Танцы с духами. Часть вторая

Екатерина Бердичева
Танцы с духами. Часть вторая

– Значит, еще не все потеряно! – Засмеялся Тирен, положив руку на спинку стула Хэя.

– Я спросил только из любопытства! – Прошипел Хэй и скинул чужую руку, навалившись на нее спиной.

– А теперь, господа, я, с вашего позволения, поработаю. – Сообщил принц, глядя в экран. – Хотя… если у кого-нибудь возникнут практические вопросы… каждый знает, где находится моя спальня.

Мужчины, покраснев, дружно уставились в открытые экраны, а Ханна от всей души рассмеялась.

В течение всего позднего обеда или раннего ужина, происходившего в доме Рейво, очарованный Ден не отрывал глаз от юной сестры Рочена. Шестнадцатилетняя красавица, недавно осознавшая свою женскую привлекательность, только набирала силу и упивалась вниманием мужчин всех возрастов, храня свою неприступность. Мать и отец радовались этому позднему ребенку, почти ровеснице своих внучек от старшей дочери, разрешая слишком многое и покупая то, к чему устремлялось ее внимание. Поэтому разговор за столом касался, в-основном, ответов на вопросы, которые задавала Лина. А ее интересовало все: столица, последние веяния моды, насколько следуют им горожанки, и не стыдно ли ходить по улицам в туалетах прошлого года. А еще она спросила про свадьбу принца.

– По всем каналам показывали, какими они были счастливыми и красивыми! Говорили, что они уехали в свадебное путешествие на архипелаг! Вот бы и мне туда поехать! Как жаль, что из-за какой-то дурацкой метели в горах связь перестала работать!

– Угу. – Рочен посмотрел на отца. Видимо, все негативные известия они изо всех сил, пока это было возможным, скрывали от своей ненаглядной девочки. Отец виновато посмотрел на сына. Тот пожал плечами.

– Рочи! – Девушка коснулась руки брата. – Скажи, ты знаешь кого-нибудь из высшей аристократии? Ох, – она мечтательно улыбнулась, – вот бы посмотреть хотя бы на одного из них вблизи!

Рик покраснел и чуть не подавился соком.

– А вы работаете с братом в госпитале? – Лина кокетливо улыбнулась Дениэлю. – Наверно, вместе проводите операции?

– Проводим. – Ответно улыбнулся Денки. – Операции.

– А ведь врачи получают не такие уж и большие деньги. – Продолжила рассуждать девушка. – Значит, аэромашину, что стоит в гараже, вы взяли в аренду?

Рочен смотрел на опустивших глаза мать и отца. Кажется, перед старшим сыном, обеспечивающим всей семье безбедную жизнь, им было стыдно.

– Не расстраивайся, милая. – Рочен промокнул салфеткой губы и поднялся из-за стола. – Твой муж подарит тебе ко дню вашей свадьбы красивую розовую машинку. Так что выбирай мужчину, как собственный наряд: чтобы он был дорогим и практичным, а не просто им выглядел. Поняла, кнопка?

– Я – не кнопка. – Нахмурилась Лина. – И все понимаю.

– Благодарю вас. – Сидевший по другую руку Рочена Рик тоже встал и поклонился. – Все было очень вкусным.

– Но мама еще не подала чай! – Воскликнула девушка. – И я сама выбирала в кондитерской пирожные.

– Прошу вас, продолжайте. Мне нужно осмотреть состояние моего больного.

– А он кто? И чем болеет? – Улыбнулась брату девушка.

– Название заболевания тебе ничего не скажет, но это заразно. – Сообщил Рочен. – Кожа становится морщинистой и дряблой.

– Ой! Ни за что не пойду на него смотреть!

– Ни в коем случае. – Рочен положил на светловолосую головку ладонь. – Мы должны выдать тебя замуж красивой. Чтобы все твои подружки обзавидовались.

– Я выйду только за молодого и красивого аристократа! – Заявила девушка, поднеся стакан с соком к розовым губкам.

– Господин Рочен! Нам пора к больному! – Напомнил Рик. Прихватив рукав рубашки Рочена, он потянул его в коридор. И там, приподнявшись на цыпочки, прошептал:

– Прошу Вас, не говорите, что я – аристократ!

– Неужели тебе не понравилась моя сестра? – Улыбнулся мужчина. – Или страшишься, что малышка не даст тебе прохода?

– Нет, не боюсь. – Ответил Рик. – И она – хорошенькая. Но так напоминает тех девиц, что приезжали в наш дом, чтобы понравиться Ларку и выйти за него замуж… Извините, господин, но меня такие девушки не привлекают.

– Прости ее. – Рочен коснулся плеча наследника богатого дома Верус, родственной ветви королевской фамилии. – Она смущалась и поэтому говорила все, что придет в голову. Но в этой хорошенькой головке, кроме нарядов и стремления нравиться, пока ничего нет.

– Конечно, господин Рочен! – Рик посмотрел на мужчину улыбающимися глазами. – Она совсем юная и очень милая. Я желаю ей только счастья.

Они поднялись по узкой лесенке в комнату.

– Ты мне поможешь переодеть и обмыть господина Лайсина?

– Спрашиваете! Конечно, помогу. Где взять теплую воду и губку?

– Я все принесу сам. Ты пока раздень его и отключи "донор". Справишься?

– Не волнуйтесь, все сделаю, как надо.

Когда Рочен закончил протирать губкой с водой и уксусом тело друга, Рик помог надеть на него теплую рубашку, длинные штаны и шерстяные носки.

– Ему не станет жарко под одеялами? – Поинтересовался парень, когда доктор, снова подключив к запястьям и лодыжкам "донор", хорошенько укрыл Лайсина.

– Это обычный дом без центрального отопления. Когда дрова в камине прогорят, в комнате станет прохладно. Пойдем, я покажу тебе, где помыться.

Спустившись по лестнице вниз, они встретили идущую им навстречу матушку Агнету.

– Госпожа! – Поклонился Рик, спрятавшись за спину Рочена.

– Твой друг развлекает отца рассказами о гонках и гонщиках. – Улыбнулась мать. – Лина занялась уборкой и посудой. Рочи, покажешь своему молодому другу, где ванная? Извините нас, господин Рикус, но дом небольшой, поэтому пришлось постелить Вам и господину Дэниэлю в комнате Милы. А ты, сынок, ляжешь внизу, в гостиной. Только поговори, пожалуйста, с отцом.

– Не волнуйтесь, господин Рочен! – Рик снова осторожно тронул рукав доктора. – Я сейчас заберу господина Дениэля и отведу его спать.

– Какой милый юноша. – Мать снова посмотрела в серые глаза парня. – Не стоит бояться будущего и цепляться за прошлое. Добрых снов!

И женщина ушла в хозяйскую половину дома.

– Господин Рочен, а о чем она хотела сказать? – Рик крепче ухватился за подвернутый до локтя рукав рубашки доктора.

– Наверно о том, что тебе о многом нужно подумать. Вот ванная комната, Рик. В шкафчике – полотенца. Сбоку – корзина. Комната для вас с господином Деном – на втором этаже по центральной лестнице слева. Иди, освежись, а мне надо разлучить дорвавшихся до серьезного мужского разговора несерьезного Денки и принимающего его байки на веру отца. Добрых снов!

– И Вам, господин Рочен…

Разговор, действительно, был серьезным. На столе перед беседующими стояла бутылка местной водки. Закуской к ней была зелень и нарезанный тонкими пластинами копченый бекон.

– И вот над завороженной толпой пролетел легкий ветер, а потом, из-за поворота, послышался низкий рев форсированного движка…

– Господа, время – за полночь. – Устало сообщил Рочен. – Давайте на сегодня посиделки закончим, поскольку завтра у нас много дел.

– Нет проблем! – Ден с наслаждением расстегнул две верхних пуговицы на рубахе. – Где я могу помыться, а потом – упасть и не подниматься до завтра? Мое почтение, господин Рейво!

Поклонившись, Ден легкой походкой направился в сторону ванной.

– Садись, Рочен. – Похлопал по дивану отец. – Судя по тому, как твой товарищ виртуозно обходил все неудобные моменты задаваемых мной вопросов, я понял, что в нашем государстве дела идут не очень. И слухи о войне соответствуют истине. Из-за нее духи устроили над горами непогоду? Выпьешь стопочку?

