Диета для трех поросят

Дарья Донцова
Диета для трех поросят

– Таня, – представилась я.

Света шлепнула на прилавок листок.

– Заполняй анкету.

– Зачем?

– Станешь членом клуба «Три толстяка», получишь скидку в размере сорока процентов. Продукция-то недешевая. Салат стоит три тысячи рублей кило.

– С ума сойти! – шарахнулась я в сторону. – Мне не надо дорогой еды, обойдусь обычным «оливье».

Света ухмыльнулась.

– Поэтому ты на кучу и похожа, – отрезала она. – Не обижайся, я тебе добра хочу. И нечего стесняться! Держи ручку.

Глава 7

– У нас семейный бизнес, – молола языком продавщица, пока я заполняла графы. – У сестры муж ученый человек, кандидат наук, он ердбриду и нашел. А мы с Ленкой от сохи, поэтому он производит, а я торгую. Ясно?

– Нет. Что такое ер… бр… кр… ну эта ерунда?

Света навалилась грудью на прилавок.

– Скажи, сколько я вешу?

– Ну… килограммов семьдесят, – попыталась я оценить параметры продавщицы.

– Шестьдесят восемь, – поправила Светлана. – А еще в июле тянула на сто двадцать. Толще тебя была!

Я пропустила мимо ушей последнее замечание и с восхищением поинтересовалась:

– Ты на диете сидела? Не поделишься секретом?

А Света широким жестом обвела прилавок.

– Слушай внимательно! Владимир, муж моей сестры, врач. Он обратил внимание на то, что в одной деревне в Туве все удивительно стройные. Едят все подряд, а смотрятся тростинками. Володя сумел разговорить старейших жителей местечка, и те рассказали, что неподалеку расположен лес, в котором растет потрясающее дерево – ердбрида. Его надо срубить, настрогать в опилки, высушить и добавлять в еду. Владимир долго изучал посадки, и теперь мы организовали ООО «Три толстяка». Понимаешь? Экологически чисто и полезно. Вон пирожное «Черный лес». Мало того, что его сделали из обезжиренного молока, облегченного масла, муки с отрубями и шоколада без какао-бобов и сахара, так еще и ердбриду добавили. Получилась отрицательная калорийность.

– Каким образом? – поразилась я.

Света с превосходством посмотрела на потенциальную покупательницу.

– Слопаешь и похудеешь! Организм не получит калорий, а потратит их на переваривание пирожного. В этом секрет ердбриды.

– А как она по-русски называется, эта ваша белиберда? – полюбопытствовала я.

– Разве я по-китайски выражаюсь? – обиделась Света. – Ердбрида, иного названия нет.

– Если дерево столь чудодейственно, почему о нем никто не знает?

Продавщица нахмурилась.

– Народный рецепт пришел из глубины веков. Где Москва и где Тува! Вот сейчас мы раскрутимся и станем миллиардерами.

– Наверно, это жутко невкусно, – засомневалась я. – Что хорошего может получиться из шоколада, в котором нет ни какао, ни сахара?

Света закатила глаза, потом взяла пластиковую тарелочку, отрезала небольшой кусок от пирожного и протянула мне.

– Пробуй. Тест-драйв!

Отказаться мне показалось неприличным, я осторожно положила кусочек в рот и воскликнула:

– Потрясающе!

– А то… – хмыкнула Светлана. – Берешь?

– Да. Вон ту корзиночку со взбитыми сливками. Она не калорийная? – я все же решила проявить бдительность.

– Ваще минус ноль, можешь смело пять штук слопать! – заверила продавщица.

– Тогда еще и торт, – разохотилась я.

– От сладкого желудок заболит, – предостерегла Света, – возьми салат. Могу посоветовать картофельный, а к нему сосиски. Свежайшие! А какой аромат… Понюхай!

Мой рот незамедлительно наполнился слюной, но разум подавил некстати разбушевавшийся аппетит.

– Картофельный? С майонезом? А в сосисках один жир!

– Ты других-то людей слышишь или только своими речами упиваешься? – вздохнула Света. – Я сто раз объясняла! Картофель тоже из Тувы, он растет в поле, которое получилось после вырубки ердбриды, поэтому он приобрел похудательные свойства. Майонез легкий, в нем нет ни яиц, ни масла. А свинья, из которой сосиски сделали, питалась остатками ердбриды. Мы все везем из Тувы! Эксклюзив! О, Иван Сергеевич… здрассти, как дела?

К прилавку, слегка пошатываясь, подошло подобие кузнечика, одетое в длинный черный плащ и шляпу.

– Замечательно выглядите, – бойко заверещала Светлана. – Сколько кэгэ потеряли, Иван Сергеевич?

– Восемьдесят, – прошелестела тень. – Только я не Иван Сергеевич, а Елена Петровна.

– Вау! Я не узнала вас, вы так похорошели! – воскликнула продавщица.

– Приготовь нам как обычно, – велело привидение, – я подойду через час.

– Видала? – спросила Светлана, когда «плащ» затерялся между стеллажами. – Профессор Горкина, весила два центнера. И муж ей под стать, просто бомбовоз был. С весны они мои постоянные покупатели.

– Давай три пирожных, салат, сосиски и кусок холодца, – алчно скомандовала я. – Сколько с меня?

– Со всеми скидками две тысячи сто рубликов.

– Ох и ни фига себе!

– Ладно, еще сотняшку скину. Ты мне понравилась, я тебе помочь хочу. Ты замужем?

– Да. А что?

– Мужики от толстух живо убегают, – вздохнула Света. – Неужели две штуки деревянных большая плата за красоту и личное счастье?

Я мгновенно полезла за кошельком. Через секунду вспомнила о потере портмоне и вытащила конверт с деньгами. Как хорошо, что Рената выдала мне зарплату.

– Приходи завтра, – радушно предложила торговка, протягивая пакет. – Приятного аппетита!

Только женщина, пытающаяся похудеть, поймет восторг, который я испытала, садясь за стол, где на тарелках лежало много вкусных вещей. Может, кому-то сосиски и покажутся затрапезной пищей, но я в последнее время боялась даже смотреть на них, жевала в основном листья салата и вареную свеклу, поэтому аромат, исходящий от этих розовых мясных палочек, буквально кружил голову.

– Дорогая, – громко сказала я себе, хватая вилку, – ешь медленно, жуй тщательно. Растянешь удовольствие и не нанесешь вреда здоровью, поняла?

Но аппетит затмил доводы разума, я накинулась на ужин и в мгновение ока проглотила его. Дальнейшее помнится плохо. Обильная трапеза подействовала как добрая порция алкоголя. Шатаясь, я добрела до кровати и рухнула в подушки…

Будильник запищал над ухом, правой рукой я машинально стукнула его, левой похлопала Гри по спине.

– Милый, вставай!

От звука моего голоса остатки сна улетели прочь, память вернулась. Гри на съемках, его нет рядом. Когда супруг отсутствует, я обычно сплю плохо, вчера же свалилась как подкошенная и проспала до утра, кажется, даже не шелохнувшись.

Зевая, я встала под душ, потом взгромоздилась на весы и чуть не свалилась с них. Восемьдесят семь! Не может быть! Коим образом я ухитрилась прибавить целых два кило за один день! Ведь ничего не ела! Вообще!

В полнейшем недоумении я вошла на кухню, увидела гору грязных тарелок в мойке и ахнула. Черт! Совсем забыла про эту… как ее там… ерд… бирд… Наверное, в момент приобретения и в процессе потребления еды мой мозг уехал отдыхать на Мальдивские острова или еще куда подальше! Ну как я могла поверить сказочке про ер-быр-дыр, добытую хрен знает где? Отчего повелась на рассказ про низкокалорийные пирожные? Ведь я знаю – это ложь. Сливки нулевой жирности – это нонсенс. Сливки – они и есть сливки, а не вода. Жидкость, льющаяся из крана, никогда не взобьется в плотную сладкую массу! А если такое вдруг произойдет, значит, производители воспользовались всякими «сгустителями», от души насыпали в продукт всю таблицу Менделеева. Таня, посмотри на жирные тарелки! Ты полная идиотка!

Мое самобичевание прервал телефонный звонок.

– Будьте любезны, господина Бабулькина позовите, – тонко пропел почти детский голосок.

– Его нет, – мрачно ответила я.

– А когда вернется?

– Точно не скажу, думаю, через неделю.

– Ой, как плохо! – донеслось из трубки.

– Что-то случилось? – спросила я.

– Компания «Фрукт-Транс-Брик» [7] вас беспокоит, – официально представилась девушка. – Господин Бабулькин снимался у нас в рекламном клипе. Руководство осталось довольно его работой и решило предложить ему новую роль.

– Тут какая-то нестыковка, – удивилась я. – Гри уехал со съемочной группой «Фрукт-Транс-Брик», работа над роликом в самом разгаре.

– Нет, – заспорила девчонка.

– Да, – упорствовала я, – вы просто не в курсе.

Из трубки послышался тихий смешок.

– Без меня никто никуда не отправится, – заявила собеседница, – смею вас уверить, мы пока находимся на стадии написания сценария.

– Но муж уехал, – растерялась я.

– Кто? – переспросила девица.

– Мой супруг, Гри. Вы же его спрашивали?

– Я ищу господина Бабулькина, – напряженным голосом повторила собеседница, – его мобильный – семьсот шестьдесят четыре, четыре нуля – не отвечает.

– Верно, – подтвердила я, – муж оказался… Простите, какие цифры вы назвали?

– Семьсот шестьдесят четыре, четыре нуля, – прошептала девушка.

– Но у Гри другой номер!

– Бабулькин ваш муж?

– Да.

– Законный? Печать в паспорте есть?

– Конечно, – ошарашенно ответила я. И тут же возмутилась: – Вы кто такая? Почему трезвоните к нам домой и задаете наглые вопросы?

В ответ раздались короткие гудки. Мне стало не по себе, и моментально захотелось есть. Чтобы не заплакать, я живо соорудила трехэтажный бутерброд, слопала его, почувствовала некоторое облегчение, сбегала в прихожую, вытащила из сумки газеты, взяла большую лупу и…

Спустя полчаса голод навалился на меня с еще большей силой. Я очень хорошо изучила внешность Гри, мое любимое занятие – смотреть на мирно спящего мужа. Дело в том, что мой организм постоянно требует на ночь вкусной жирной еды, и, желая избавиться от лишнего веса, я стараюсь забывать про ужин, а потом ворочаюсь с боку на бок под пуховым одеялом. Гри же моментально улетает в страну Морфея. И что мне остается? Лишь любоваться на своего мужчину. Поэтому я давно пересчитала маленькие родинки на лбу супруга, знаю, что у него чуть-чуть смещен вправо кончик носа. И сейчас, проведя над снимками с лупой в руках не лучшие минуты жизни, я уверилась на сто процентов: бородатый мачо, нежно обнимающий богатую бездельницу Марту Карц, – МОЙ любимый! И что теперь делать?

 

Новый сэндвич (на сей раз с ветчиной, сыром и паштетом) слегка успокоил возбужденные нервы и вернул мне способность рассуждать здраво. Как правило, неверные супруги попадаются случайно. Прокалываются на мелочах: наплетут наивной жене, что сидят на совещании, а сами бегут в кино с любовницей. Вранье вроде бы сходит им с рук, но потом заботливая женушка берет пальто прелюбодея, чтобы отправить его в химчистку, выворачивает карманы, дабы в них не остались ценные вещи… И надо же! Прямо к ногам рачительной хозяйки падают два использованных билета в кинотеатр, да еще на «места для поцелуев».

Вот и со мной сегодня произошло нечто подобное – мне позвонили из рекламного отдела. Кстати! Девица назвала совсем незнакомый номер сотового. У Гри есть еще один телефон?

Я ринулась к домашнему аппарату, и он внезапно зазвенел.

– Слушаю! – рявкнула я, с трудом сдерживая гнев. – Говорите живо!

– Наверное, я не вовремя, – пролепетал незнакомый женский голос.

Злоба накрыла меня черной волной.

– Если вы разыскиваете Гри, то МОЙ муж занят!

– Я хотела поговорить с Таней Сергеевой, – зашептала дама. – Передайте ей, Ира звонит.

– Какая?

– Ее лучшая подруга, Ирина!

Я подавила стон. Не знаю, как обстоят дела у других людей, а ко мне неприятности приходят кучно – если привалила одна, непременно жди вторую, третью. Сейчас мне только алкоголички с занудными жалобами на судьбу не хватало! Где был мой ум, когда я дала пьянице и мобильный, и домашний номера? Оставался лишь один способ избавиться от приставалы…

Я зажала нос пальцами и прогундосила:

– Они переехали.

– Кто?

– Таня с мужем.

– Куда?

– Понятия не имею.

– Когда? – не успокаивалась Ирина.

– Два месяца прошло, еще летом перебрались.

– Но мы вчера с Танечкой разговаривали, и она дала мне эти цифры, – резонно заметила Ирина.

– Значит, она ошиблась. Привычка, знаете ли, удивительная вещь, – не сдавалась я.

– А где мне искать Таню?

– Даже не представляю.

– Вы ведь живете в ее квартире, – не успокаивалась «подруга».

Похоже, сегодня Ирина не нюхала спиртное, разговаривает вполне разумно.

– Мы купили жилплощадь у агентства, – отрезала я, радуясь тому, что еще не включила сотовый, – нам не сообщили, кто владел ею ранее. Больше сюда не звоните. Эй, вы слышите?

– Помогите! – прошуршало из трубки. – Я звонила Тане на мобильный, а там говорят: абонент недоступен. Теперь выясняется, что Таня переехала. Ведь именно она посоветовала мне бежать! И я убежала. Не понимаю, как очутилась у Веры? Она злая! Она плохая! Что же мне делать?

– Не знаю, – уже менее уверенно ответила я.

Ирина заплакала.

– Я стою одна, посреди города, не знаю, где. Еле ускользнула! Хочу начать новую жизнь, вычеркнуть прошлое. Навсегда! И куда мне деться? Здесь столько людей!

– Подождите минутку, – прогундосила я в трубку. Потом разжала пальцы, которыми сжимала нос, и обычным голосом сказала: – Привет, это Таня. Искала меня?

– Танюшенька! – взвыла алкоголичка. – Я твоя…

– Лучшая подруга Ирина.

– Узнала!

– Конечно.

– Помоги!

– Ты где? – понимая, что получаю новую большую проблему, спросила я.

– На улице.

Замечательный ответ. Ясное дело – не в Атлантическом океане на лодке.

– Название скажи.

– Не знаю. Тут много людей и машин. Еще реклама висит, что-то про йогурты, – всхлипнула Ирина.

Увы, алкоголики часто ведут себя как трехлетние дети. Проспиртованный мозг перестает нормально функционировать.

– Ты умеешь читать? – спросила я.

– Разве я похожа на дуру? – слегка обиделась «лучшая подруга».

– Нет, – вздохнула я.

Ну не говорить же Ирине правду: «Ты не похожа на идиотку, ты суперкретинка».

– Подойди к любому зданию и скажи, что написано на табличке.

– Сейчас, – с готовностью откликнулась Ира. – Вот, вижу. «Одежда из Италии».

Я лишь вздохнула.

– Это немного не то. На домах, как правило, есть название улицы. Поищи его.

– А как оно выглядит?

Хороший вопрос: как выглядит название улицы…

– Прямоугольная железка, а на ней, допустим, слово «Тверская» или «Полянка». Впрочем, может, просто краской на стене намалевано.

– Ничего такого нет. Ни Тверской, ни Полянки, – заявила Ирина.

– Ладно. Останови любого прохожего и спроси, где ты находишься.

– Ага, поняла, – пробурчала Ира. Затем ее голос прозвучал тише, как бы в сторону: – Простите, меня зовут Ирина. Не подскажете, где я нахожусь? Угу-угу… Танюша, ура! Узнала!

– Ну.

– Город Бобруйск, – гордо заявила Ира, – район медведей.

Глава 8

Огромнее желание пнуть идиота-подростка, который решил подшутить над больной женщиной, на секунду затмило во мне все чувства.

– Замечательно! – бодро воскликнула я. – Название мегаполиса, если можно столь гордо именовать Бобруйск, нам уже известно. Теперь, Ирина, следует выяснить название улицы. Действуй так: найди в толпе милую старушку, не оборванку, а прилично одетую, желательно с пакетом продуктов в руках, и очень вежливо скажи ей: «Здравствуйте, я приехала из-за границы и слегка растерялась. Скажите, на какой улице я нахожусь?» Поняла? К молодым парням, девчонкам и мужикам не приближайся.

– Вот как раз идет бабуся…

– Вперед! – приказала я.

Из трубки понеслись шуршание и треск. Затем голос Иры:

– У меня таких денег нет! На последние в маршрутку села.

– Ты о чем? – поразилась я.

– Бабуля сказала: «Справка стоит сто баксов. Гони, иностранка, доллары, у меня пенсия копеечная».

– Супер, – выдохнула я. – Эй, погоди, ты ехала из поселка на маршрутке?

– Ну не пешком же шла! – резонно заметила Ирина.

Я обрадовалась: сама вчера сидела в «Газели» и отлично помню, где у нее конечная.

– Ирина, ты далеко ушла от остановки?

– До газетного киоска. А потом растерялась.

– Отлично! Посмотри направо. Видишь вывеску «Черешенка»?

– Где?

– На доме! Большое здание из светлого кирпича.

– А, нашла! Точно, есть «Черешенка».

– Иди туда.

– Зачем?

– Не спрашивай, а делай!

– Ну ладно, – послушно откликнулась пьянчужка. – Уже вошла внутрь.

– Садись за столик.

– Который?

– Где никого нет.

– А здесь все пустые.

– Займи любой.

– Устроилась, – через секунду отрапортовала «лучшая подруга».

– Когда подойдет официантка, дай ей свой сотовый.

– Зачем?

– Ты задаешь слишком много вопросов! Просто выполни мою просьбу.

– Угу, – протянула Ирина, – девушка, вас к телефону!

Воцарилась тишина, потом прорезалось приятное меццо-сопрано:

– Слушаю.

– Извините, я понимаю, что ситуация вам покажется странной, но прошу выслушать. Меня зовут Таней. А вас?

– Алиса.

– Очень приятно! Алисочка, помогите, я вас непременно отблагодарю за участие.

– Ну… – протянула без особой радости собеседница.

– В кафе пришла моя подруга Ирина, она выглядит прилично, абсолютно безопасна, воспитанна и не причинит человеку вреда. Вот только ума у нее на пять лет, даже меньше.

– Ясно.

– Она сбежала из дома без спроса. Хорошо хоть мне позвонила, я с трудом поняла, куда Ира забрела. Умоляю вас, не отпускайте ее! Дайте ей поесть, чай, кофе… я оплачу счет, не беспокойтесь. Через минут сорок я доберусь до «Черешенки» и увезу бедолагу.

– Ладно.

– Только не приносите ей спиртное! Ни капли!

– Хорошо.

– Алиса!

– Чего?

– Пожалуйста, проследите за Ириной, я оплачу потраченное вами время.

– Я уже поняла, – довольно прохладно ответила официантка, – сейчас меню ей подам.

Я забегала по комнате, пытаясь одновременно одеться и позвонить по телефону.

– Агентство «Прикол», – услышала я наконец в трубке голос нашей секретарши Карины, – реализуем любые фантазии за ваши деньги.

– Где Рената? – забыв поздороваться, спросила я.

– Тань, ты?

– Я. Почему Логинова не берет трубку?

– Вау, ты не знаешь?

– Что произошло? – испугалась я.

– Ренку ночью в больницу увезли, аппендицит у нее воспалился. Уже прооперировали, – защебетала Карина. – Она сказала: «Пусть все спокойно работают, вернусь через неделю», и теперь…

– Не тарахти! – остановила я Кару. – Проверь по базе: заказчица Вера Петровна Ефремова, обратилась к нам вчера.

– Есть такая.

– Дай ее телефон.

– Уно моменто. Коттеджный поселок…

– Не адрес, телефон! – снова оборвала я секретаршу.

– Тут только домашний.

– Любой сойдет, – согласилась я, уже выходя из квартиры и запирая входную дверь.

Вера Петровна не брала трубку. В конце концов я сунула телефон в карман, добежала до метро, втиснулась в вагон и постаралась не дышать. Ну почему некоторые люди обожают завтракать головками чеснока? Запахи тут… Вот мужчина, в пальто которого я уткнулась носом, слава богу, не прикоснулся к чесноку, зато щедро облился одеколоном. Похоже, он буквально выкупался в нем и теперь воняет хуже бомжа. Вам это сравнение кажется странным? А мне нет. Едкий аромат парфюма так же противен, как и амбре, источаемое лицом без определенного места жительства.

Чтобы слегка абстрагироваться от подземки, я решила думать о Гри. Значит, муж меня обманул: наврал про съемки, про далекую деревню, ураган, отсутствие мобильной связи, а сам остался в Москве, приклеил усы, бороду и пошел на тусовку с Мартой Карц. Зачем? Вот уж глупый вопрос! Ответ на него очевиден. Марта молода, хороша собой, у нее не только красивое лицо, но и шикарная стройная фигура. Карц очень богата – наследница несметного состояния, да и сейчас ей добрый папенька ни в чем не отказывает. Впрочем, Гри бессребреник, про ее состояние он не думает, Марта просто ему понравилась.

В вагоне стало нечем дышать, я быстро расстегнула куртку, но легче мне не стало. Если посадить на одну чашу весов мерзкую Карц, а на другую Танюшу, толстую, не особо привлекательную, малообеспеченную, то следует признать: Гри должен выбрать Марту. Папенька-олигарх даст денег зятю на съемки фильма, и я абсолютно не сомневаюсь: мой муж гениально сыграет Гамлета, получит Оскара, Золотого Льва, Пальмовую ветвь… Не помню, какие еще награды раздают артистам. Но вот странность: Гри пока не бросает недотепу-жену, более того – старательно обманывает ее. И это очень хорошо. Почему? Да потому что если мужчина принял решение уйти от супруги, он перестанет миндальничать, открыто заявит о связи на стороне. Зачем оберегать от стресса бабу, с которой более не видишь будущего?

Так, так… Размышляем дальше. И по какой причине Гри вознамерился остаться с законной половиной? Не хочет терять семью? Но у нас нет и не предвидится детей, а хозяйка из меня, как гимнаст из ежа. Нет, я старательно варю суп, стираю белье, убираю квартиру, но мне далеко до женщин, которые в два счета соорудят соте из кролика и состряпают бланманже вкупе с шоколадным тортом, консоме и прочими кулинарными изысками. Так почему Гри со мной? Очень просто: он меня любит. Значит, у меня, как у любой тетки, узнавшей малоприятную правду о шалостях второй половины, есть два выхода. Первый. Закатить истерику, грызть мужику мозг, напоминать о супружеском долге, агрессивно требовать верности, звонить любовнице и устраивать той скандалы, поставить условие: «Либо я, либо она» и в конце концов остаться одной, потому что меньше всего представители сильного пола любят выяснение отношений. Я не настолько глупа, поэтому выбрала второй вариант. Сделаю вид, будто ни о чем не догадываюсь, и попытаюсь понять, по какой причине Гри надумал сходить налево. Найду то, что не устраивает во мне супруга, и вырву с корнем. Я не представляю свою жизнь без Гри, значит, для сохранения собственного счастья нужно поработать. Так где прореха?

Из моей груди вырвался тяжкий вздох. Увы, ответ ясен, и тянет он почти на полцентнера – похоже, именно такова разница в весе между госпожой Сергеевой и Мартой Карц. Надо срочно – прямо сейчас! – сесть на диету и до возвращения Гри сбросить хоть пару кило. Конечно, при моей фигуре потеря их будет не особо заметна, но лиха беда начало, где пять, там и двадцать пять. Вот только пускать дело на самотек нельзя!

 

Слегка подвинув воняющего одеколоном мужика, я открыла сумочку и нашла в ней рекламную листовку про диету на основе анализа слюны. Хм… Кажется, дела у фирмы идут превосходно, ее офис находится в самом центре, чуть ли не в Кремле. Сейчас разберусь с Ириной и поеду к врачу. Приняв решение, я повеселела, даже плотное облако мерзкого парфюма, настойчиво лезшее в нос, перестало меня раздражать. Главное, что я поняла, как себя вести, значит, половина проблемы уже решена.

Очевидно, кафе «Черешенка» не пользовалось популярностью – когда я вошла в небольшой полутемный зал, там не оказалось ни одного посетителя. За стойкой тосковала полная девушка в ярко-зеленой с золотыми пуговицами униформе.

– Здравствуйте, – заученно сказала она, – ланча нет. У нас из еды только кофе с пирожными. Правда, лакомство эксклюзивное, авторской работы. Желаете посмотреть меню?

Интересно, о чем думал бизнесмен, который открыл трактир с дорогой выпечкой около конечной станции метро, где очумелый народ, вывалившись из переполненных автобусов и маршруток, несется к подземке? Ясно же, почему тут отсутствует народ: справа от кафе расположен огромный вещевой рынок, его клиенты не станут выбрасывать деньги на «авторские» творения, обойдутся кольцом с творогом, купленным в тонаре, а слева огромная площадь, и там повсюду ларьки с фаст-фудом, палатки, заманивающие голодный люд шаурмой, курами-гриль, хот-догами и разнообразными сладкими плюшками.

– Нет, спасибо, – улыбнулась я. – Вы Алиса?

Официантка кивнула.

– А я Таня. Мы разговаривали с вами по телефону. Я хотела приехать через сорок минут, а управилась за двадцать. Где же Ирина? И дайте, пожалуйста, ее счет, – сказала я.

Алиса заморгала.

– Нету, – коротко заявила она.

– Ирина ничего не ела?

– Не-а. Она ушла.

– Куда? – ахнула я.

– Ниче не сказала.

– Я же вас просила не отпускать девушку!

Алиса уперла руки в боки.

– Еще и с претензиями… Сама за своей сумасшедшей следи, я не нанималась.

– Действительно. Извините, – растерянно прошептала я, – вы тут ни при чем.

Лицо Алисы потеряло напряженность.

– Да ладно, – вздохнула она. – День нехорошо начался. Сначала твоя красота зашла. Не успела сесть, мужик ввалился и ну права качать, типа, где туалет. Я ему спокойно объясняю: «Сортир только для клиентов, возьмите кофе, а потом пользуйтесь тубзиком хоть до следующего утра». А он как заорет: «Лужков велел вам народ с улицы пускать! На центральном проспекте стоите!» Такой хай поднял…

– Где Ирина? – я решила вернуть Алису к нужной теме.

– Ушла!

– Куда? – спросила я, понимая, что разговор пошел по кругу.

– Клиент скандалил, – пожала плечами девушка, – все мое внимание перетянул, визжал поросенком. Не могу же я за двумя следить! Пока мужик лаялся, твоя Ирина и смылась. Сунула мне аппарат, и ку-ку.

– Какой аппарат? – изумилась я.

Алиса захихикала.

– Телефонный.

– Мобильный?

– Ну да!

– Ира оставила здесь сотовый? – недоумевала я. – Зачем?

Официантка вытащила из кармана пиджачка зеркальце и стала любоваться своим полнощеким личиком.

– Не знаю, – равнодушно ответила она спустя минуту, – кто ж их, психов, поймет. Хотя она сказала: «Держи, моя лучшая подруга Таня велела тебе трубку отдать».

Я оперлась на стойку. Действительно, я произнесла такую фразу, но она имела иной смысл. Я велела Ирине зайти в «Черешенку» и передать сотовый официантке, потому что хотела попросить ту об услуге. Ира выполнила просьбу, но истолковала ее по-своему – оставила телефончик и ушла. Теперь всякая связь с ней потеряна. Где искать чокнутую бабу? Что с ней будет? А ведь, похоже, в случившемся виновата я. Зачем посоветовала Ирине начать самостоятельную жизнь? Пьянчужка все поняла буквально – убежала из поселка, решив, что я помогу ей. И сейчас бродит одна по Москве!

Сунув оба мобильных в сумку, я вышла на улицу и порадовалась теплому солнышку. Погода в нынешнем году балует москвичей. На дворе середина осени, а большинство прохожих одето в легкие наряды, некоторые девушки даже не сняли босоножки. А если неадекватный человек убежал из дома в погожую пору, его шансы на выживание выше, чем у бедолаги, покинувшего кров в мороз. Ирине сейчас грозят разные опасности – она может попасть под машину, столкнуться с грабителем или насильником, но она не замерзнет даже ночью. Хоть в чем-то ей повезло.

Я замерла у входа в кафе, разглядывая заполненную народом площадь. Что заставило Иру сбежать? Она испугалась? Кого? Мужчину, который начал скандалить в «Черешенке»? Или увидела через окно сцену, привлекшую ее внимание?.. Мало ли какие соображения роятся в голове у психически нестабильной женщины. Как отыскать песчинку на пляже? Но ведь надо же хоть начать…

7Название придумано автором. Любые совпадения случайны.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru