Танцы с духами. Часть вторая

Екатерина Бердичева
Танцы с духами. Часть вторая

– Ну… я всегда помогал тебе во всем!

– А Герден заставлял служить себе. Чувствуешь разницу?

Тамил скрипнул зубами и промолчал. Но Райген вдруг поднял глаза к небу.

– Это они! – На губах сурового мужчины появилась счастливая улыбка.

Аэромашины, словно по крутой горке, скатились с небес и, у самой земли синхронно выполнив вираж, замерли, гудя маневровыми двигателями, под кронами лесных великанов. А потом из отъехавших в стороны дверей стали выпрыгивать одетые в серо-зеленый камуфляж люди. Бросая любопытные взгляды на поляну, где быстро гасли собираемые обоими Тэо прожектора, они разгрузили багажные отсеки, повесив на плечи снаряжение. Когда Тамил и Райген с тяжелыми сумками вернулись с поля, машины уже были спрятаны и замаскированы. А впереди молчаливой кучки мужчин стояли принц Герден и Салих Токо.

– Спасибо, что откликнулись на нашу просьбу. – Первым свою ладонь протянул Райген. Принц и Салих коснулись ее отработанным до мелочей аристократическим приветствием. Хмурый Тамил молча кивнул прибывшим.

– У вас есть помещение, где бы я мог расположить своих людей? – Спросил Герден. Тамил пробежал взглядом по лицам: с Герденом прилетели сотрудники службы безопасности его собственной провинции! Но только теперь они подчинялись приказам принца.

– Да, конечно. – Кивнул Райген. – Мы заняли пустой дом на окраине города. Он полуразрушен и выглядит непрезентабельно. Но подвалы с подземными ходами в нем очень хороши.

– Отлично. – Кивнул принц. – Салих – за мной, Рочен – замыкающим.

"Непримиримый враг Гердена тоже здесь?!" – Тамил посмотрел на высокую фигуру, вставшую в конце их цепочки. Когда группа двинулась вперед, он почувствовал легкую природную магию, восстанавливающую примятую ими траву. Кажется, та полянка, где приземлились аэромобили, тоже начала стремительно обрастать.

Райген шел первым, заодно рассказывая Гердену о сложившейся ситуации.

– У Исайтора был четкий план с указанием входа в штольню и спуска в шахту, ведущих к камере, где запечатан дух. Сначала солдаты начали ковырять штольню…

– Но почему вы ничего не предприняли? – Спросил Герден. – Ведь в провинции есть свои гвардейцы!

– Все произошло слишком неожиданно. Мы не думали, что у Короля поднимется рука на родную кровь… Но он слишком хочет жить, чтобы обращать внимание на подобные мелочи.

– Никого из дома Тео и Токо, кроме нас двоих и моего сына, в живых больше нет. – Поравнялся с Герденом Тамил.

– Соболезную. – Ответил принц. – Но что там произошло со штольней?

– Мы точно не знаем, но они выпустили из подземелий какую-то заразу. На холме без защитных костюмов находиться невозможно. В городе тоже многие больны или мертвы. Говорят, мор распространился до северных границ.

– Понятно.

– Дух проснулся. – Откуда-то сзади раздался голос Тэйлина. – Он голоден и зол. А еще хочет сорвать печать.

– Плохо. – Герден увернулся от сучка, отпущенного прошедшим под ним Тамилом. – Получается, перед нами стоят две задачи: создать защиту от неизвестного заболевания и усыпить духа, запечатав покрепче.

– Не знаю, – вздохнул Райген, – способна ли на такое столь малая группа людей. Король положил около трех сотен человек, чтобы пробиться к камере. Осталось только смочить алтарь жертвенной кровью, и последняя печать слетит сама. А дальше… даже и не хочется думать о том, что будет.

– Пока этого не случилось, не стоит рассматривать возможное будущее. Мы уже в городе? – Герден заметил крыши строений.

– Да. Нам осталось совсем немного.

– Скажи, родственник… У тебя есть план подземелий холма, аналогичный королевскому? Должен быть. Ведь ты – хранитель.

– Не хочешь называть меня отцом? – Усмехнулся Райген. – Действительно, я тебя не воспитывал…

– И не придется. Вопреки всему, мне удалось вырасти самостоятельно. Так что там с планом?

– Я нарисую его по памяти.

– В экране с точной привязкой к земным координатам. – Сказал Герден. – Мне нужно знать абсолютно все: глубину, ширину, ловушки… Ваша зараза, скорее всего, была одной из них. Почему ты, хранитель, о ней ничего не знаешь?

Райген пожал плечами.

– Мы пришли. – Тамил протянул руку к дому с обвалившейся крышей. – Ступайте за мной по одному.

Уже через несколько минут вся группа сидела в подвале на ящиках, в которых раньше перевозили вино. Они были низкими и длинными.

– Неплохие кровати. – Ухмыльнулся Тайрес. – Отличный отдых для измученного ношей позвоночника! А если перевернуть – сойдут за место последнего упокоения.

Герден взглянул на Тая так, что тот покраснел и молча сел рядом с Салихом, который сразу прислонился к его плечу.

– Тебе нехорошо? – За ними опустился на доски Рочен.

– Просто… тяжело. – Благодарно посмотрел на доктора побледневший аристократ. – Снова мысли…

– Работу все равно нужно сделать. Держи пилюлю и положи под язык. Она придаст тебе сил.

– Спасибо! – Поблагодарил вместо Салиха Тайрес.

– Что вы там шушукаетесь? – Услышал их тихий разговор Герден. – Господин Санс, достаньте еще пару светцов. Я хочу видеть каждого. Тэйлин, Сэмп… Мне нужен экран. А еще мне нужны господа Санс и Рочен. Тамил… мои люди летели всю ночь, и теперь должны спать на голых досках?

Пока Тамил, Тирен и Бирс ходили куда-то наверх за матрасами и одеялами, Райген нарисовал для Гердена подробную схему.

– Вот, значит, как… – Сказал тот, нагнувшись над экраном. – Я понял, что пробивать начали от подножия холма? Там, где река делает поворот? Теперь ясно, почему зараза распространилась так быстро. Рочен, что скажешь?

– Вода. – Кивнул тот. – Ей умываются, стирают белье и пьют. В верхнем течении, скорее всего, люди здоровы. Я возьму пробы. У меня есть замечательный портативный анализатор и небольшая к нему программка… Господин Райген, я так понимаю, отсюда до реки недалеко. Господин Герден, не возражаете, если я прогуляюсь к ней прямо сейчас?

– Мы прогуляемся туда вместе. Но чуть позже. Господин Райген, что еще нам нужно знать?

Уставшие оперативники давно спали, когда Герден выспросил у Райгена все, что тот мог рассказать.

– Тогда завтра днем мы отсыпаемся и делаем экспресс-анализ воды… Кстати, местный колодец с рекой не сообщается? Нет? Родственник, Вы меня утешили. Плитки и продукты на несколько дней у нас есть. А ночью, как только активность стражей пойдет на спад… Откуда завтра ветер? Снова южный? Не страшно. Если появится возможность, распылим подавляющее инфекцию вещество над холмом. Как? Магической птичкой. Разработка техномагов. Поднимает в воздух несколько килограмм груза и может совершить несколько примитивных действий, заложенных программой. Все, Райген, я рассказал достаточно. Идем, Рочен. Не забудь взять фильтры и перчатки.

– А вы не заблудитесь? – Все-таки спросил Тамил. – Не хотелось бы искать вас под светом утренней зари.

– Нет. – Коротко ответил доктор, собирая заплечный мешок. – Ваше Высочество, может, останетесь и отдохнете?

– Мне проще, господин Рочен, проконтролировать Ваши действия сейчас, чем потом беспокоиться из-за того, что в отряде отсутствует врач. Последний вопрос: где вас, господа, завтра искать? Предполагаю, вы прячетесь в другом месте.

– У знакомых. – Переглянувшись с Райгеном, сказал Тамил. – Через шесть часов мы вернемся. Вам что-то нужно?

– Спасибо, ничего.

Выбравшиеся из узкого лаза четыре темные фигуры посмотрели в посветлевшее небо и разошлись в разные стороны.

– Я пойду первым. – Сказал Герден. – Мне в этом городе известен каждый уголок. Все-таки, здесь я вырос.

Рочен молча встал за спиной принца.

– Почему ты не спросишь у меня про Райгена? – Поинтересовался идущий впереди принц. – Наверняка, ты удивился, что маг-отец, живущий во времена моего детства рядом с сыном, не почувствовал родственной энергетики.

– К чему мне интересоваться твоими семейными узами, которые тебе самому не так уж и важны? – Ответил Рочен.

– Ты прав. Мне все равно, что случится с Тамилом или Райгеном.

– Тогда зачем спрашиваешь?

– Хочу услышать твой голос. – Рочен увидел, как голова Гердена слегка обернулась. – Я рад, что ты отправился с нами.

– Хотел сказать, с тобой? – Рочен вслед за Герденом пролез в дыру в заборе, с удивлением обнаружив тропу в ежевичных зарослях. – Если честно, меня не волнует, что случится с твоей персоной. Но монстра в нашем мире быть не должно.

Герден остановился и посмотрел на серое, в серых сумерках, спокойное лицо Рочена.

– Почему ты думаешь только о Лайсине? Чем человек, который так легко подстраивается под сильного покровителя, лучше меня? Разве он когда-нибудь знал, что такое равнодушие или ненависть? Быть может, кто-то ловил его в темных углах и бил только из-за того, что по дворцу ходили слухи о том, что он развращен собственной матерью? Рочен, у него было все: друзья, любовь близких, вкусная еда… – Герден подошел к Рочену вплотную и, подняв голову, посмотрел в холодные голубые глаза. – Скажи, почему все готовы защищать и утирать слезы этому слабохарактерному глупцу, и никто не скажет доброго слова тому, кто в нем нуждается?

– Ты не нуждаешься в утешении, Герден. И оттолкнешь протянутую к тебе руку. Лайсин искренне хотел тебе помочь, щедро делясь дружбой и преданностью. Чем отплатил ему ты? Издевательствами над его телом и психикой? Иди вперед. Скоро станет совсем светло, и нас могут увидеть.

Синие глаза Гердена вспыхнули ненавистью. Размахнувшись, он ударил Рочена кулаком по губам.

– Вот они, твои истинные чувства. – Усмехнулся доктор, слизнув выступившую кровь.

– Заткнись! – Принц развернулся и, упрямо нагнув голову, быстро пошел вперед.

Где-то метров через сто он обернулся и буркнул:

– Надень защиту!

Рочен молча подчинился, заодно вытащив из заплечного мешка большой шприц для забора воды и резиновые перчатки.

Когда они вышли к берегу, доктор поморщился: на заиленной береговой кромке рос тростник, и до       Когда они вышли к берегу, доктор поморщился: на заиленной береговой кромке рос тростник, и до свободной воды было далеко.

 

– Здесь поблизости есть чистый спуск к воде? – Спросил он принца. Тот повернул голову, закрытую капюшоном и лицевым фильтром.

– Раньше там, – он посмотрел влево, были длинные мостки. – Взглянем?

Рочен кивнул головой.

В сорока шагах, действительно, обнаружилась шаткая конструкция из подгнивших досок, уложенная на вбитые в стародавние времена сваи. В их конце виднелась чистая вода и болталась на привязи лодка.

– Давай. – Протянул руку Герден.

– Что?

– Не будь идиотом. Ты – крупный и тяжелый. Здесь не пройдешь. Я сам возьму пробу. Другого, крепкого и свободного, спуска здесь нет.

Подумав, Рочен вытащил из кармана пенал. Открыв его крышку, он достал шприц и отдал его принцу.

– Переживаешь? – Ехидно поинтересовался тот и, не дожидаясь ответа, легко побежал по шатким мосткам, похожий на канатоходца, балансирующего над пропастью.

– Глупец! – Неожиданно вырвалось у доктора. Действительно, он переживал, поскольку доски выглядели абсолютно ненадежно. А если Герден свалится и отравится водой? Смысл их безумной поездки терялся, поскольку уровень его магических сил был сопоставим с силой всей команды.

Но вот темная гибкая фигурка опустилась на колени и нагнулась к воде. А потом, выпрямившись, стремительно двинулась обратно. Рочену показалось, что за его спиной развеваются темные крылья…

– Чего застыл? – Герден сошел на землю и протянул заполненный прозрачной водой шприц. – Тебе ведь это было нужно? Бери!

Убрав шприц в пенал, а пенал – в рюкзак, доктор закинул его за спину.

Убедившись, что все в порядке, Герден развернулся и быстро пошел обратно, выбирая в перекрестьях тропинок нужную, ведущую к их временному пристанищу.

Увидев первые дома, вспотевший от быстрой ходьбы в гору Рочен с облегчением стянул перчатки и фильтр. Перед тем, как нырнуть в ежевичные заросли, Герден обернулся и с презрением взглянул на мокрое лицо доктора. Казалось, он хотел что-то сказать, но передумал и еще быстрее зашагал вперед.

В подземелье было прохладно и тихо. Все спали. Но на ящиках, дожидаясь возвращения важных членов команды, сияли теплым желтым облаком пирамидки светцов.

Рочен сразу полез в коробку с оборудованием, а Герден, отыскав угол потемнее, оттащил туда матрас и лег на него, накрывшись с головой своей курткой.

Когда процесс разложения воды на составляющие ее вещества был запущен, а подключенный к прибору экран начал рисовать разноцветные кривые, Рочен зевнул и, умывшись, потер слипающиеся глаза. Надо было найти свободный матрас. Но, похоже, парни просчитались, и ему ничего не осталось. Совсем уже решившись потеснить блаженно улыбающегося Дена, Рочен случайно зацепился за металлический угол поставленных друг на друга ящиков и упал на колено. Прошипев нечто непечатное, он встал, рассматривая громоздкую пирамиду. И за ней вдруг увидел два положенных рядом матраса и свернувшийся на одном из них черный кокон.

– Два раза дурак. – Покачал доктор головой. Опустившись на свободный матрас, он с наслаждением расшнуровал высокие ботинки, а потом, растянувшись во весь рост, положил руки под затылок. Когда его дыхание стало размеренным и сонным, черный кокон развернулся и осторожно подвинулся к Рочену. Опершись на локоть, Герден посмотрел на усталое лицо с морщинками около глаз и рта.

– Сам дурак! – Тихо сказал он и, вздохнув, пристроился спиной к теплому боку Рочена.

А тот, словно почувствовав что-то, повернулся и опустил тяжелую руку на плечо Гердена, крепко прижав его к себе.

Как ни странно, доктору хватило всего четырех часов сна, чтобы выспаться. Тряхнув головой, он посмотрел в залитый тусклым светом подвал сквозь упавшую на глаза челку.

– Вернемся, обязательно подстригусь. – Пообещал он сам себе и, надев высохшие ботинки, сразу направился к экрану. – Ну-ка, что у нас тут? Какая прелесть… И где тут магия? Может, духа в той шахте тоже нет?

На его плечо мягко опустилась узкая ладонь. Рочен вздрогнул: никаких шагов он не слышал, но точно знал, кто стоит за его спиной.

– Дух существует… – Голос Гердена был глухим и сонным. – Я все время чувствую его нетерпение и азарт. А еще…

Рочен поднял голову и посмотрел на освещенное экраном лицо с резкими черными тенями.

– Еще он не станет слушать ничьих желаний. – Закончил мысль Герден и убрал руку с чужого плеча. – Я хочу есть. А также знать, что обозначает вот эта жирная загогулина.

Указательный палец принца был направлен в экран.

– Скорее всего, склеп или пещера, куда заточили духа, изначально была сырой. Влага подземных источников и тепло, исходящее от духа, сделали ее идеальным местом для грибных колоний. Наверно, читал, растут в шахтах такие поганки… У них очень ядовитые споры. При попадании на слизистые поверхности человеческих органов дыхания вызывают сильную аллергическую реакцию. Если ее не убрать, дело заканчивается отеком гортани или легких. Страшная смерть от удушья.

– Полагаю, ты раздашь нам специальные таблеточки? – Герден сел на ящик, стоящий рядом и случайно коснулся коленом плеча доктора. Тот подвинулся. Но колено коснулось его снова.

– Я сделаю вам специальные укольчики. – Ухмыльнулся Рочен. – По пять кубиков каждому в мягкое место. Но защита все равно нужна.

Он думал, что Герден снова скажет какую-нибудь гадость, но тот, расставив ноги и положив на колени локти, не отрываясь и не мигая, смотрел в экран.

– Ты чего? – Испугался Рочен. – Что-то болит?

– Душа. – Ладонь принца снова оказалась на его плече. – Скажи мне, доктор… Почему одни люди так легко подчиняются другим? Почему солдаты, зная о том, что умрут, продолжали копать этот чертов склеп, пока он не обвалился? Почему все слушают приказы этого полоумного старика? Рочен, он – обычный, не владеющий магией человек. Но почему слово "Король" заставляет цепенеть сердца и отбивает всякую охоту думать?

– Так устроен мир. – Рочен попытался скинуть с себя ладонь, но она сжалась в кулак, прихватив через одежду кожу на плече. – Больно же!

– Удивительно, да? – Спросил Герден тем же тоном. – Я делаю тебе больно. Унижаю на глазах других людей. А ты терпишь. Это потому, что я – принц?

– Нет. – Ответил Рочен и положил свою руку на кулак, который медленно разжался. – Мы делаем одно дело, и я не хочу с тобой ссориться, роняя твой авторитет в глазах твоих подчиненных. Но когда все закончится, я снова уйду работать в госпиталь. Не думаю, что мы когда-нибудь снова встретимся.

– Но почему они послушно идут убивать или погибать? – Продолжил размышления принц. – Неужели воля человеческая настолько слаба?

– Нет, Герд. Человек хочет жить. Этот принцип заложен в нем Богами, поместившими душу в физическое тело. Но… человеку проще не сопротивляться превосходящим его одинокое сознание силам. Когда перед ним встает выбор, он всегда делает его в пользу коллективного разума. Ответственность за свою жизнь и поступки – очень тяжелое бремя. Поэтому люди сбиваются в стаи по интересам, предоставляя принятие решений вожаку или их небольшой группе. Разве одинокий человек, которому отдавили в транспорте ногу, может убить? Конечно же, нет! Это противоречит известным с детства нормам морали и букве закона. Но если его сделать гвардейцем и дать в руки оружие… Думаешь, он станет колебаться, расстреливая женщин и детей вероятного противника? Не-ет! За него уже подумали и приняли волевое решение. Его совесть спокойна, а сознание получает яркие эмоции, возбуждаясь реками крови. Знаешь, почему солдат, участвовавших в войнах, часто срывает в мирной жизни? Теперь им запрещено делать то, что раньше поощрялось. Тело не ощущает того прилива сил, к которому пристрастилось. Герд… Весь мир пронизывают волны энергий. И каждый из нас подпитывает ими свою ауру. Тот, у кого с рождения потенциал был выше, берет от жизни больше. А слабые… они, словно мелкая рыбешка вокруг акул, питаются перепадающими им крохами чужих трупов.

– Ты слишком сконцентрировался на теме. – Голос принца стал холодным, а рука выскользнула из пальцев Рочена. – Она тебе близка? Ты снова сравнил меня и Лайсина?

– Даже и не думал. – С досадой сказал доктор. – Извините, Ваше Высочество, забыл, с кем говорю.

Вытащив из недр прибора контейнер с водой, он осторожно поставил его в герметичный пакет. Там же лежал шприц.

– Надо выбросить. – Сказал Рочен и обернулся.

На него смотрели Тайрес, Салих и Санс.

– Слишком громко говорю? Простите. – Сложив экран и прибор в коробку, он поднялся. – Вернусь, разогрею всем завтрак.

Подхватив пакет, он выбрался на воздух. Можно было бы сжечь зараженные емкости. Но черный дым могли увидеть те, кому поручили наблюдение за городом. Забившись в кусты за домом, он положил пакет в какую-то нишу и достал сигареты. В отличие от пластика, табак тлел почти незаметно. Затянувшись, он оперся затылком о полуразрушенную стену и посмотрел в серое небо, моросившее редким дождиком.

– Ты в порядке? – Рядом с ним сел на балку Ден. – В подвале стояла такая тишина, что я проснулся. Тайрес сказал, что ты на улице.

– Ага. Успокаиваю нервы.

– Прости, но я слышал, о чем ты говорил с принцем.

– Извини, не думал, что получится так громко.

– Нет… Ты говорил тихо. Но от твоих слов все проснулись. Брат… почему так?

– Ты спрашивал, где я так хорошо научился летать.

– И ты говорил про какие-то курсы и связи… Отмазался.

– Помнишь волнения восьмилетней давности в западной провинции? Ее глава хотел самостоятельности и требовал у нашего монарха признать его государственный статус. Туда ввели войска. Я, как врач, должен был отслужить несколько месяцев для получения степени в любых войсках. Летать я умел, поэтому выбрал небо. Ден, я провел на войне полтора года. – Рочен взял еще сигарету. – Я не убивал, но вывозил под огнем наших раненых, потом оперировал. Чтобы выжить, пришлось учить фигуры высшего пилотажа.

– Вот как?

– Аристократов среди нас не было. Но я видел, как меняются люди. Тихие и незаметные в обыденной жизни личности на моих глазах становились кровавыми маньяками, забирающими энергию у тех, кто не мог за себя постоять. Хотя, вру. Убивал. Один из наших… вот такая крыса… ходил по городу, выискивая раненых. Какое же удовольствие он получал, добивая их ножом! Правда, получалось у него не сразу.

Рочен вытянул полсигареты. Серый пепел ссыпался ему на колено.

– Извини… – Как-то смешался Денки.

– Не за что. Тогда было очень трудно. Я много оперировал и мог отказаться от вылетов. Но, как покорный баран, продолжал собирать таких же баранов. Степень… Вернувшись, я повесил сертификат в своем туалете. Идем, надо разогреть завтрак и покормить людей.

– Теперь я понимаю, почему ты такой молчун.

– Не понимаешь.

Бросив окурок, Рочен рыбкой нырнул в лаз. За ним туда же протиснулся Ден. А за стеной, глядя на плачущие каплями дождя листья, стоял Герден.

Глава пятнадцатая. Возрождение духа

Оперативники успели позавтракать, обсудить местную "инфекцию" и получить от доктора профилактический укол, когда к ним вернулись Райген и Тамил.

– Утром я наблюдал за холмом… – Начал рассказывать Тамил.

– Не ты. – Перебил его Герден. – У вас в городе работает организация сопротивления. Скорее всего, состоящая из твоих же бывших оперативников. Ты им рассказал о нашем визите?

Тамил покраснел.

– Значит, нет. – Сделал вывод принц. – Почему? Хочешь присвоить лавры победителя, загребая жар чужими руками?

– Это не так! Дядя Райген!

– Мальчика обидели. Родственник, утешь его самолюбие, иначе он сорвется на ком-нибудь из подчиненных. Итак, мы закончили на том, что некий оперативник наблюдал за холмом. Что он видел?

– Герден… Тамил… Не ссорьтесь, пожалуйста. – Мягко сказал Райген. – Нас, Тэо, осталось всего четверо.

– Но кто-то хочет стать единственным. – Не удержался Герден. – Так что было на холме? Праздник под шаманский бубен?

– Они снова спускали вниз солдат.

– Хорошо. Тамил, в каком состоянии горизонтальная штольня?

– Солдаты ставили крепи. Но грунт со стороны реки рыхлый, поэтому произошел обвал. Сколько там рухнуло земли, сказать не могу.

– Ясно. Значит, придется спускаться через шахту…

– Но как? Не спасают даже костюмы биозащиты.

– Господин Рочен, объясните.

– Внутри пещеры – множественная грибница семейства лепиотов. Скорее всего, какой-то измененный условиями размножения и многовековой адаптацией к темноте и сырости подвид. Падая со стен, споры и тела образовали толстый пласт токсичного грунта. Вскрытая штольня дала возможность местным подземным ручьям, проходящим через этот слой, вылиться в реку. Множественные случаи поражения ЦНС и органов дыхания у людей, живущих ниже по течению, подтверждают мое заключение.

 

– Значит, вода, а не воздух? Но почему умирают солдаты, копающие шахту сверху?

– Споры.

– А кости?

– Возможно, по соседству живет кто-то очень голодный и не боящийся аллергена. Например, стая термитов или мутировавших за века крыс.

– А если влить туда жидкий огонь?

– Река, в любом случае, загрязнится еще больше. Если только высокотемпературный микровзрыв… А так – прививайтесь от аллергии и не пейте из реки.

– Ясно. Странно, что никто до этого не додумался. – Сказал Тамил. – Что собираетесь делать?

– Отсидеться до ночи, а потом сходить на разведку. Пока мы точно не выясним, как, у кого и сколько, ничего предпринимать не станем. – Ответил Герден.

– Тогда мы пойдем? – Посмотрел на Райгена Тамил.

– Идите. – Разрешил Герден. Ждем вас не ранее завтрашнего утра.

Как только дядя и племянник ушли, Санс посмотрел на принца.

– Нам нужно подыскать другое убежище.

– Согласен. – Сказал Рочен. – Мне не понравился оценивающий взгляд младшего господина Тэо.

– Хорошо. – Поднялся Герден. – Я и Санс – первая группа. Тайрес и Салих – вторая, Тэй и Сэмп – третья… Кто еще чувствует подземные пустоты? О, Бирс! Неожиданно. Возьмите с собой Дениэля. На все – три часа. Остальным – выставить наблюдение и собрать вещи. Рочен! Обед и ужин у нас будут в новых апартаментах.

В гостиную единственного, оставшегося целым, особняка на склоне холма, вошел не скрывающий улыбки довольный маг.

– Ваше Величество!

– Ну? – Король отвлекся от книжки с красотками. Еще немного, думалось ему, и он снова почувствует мужскую силу. Красавицы всего мира захотят стать для него желанными…

– Пришел Тамил Тео и хочет рассказать, как легко и просто избавиться от болезни. Он даже согласился спуститься вниз для проведения работ.

– Да-а? – Король заинтересованно посмотрел на мага. – Значит, какой-то никчемный Тео решил задачу, которая оказалась вам не по силам? Спрашивается, за что я плачу деньги куче дармоедов? Приведите его!

В гостиную, сбросив с себя чужие руки, зашел Тамил и поклонился Королю.

– Ответь мне на один вопрос, Тео… – Исайтор задумчиво прищурил один глаз. – Что ты хочешь? Умереть? Отомстить? Чего-то получить в награду?

– Ваше Величество! – Тамил упал на колени. – Конечно, я хочу получить от бессмертного Короля награду.

– Какую?

– Провинцию Сенко. Взамен я готов уничтожить заразу и даже спуститься в шахту. Ради этой провинции я сделаю все, что Вы скажете!

– М-м-м… Лайсин Който, полагаю?

– Да. – Тамил опустил черноволосую голову и покраснел. – Южному мужчине стыдно признать, что дороже жены и детей для него – другой мужчина. Я люблю Лайсина Който и остаток жизни хочу провести вместе с ним.

– Какое яркое заявление… Настолько яркое, что мне верится в его искренность. И что же ты хочешь сделать?

– Просто разрешите спуститься в шахту и дайте мне кровь. Дух станет Вашим!

– Что ж… Если ты сам хочешь сунуть голову в пасть льву… не мне тебя отговаривать. Но если ты попытаешься сам командовать духом… – Король привстал с кресла, уронив книжку. – Пожалуй, пошлю с тобой пару магов. Чтобы проконтролировать процесс.

– С огромным удовольствием возьму их с собой. – В глазах Тамила читалось неприкрытое обожание. – К тому же, дух дома Фортис не станет слушать постороннего человека. Пусть даже родственника.

– Тоже верно.

Король хлопнул в ладоши. Когда внутрь гостиной зашел слуга, Исайтор спросил:

– Сколько сейчас времени?

– Около одиннадцати вечера, мой лорд.

– Пусть готовят защитные костюмы для магов, этого деятеля и меня. Я буду смотреть.

– Это может быть опасным… – Боязливо покосился на Тамила слуга.

– Это может быть опасным? – Приподнял бровь Король, глядя на сына дома Тео.

– Ни в коем случае! – Заверил Тамил. – Ведь в моих интересах остаться в живых!

– И то верно…

Райген, встретившись на территории города с одним из оперативников, вернулся в дом, который они занимали вместе с Тамилом и его маленьким сыном. Мальчик лежал в кровати и тихо спал. Тамила нигде не было видно. Походив из комнаты в комнату, Райген снова вернулся к малышу. Наклонившись над кроваткой, чтобы поправить одеяло, он увидел вставленный между подушкой и спинкой кровати конверт. Удивившись, он вытащил оттуда лист бумаги.

"Добрый вечер, дядюшка Райген. Прости, что не хватило смелости поговорить с тобой лично, поскольку ты счел бы меня сумасшедшим. Хотя… так оно и есть. Прошу, дочитай письмо до конца и сделай так, как я прошу. Сегодня, выслушав господина Рочена, я понял, как нам добиться желаемого. Поэтому, прихватив заряд, я направляюсь к Королю. Надеюсь, что смогу уговорить его спустить меня в шахту. Да, Райген. Я понял, как достойно закончить свою никчемную жизнь. Прости, что оставляю на тебя своего сына. Воспитай его настоящим хранителем. Еще раз прости.

Теперь излагаю план. В одиннадцать вечера я буду у Короля. Он меня примет. Хотя бы из любопытства. Также из любопытства он пойдет смотреть на мое пиротехническое шоу. Предупреди Гердена и его группу, чтобы к полночи были готовы. Я тоже чувствую, что печать будет вот-вот сорвана. Но упаси Боги их взбираться на холм. Пусть ждут внизу.

Еще раз прости, но именно мы, Тэо, виноваты в том, что холм заразил такое количество людей. Согласись, с этим нужно покончить как можно скорее.

Твой ненормальный племянник, снова позавидовавший Гердену".

– Идиот! – Выругался Райген и посмотрел на часы. До момента взрыва оставался ровно час.

Схватив на руки малыша, он укутал его в одеяло и отнес на соседнюю улицу к надежным людям, а сам, набросив капюшон и опустив лицевой фильтр, побежал к подвалу дома, где размещалась группа Гердена. Но подвал неожиданно оказался темен и пуст.

– Черт! – Райген поднял защиту и попытался просканировать местность, которая отозвалась светящимися глазами гуляющей кошки и шорохом ужа, забившегося в мышиную нору. – Боги! Как все не вовремя! Герден… где ты?!

– Здесь. – Вышла из-за стены худощавая фигура его сына. – Мне захотелось увидеть, кто придет. Получается, мы ошиблись в намерениях твоего племянника.

– Он пошел на прием к Королю! – Отчаянно крикнул Райген. – Он хочет выжечь пещеру изнутри… вместе с собой.

Слезы брызнули из глаз главы дома Тэо.

– Но… к чему такие жертвы?

– Читай! – Он сунул письмо принцу в руки.

Подвесив магический светлячок рядом с ладонью, Герден быстро пробежал глазами текст письма.

– Не понимаю, чему он завидовал? Моему вечному одиночеству? Ночным страхам? Тумакам братца Волдена? Кстати, где он?

– На холме.

– Глупый Тамил. Мог бы жить долго и счастливо. И без его самоотверженной помощи мы бы решили эту проблему.

– Знаешь, чему он завидовал? Твоей самоуверенности и… преданности обожествляемого им Лайсина.

– Что за чушь! – Поморщился Герден. – Който любил не меня, а власть. Поэтому, кроме желания стать сильнее всех, у меня ничего не было… родственник. Итак… Санс, ты все слышал?

От стены отделилась еще одна фигура и кивнула головой.

– Пора включаться в работу. Господин Райген… надеюсь, у Вас хватит ума мне не мешать?

– Как прикажешь… сын.

Оперативная группа быстро обвешалась всем необходимым, оставив ненужное в одном из пустующих домов города.

– Как только произойдет взрыв, – давал последние указания Герден, – дух сорвет печать. Дальше – держимся пятерками и работаем только по моей команде. Если голоса не станет слышно, очередность заклинаний покажу на пальцах. Готовы? Пошли.

Один за другим двенадцать мужчин, не скрываясь, бежали прямо по улице в сторону холма, над которым горело розовое зарево прожекторов.

Еще перед тем, как уйти из дома, Тамил наглотался противоаллергических средств, поэтому, по сравнению с магами, сопровождающими его в последний путь, чувствовал себя сносно. Взглянув на их покрасневшие лица, он увидел едва заметную сыпь и воду, потекшую из носа одного из молодых парней.

– Вам – крышка. – Любезно сказал он и улыбнулся мутному беззвездному небу.

Те, борясь с подкатывающей дурнотой, ничего не ответили. Такие же несчастные солдаты, с последними проблесками мысли в глазах, начали раскручивать барабан клети, на пол которой ступил Тамил и кашляющие маги. "Быстро". – Подумал он. – "Но времени должно хватить".

Включив фонарик, прикрепленный к каске на голове, Тамил попытался разглядеть пролетающие мимо него стены. Кажется, они светились какой-то зеленью. Тогда, экономя кристалл, он выключил фонарь. Сначала стало очень темно. Но постепенно привыкающие к темноте глаза разглядели сине-зеленый свет, идущий от каменных поверхностей. Когда клеть замедлила ход, он даже увидел какие-то руны, полускрытые шляпками огромных грибных розеток, покачивающихся от движения воздуха на своих тонких ножках. Кажется, свет исходил от узоров на этих шляпках. "Красиво". – Подумал Тамил. – "Такое стоило увидеть". Но вот клеть, коснувшись твердой поверхности, замерла. Сын дома Тэо посмотрел на скорчившихся в углах магов. Толкнув одного из них ногой в плечо, мужчина внутренне ахнул: остекленевшие мутные глаза и раскрытый в последнем зевке рот красноречиво показывали, что они уже были мертвы.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru