Легенды древней Эдины. Травница

Екатерина Бердичева
Легенды древней Эдины. Травница

Та кричит на служанку средь ночи:

«Он смотрел на меня, словно вышел в дозор!

Не чаруется он, между прочим!

Я им всем покажу, только в руки возьму

В государстве беспечном правленье.

Кто-то будет убит. Кто-то – в шахты, тюрьму –

Пусть рубинами балуют зренье!

Будут камушки, золото мне добывать.

Наслаждаюсь Роллана решеньем!

Славить станет мой век бестолковая знать,

Мне даруя любовь в утешенье!

А Роллана я скоро женю на себе.

Он сломается, влюбится тоже!» –

Рассмеялась она. – «Ох, спасибо судьбе,

Без меня парень выжить не сможет!» -

Черный глаз пробежал по пролету окон,

Оглядел и ступени, и балки.

«Он такой молодой и совсем уж седой!» –

Камеристке его стало жалко.

«Дорогая, не вздумай мальчишку жалеть,

Часто наши сходились дороги.

Не смогла я войной молодца одолеть –

Покорится красе шут убогий».

«А зачем он тебе? У тебя все путем:

Красота, волшебство и таланты». -

«Ну какая чудачка ты, право, притом

Ты же знаешь, люблю бриллианты!

Только место, в котором те камни лежат,

И куда мое сердце так рвется,

Зажигая в душе нетерпенья пожар,

На земле Короля остается.

На него я и войско, и злую чуму

Насылала помногу и сразу.

Полстраны мертвы, предки. Его самого

Не взяла ни война, ни зараза!

Ну-ка хватит болтать, дерни пояс ты мой.

Я устала, мне душно и тесно!»

Девка дернула, черной огромной змеей

Обернулась Дарина-невеста.

Ворон старый под крышей на это смотрел.

Перья тихо на нем шевелились:

«Ах же парень, каких наворочал ты дел!» -

Мысли к юной голубке стремились.

Как змеища уснула, девица ушла,

Ворон сразу пробрался на волю:

«Ох, скорей бы Роксане про эти дела

Рассказать, да избавить от боли…»

Часто леший в окошко голубке стучит,

Вызывает на встречу Роксану.

Посмотрела голубка: принц сонно молчит,

Вот момент подходящий-то самый!

Потихонечку птичка слетела к окну,

В раму клювиком нежно толкнулась.

Проскользнув сквозь дождливую серую тьму,

Вмиг колдуньей лесной обернулась.

«Милый дядька, скажи, не таи, ты узнал,

Что поможет избавить Роллана?

Срок защиты моей лишь до завтра. Он мал.

Или знаешь, расстроить как планы?» -

«Ах ты, радость моя, не меня обнимай,

Нелегко совершить это дело.

Расскажу все тебе, только мне обещай:

Позабудешь о парне ты смелом!» -

Руки хладные сжав, прошептала она:

«Милый дядя, я все обещаю!

Поспособствуй, я знаю – Роллану нужна.

За него я молюсь и прощаю».

Старый леший что видел, то все рассказал.

И добавил: «Король не поверит.

У людей нет доверья словам, лишь глаза

Открывают для истины двери.

Нам придумать бы надо такое с тобой,

Чтобы разом, при всем при народе,

Показалась Дарина, какая собой

Настоящей бывает в природе».

День великий настал. Замок старый в цветах.

Зал украшен и новая спальня.

Все готово. Служанки бегут впопыхах,

Торопясь к процедуре венчальной.

В своей комнате Лан у окошка стоит.

Лоб припудренный, в новом камзоле.

На рубашке, у горла, лучами горит

Бриллиант от Дарины. Невольно

Пальцы чуткие камень слегка теребят,

Словно тесно ему, что-то душит.

«Как мне жаль, что вернуться отсюда назад

Невозможно. Как мучает душу

То, что сделать сегодня, сейчас предстоит.

Я ведь знаю, как мне будет худо.

Мой Господь! Я наказан не раз. Сотвори

Для меня, для страны сделай чудо!»

Дверь раскрылась, вошел седовласый министр:

«Мой Король, вы сегодня прекрасны.

И в честь свадьбы, союза, полсотни баллист

Залпы выпустят вечером ясным!

Парень, ты молодец, мы гордимся тобой.

Словно витязь Роллан с нами рядом.

Страны скрепят навек дружбу между собой,

Нам о большем мечтать и не надо!»

Лан окошко прикрыл, и министру сказал

Очень холодно: «Вам все зачтется.

Что Дарина? К венчанью готов главный зал?

Церемония скоро начнется?»

Саблей дедовой он опоясал себя,

На плечо вмиг голубка слетела.

Прошептал: «Милый Ангел! Молись за меня!

Ведь сегодня решается дело!»

Он за двери шагнул, и закрылись они.

Впереди – бальный зал и невеста.

Топчут камень шаги, ну а в памяти дни,

Что с Роксаной они были вместе.

Вот Король входит в зал. Молча люди встают.

Он под песню идет к аналою.

Улыбается каждый, как ангел в раю.

Принц же шепчет: «Будь, птичка, со мною

Не бросай меня здесь. Я предвижу беду,

Что тоской в этих стенах кружится.

В чем причина, однако, никак не найду.

Мнится мне: неприятность случится!»

И голубка прижалась к его голове.

Клювом тихо потерлась о щеку,

Говоря словно: просто доверься судьбе,

И все будет, как надо. Высокий

Вспыхнул в сотнях свечей расписной потолок,

Заиграли и скрипки, и трубы.

Тут принцесса Дарина вошла на порог.

Изумительна! Людям так люба!

Платье белое, пышное, в розах фата,

Ожерелье и серьги сверкают.

Как прекрасна невеста, и как молода!

А на губках улыбка играет.

Лиф в узорчатых, нежных как снег, кружевах,

И букет из цветочков отборных.

Вздохи женщин кругом: ох, ух, Господи… ах!

Только пояс на девушке черный.

Дал ей руку Король, повернулась она,

Старый отче читать начал службу.

Вдруг голубка слетела с плеча: вот беда –

Пояс черный, Дарине так нужный,

Птичка дернула. С ним взмыла вверх, в потолок.

А из белого платья невесты

Враз змеища полезла, скользнула меж ног

И подпрыгнула с голубем вместе.

Тут голубке зубами крыло прокусив,

Попыталась поймать, словно кошка.

Ворон черный, стекло своим клювом разбив,

Хвать голубку, и вынес в окошко.

Все очнулись и в панике кинулись вон.

Лишь Роллан вынул саблю спокойно.

Подошел он к змеище, отвесил поклон

И промолвил: «Умрешь ты достойно».

Ведьма бросилась, вжикнула тонкая сталь.

Глазки черные злобно взглянули.

Кровью темной окрасилась в розах вуаль.

В реве смертном все звуки тонули.

Билась, дергалась страшная эта змея.

Лан стоял с окровавленной саблей

И молился: «Господь! Снова спас Ты меня

От такой страшной, мерзостной свадьбы!» -

Словно молния, мысль вдруг Роллана прожгла:

Ворон вынес с собою голубку!

Ворон – леший! Голубка Роксаной была!

Я сглупил и обидел их жутко!»

«Все понятно! – Он быстро министра нашел. –

Не грозят королевству напасти.

Нам хватает запасов. И все хорошо:

Сдохла та, что хотела лишь власти!

А теперь я уеду. Не ждите меня.

Стройте быт и дальнейшие планы.

Не могу я остаться в столице ни дня.

Добрым словом помяньте Роллана!» -

Он вскочил на коня и в дорогу скорей.

В пыли терпкой пропал шумный город.

«Я не понял, что с милою был столько дней,

Но зато знаю я, куда ворон

Полетел. Я – за ним. Мне попасть бы туда,

И с любимою быть снова рядом.

Не случилась бы только какая беда!» –

Думал он, проникая в даль взглядом.

А оставленный в замке министр пожилой

Среди хаоса встал на колени:

«Боже мой, не гнушайся моею мольбой:

Ты с небес вдруг Роллана на время

Отпустил к нам сюда. Избавленьем страны

Обернулось все. Как же прекрасно!

Но нам нужен Роллан, и ему мы нужны.

И куда он умчался так страстно?»

Вот прошел целый день, наш Роллан все в пути.

Правит всадник к волшебному лесу.

«Вновь Роксану свою я желаю найти.

Пусть, как в сказке, жизнь станет чудесной!»

На опушке лесной из деревьев забор.

Даже пеший не может продраться.

Рейтинг@Mail.ru