– Спасибо, нет. Мне еще кое-что надо почитать и уложить информацию в голове. – Рочен откинулся на спинку дивана, глядя на отца и радуясь его внешнему виду. Все-таки не зря он, когда мать оказалась в положении, настоял на рождении Лины. Благодаря этой неугомонной девчонке старикам приходилось держать себя в тонусе. – Нет, отец, войны, как таковой, нет. Но правящий дом Фортис что-то не поделил с домом Тэо. В центральных долинах полностью исчезла связь.

– Но почему все говорят, что ты взял на себя функции наместника?

– Я уже объяснил маме, что прибыл сюда в свите принца Гердена. Пока Лайсин болен, провинция управляется им. Именно об этом я хотел сказать на завтрашнем собрании в губернаторском доме.

– Принц Герден здесь? И ты в его свите?

– Да, отец. Сейчас у нас с ним один путь.

– Это дело твое. Ты уже слишком взрослый, чтобы я давал тебе советы о том, в чем не разбираюсь. – Седой мужчина налил себе полстопки. – И все же… Будь с ним осторожен.

– Я знаю. – Кивнул Рочен. – Но если мы не объединим силы, нашего государства не будет. Все очень серьезно. Поэтому прошу… – Сын встал и затем опустился перед отцом на одно колено. – Очень прошу вас с мамой, пока мне придется решать эти вопросы, позаботиться о Лайсине Който.

– Мой мальчик… Сядь со мной рядом. Я – не Король, а твой отец. Поэтому должен помогать своему сыну. Не волнуйся, когда-то я делал отвары для господ, увлекающихся травкой.

– Он колол себе концентрат "радуги". Я почти три дня держу его на капельницах и "доноре". Завтра, после собрания, сниму аппарат и его разбужу. Прошу, не выпускай его из дома до моего возвращения. Если понадобится, запирай. Хотя, не думаю, что он захочет уйти. Пока я здесь, буду каждый день вас навещать. А потом уеду. Надолго или нет, не знаю.

– Ты влез в политику из-за своего ненаглядного Лиса?

– Отец! Ну сколько можно вспоминать мои детские слезы! Говорю же: так сложились обстоятельства. Когда все кончится, я снова вернусь к работе. Кстати, Лайсин – тоже моя работа. Но таскать его за собой у меня нет возможности.

– Я понял… А этот ребенок? Откуда он? У него нет семьи?

– В аварии погиб его брат. Родители у мальчика есть, но к ним слишком сложно добираться, поскольку небо над равниной перекрыто для полетов. Я обязательно отправлю его к родным. Позже.

 

Отец поднес к губам стопку и снова поставил ее на стол.

– Лина очень гордится тобой. – Вдруг сказал он. – Взяла твои карандашные рисунки в свою комнату и частенько их пересматривает. Говорит, что если найдется человек, похожий на тебя, она постарается ему понравиться и выйти за него замуж… К чему это я говорю, сынок… Будь собой и не вступай на чужую дорогу. Ты же понимаешь, что у каждого из нас она своя. Конечно, мы с мамой посмотрим за твоим Лисом. Но не строй в его отношении никаких планов. Ты же понимаешь, кто он, и кто ты? Как бы ты ни старался, все равно останешься для сына аристократа сыном повара.

– Спасибо, отец. Я давно это понял. Когда все закончится… Я очень на это надеюсь… Хочу снова вернуться в госпиталь. Мне нравится работать хирургом. Нравится бороться со смертью за человеческую жизнь. – Рочен вздохнул. – У господина Лайсина – своя дорога. Но мне было бы приятно, если бы у него появилась семья. Дети. Он – мягкий и отзывчивый человек. И я хочу, чтобы он был счастлив.

– Я рад, что мы поговорили, мой мальчик. Я обещаю, что сдержу данное тебе слово.

Рочен молча поклонился и вышел за дверь. Ноги сами его принесли к узенькой лесенке и старым деревянным ступеням, по которым он взлетел вверх. Открыв дверь в свою бывшую комнату, он остановился и чуть не рассмеялся: у кровати, где лежал Лайсин, был расстелен толстый и широкий матрас. На нем, укутавшись в одеяло и свернувшись калачиком, спал Рик. И только светлый хохолок покачивался в такт его дыханию. "Похоже, – подумал Рочен, – мальчишка перенес образ старшего брата на меня, пытаясь спрятать за моей спиной свое ужаснувшееся реальностью сознание".

– Может, оставить тебя тут? – Задумчиво сказал он, приоткрывая форточку и доставая сигарету. В морозный воздух улетела струйка дыма, а хохолок настороженно замер. Не успел закрывший форточку Рочен развернуться, как две руки крепко обняли его со спины.

– Рик? – Удивился доктор. – Ты почему не спишь? И с чего вдруг лезешь обниматься?

– Пожалуйста, не оставляйте меня тут. Я хочу пойти с Вами туда, где будут Фортисы. Я хочу… – Мальчишеская мордочка уткнулась в грудь Рочена упрямым лбом. – Я хочу убить того, кто убил моего брата!

– Не убьешь! – Рочен убрал от себя крепкие юношеские руки. – Нельзя уподобляться тем, кто идет к цели любыми средствами.

– Но почему? – Из-под насупленных бровей сверкали темные глазищи. – Им можно, а мне – нельзя?

– Человек не должен забывать о том, кто он. Как бы не вознесся над миром Король, от возмездия все равно не уйдет. И чем больше на его счету душ, тем страшней станет расплата. Поверь и не порть себе судьбу. Те, кто из тонкого мира наблюдают за нашей жизнью, не только играют нами, как фигурками глобальной стратегии, но милуют, награждают и наказывают. Некоторые говорят: "А что я такого сделал? За что получил такие страдания?" Но если отмотать ленту его жизни назад, окажется, что этот человек оставил жену с двумя детьми без средств к существованию. Или прошел мимо умирающего котенка.

– Я хочу быть орудием духов! – Сжал кулак Рик. – Фортисы – мои кровные враги!

– Они – твои кровные родственники. Самые чудовищные войны происходят после того, как брат восстает на брата, а сын – на отца. В такие времена даже духи превращаются в демонов ада. Рик! Не стоит сражаться, когда тебя переполняют негативные чувства. Поверь, духи с удовольствием ими закусят, оставив твои молочные косточки гнить в грешной земле. Или ты хочешь, чтобы я всю жизнь винил себя в том, что не сумел удержать от необдуманного шага дорогого для меня человека?

– Рочен… – Рик поднял длинные ресницы и засиял прояснившимися глазами. – Скажи, я, правда, для тебя дорог?

Доктор вздохнул и, опустив в глубины сознания мысль о переживаниях этого испуганного жизнью ребенка, ответил:

– Правда.

Не успел он договорить, как Рик уже повис на его шее, повизгивая от счастья.

– Все, заканчивай. – Рочен снова развел его руки. – Ты уже взрослый семнадцатилетний парень, а ведешь себя, как моя сестра. Ложись спать!

– А ты?

– Если подвинешься, я сяду рядом и немного почитаю сведения, распечатанные для меня господином Сансом.

– Угу. – Рик снова завернулся в одеяло. – Я не стану тебе мешать…

Через минуту он спокойно засопел. А Рочен снова достал сигареты и открыл форточку.

"Интересно, смогу ли я когда-нибудь снова вернуться в свой тихий столичный дом и шумную больницу? А еще к привычному образу жизни, в котором никто не требует от меня дружбы, любви и внимания?" Докурив, он уселся на матрас и достал из сумки листы. "Господин Эдвинен Ворго. Оптовый торговец продуктами питания и хозяйственными товарами… Капитал… Вложения… Прибыль за последний год… Партнеры… Наверняка, очень сердитый фрукт. За последние дни он понес значительные убытки… Дальше по списку у нас господин Пойнен дома Минто. Аристократ, хозяин всякой призовой живности. Этому торопиться некуда. Кони и бегающие по склонам бараны за пару недель точно не протухнут, а только вырастут в весе и цене… "

Зачитавшемуся Рочену вдруг показалось, что его бок и вытянутую ногу слишком припекает грелка. Но вспомнив, что положил ее Лайсину, он оторвался от листков и посмотрел вниз. Безмятежно спящий Рик каким-то образом перекатился по матрасу и плотно привалился к его бедру спиной.

– Все, пора спать, иначе завтра мне этого сделать не дадут. – Сам себе сказал Рочен и, повернув мальчишку в другую сторону, сам устроился рядом. Дотянувшись рукой до нитки выключателя, спускавшейся с лампы, он дернул ее вниз, и комната погрузилась во мрак. Рочен закинул руки за голову и прикрыл глаза. И там, под веками, увидел Гердена, качающего головой.

– Пошел к черту! – Любезно пожелал он своему принцу и сразу провалился в глубокий сон, не чувствуя, как Рик снова прижался к его боку.

– Однако! – Потянулся Герден, закрывая экран. – Не только вас, господа оперативники, мучают собственные разочарования.

Три головы оторвались от экранов и внимательно посмотрели на принца.

– Вы говорите о местной элите? – Осведомилась Ханна.

– И о них тоже. Вот что, господа… До утра осталось совсем немного. Идите-ка вы отдыхать. Я подежурю.

– Но… Ваше Высочество…

– В этом дурдоме я – старший, и мои приказы не обсуждаются. Быстро встали и ушли.

– Да, Ваше Высочество!

Оперативники послушно разошлись по комнатам, а Герден углубился в изучение энергетических характеристик сотрудников. По всему выходило, что для магической семерки среди них, кроме его самого и Рочена, подходят только Тейлин и Салих. Остальные были слишком слабыми, чтобы сделаться для него донорами.

– Где найти еще троих? – Задумался принц и вздрогнул, услышав неожиданный писк внешнего вызова.

– Провинция Сенко. – Сказал он, прижав клавишу вызова. – Оперативный дежурный слушает.

Вначале, кроме помех, он ничего не различал, но вызов не сбрасывал, продолжая ждать. И вот, наконец, сквозь горы и разлетающиеся по равнине всплески магического фона, к нему пробился чей-то придушенный голос.

– Сенко? Слава Богам! Скажите, где господин Рочен? Это очень важно!

Что-то в этом голосе, наверно, южный акцент, показался Гердену знакомым.

– У нас ночь, как и у вас. Все спят.

– Я потом не смогу пробиться! Это важно!

– Тамил? – Подумав, спросил Герден.

– А… кто это? – Голос из умоляющего стал подозрительным.

– Твой двоюродный братик Герден. – Усмехнулся принц. – Неужели больше не надеялся меня услышать?

– Черт!

– Нет, мой дорогой братик. Я – спустившийся с неба ангел. Иначе – ваш единственный шанс на спасение. Неужели дедушка Исайтор уже откопал древние мощи?

– Герден… Эти идиоты выпустили из-под холма какую-то инфекцию! Я думал, народ запугивают, чтобы сидели дома, но рабочие, срывающие холм, мрут, как мухи! Из нашей семьи… – Снова послышался треск и шуршание, но голос снова пробился в Сенко. – Герден! Живы только Райген, я и мой младший сын. Из нашего рода никого не осталось!

– А плохой мальчик Хайсо из дома Токо? Эта зараза еще жива?

– Не знаю! Все Фортисы, приехавшие сюда, сидят на холме. Вокруг – солдаты. Они тоже мрут, но под ружье ставят местных жителей. Не знаю, какие обряды проводятся, только холм каждую ночь пылает красным магическим огнем. Выбраться отсюда я не могу. Мы сейчас у моего друга в Кэно…

– Скажи Рочену… – Соединение опять прервалось, но, когда восстановилось, с ним заговорил Райген.

– Герден…

– Слушаю.

– Прости, что не почувствовал в тебе родную кровь. Мне рассказал Асвид… Но только он тоже мертв.

– Я уже вырос, и мне не нужен отец. Что вы хотите?

– Их надо остановить. Герден, я знаю, что ты – Хранитель. Жрецом стать не успел. Я – тоже Хранитель. Когда мой учитель передавал мне знания, то сказал, что однажды наступит момент… Мы должны объединиться… Семь сильных магов во главе с Хранителем могут снова запечатать духа!

– У тебя есть семь хороших магов?

– Нет… Я рассчитывал на Рочена и Лайсина.

– Лайсин, благодаря твоему племяннику, при смерти. Но спорить и обвинять друг друга во всех грехах у нас не осталось времени.

– Это верно!

– Три дня. И координаты дома.

– А раньше? – Это взвыл где-то рядом слушающий разговор Тамил.

– Мне нужно восстановиться.

По экрану побежала строка координат местонахождения последних Тэо.

– Получил. – Сказал Герден и сбросил вызов.

Ханне, несмотря на усталость, не спалось. Она вертелась на кровати, вспоминая слова господина Рочена, а потом рассуждения принца Гердена. И они никак не давали ей покоя. "Что же получается, – думала она, – если безрадостное детство отняло мои силы, то вся жизнь тоже должна идти псу под хвост? Если меня полюбит мужчина, я должна бежать от него, чтобы, не дай Боги, он не помер от нашей близости? Какая ужасная судьба! Ведь мне уже за тридцать. Еще немного, и я начну увядать. Жизнь человека такая короткая! А жизнь женщины, у которой нет тех, о ком надо заботиться, вообще лишена, с позиций космоса, всякого смысла! Конечно, можно выбрать путь одиночества в личной жизни, посвятив себя работе и кратким периодам отдыха. Но тогда мой век сольется в один нескончаемый день, в котором я, сотрудник службы безопасности, буду решать личные проблемы оплачиваемых мой труд аристократов. – Ханна перевернулась на спину и уставилась в далекий потолок. – А еще, отслеживая переговоры неверных жен или развлечения слишком прытких детей, буду им завидовать и думать о том, что их жизнь, похожая на череду ярких вспышек, сильно отличается от принадлежащих только мне унылых вечеров и ночей. В которых никогда не будет улыбки доченьки или гордости сына, выигравшего свою первую серьезную игру… – По щеке Ханны прокатилась слеза. – И любящего взгляда того человека, который подарил бы мне такое счастье…"

Хмурый рассвет вяло пробивал серые тучи, нависшие над горами. На улице, несмотря на осень, шел мелкий, больше похожий на дождь, снежок. А Ханна, завернувшись в одеяло, снова видела сон о том ужасном дне, когда ее мир в одночасье стал серым. Пальцы, как и тогда, сжались в кулаки, продавливая ногтями красные лунки. Из полуоткрытых губ вырвался стон. Несмотря на прохладный воздух комнаты, по ее вискам текли капли пота, а сердце стучало так, словно хотело вырваться из груди. Что-то неразборчиво крикнув, женщина вдруг проснулась.

– Черт! Черт! Черт! – Хрипло сказала она, садясь в кровати и охватывая гудящую голову руками. – Как с этим можно жить дальше?

Глава двенадцатая. Провинция Сенко

Утро Рочена началось с негромкого жужжания коммуникатора, лежавшего где-то за его головой. Убрав со своей груди руку Рика, он осторожно повернулся и, приоткрыв щелочки глаз, попытался нащупать противно гудящую пластину устройства. Наконец, он сжал ее в ладони и уткнулся головой в подушку.

– Кто? – Тихо спросил он.

– Кажется, солнышко уже проснулось. – Голос Гердена был насмешливым и бодрым. – Правда, за здешними горами его не видно. Как там поживает твой милый друг? Еще не умер?

– Ты сдурел, Герден. Сейчас всего лишь пять утра. – Рочен посмотрел на часы, а потом – в темное окно. Местные раньше семи не встанут. Какого черта ты меня разбудил?

– Рочен, – приподнял голову Рик, – кто это?

– Спи. – Буркнул тот, осторожно приподнимаясь и набрасывая одеяло на Рика. – Пойду, покурю.

– А-а… – Рик растянулся поперек.

Надев тапки и поеживаясь, доктор вышел за дверь и присел на верхнюю ступень лесенки.

– Все, разбудил окончательно. Так чего ты хотел от меня в такую рань?

– Надо же… – Голос Гердена сочился ядом. – Оказывается, ты неравнодушен к мальчикам?

– Это ты должен быть неравнодушным. – Рочен все-таки покраснел и достал из кармана кофты сигарету. – Он – твой родственник. Тебе надо за ним присматривать, а не мне. И вообще, – чиркнув выдавшей только искры зажигалкой, он выругался, – почему я, обычный врач, должен был, сломя голову, лететь к тебе на выручку? Какого беса я делаю в вашей компании великих магов и спасателей мира? Да плевать я хотел на аристократов, выясняющих, у кого родословная длиннее.

 

Наконец, на кончике сигареты появился огонек, и Рочен вдохнул ее терпкий дым.

– Рад, что ты уже включился в действительность. – Обычным голосом сказал Герден. – У нас проблемы.

– Прямо с утра? – Белая струйка полетела в остывший за ночь воздух.

– Прямо с ночи. Рочен, пару часов назад я разговаривал с Тамилом и Райгеном.

– Вот как? Что у них новенького?

– Тот холм, рядом с Кэно, куда ты прилетал за мной… Именно там, в подземной пещере, спит дух-прародитель.

– Приятных ему снов. – Рочен со вкусом зевнул. – Это все?

– Солдаты, вскрывающие по распоряжению Исайтора штольню, мрут, как мухи, от неизвестной болезни.

– Может, их забывают кормить?

– Не смешно. Райген сказал, зараза распространяется по всей Джайне и окрестностям.

– Ты хотел предложить мне туда поехать и всех полечить? Совсем спятил?

– Да проснись уже, тупая белобрысая башка! И брось травить легкие никотином! Может, наконец, поумнеешь.

– Тебя не интересуют мои легкие. Только магия, которой ты жаждешь попользоваться. – Устало сказал доктор. – Лайсина, который добровольно согласился стать твоим донором, ты уничтожил. Ты равнодушно пользуешься всеми, кто может принести тебе хоть какую-то выгоду.

– Конечно, я – гад и подонок. – Согласился Герден. – Но, если мы ничего не предпримем, смерть доберется и до Сенко. Согласись, проще задавить проблему в зародыше, чем разгребать последствия ее взросления. Короче, этим вечером ты, я, Салих и Тэйлин отправляемся в замок Който.

– За каким бесом?

– Отрабатывать передачу энергии в круговой связке. К тому же, у старика прекрасное собрание работ экзорцистов. Просыпайся, Рочен! Заканчивай дела в городе и поскорее возвращайся во дворец.

– Как же я тебя ненавижу! – С чувством произнес Рочен.

– От ненависти до любви… Не зарекайся. – Мурлыкнул Герден и отключился.

Вернувшись в комнату, Рочен сел на край матраса. Подтянув к груди колени и накрыв ноги куском одеяла, он задумался. Несмотря на отсутствие желания лезть в пекло, линия жизни, с момента клятвы помогать Лайсину, целеустремленно вела его по тому же пути, что и Гердена. Они постоянно сталкивались в ключевых моментах и просто попадались друг другу на глаза. И если принц что-то делал, Рочену, как защитнику Лайсина, волей-неволей приходилось принимать участие или устранять последствия. Даже сейчас, понимая, что в последних событиях Герден чуть не стал жертвой, он все равно обвинял его в непродуманном решении жениться. Ведь всего этого могло бы не случиться, если бы принц решительно отказался от навязанной Королем невесты. Но ведь ему, так же, как и деду, хотелось еще больше силы и власти.

– Чертова семейка! – Рочен потер лицо и положил коммуникатор на стол. Обернувшись, он увидел полные слез серые глаза Рика.

– Что еще случилось плохого? – Спросил он парня.

– Я… – Рик шмыгнул носом. – Я слышал твой разговор.

– И что?

– Значит, я тебе только мешаю, да?

– Рик, пять часов утра! Давай оставим истерики хотя бы до семи… У меня болит голова.

– Я никогда никому не был нужен… – Крупные слезы побежали по чистым юношеским щекам. – Мать интересовалась только модами, сплетнями и подругами. Отец – призовыми скакунами и скачками. Они не вспоминали обо мне месяцами! Ларк… Я его совсем не знаю. Он был добр, возвращаясь домой из поездок. В такие моменты… – слезы закапали чаще, – в доме вспоминали, что мы – семья. Наверно, маме нравился старший сын моего отца. А еще он со мной занимался, и мы вместе ходили по озерам на яхте. Но он никогда не был откровенным. Я не знал его друзей, ничего не знал о работе… И на свадьбу я поехал с ним только потому, что хотелось узнать его немного лучше. Все-таки, он был моим братом… А потом прилетел ты. Мне показалось, что я смогу стать тебе нужным. А еще, рядом с тобой, отомстить за смерть Ларка. Прости, Рочен. Наверно, ты – неплохой человек. Но тебе не нужен чужой щенок. Спасибо за все, что ты сделал. Когда небо откроют для полетов, я вернусь домой. А сейчас пойду во дворец. Надеюсь, оттуда меня не прогонят.

Поднявшись, парень решительно вытер слезы и схватился за свою кофту.

– Все-таки аристократы королевских кровей – клинические идиоты. – Сообщил Рочен стоящему напротив него шкафу. – Подслушав спросонья чужой разговор, один малолетний глупец решил, что весь сыр-бор заварился исключительно из-за его несравненной персоны.

Рик замер.

– И ничего, что где-то гибнут от неизвестной болезни люди, и пытается проснуться скованное последней печатью чудовище. Которое, увидев свет, начнет пожирать все, что ему попадется на глаза, чтобы утолить свой кровавый голод. Подумаешь, какие пустяки, что маленькие дети станут сиротами или вообще умрут… Нет, мы будем показывать свой характер, тщательно пережевывая мелкие детские обиды. Делай, что хочешь, Рик. А у меня есть еще час, чтобы поспать.

Рочен медленно завалился на матрас, из-под ресниц поглядывая на замершего с кофтой в руках парня.

Еще немного подумав, Рик медленно положил ее на стул и опустился рядом с Роченом на колени.

– Не спишь?

– Что еще? – Открыл глаза доктор.

– Рочен… Извини меня за несдержанность. Больше такого не повторится. Я не стану требовать твоего внимания, поскольку понимаю, что для тебя Рик Верус – чужой человек. Позволь просто помогать тебе и быть рядом… пока все не закончится.

– Глупый ты ребенок, Рик Верус. – Вздохнул Рочен, поворачиваясь на спину. – Иди сюда и не дуйся. Чтобы поспать, у нас есть еще час.

Скользнув тихой мышью под одеяло, парень пристроился на другом конце широкого матраса и закрыл глаза.

"Чертова семейка Фортис!" – Подумал Рочен и, протянув ладонь, положил ее на кулак Рика.

Тот захлюпал носом. А потом обхватил его ладонь двумя руками.

"Боги, как же эти недолюди могли так долго править государством? Лжецы, обманывающие самых близких. Подлецы, делающие из собственных детей моральных уродов, а из внуков – энергетических доноров… Действительно, сойдешь с ума! Даже Гердена стало как-то жалко…"

Когда прозвенел будильник, очнувшийся Рочен почувствовал нос парня чуть ли не в своем ухе.

Пока все спали, зевающий Рик спустился вниз, чтобы согреть воду в ванной для Лайсина, а Рочен пошел на кухню сделать легкий завтрак для двоих и бульон для больного. А еще, порывшись в отцовских запасах, он приготовил отвар, горячую кружку которого оставил остывать на столе.

– Вода согрета! – Поднялся по ступеням Рик.

– Угу. Спасибо. – Отключив подачу заемной энергии, Рочен раскрыл свой докторский чемоданчик. Достав ампулу с жидкостью, он отломил кончик и наполнил ей шприц.

– Сейчас наш пациент откроет глазоньки… – Сказал он стоящему рядом с ним парню.

Запустив жидкость в вену, он вытащил катетер и зажал Лайсину локоть.

– Дальше он будет принимать только порошки и отвары. – Пояснил Рочен. – Ведь я сегодня уеду.

– А я?

Лайсин вздохнул и повернул голову.

– Просыпайся, мой хороший! – Рочен ладонью коснулся щеки друга, а потом посмотрел на Рика. – Ты же слышал утренний разговор.

– Я не все понял. – Нехотя сознался тот.

– Зато сразу сделал выводы. Так вот… Раз ты обещал мне помогать, я хочу поручить тебе уход за господином наместником. Для меня это очень важно, Рик. Гораздо важнее того ада, в который мы с господами Герденом, Салихом и Тейлином отправимся через пару дней. Рик… уезжая, я должен знать, что тут есть человек, которому можно доверить здоровье моего друга и семью. Могу я на тебя положиться?

– Можешь… – Нехотя сказал парень. – Только я думал, мы будем сражаться с монстром вместе!

– Рик… Если мы погибнем, нас не жалко. Мы не успели обзавестись женами и детьми, посвящая работе все свое время. Но у тебя впереди – вся жизнь. Парень, не хочу говорить банальных слов. Просто сделай так, как я прошу. И мне там будет спокойно.

– Где тебе будет спокойно, Рочен? – Раздался слабый голос проснувшегося Лайсина. – И кто этот мальчик? У тебя есть сын?

– А у тебя, Лис, нет мозгов. – Тут же сообщил ему друг. – Зачем ты пичкал себя этой дурью?

– Ну да…

– Попробуй сесть. Голова не кружится? – Рик и Рочен прислонили Лайсина спиной к стене.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru