в лицо. Тот поморщился.

– Рочен… – Позвал Рик. – Вставай!

Доктор нахмурил белые брови, но даже не шевельнулся. Ухмыльнувшись, Рик наклонился к его уху и негромко сказал:

– Операционная готова. Ждем только Вас.

Не открывая глаз, доктор сел в кровати.

Парень засмеялся. И только тогда Рочен открыл глаза.

– Черт, снилась какая-то пакость. – Пробормотал он, протирая глаза. – Рик! – Заметил он валяющегося на его кровати парня, чьи ноги были задраны на стену, а ладони положены под затылок. – Ты что, спишь?

Рик открыл глаза и повернулся на бок.

– Это ты спишь, хотя тебе пора лететь.

– Точно! Но, перед тем, как уснуть, я, кажется, собирал вещи… – Мужчина оглянулся по сторонам. – А… где они?

– Я все положил в машину. – Рик сел рядом. – Кроме подарочных украшений.

– Рик! Спасибо! – Рочен коснулся лбом головы мальчишки. – Ты справишься без меня?

– Конечно. Ты будешь мне звонить?

– Да… Постараюсь.

– Каждый день?

– Наверно. Рик… Я много плохого наговорил про Короля. Да, он – сложный человек. Но… если мне придется задержаться… Иди во дворец. Герден о тебе позаботится.

– Но ты не останешься в Сенко насовсем? – На глазах парня блеснули слезы.

– Нет. Конечно же, нет.

– Ты справишься?

Доктор встал и вытащил из сейфа коробочки. Положив их в маленькую ручную сумку, он повесил ее на плечо.

– А переодеться? – Рик вскочил и вытащил из шкафа брюки и чистую рубаху. А из комода – носки и белье.

– Гм… Спасибо. – Рочен потер подбородок и посмотрел в сторону ванной. А потом – на Рика. – Быть может, ты все-таки выйдешь? Неприлично демонстрировать складки жира юношеской худобе.

– И вовсе ты нормальный! – Парень встал и спустился по лестнице в гостиную, куда через пятнадцать минут вышел гладковыбритый и переодетый Рочен с сумкой на плече.

– Не провожай. – Попросил он, останавливаясь у двери.

Сидящий на диване Рик вцепился в обивку и сжал кулаки.

– Обещай, что вернешься.

– Обещаю.

– Обещай, что про меня не забудешь!

– Да что с тобой, Рик? Конечно, не забуду.

– Обещай, что будешь меня любить больше Лайсина Който.

– Не говори ерунды. – Доктор открыл дверь и вышел.

Рик услышал, как завелся маневровый двигатель. По его щекам побежали слезы.

– Это конец… – Прошептал он. – Никому я не нужен! У отца – вечные скачки. У матери – любовники. У Ларка была работа… Рочен… зачем ты меня спас?!

Дверь снова открылась, и в гостиную зашел Рочен. Подойдя к ревущему парню, он поднял его с дивана и крепко прижал к своей груди.

– Я обязательно к тебе вернусь, маленький Рик. Ты мне веришь?

Тот кивнул головой, вымачивая слезами чистую рубашку доктора.

 

– Я – не маленький.

– Конечно, большой. Хочешь, я никуда не поеду?

Рик стер слезы и отрицательно покачал головой.

– Это неправильно. Твое дело важнее моих капризов. Поезжай, Рочен, и не волнуйся. Я – тоже сильный.

– Знаю. У тебя впереди – целая жизнь и огромный мир. Поверь, ты справишься с любыми проблемами.

– Да. – Рик поднял глаза на доктора. Ему хотелось крикнуть: "хоть ты меня не бросай!". Но вместо этого он улыбнулся. – Я справлюсь.

Рочен внимательно посмотрел ему в лицо и внезапно сильно тряхнул за плечи.

– Ну что опять не так? Что я должен сделать, чтобы ты мне поверил? Остаться? – Он снял сумку с плеча и швырнул ее на диван.

Из глаз Рика снова закапали слезы.

– Ну же, малыш… Вот я… рядом… – Рочен достал платок и начал вытирать мокрые дорожки. – Хочешь, поедем со мной…

– Не в этом дело. – Рик взял платок и закрыл им лицо. – Ты можешь сделать для меня одну вещь?

– Конечно. Какую?

Рик отнял платок и покраснел.

– Сказать, что ты меня любишь и поцеловать.

"Я думал, его сознание соответствует возрасту". – Промелькнуло в голове доктора. – "Но он еще такой ребенок!"

