Танцы с духами. Часть вторая

Екатерина Бердичева
Танцы с духами. Часть вторая

– Не знаю. – Почесал тот ухо и виновато улыбнулся. – Горит. Кто-то сейчас вспоминает.

– Тихим и непечатным словом. – Хихикнул сидевший рядом с ним Ден. – Наверняка в твоем госпитале!

– А ты вообще здесь не должен находиться! – Вспылил Герден. – Тем более, прикрываться возможной родственной связью! Если я позволил тебе остаться, сиди и молчи… умник!

– Не кипятитесь, Ваше Высочество. – Миролюбиво сказал Рочен. – От Вашей злости нет никакого толка.

– Это вы бестолковые! Ваша тупость не имеет границ!

– Парни, – Рочен встал, – прошу прощения, но принц устал. И вы все тоже. Поэтому идите отдыхать.

– Справитесь? – Синие глаза Салиха внимательно посмотрели на доктора.

– Да. – Кивнул он. – И еще… С утра поищите в замке какие-нибудь нормальные продукты. Или сгоняйте на рынок. Если мы будем питаться галетами, то не проживем и двух дней. А я пораньше встану и приготовлю нормальный завтрак.

– Мы с Тайресом слетаем. – Улыбнулся Салих. – Добрых снов!

Когда оперативники вышли, Рочен подошел к Гердену и осторожно положил ладонь на его напряженное плечо.

– Успокойся. Ничего страшного в том, что первый блин получился комом, нет. Вероятно, нашу задумку надо немного изменить. Герд, давай еще раз почитаем про магические связки.

– Как же я устал! – Герден развернулся и уткнулся носом Рочену в грудь.

Тот легонько погладил его густые темные волосы.

– Конечно. Прошло всего несколько дней с тех пор, как я привел в порядок твое тело. Оно еще не оправилось от потрясения, а ты уже пропускаешь сквозь его структуру магические разряды.

– Ты же понимаешь, что будет, если мы промедлим? – Сверкнул глазами Герден. – Боги, зачем эти дурни туда полезли?

– Вопрос риторический. Ответ спрятан под черепной коробкой у дедушки Исайтора и уже никому не интересен. – Хмыкнул Рочен, поворачиваясь к столу.

– Ку-уда! – Развернул его к себе Герден. – Еще не все мои слезы вылились на твою широкую грудь.

– Я вам что – безразмерная жилетка?

– Именно. И не всем. Только мне и Лайсину. Остальные пусть пьют бром и успокаиваются самостоятельно. Рочен… Ты меня любишь?

– Чего?! Говорил я тебе: не ешь грибочки господина Ренли! Какие-то они были синие… Но тебя, черта упертого, разве остановишь?

Рочен, вздохнув, прижал к себе плечи Гердена. Тот, немного постояв с закрытыми глазами, отстранился и уже другим тоном сообщил:

– Ты бы помылся, что ли… И завтра сделай мне оладушки со сметаной.

Пока оторопевший доктор переваривал эти заявления, Герден схватил с полки другой том и, быстро его пролистав, сказал:

– Всё. Теперь я понял, по какому принципу работает магическая связка. Завтра мы ее сделаем! Садись в кресло и смотри!

Рочен слушал объяснения Гердена,       Рочен слушал объяснения Гердена, одновременно разглядывая его худощавую и гибкую фигуру, горящие вдохновением понимания предстоящей работы глаза и разметавшиеся по плечам пряди длинных волос. Но реальность дня сегодняшнего почему-то терялась среди картинок давнего прошлого: лето, площадка перед замком и угрюмый черноволосый подросток, глядевший на него злющими синими глазами. Рочен тогда убежал и спрятался за старой башней. Но тот упрямо продолжал его искать почти до захода солнца. Он был таким странным, этот юный принц…

– Рочен! Опять спишь? Что ты делал ночью? – Холодные пальцы коснулись его щеки.

– Ты не дал мне поспать и пару часов. – Белые ресницы дрогнули, открывая щелки голубых глаз. – Поболтать ему приспичило…

– А ты дома разнежился! Еще и этого проныру в зятья пристроил!

– Завидуешь?

– Тебе? С чего бы это? Простолюдин, окруженный кучей раскрывших голодные клювы родственников. Мне тебя жаль.

– Ревнуешь?

– Тебя? К кому? К этим недоумкам? И как ты со мной разговариваешь?! Рочен? Ты чего, все-таки спишь? Дурак. – Герден подошел к заснувшему магу и с удовольствием запустил пальцы в его волосы. – Ну и щетка! Ими вполне можно очищать ржавые детали машин!

– Не трогай! – Рочен приоткрыл один глаз. – Аристократ не должен прикасаться к смерду. Вали отсюда спать.

– Угу. – Неожиданно согласился принц. – Ты немного посидишь со мной? Чтобы я заснул?

– Могу полежать. – Сообщил доктор. – Но в ванную не пойду. Не дотяну.

– Лежать не надо. – Герден зевнул и потянулся. – Я – не маленький. За руку подержишь?

– Детский сад. – Ответно зевнул Рочен и встал с кресла. – Подержу. Пошли.

Они вышли в коридор и направились в крыло замка, где гостям были выделены комнаты. И ни один из них не обратил внимания, что за дверями, провожая их взглядом, стоял Салих.

"Вот, значит, как… Все-таки, непримиримые… друзья?"

Тут, обернувшись, на него взглянул Герден. Душа Салиха тихо стекла в пятки и попыталась изобразить молчаливую мозаику пола.

"Возлюбленные враги…" – Услышал молодой маг чужой голос в своей голове.

Утро в замке Който началось с запаха готовящихся на кухне мясного супа, яблочного пирога и воздушных оладий. Оголодавшие оперативники, перегоняя друг друга и периодически срываясь на бег, потянулись в пристройку, откуда разлетался божественный фимиам. И войдя туда, застывали задумчивыми фигурами. Между плитой и духовкой ходил мрачный и небритый Рочен, а зелень для него, мученически глядя на собственные пальцы, резал еще более мрачный Герден.

– Чего встали, как стадо баранов? – Нож в руке принца сверкнул острым лезвием. – Тайрес, иди сюда. Видишь, вот это – картошка. Знаешь, что с ней делать?

– Ага… – Нож шустрой рыбкой нырнул в другие руки.

– Тирен…

– Я почищу лук и морковку!

Скоро вся группа была припахана к делу. И уже через полчаса перед принцем и старым господином Който высилась горка оладий, а в стаканах стояла густая сметана. Остальные, чтобы лишний раз не попадаться на глаза все еще гневающемуся начальству, поели на кухне. Даже Салих, несмотря на свое высокое происхождение, помог Сэмпу вымыть посуду.

После завтрака сытые и выспавшиеся мужчины расселись вокруг принца в библиотеке.

– Где господин Рочен? – Холодно поинтересовался он у остальных. – Или прилипнув к милым его сердцу кухонным принадлежностям, он решил сменить специализацию?

За доктора вступился Денки.

– Он пошел мыться. Сказал, что Вы не переносите запаха пота.

– Вашего, господин Дениэль, определенно не переношу. Итак, вернемся к заклинаниям. Для того, чтобы запечатать сильного духа, маги должны работать слаженными группами по трое, пятеро или семь человек. Вчера мы сделали ошибку, решив, что общая энергия должна передаваться кому-то одному из этой группы. Но это не так, поскольку подвести магию каждого отдельного индивидуума к общему знаменателю невозможно. Поэтому маги древности придумали простой и изящный способ решения проблемы. Они разработали заклинание сферического зеркала. Объясню, что это такое. Ведущий группы, обычно самый сильный маг, читает формулу его создания. Остальные направляют свою энергию в центр, где возникает узконаправленный мощный луч, поражающий неугомонного выходца из тонкого мира. Понятно, что угол поворота и направление задает ведущий. Сейчас мы с вами выучим вербальную часть, а также принципы наложения печатей. И чуть позже попробуем отработать нашу связку на пустыре за замком. О, господин Рочен! Приятно, что Вы все-таки решили к нам зайти. Я понимаю, что кастрюли и сковородки навеяли массу светлых воспоминаний…

Увидев сжатый Роченовский кулак, Герден довольно ухмыльнулся.

– Господин Рочен, вот тексты заклинаний, которые Вам надо выучить. Справитесь хотя бы к обеду?

Денки злился за двоих. Да почему же этот… принц постоянно придирается к его лучшему другу, называя человека, который спас его жизнь и честь, бездарным простолюдином, подчеркивая, что всем остальным он – не ровня! И как у доктора только хватает терпения сносить его насмешки! Но, подняв глаза на Рочена, он увидел, как тот… улыбается.

Все, вслед за промолчавшим господином Рейво, углубились в изучение бумаг. И первым, кто закончил их читать, был Салих. Бросив листы на стол, он сказал:

– Я все запомнил.

А вторым, кто поднял голову, был доктор. Потянувшись и зевнув, он положил свои распечатки на бумаги Салиха.

– Я тоже.

– Остальные? – Поинтересовался Герден.

Мужчины посмотрели на него страдальческими взглядами, поскольку некоторые заклинания были длинными и зубодробительными.

– Ну что ж… – Принц улыбнулся. – Тогда продолжайте учить. А мы спустимся вниз и немного потренируемся. Тот, кто будет готов, в любой момент сможет к нам присоединиться.

Когда они втроем вышли на заросший пустырь за замком, Герден, высокомерно поведя горбатым, фамильным, носом дома Тэо, по сторонам, скептически посмотрел на заросли чертополоха и сказал:

– Так не пойдет. Их надо убрать.

– Может, покосить? – Любезно осведомился Рочен. – В здешней кладовке где-то завалялись ржавые косы. Как раз, под Ваш, господин Герден, рост. Уверен, сражение с травой будет еще одной выдающейся победой Его Высочества!

– Плебейская тупость, каким только налетом учености ее не покрывай, все равно прорастает сквозь ее внешний лоск. Ау, господин Рочен, скажите, зачем мы сюда пришли?!

Салих смотрел на них в глубокой задумчивости. Рочен никогда не позволял себе грубость и раздражение в общении с другими людьми. Но когда с ним заговаривал принц, доктор ощетинивался, словно ёж. А Гердену словно доставляло наслаждение его изводить. Но как тогда расценивать вчерашний разговор? Не могла же ему присниться просьба принца к Рочену посидеть рядом, пока тот не заснет!

– Господин Салих! – Колючие глаза принца вернули молодого человека к действительности. – Надеюсь, Вы поняли мою идею?

– Ваше Высочество хочет попробовать отработать заклинание зеркала на траве?

– Именно. Я поставлю его над собой, а вы постараетесь одновременно наполнить чашу своей энергией. Как только увидите, куда я ее направил, читаете текст разрушения физической формы. Про пассы руками тоже не забывайте!

 

Переглянувшись, Рочен и Салих пустили в ладони концентрированную силу, глядя, как Герден формирует магическое зеркало. Как только появилась его сфера и, сфокусировавшись на участке травы, замерла, они плеснули в нее своей магией и, снова переглянувшись, произнесли заклинание. Дальше им пришлось прикрыть глаза, поскольку энергия преобразовалась в струю яркого голубого пламени, прорезавшего в зарослях длинную и широкую полосу.

– Неплохо. – Потер руки Герден. – Господин Салих, точность Вашего произношения меня приятно удивила. Господин Рочен… У Вас во рту – зубные протезы?

Рочен промолчал, разглядывая туманные зубцы гор.

Не дождавшись ответа, Герден предложил попробовать заклинание замка или, по-другому, печати.

– Нужен движущийся фантом… – Задумчиво произнес он. – Господин Рочен, не хотите попробовать его создать?

Тот дернул плечом, и тотчас вокруг них запрыгала трехметровая фигура, отдаленно напоминающая Гердена.

– Неплохо. – Ухмыльнулся принц. – Ну что, господа, поймаем чертушку?

Фантом словно почувствовал, что сейчас его станут ловить. Набрав скорость, он начал носиться по пустырю, иногда взлетая в воздух. Салих снова удивился: он ни разу не видел, чтобы доктор занимался прикладной магией, считая, что у того – определенная специализация. Но сейчас, глядя на кульбиты полупрозрачной фигуры, он с уважением взглянул на рослого светловолосого северянина. Тот перехватил взгляд и прикрыл глаза ресницами. Созданное Герденом зеркало вспыхнуло раскаленным золотом и закрутилось, пытаясь поймать в фокус вертлявый фантом. Едва заметная усмешка исказила губы Рочена, когда он увидел струйку пота, стекающего по виску Гердена. Но когда тот побледнел, он быстро перехватил поводок его заклинания и спутал своего призрака печатью. А потом все развеял. Герден медленно сел на землю, утыкаясь лбом в колени. Рочен подошел к нему и взял за руку, считывая состояние организма.

– Какого лешего ты вмешался в мою работу?! – Тихим, но напряженным голосом, поинтересовался Герден, едва сдерживая бешенство. – Я тебя просил?!

– Перерыв. – Рочен поднялся с колен. – Я приготовлю восстанавливающий силы отвар.

– Ты слышал, что я сказал?! – Принц вскочил, сжимая кулаки. – Отвечай!

– Угу. – Ответил Рочен. – Если бы я не перехватил поводок, Вы, Ваше Высочество, свалились бы замертво, и мне бы пришлось приводить Вас в чувство весь оставшийся день.

– Это меня приводить в чувство?! Глупец! – Герден встал на цыпочки, и звонкая оплеуха обожгла щеку Рочена.

– Премия. – Хмыкнул тот. – Благодарю за награду!

– Ты мог не справиться с заклинанием. – Уже спокойно сказал Герден. – Боевые искусства тяжелы для людей с даром, подобным твоему.

– Я справился. – Поклонился доктор, потирая место удара.

– Вижу. Давайте продолжим с чертополохом.

– Может, отдохнете? Физическое тело не так выносливо, как Вам кажется.

– Закройте рот, господин Рочен!

И отработка заклинаний продолжилась. Потом к ним присоединились господа Санс, Тайрес и Денки. За ними – Тейлин и Сэмп. Мощная энергетика Тэя позволила сделать процесс действенней и короче. Когда к ним подошли остальные, маги стали меняться, формируя сильные и слабые связки. Зеркало над собой, кроме Гердена, покрутили Тэй и Салих. Самым веселым моментом тренировки стал летающий дракон, созданный Тэем, которого остальные пытались поймать и запечатать. Заклинания и энергия магов буквально заставили искриться вечерний воздух.

Рочен отошел от них и медленно двинулся в сторону служебного входа.

– Ты куда? – Окликнул его смеющийся Ден.

– Готовить ужин. – Спокойно сказал доктор.

Герден посмотрел на удаляющуюся спину, но ничего не сказал.

– Могу я ему помочь? – Спросил Салих. – Кажется, у меня не осталось сил, и очень хочется есть.

– Идите. – Кивнул Герден, и только что блуждавшая по его губам улыбка померкла.

Оперативники все еще прыгали, а он сел в сторонке, уже без интереса поправляя неверные пассы и произношение.

Войдя на кухню, знакомую ему с детства, Рочен улыбнулся ей, как давнему и преданному другу. Когда-то она была такой оживленной… На помощников покрикивал отец. Зеленщицы и коренщицы весело болтали, стуча ножами по разделочным доскам. Толстый и добродушный дядя Вайтор потрошил рыбу… Нарядные подавальщицы в кружевных передниках нагружали подносы и приносили обратно грязную посуду. Теперь, кроме камердинера или, как он сам себя величал, дворецкого, здесь никто не появлялся. Рочен снял со стены блестящую большую сковороду и налил в нее масло. А потом достал еще утром сделанные рисовые биточки, фаршированные мясом и яйцом с зеленью. Если добавить в соус томатную пасту, в процессе приготовления они окрашивались розоватым оттенком. Включив плиту на разогрев, он повязал фартук и обернулся к шкафу, где стояли специи. Рядом с ним, в дверях, стоял Салих.

– Еще полчаса и все будет готово. – Улыбнулся он молодому аристократу.

– Могу я Вам чем-то помочь? – Спросил тот. – Вы нас кормите и обслуживаете, несмотря на то, что все остальные гораздо слабее и… проще, чем Вы.

– Если пожелаете, господин Салих. Как смотрите на то, чтобы мы приготовили черничный пирог? Я случайно нашел три банки еще с тех времен, когда здесь творилась история.

– А нам не приплохеет? – Салих с сомнением посмотрел на пыльные крышки.

– Нет. Шкаф, где они хранились, магический. Поверьте, черника в медовом сиропе все еще хороша.

– Тогда я согласен. – Салих тоже надел фартук. – Что мне делать?

– Вот этот старый агрегат используется для вымешивания теста. Вашей задачей будет класть в него то, что он попросит. Видите в окошечке надпись? Я поставлю ингредиенты перед Вами. О, не забудьте разбить яйца. Со скорлупой в тесто их не кладут.

– Я помню. – Усмехнулся аристократ. – Не поверите, но я тоже любил кухню нашего дома. Я умею готовить омлет, творожную и картофельную запеканку… Могу сварить суп. Но насколько он будет вкусным, сказать не берусь.

– А я был сыном местного повара. Поэтому готовить умею с детства.

– Но не любите, раз стали врачом?

– Люблю. Но моя профессия мне тоже очень нравится. – Рочен приподнял сковороду и лопаточкой быстро перевернул розовые шарики. Убавив огонь, он прикрыл блюдо прозрачной крышкой. – Еще пять минут – и можно подавать на стол.

– Запах… – Салих повел носом. – Изумительный. Кажется, у меня начинаются голодные спазмы!

– Садитесь и поешьте тут. Думаю, принц не отпустит парней, пока не загоняет их до седьмого пота и кровавых соплей.

– Это правильно. Когда начнется бойня, жалеть нас будет некому. Но я все-таки поем. – Согласился помощник, когда загрузил в тестомеску последний стакан муки.

Рочен уже поставил в духовку огромный двухслойный пирог, когда Салих сыто откинулся на спинку стула.       Рочен уже поставил в духовку огромный двухслойный пирог, когда Салих сыто откинулся на спинку стула.

– Спасибо огромное!

– Пожалуйста! – Тряхнул упавшей на глаза прядью волос повар. – Приятно, когда твой труд оценивают по достоинству.

– Господин Рочен… Простите мое любопытство… Только мне показалось, что отношение к Вам принца Гердена выходят за грань дозволенного этикетом.

– Этикет написан для мелких аристократов и простолюдинов. – Хмыкнул Рочен. – Так же, как и нормы морали. Что касается принца… Не обращайте внимания. В принципе, он умеет держать себя в руках. Просто еще не оправился после травм. Тело просит отдыха, а он, как всегда, пытается слишком много на себя взять.

– Я не знал, что Вы с ним настолько близко знакомы.

– Нет, господин Салих. Близко мы не знакомы. Но так получилось, что нити наших жизней с давних пор сплетены одним узором. Так бывает. О, пирог уже начал подниматься. Могу ли я попросить Вас накрыть на стол? Не люблю, когда на кухне много посторонних людей. Да и есть надо за столом, а не на ходу. Вы согласны?

– Не хотите отвечать на неудобные вопросы?

– Вы правы, господин Салих. Но на стол все равно нужно накрыть. Так что выбирайте: стол или пирог.

– Нет уж, следите за пирогом сами! – Помахал руками Салих. – Не хочу, чтобы в меня кидали горелыми корками! Последний вопрос можно?

– Задавайте.

– Скажите… Мой брат Хайсо… Неужели это он? Не могу поверить, что чудовище, с легкостью убившее своих родителей – мой родной брат…

– "Радуга" меняет человека до неузнаваемости. Душа Вашего брата покинула сферу нашего бытия. Помните, Вы сами ее отпустили. Но бездушное тело увлекают страсти мира желаний. Господин Салих, не думайте о нем плохо. Господин Хайсо Вас искренне любил. Когда все закончится… сходите в храм и закажите обряд очищения. Магия служителей Богов отличается от нашей. Если тело все еще будет живым, оно упокоится.

– Но почему это случилось? – Салих шагнул к Гердену и взял его за руку. – Не понимаю!

– Возможно, кому-то понадобился человек, близкий к принцу… Не могу сказать, господин Салих. Тело не ведает моральных ограничений, когда стремится к обозначенной кем-то цели.

– Благодарю Вас! – Салих встал перед Роченом на одно колено. И в этот момент в кухню зашел Герден.

– Браво! – Хлопнул он в ладоши. – Мы давно накрыли на стол и ждем ужин. А Вы… чем занимаетесь?

– Ужином. – Рочен поднял сковороду и вытряхнул шарики в большую стеклянную кастрюлю. Подхватив ее за ручки, он подошел к принцу и протянул ему с поклоном. – Ваше Высочество! Все готово. Отнесите, пожалуйста, в столовую.

И сунул ее в подставленные руки.

– Я помогу. – Подошел к нахмурившемуся принцу Салих. – Она очень тяжелая.

Прихватив ее с двух сторон, они вышли из кухни.

– О чем говорили? – Герден даже не посмотрел в сторону Салиха.

– О моем брате. – Ответил тот. – Никак не могу смириться с тем, что пережил.

– Он – уже не твой брат. – Резко ответил принц. – Тупая кукла, в мозг которой заложили определенную программу.

– Да… – Тихо ответил Салих. – Господин Рочен мне все объяснил. Когда Вы вошли, я благодарил его за то облегчение, которое он принес моему сердцу своими словами.

– Аристократ высокого дома на коленях перед смердом. – Фыркнул Герден. – Он не стоит того, чтобы перед ним так унижаться!

Салих промолчал. Но ему очень хотелось напомнить принцу о вчерашнем вечернем разговоре.

Весь следующий день оперативники посвятили тренировкам. Они лихо ловили драконов, огненных бестий и быстро ставили печати. Под конец тренировки Герден объявил, что в основной группе ведущим будет он. А Салих, Рочен, Тайрес, и Санс – его донорами. Вторую группу он поручил вести Тейлину. К нему отошли Сэмп, Хэй, Денки и Тирен. На подхвате оказались самые слабые Тенс и Бирс – местный оперативник, который каким-то чудом уговорил принца взять его с собой. И вот, в тот самый час, который называют волчьим, самый темный из всей ночи, четыре аэромашины поднялись в воздух и нырнули в коридор, открытый над перевалом местной службой движения.

– Мы ждем вас с победой… – Тихо шепнула дежурившая в ночной смене Алия.

Глава четырнадцатая. Навстречу южному ветру

Над пустынной равниной шел холодный осенний дождь. Уже около двух недель ясное небо прятали темные, напитанные влагой, облака, гонимые южным ветром к далекому, прячущемуся за горными хребтами, северному морю. Грунтовые дороги, соединяющие фермы и маленькие поселки с широкими каменными трактами, размыло вышедшими из берегов ручьями и реками. А урожай, который еще не успели собрать растившие его все лето люди, теперь гнил на полях, покрытых огромными лужами, похожими на озера. Деревья, страдая от переизбытка влаги, сбрасывали с ветвей коричневые листья. Страх и уныние царили в еще недавно процветающей стране. Полеты, в виду погодных условий, были отменены. Дороги стали непроезжими. Связь, обычно четко работающая даже при локальных сбоях природного фона, большую часть дня отсутствовала, появляясь лишь поздним вечером, да и то на пару часов. И все чаще среди новостных тем появлялись известия о странном моровом поветрии, поразившим провинцию Тамт. Говорили, что Его Величество лично, прихватив с собой гвардейцев и врачей, отправился разбираться с неизвестной хворью. Прогнозы были оптимистичными, но к провинции стягивали войска. Народ, мучимый неопределенностью, изо всех сил пытался поддерживать иллюзию прежней жизни. Однако, количество скупаемых в аптеках антистрессовых препаратов все время росло, поскольку стучать от страха зубами, накрываясь с головой подушкой, было слишком неудобно: дышать тяжело, да и близкие, страдавшие тем же, все равно смотрели косо. А еще с полок магазинов исчезли дешевые световые кристаллы. Поскольку они делались в Тамте, новых поставок ждать не приходилось, и люди берегли оставшиеся, выключая освещение как можно раньше. И тоскливыми мокрыми вечерами не только поселки, но и небольшие городки погружались в беспросветный мрак. Простолюдины, как всегда, терпели, уповая на Богов-покровителей, а некоторые аристократические семейства уже тихо роптали, задаваясь вопросом "о чем думает Король". Но Его Величеству было не до собственного народа. Ведь перед ним сияли горизонты бессмертной жизни… Осталось всего ничего: спуститься в расчищенную шахту и полить алтарь кровью замужней девственницы-хранительницы. Но любой, приблизившийся к дыре в холме человек, как и все предыдущие, падал замертво. Если труп не успевали оттащить маги в защитных костюмах, наутро от него оставались только белые кости. Уже три полка солдат, дежуривших в оцеплении вокруг холма, полегли от неизвестной болезни, начинающейся с покраснения глаз, и через пару дней заканчивающейся удушьем. Тогда Его Величество попытался загнать на холм магов. Но, после того, как двое из них тоже скончались, остальные, несмотря на высокую оплату, идти на него отказывались, а некоторые вовсе дезертировали, посчитав собственную жизнь важнее верности Королю и не нужной в тонких мирах сверкающей наличности. Тогда Король обратил свой величественный взор на побежденных хранителей дома Тэо. Плачущих детей и проклинающих дом Фортис женщин гвардейцы сбросили в штольню живыми, повязав каждому из них на шею маленький пузырек с жертвенной кровью в надежде, что хоть один из них разобьется вместе с телом об алтарь. Но толку от этого не получилось. К тому же, среди городских особняков и трущоб ищейки принца Корвеса никак не могли поймать след Райгена Тэо и его внучатого племянника, чудом сбежавших в ночь перед массовой казнью. И тогда задумчивый взор Короля упал на собственного сына, который, в надежде обрести бессмертие, отправился в Тамт вслед за отцом.

 

– Скажи, Корвес, – обратился Исайтор к несколько похудевшему принцу, – почему твой старший брат Горес не поехал с нами вместе? Разве он не хочет жить вечно?

– Он сказал, что обычная жизнь его устраивает и поставил гвардейские полки на границе с Тамтом.

– Значит, отделился от собственной семьи, не желая постичь бесконечность вселенной? Жаль.

– Решительно отделился. – Согласился Корвес. – Не думаю, что Вам удастся пройти сквозь готовые к вооруженному конфликту войска, чтобы достучаться до его занятого торговыми интересами сознания.

– Тогда к алтарю, – Король смерил взглядом шестидесятилетнего Корвеса, – придется спускаться тебе. Не думаю, что дух-покровитель нашего дома сможет причинить потомку какой-либо вред.

– Ваше Величество! – Глаза принца расширились от ужаса. – Разве можно так поступить с наследником, поддерживающим все Ваши начинания?

– Если я буду жить вечно, – философски заметил Король, – зачем мне наследник? Как считаешь?

– Нет… Я не хочу…

– Ты станешь первым, кто откроет Фортисам путь в беспредельность. Подумай, как эпично это звучит! Я издам указ, и лучшие писатели, прикормленные нашим двором, прославят тебя в веках. Я горжусь твоей решимостью, мой сын! – Король положил старческую длань на плечо трясущегося от страха Корвеса. – Гвардейцы, возьмите его и помогите переодеться.

С безопасного расстояния Его Величество Исайтор смотрел, как медленно шел к шахте в белом защитном балахоне его младший сын. Когда солдаты начали спускать клеть, тот встал на колени и начал молиться. Едва его голова скрылась под землей, Король дернул плечом.

– Слабак!

Однако, в этот день маги отметили резкие колебания магического фона, доходящие до пиковых значений. Король тут же объявил готовность, но магия, волнами разойдясь от холма в стороны, снова вернулась к привычным показателям.

– Что не так?! – Разъяренно метался перед потупившими взгляды магами Король. – Если не придумаете, как снять печать, я лично скормлю каждого из вас восставшему духу!

– Возможно, Ваше Величество, он уже проснулся и голоден? – Предположил один из них. Остальные посмотрели на говорившего, как на предателя. То есть, с затаенной ненавистью. Людям, немного разбирающимся в творимом тут безобразии, происходящее совершенно не нравилось, и они затягивали процесс, как могли.

– Голоден? – Глаза старика просветлели. – Ему еще нужна кровь?

Маги посмотрели в разные стороны.

– Отлично! – Исайтор хлопнул в ладоши. – Пусть гвардейцы тащат сюда горожан. Установите на краю шахты плаху со сливом. Тела можно складывать сбоку. Все равно к утру от них ничего не останется!

Маги поклонились и вышли из временного убежища спятившего старика. В эту же ночь трое из них бежали, миновав заградотряды. Но те, для кого собственное любопытство оказалось дороже чужих жизней, остались, чтобы довести грандиозный эксперимент до логического завершения.

Четыре аэромобиля, поливаемые нескончаемым дождем, упорно двигались на юг, несмотря на порывы штормового ветра, плохую видимость и отсутствие привычных коридоров. Только навигаторский опыт Рочена и Денки, управляющих первыми двумя машинами, не давал им сбиться с пути и потеряться в многокилометровой облачности, придавившей центральные долины материка. Ведомыми шли Тайрес и Сэмп. Они прекрасно держали магический поводок, соединяющий их с лидерами.

Когда за несколько часов до вылета пилоты думали, кому вести группу, Ден решил взять эту работу на себя.

– Я – гонщик, и привык к изменениям трассы. Навигационные карты есть у всех. Маршрут мы расписали. Так что нет проблем.

– Проблем, действительно, нет. У тебя. – Согласился Рочен. – Только помни, что теперь ты не один. Пожалуйста, не заставляй мою сестру расстраиваться.

– Но у тебя… – Хлопнул ресницами Ден. – Есть…

– У меня есть цель. И опыт. – Перебил его Рочен. – А еще – превосходный аэромобиль. Поэтому полетим парами. Первая: я и Тайрес. Вторая: Ден и Сэмп. Ден всегда видит меня, а я – его. Остальным подвесим поводки. Не важно, что они магические. Магии вокруг с избытком. Главное, чтобы нас не заметили обычные системы слежения. Поэтому пойдем ночью и в тучах. А перед стартом всем слабым на голову дам пилюли от укачивания, поскольку воздушные ямы и горки станут нашим любимым развлечением на пути к Тамту.

Как только подошло время вылета, рядом с Роченом уселся Герден.

– Что? – Синие глаза, сощурясь, посмотрели в голубые.

– В первой машине – опасней всего. – Предупредил доктор.

– Неужели Вы, господин Рочен, так боитесь сидеть рядом со мной?

Пилот фыркнул и запустил маневровый двигатель. Когда остальные заняли места и пристегнулись, Рочен убрал общий свет и, пробежав пальцами по клавиатуре, включил прогрев основного. Как только он вышел на стартовую мощность, доктор положил ладонь на рукоять ручного управления. Поверх ее легли холодные пальцы Гердена. Повернув голову, Рочен удивленно приподнял брови. Синие глаза принца в темноте, подсвеченной приборами, казались черными, как и его волосы.

– Хочу пожелать нам удачи… – Тихо сказал Герден. – Мы должны справиться. Согласен?

– Справимся. – Кивнул доктор. – Будущий Король должен верить в победу.

– А его подданный должен верить в своего будущего Короля. – Принц убрал руку. – Чего сидишь? Взлетай.

…Четыре машины легкой стайкой неслись с севера на юго-восток. Туда, где решалась судьба если не всего мира, то людей, живущих на этом континенте.

В это же самое время по опушке леса недалеко от Кэно ходил Тамил, нетерпеливо поглядывая на часы. Под деревом неподвижно сидел его дядя и главный хранитель Райген.

– Мне кажется, или они запаздывают? – Тамил остановился напротив Райгена. Тот поднял руку и тоже посмотрел на часы.

– До рассвета остался час. – Он неторопливо поднялся и отряхнул подол плаща. – Пора раскладывать посадочные огни.

И выкошенная обычной косой поляна украсилась посадочным прямоугольником фонарей, посылающих ярко-красные лучи четко в небо.

– Как думаешь, они не промахнутся?

– Думаю, ты должен успокоиться. Принц Герден – настоящий Тэо. Если он берется за дело, то доводит его до конца.

– Вот только с женитьбой промахнулся. – Ядовито заметил Тамил. – Наверняка метил стать жрецом. Да только любящий дедуля подсуетился чуть раньше.

– Герден молод и нетерпелив. А мудрость приходит с возрастом.

– Да он почти мой ровесник! – Возмутился Тамил. – Каких-то пять лет разницы!

– Все дело – в поставленной перед самим собой задачей. Кем ты хотел стать? Тихим отцом семейства, согласным на вторые роли?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru