Рыжий Эттин \/ The Red Ettin

Дон Нигро
Рыжий Эттин / The Red Ettin

Дон Нигро
Рыжий Эттин

© Переводчик Вебер Виктор Анатольевич

* * *

«Не слепой я, не глухой,

Человека запах чую.

Будь он мертвый иль живой

На обед его сварю я».

Джозеф Джейкобс, «Рыжий Эттин», из сборника английских народных сказок.

Действующие лица:

ВДОВА/СТАРУХА

ДЖЕК

ПАСТУХ/РЫЖИЙ ЭТТИН

ДОЧЬ ШОТЛАНДСКОГО КОРОЛЯ

Декорация:

Где-то или в другом месте. Все места действия этой пьесы представлены очень простой декорацией, включающей кровать, стол, пару деревянных стульев и вешалку для шляп. Декорация остается неизменной, нет разрывов между картинами. Действие непрерывное. Актеры движутся. Декорация – нет. Выгравируйте эти слова на глазных яблоках.

(Крики воронов. Свет падает на ДЖЕКА и на ВДОВУ).

ДЖЕК. Однажды жила вдова, которая кормилась с маленького клочка земли.

ВДОВА. Очень, совсем маленького клочка земли.

ДЖЕК. Действительно, маленького.

ВДОВА. Едва хватало места, чтобы повернуться и подтереть зад.

ДЖЕК. Для этого места как раз хватало.

ВДОВА. Все равно, что жить в банке с солеными огурцами. Почему ты мне постоянно противоречишь?

ДЖЕК. Я тебе не противоречу.

ВДОВА. Я – бедная, скорбящая вдова, а твой брат Джек ушел и не вернулся живым.

ДЖЕК. Это я – Джек.

ВДОВА. Я знаю, что ты – Джек. Твоего брата тоже звали Джек.

ДЖЕК. Его звали Бад.

ВДОВА. Мы называли его Бадом, но имя его было Джек. И у тебя был еще один брат, который тоже умер. И его имя было Джек.

ДЖЕК. Ты назвала всех трех своих сыновей одним именем – Джек?

ВДОВА. В этом жестоком и переменчивом мире женщина с тремя сыновьями, скорее всего, потеряет двух. Вот я всем трем и дала имя Джек. Мне всегда нравилось это имя, и не хотелось попусту тратить хорошее имя на мертвого сына. Разумеется, так звали твоего отца.

ДЖЕК. Моего отца звали Альберт.

ВДОВА. Его имя было Альберт, но мы называли его Джеком. Еще у тебя была сестра, которую съела большая рыжая тварь. Я не хочу говорить об этом. А теперь что-то ужасное случилось с бедным Джеком, я знаю. Но он этого заслужил, покинув свою бедную, вдовую мать. Оставил меня на этом жалком клочке земли, которую так трудно обрабатывать, с вонючим старым псом, и отправился в город, чтобы обхаживать красивых, надушенных женщин.

ДЖЕК. Ты хочешь, чтобы я рассказал эту историю?

ВДОВА. Не вижу, какой в этом смысл.

ДЖЕК. Смысл в том, что мы никогда не доберемся до конца истории, если ты не позволишь мне ее начать.

ВДОВА. Ты обязательно доберешься до конца. Там, где ты остановишься, и будет конец.

ДЖЕК. Однажды Вдова жила на маленьком клочке земли, который арендовала у фермера.

ВДОВА. Этот пользующий овец сукин сын постоянно поднимает арендную плату. И всякий раз, шагая между тыквами, щиплет мой зад.

ДЖЕК. И пришло время, когда Вдова отправила своего сына Джека в большой мир, чтобы он сколотил там состояние.

ВДОВА. Первого Джека или второго Джека?

ДЖЕК. Второго Джека.

ВДОВА. Второго, считая от отца или от первого Джека. Потому что по факту отец был первым Джеком, хотя некоторые люди называли его Гербертом.

ДЖЕК. Альбертом.

ВДОВА. Значит, первый сын будет вторым Джеком, если только ты не будешь считать одних сыновей, и в этом случае третий Джек станет вторым Джеком.

ДЖЕК. Второй сын.

ВДОВА. Ага, ты про Джека.

ДЖЕК. Да, про Джека.

ВДОВА. Я думала, это ты – Джек.

ДЖЕК. Судя по всему, я – третий Джек.

ВДОВА. Считая от Герберта?

ДЖЕК. Я – третий сын, названный Джеком. Мы сейчас говорим о втором сыне, названном Джеком.

ВДОВА. Знаешь, не имеет это значения, потому что история в любом случае одинаковая. «Джек, – сказалп я, – возьми ведро и принеси воды из родника, чтобы я смогла спечь тебе пирог. Чем больше воды ты принесешь, тем больше получится пирог. Я дам тебе этот пирог и отправлю в большой мир, чтобы ты сколотил там состояние. Не то, чтобы я хотела отправить его куда-то подальше. Просто мне надоело смотреть на него. Он целыми днями сидел, ковыряя в носу, и разговаривал с кошкой. А мы, тем временем, жили на пустом супе и тыквенной каше. Кто-то должен был принести сюда какие-то деньги, а не то мы бы умерли с голоду. Ты хочешь, чтобы твоя бедная, старая, вдовая мать умерла бы с голоду? Этого ты хочешь, Альберт?

ДЖЕК. Джек.

ВДОВА. Джек умер.

ДЖЕК. Я – Джек.

ВДОВА. Ты – другой.

ДЖЕК. Я тот, кто рассказывает историю.

ВДОВА. Не так, чтобы хорошо. Так он берет ведро и идет к роднику. Набирает воды. По пути останавливается, чтобы поболтать с кошкой. С умом у него было не очень. Но проблема состояла в том, что ведро оказалось дырявым. И к тому времени, когда он вернулся в дом, большая часть воды утекла, потому что по пути он еще не раз и не два останавливался, чтобы почесать яйца и пропердеться. Так что пирог я спекла довольно маленький, хотя потратила на него всю муку, которая еще оставалась у меня. Вот я и говорю: «Сынок, ты уходишь, чтобы сколотить состояние и оставляешь свою бедную мать без крошки еды. Я испекла тебе пирог, а что осталось мне? Я должна есть траву и кроличьи какашки? Ты можешь дать мне половину пирога и получить мое благословение. А можешь забрать весь пирог и уйти с моим проклятьем». Так он берет весь пирог, и больше я этого ублюдка не видела. Осталась с этим балбесом. Что ты так на меня смотришь, придурок? Рассказывай историю.

ДЖЕК. Перед тем, как уйти, брат отводит меня в сторону и дает нож, который просит хранить до его возвращения.

ВДОВА. Ему следовало взять с собой этот нож. Парню, который путешествует в товарных вагонах, нож просто необходим. Твой отец в юности был бродягой. В товарных вагонах случается ужасное. Люди отгрызают тебе уши. Он показал себя дураком, отдав тебе нож.

ДЖЕК. Он велел мне каждое утро смотреть на нож, и пока нож блестел, я мог не сомневаться, что он жив-здоров. А вот если бы нож потускнел и заржавел, тогда я бы узнал, что с ним случилось что-то страшное.

ВДОВА. Ничего более глупого слышать мне не доводилось. А глупости я слышала всю жизнь. Да с какой дури по ржавому ножу можно определить, жив твой брат или мертв?

ДЖЕК. Это квантовая сцеплённость.

ВДОВА. Нет, конечно. Что?

ДЖЕК. Нож помнит. Предметы, которыми дорожили, сохраняют память о тех, кто ими дорожил.

ВДОВА. Суеверная чушь. Полнейшее искажение теории.

ДЖЕК. Вот мой брат и отправился сколачивать состояние. И больше мы его не видели.

ВДОВА. Конец.

ДЖЕК. Это не конец. Это всего лишь конец начала.

ВДОВА. Конец начала – это начало конца, и чем скорее все закончится, тем будет лучше, поверь мне, Альберт. Таким людям, как ты, не стоит и пытаться делать вид, будто им есть, что сказать, потому что сказать тебе нечего. Да и остальным тоже. Мне есть, что сказать, но я не говорю. Даже диким лошадям не вырвать из меня эту историю. Мои губы сцеплены намертво.

ДЖЕК. Это версию заслуживает проверки.

ВДОВА. Что?

ДЖЕК. И каждое утро, просыпаясь, я доставал нож, завернутый в красный шарф машиниста.

ВДОВА. Это был шарф твоего отца. Он работал на железной дороге. Однажды ночью локомотив разрезал его на три части, когда он лежал поперек рельсов, думая о том, как прекрасно я выглядела обнаженной.

ДЖЕК. Но однажды, развернув шарф, я обнаружил, что нож бурый от ржавчины, и понял, что пора идти на поиски брата.

ВДОВА. Нам следовало продать нож до того, как он заржавел. Мы могли бы обменять его на корову. Или на волшебные бобы.

ДЖЕК. Мама, я ухожу. Должен найти брата.

ВДОВА. Ты про первого брата или про второго?

ДЖЕК. Второго брата.

ВДОВА. А как насчет первого брата?

ДЖЕК. Я не помню первого брата.

ВДОВА. Его звали Джек. И он ушел, как и вы оба. Все Джеки уходят. И что мне теперь делать, когда никого здесь не останется, чтобы защитить меня от людей, которым захочется полапать мой зад?

Рейтинг@Mail.ru