– Я люблю тебя, Рик. – Рочен нагнулся и поцеловал его в мокрую щеку.

– Не так. – Упрямо мотнул головой парень.

– А… как?

– Наклонись.

Когда доктор наклонился, Рик приподнялся на цыпочки и коснулся ладонью его щеки. А потом, выдохнув и закрыв глаза, поцеловал его в губы.

– Вот так, Рочен. Иди.

Но тот стоял, глядя на юношу растерянными глазами.

По щекам Рика снова потекли слезы.

– Что, думаешь, так нельзя?! Нельзя постоянно смотреть в прошлое, не видя настоящего! Уходи, Рочен!

– Не знаю, что ты себе надумал… – Доктор положил ладонь на дернувшееся плечо мальчишки. – Но для того, чтобы принять настоящее, нужно сначала закрыть дверь в прошлое. Понимаешь?

– Нет! Я не хочу, чтобы ты снова стал ковриком для чьих-то ног!

– Ты все понял неправильно. – Вздохнул Рочен. – Но мне, действительно, пора лететь. До встречи, Рик.

Доктор отпустил парня. "Похоже, привязанность приняла странную форму. Ладно, разберусь потом…" – Подумал Рочен. – "Главное, чтобы без меня он не натворил дел. Эх, как все неправильно…"

– Значит, поцеловать?

Стоявший с закрытыми глазами и малиновыми щеками парень кивнул.

Доктор нагнулся и едва ощутимо коснулся губами мокрых губ Рика.

– Я ушел.

Дверь тихо встала на место. Мощный маневровый двигатель за стеной набрал обороты, чтобы поднять тяжелый аэромобиль, и стих, когда вступил в работу основной.

Рик провел пальцами по губам.

– Кажется, я его напугал. – Уныло сказал он, а потом неожиданно улыбнулся. – Лайсин! Ты – так и не случившееся прошлое! А я всегда буду настоящим! Я покажу Рочену, каким чудесным может быть мир для тех, кто идет вместе!

Включив автопилот, Рочен откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Его до сих пор трясло, словно в лихорадке, а сердце скакало в горле, отдаваясь в ушах. Ему было страшно. "Этот мальчик… Как теперь выпутаться из щекотливой ситуации без ущерба для репутации? Боже, каким я был идиотом, все время думая о Рике, как о ребенке! Привязанность к спасшему его взрослому мужчине переросла во влюбленность? Разве такое бывает? И почему я, а не Ден, ведь мы там были вдвоем…" – Мысли летящего над страной доктора метались, словно пламя костра, раздуваемое ветром. – "Господи… Если кто-нибудь об этом узнает… Его родители или Герден… Да меня смешают с грязью, а потом утопят в болоте. Любитель мальчиков… какой ужас!" Но перед глазами Рочена то и дело вставала фигурка Рика, исполняющего невероятно чувственный танец. Изящество и гармония наполняла каждое движение, каждый изгиб тела и поворот руки. Даже пальцы говорили о любви. "Вернусь, отправлю парня во дворец". – Решил Рочен. – "Герден его приглашал? Пусть теперь сам с ним мучается". Почувствовав себя уверенней, доктор выпрямился и достал термос с кофе, заботливо наполненный Риком. "Какой же я все-таки сукин сын". – Подумал он, отпивая глоток. – "Парень приехал ко мне. Три месяца убирался, стирал и готовил. Я с удовольствием пользовался его трудами, не желая замечать того, что с ним не все в порядке. Конечно, проще взвалить проблему на Гердена. Но, если разобраться… я всего лишь делал вид, что ничего не замечаю, откладывая разговор на потом. Так не пойдет. Когда вернусь из Сенко, серьезно с ним поговорю!" Только вспомнив о Сенко, Рочен сразу подумал о Лайсине. Перестав скакать, сердце заныло. "Быть может, болезнь не перешла в конечную стадию, и его можно вылечить?" Где-то глубоко в душе шевельнулось желание сделать все, чтобы Лайсину стало легче. И сознание пронзила очевидная мысль: "А чем ты, дорогой дядюшка Рочен, отличаешься от мальчика Рика? Раскрой глаза и прими, наконец, очевидное для всех, кроме тебя: ты с детства любишь Лайсина и готов на все, лишь бы тому было хорошо. Не сложилась своя жизнь? Ерунда! Зато Лайсину помог… Дурак! До сих пор влюбленный дурак! И не на свадьбу сестры и друга я тороплюсь… Мне хочется снова увидеть Лиса. Как только я не боролся с этим чувством, выстраивая логические оправдания, все равно ничего не получалось. Боги! Пусть мальчик Рик, пока живет один, поймет, как это неправильно – любить того, кому твоя любовь совершенно не нужна".

Пожелтевшие рощи центральных провинций медленно уплывали назад, а величественные снежные пики, отделяющие Сенко от всего мира, вырастали перед лобовым стеклом белой неприступной грядой.

– Вас приветствует диспетчерская Джайны! – Раздался в кабине приятный женский голос. – Доброго вечера, доктор Рочен! Займите, пожалуйста, коридор…"

– Вас понял. – Ответил он, пробегая пальцами по клавиатуре. А потом, выполнив маневр, мужчина снова включил автопилот и тихо сказал: – Здравствуй, Сенко! Я – дома!

Глава девятнадцатая. Радости и печали Сенко

Семейство Рейво с восторгом приняло прилетевшего из столицы сына. Старшие сестры непременно захотели похвастаться нарядами, а младшая – новым домом… целой усадьбой, которую построил Денки для семейного гнездышка.

– А еще он обещал купить мне розовую аэромашину! – Поделилась планами будущего мужа Лина.

Несмотря на царившее в семье приподнятое настроение, под ликующими возгласами дам мужчине чудилась некоторая растерянность.

Поэтому, когда девушка пошла проводить брата в комнату, Рочен обратил внимание на ее немного расстроенный вид.

– И в чем проблема? – Пустив ее внутрь, он бросил сумку на кровать, а чехлы с костюмами – на стул. – Лин, тебе уже не хочется замуж?

– Не знаю. – Она подошла к окну и оперлась ладошками о подоконник. – Братик, мне только семнадцать лет. Еще недавно я играла с девчонками в прятки, а теперь должна стать женой наместника и аристократкой. Приемы, чаепития, благотворительность… Я не думала, что все будет настолько тяжело и… чопорно.

– Лин,      милая… – Вспомнив об укоризненных глазах чистюли и аккуратиста Рика, доктор быстро повесил в шкаф костюмы и подошел к сестре, осторожно положив большую ладонь на ее нежное плечо. – Взрослая жизнь сильно отличается от беззаботного детства. В ней много тяжелого труда. Тебе до сих пор представляется, что она расцвечена яркими огоньками и радужными красками? На самом деле, чтобы в чужих глазах каждый твой день выглядел фееричным, приходится выкладывать на его палитру все свои знания и умения.

– Братик… – Лина обернулась и уткнулась головой в Рочена. – Я рисовала в своем воображении сказочную свадьбу. Как будто, я – принцесса… Танцую на балу, а на меня все смотрят и восхищаются!

– Ты и будешь принцессой. – Улыбнулся Рочен. – Танцы выучила? А какой вилкой разбирать рыбу?

– Теперь мне кажется, что на меня не только будут смотреть, но и даже спустя полгода продолжат обсуждение каждой мелочи и детали моего туалета, начиная от бусин в фате и кончая кружевами на подоле нижней юбки!

– Ой! – Воскликнул Рочен. – Что же делать? Кружева к нижним юбкам в этом сезоне сменились тесьмой!

– Что-о?! – Округлились глаза Лины. – Мы это платье заказывали у столичного портного!

– Наверняка, у того, кто по дешевке продал прошлогодний товар! – Засмеялся доктор.

– Глупая шутка, братец! – Свела брови у переносицы девушка. – Ох… – Ее глаза стали еще больше. – Прости, Рочен!

– Ну вот, ты снова готова идти в бой, малышка! – Старший брат погладил девушку по голове. – Начиная большое новое дело, всегда ужасно волнуешься и переживаешь: вдруг оно не получится и все ткнут в тебя пальцем… Но потом, когда ты освоишься и посмотришь назад, с гордостью поймешь, что тобой, девочкой из обычной семьи, взята высота, которая не по силам аристократкам. Лин, на тебя будут смотреть, как на икону местного стиля. С твоими будущими детьми захотят дружить дети потомственных дворян. Подумай, твой муж – доверенное лицо Короля!

– Рочен! Мне страшно!

– Это сейчас. Но пойми сама: те, кто придут на твою свадьбу, а потом – присягу Дениэля, тоже будут переживать о том, как говорят и выглядят. Лин, теперь именно ты будешь решать, с кем дружить выгодно, а кого лучше держать на расстоянии.

Девушка хлюпнула носом.

– Значит, больше не будет никаких посиделок с подружками на лавочке или в кафе… Я не смогу искренне смеяться или плакать, поскольку в доме будут посторонние люди… Рочен! Я так долго не вынесу-у-у!

Многострадальная рубаха снова стала мокрой.

– Вынесешь, маленькая. Ведь тебя во всем будет поддерживать Ден. Когда-то, – Рочен прижал к себе пушистую головку сестры, – закончив университет, я пришел работать в госпиталь. И в первый же мой рабочий день к нам привезли строителей – неумех. Построенный ими многоквартирный дом рухнул прямо на них, когда начали возводить перекрытия крыши. Скорее всего, у тех, кто рассчитывал параметры здания было слишком мало опыта, или строители надеялись продать откровенную халтуру… Не знаю. Но люди здорово переломались. Хирургических бригад не хватало. И меня, зеленого новичка, поставили оперировать самостоятельно. – Рочен привычно потянулся в карман за сигаретами.

Лина тут же стукнула его по руке.

– До сих пор не бросил? Куда смотрит Рик? Я ему все выскажу!.. Рочен, а что было дальше?

– Дальше… Я отстоял четыре часа за операционным столом. Первые пятнадцать минут были жуткими: перед тобой лежит израненное тело, а на тебя сквозь защитные очки смотрят операционные сестры и анестезиолог. Но я справился с волнением. Мои первые пациенты остались живы. Так что и ты справишься.

Девушка вздохнула.

– Единственное, о чем хочу тебя предупредить… Лина, посмотри на меня. Это очень важно.

Сестра подняла на брата фамильные голубые глаза.

– Никому никогда не верь, кроме мужа. В твоем окружении обязательно найдутся "добрые" тетушки или подружки, которые начнут носить тебе сплетни. А мужчины – расточать комплименты твоей красоте. Не верь ни единому их слову, поскольку растерянным или польщенным человеком легче управлять. Запомни: каждый из них будет преследовать собственную выгоду, и ни в коем случае, не твою. Если у кого-то из них получится вбить клин между тобой и Деном, считай, что его карьера, а также твоя жизнь, не удались.

– Рочен… Я вообще не хочу заму-уж!

– Я понимаю, что ты еще не успела полюбить и оценить Дена. Все это время тебя распирала гордость перед подружками, что тебе удалось добиться любви аристократа. Тебе грела душу зависть подруг и скороспелые признания парней, вдруг осознавших, что самая красивая девушка города скоро выйдет замуж. Но Лин… Разве ты хочешь жить так же скучно, как твои сестры?

– Я думала… – Девушка всхлипнула, – мы будем тихо жить по соседству. Я стану летать на базар с Риком. Мы будем болтать, и ходить в гости по выходным…

– Рик через месяц пойдет учиться, и ему будет не до базара. Скорее всего, он поселится в общежитии. А я думаю вообще уехать на другой континент…

– Зачем?!

– Хочу посмотреть мир. Быть может, где-то пару лет поработаю… Не знаю. Пока это – только мысли. Так что Лин… У тебя через два дня – первый серьезный экзамен. Но вся семья: родители, сестры, твой братик… Мы будем рядом. И потом, госпожа принцесса, твоя мечта о бале стала реальностью. Так что выше нос. Покажи всем гостям характер женщины дома Рейво!

Лина всхлипнула последний раз и промокнула глаза платочком.

– А еще, кроме наставлений, я тебе привез замечательный подарок. – Рочен взял свою сумку и достал оттуда плоскую коробочку. – Первый экспонат в твоей будущей коллекции. Ну-ка, смотри!

Щелкнув замочком, он достал из пенала бриллиантовое колье, брызнувшее во все стороны лучами света.

– Мечты сбываются. – Шепнула девушка, любуясь подарком. – Но, Рочен, я поняла, что с ними нужно быть осмотрительней.

– Согласен. – Улыбнулся доктор. – Иногда, помахав перед глазами радужным крылом, они перепархивают к более удачливым. Поэтому радуйся, а не лей слезки!

 

– Да. – Лина успокоилась и снова встала к окну, перебирая в пальцах блестящие камни. – Когда я была маленькой, то видела своим принцем тебя.

– Я слишком редко появлялся в твоей жизни, поэтому казался тебе невероятно загадочным. – Усмехнулся Рочен, открывая форточку и доставая сигареты.

– Не кури! Не люблю, когда мои волосы пахнут этим вонючим дымом! – Недовольно сказала девушка.

– Не буду. – Сигареты снова исчезли в кармане.

– Сестры, когда мы собирались вместе за праздничным столом, всегда о тебе говорили, радуясь, что брат работает в столице. А еще – что посылает деньги. Мама, покупая мне новое платье или обувь, благодарила Богов и тебя.

– Надеюсь, я не стал для тебя Богом? – Улыбнулся Рочен и отошел к своей сумке, вытаскивая из нее аккуратно уложенные Риком вещи. Кажется, они до сих пор хранили тепло его рук. Доктор вдруг поймал себя на мысли, что привязался к этому мальчишке и теперь совершенно не представляет, как без него жить. Нервно кашлянув, он обернулся к Лине.

– Прости, не расслышал, что ты сказала.

– Соглашаясь на предложение Дениэля, я думала, что мы поселимся рядом с тобой. Что станем встречаться чаще, и я, наконец, ближе узнаю моего загадочного брата.

– Не стоит огорчаться, Лин. Я буду приезжать к вам в гости. Вы же выделите мне комнату в своем роскошном дворце? А то детская стала как-то тесновата. – Он легко коснулся рукой потолка.

– И вот я выхожу замуж за аристократа… – Продолжила Лина. – А ты становишься все дальше. А потом уедешь совсем. Так скажи мне, Рочен, осуществилась моя мечта, или судьба надо мной от души посмеялась?

Девушка скорбно смотрела на брата, сжимая в кулаке бриллиантовое колье.

– Не понимаю… – Рочен подошел к ней и снова обнял. – Лин, малыш, это – просто страх. Все будет хорошо. Вы с Деном станете прекрасной парой!

– Да. – Лицо сестры стало решительным. – Я выйду за Дена замуж. Буду любить своего мужа и заботиться о нем. Не стану слушать чужие шепотки и комплименты. Мужчины назовут меня железной леди, а женщины – высокомерной выскочкой. Мне будут подражать, называя северным цветком. Ден всю жизнь будет считать, что выиграл великолепный приз, несравнимый ни с одним гоночным кубком. Его сестры, которые сейчас воротят от простолюдинки носы, начнут присылать умоляющие приглашения на домашние праздники…

– Детка, я тобой горжусь! – Сказал Рочен. – Ты – настоящая Рейво!

– Но взамен данного обещания я прошу одного.

Колье стиснули обе руки.

– Чего же ты хочешь?

– Вечером будет домашний праздник. Только все наши. Без посторонних. Поэтому я прошу… со мной потанцевать. Как я мечтала в детстве.

– Нет вопросов. – Пожал плечами Рочен. – Конечно, потанцуем. Надеюсь, в твоих фантазиях не было поцелуев? А?

Девушка покраснела.

– Лин?..

– Тебе что, жалко?

– Ты вообще понимаешь, о чем просишь? Как старший брат может целовать несовершеннолетнюю сестру? Тем более, чужую невесту! – Понизив голос до шепота, спросил Рочен, легонько тряхнув ее за плечи.

– Мое обещание – против одного поцелуя. – Упрямо сказала девушка. – И мне не стыдно! Что тут такого? В кровать я лягу с мужем. И больше никогда ни о чем даже не намекну. Всего один вечер.

– Дети совсем спятили. – Провел ладонью по лицу Рочен. – На дворе – осень, а в воздухе носятся весенние ароматы. Надо было остаться дома. Лин… Я не умею целоваться. У меня никого… почти… не было. Только работа.

– Но ту, с которой… было, ты целовал?

– Там – другое дело. С ней было легко…

– Жалеешь, что вы расстались?

– Да, очень. Но остаться со мной она не захотела.

– Наверняка, ты отказался исполнить ее мечту.

– Не знаю. Мы об этом не говорили.

Снизу, у подножия лестницы, раздались мамины шаги.

– Рочен! Лина у тебя? Мы ее потеряли!

– Да, мама, я тут! Брат учит меня не бояться и принять свою судьбу со счастливым лицом!

– Потом наговоритесь! Обед готов! Спускайтесь вниз!

– Уже идем! – Лина подошла к двери и, дождавшись, когда мать ушла, быстро накинула на нее крючок. – Рочен… Ты ведь хочешь видеть меня счастливой?

Он перехватил ее руки, почти сомкнувшиеся на его шее.

– Прекрати! Идем вниз и без глупостей!

– Я сейчас расплачусь и скажу всем, что ты меня обидел!

– Шантаж? Не думал, что моя маленькая сестра на такое способна. Бедный Ден. Кажется, вам действительно, лучше расстаться.

– Отлично! Сейчас спущусь вниз и объявлю о разрыве помолвки. Пусть мать рыдает, а отец пьет сердечные капли.

– Сошла с ума? Ты чего творишь?

– Разве ты так не делал? Когда заявил, что уходишь из дома? Мне мама рассказала про тебя и наместника Лайсина. Как ты за ним, оставив семью, уехал учиться!

– Боги, да что за глупости ты услышала! Мать не могла тебе такое рассказать! Я хотел стать врачом, чтобы вылечить отца! И родители меня поддержали, оплатив первый курс университета. Не пойму, где ты могла услышать настолько странную историю? Или у моего семейства на почве страха перед бракосочетанием сорвало крышу? Уходи, Лина. А я, пожалуй, перееду к Дену.

Вещи снова полетели в сумку.

Лина села на пол у двери и заплакала. Тихо-тихо. И очень горько.

– Что плохого в том, что я тебя люблю? – Сказала она. – Пусть ты – всего лишь моя детская мечта, которая скоро растает, столкнувшись с реальностью. Но Рочен… Всего один волшебный вечер. Неужели твои моральные принципы позволяют тебе любить мужчину, но встают на дыбы при мысли о поцелуе с сестрой?

– Глупая девочка. – Рочен достал сигареты и открыл форточку. – Хорошо. Иди сюда. По-моему, сегодня я пал настолько низко… что еще один поцелуй не заставит ангелов проливать над моей заблудшей душой лишние слезы… А чертей – радостно подливать масло на шипящую сковородку.

Задернув штору, он подсадил девушку на подоконник и положил ладонь на ее пушистый затылок. Юный овал лица с закрытыми глазами был мягким и очень нежным. Поцелуй получился тоже совсем детским: скорее, легким прикосновением, или даже дыханием, едва тронувшим губы. Но тело, давно не чувствовавшее страсть, загорелось желанием. И совсем не к этой девочке, которая со счастливым выражением лица спрыгнула с подоконника и унеслась вниз показывать подаренное братом колье. Потерев ладонями уши, Рочен выпил холодной воды и закурил, привалившись к окну спиной. Дым медленно уходил на улицу, мешаясь со стылым осенним воздухом. Достав из кармана коммуникатор, Рочен ткнул пальцем номер.

– Да-а? – Услышал он далекий и довольный голос. – Ты уже дома? Как долетел? Семья здорова? Как невеста? Трясется от страха? Жениха уже видел? Эй, чего молчишь?

– Слушаю. – Хрипло сказал Рочен. – Кажется, я уже скучаю. Прости, что вот так уехал.

– Но ты же вернешься! Завтра у нас с Сайком тренировки. Рочен, ты должен прилететь к регате!

– Да, конечно. Я постараюсь. Пока…

Почему-то кружилась голова. Закрыв глаза, доктор оперся затылком о стену. "Похоже, пора завести постоянную женщину. Или я сойду с ума. Чертов извращенец…"

Вечер в доме Рейво получился очень уютным и милым. Старики делились воспоминаниями, молодежь, в числе которой оказался Рочен, танцевала. Лина выглядела абсолютно счастливой, больше не приставая к брату со всякими глупостями. Старшие сестры вспоминали собственные свадьбы и тихо завидовали младшей.

А с утра началась финальная подготовка.

Надев свитер, куртку и простые штаны, заправленные в высокие ботинки, Рочен сел в аэромобиль и понесся к новой резиденции будущего наместника. Поставив машину на гостевую парковку, он удивился не только изяществу самого дома, но и прекрасному ландшафту с каменными горками, стелющимся можжевельником и редкими соснами, между которыми от ворот тянулась дорога. Место выглядело ухоженным и открытым недолгому северному солнцу. От города, террасами спускавшегося к реке, усадьбу отделяла каменистая пустошь с одной стороны и дома аристократов с другой. К завтрашнему торжеству рабочие украсили фасад веночками, лентами и цветами. На открытой веранде, примыкающей к дому, стояли диваны и между ними – столики для напитков.

– Не правда ли, мило? – Раздался за его спиной знакомый до боли в зубах голос. Рочен медленно обернулся. В двух шагах от него стояли южане: синие глаза, горбатые носы и растрепанные, нынче модные, стрижки.

– Ваше Величество! – Поклонился Рочен. – Господин Салих… Рад видеть высоких гостей на своей земле.

– Она не твоя, Рочен. – Хмыкнул Король. – Теперь ей займется Дениэль Гэро. Кстати, мы тут инкогнито. До приема по случаю вступления нового наместника в должность.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru