Мередит

Дон Нигро
Мередит

Дон Нигро «Мередит/Meredith». Входит в сагу «Пендрагон-Армитейдж». Пьеса-коллаж включающая в себя короткие пьесы: «Зомби-радио/ Zombie Radio», «Петля/Loop», «Лагуна/Laguna», «Франкенштейн/Frankenstein», «Лемурианские фрагменты/ Lemurian Fragments», «Детский сад плотоядных растений/A Child’s Garden of Flesh-Eating Plants», «Андромеда, прикованная голой к скале/ Andromeda Chained Naked to Her Rock», «Мотыльки/Moths».

Мередит Черри, жительница Армитейджа, сыграла определенную роль в формировании характера Бена Палестрины – одного из главных персонажей саги «Пендрагон-Армитейдж».

1

Мередит 17 лет, и она пытается выяснить, как поведет себя Джим, которому 18, в случае ее беременности, когда поздним вечером они смотрят старый фильм про зомби. Пятилетний Бен Палестрина, за которым она присматривает, в это время уже сладко спит.

ЗОМБИ-РАДИО

Действующие лица:

МЕРЕДИТ ЧЕРРИ – 17 лет

ДЖИМ РЕЙНИ – 18 лет

Декорация:

Диван в гостиной кирпичного дома номер 405 по Армитейдж-Авеню в Армитейдже, маленьком городе на востоке штата Огайо. Осень 1954 г. МЕРЕДИТ и ДЖИМ сидят на диване, смотрят на экран невидимого черно-белого телевизора, стоящего на авансцене. Смотрят в темноте, так что освещает их только мертвенный отблеск экрана.

(Приглушенные звуки старого фильма ужасов, которые время от времени доносятся из телевизора. Они смотрят очень старый фильм, начала 1930-х годов. МЕРЕДИТ уютно устроилась под рукой ДЖИМА. Время позднее. Она присматривает за пятилетним Беном Палестриной, давно уложенным спать. В данный момент ест персик).

МЕРЕДИТ. Отличный фильм, правда?

ДЖИМ. Ты шутишь? Более глупого фильма я в своей жизни не видел. Актеры, которые изображают людей, так плохо играют, что больше похоже на зомби, чем люди, изображающие зомби.

МЕРЕДИТ. Это удивительно, какой впечатляющей может быть базарная музыка.

ДЖИМ. Что?

МЕРЕДИТ. Ноэль Коуард сказал это по радио. Он о том, что иногда что-то, сделанное не так и хорошо, может доставить массу удовольствия, создавая столь захватывающую атмосферу, что ты можешь в ней раствориться.

ДЖИМ. Не хочу я ни в чем растворяться. Я хочу смотреть что-то заслуживающее внимания. Скажем, футбол. Обязательно тебе есть этот чертов персик? Ты все закапала соком. У нас есть попкорн, а ты ешь персик.

МЕРЕДИТ. Хочется мне персиков. В последнее время у меня постоянно какие-то странные желания. Иногда я чувствую запах жарящегося бекона, хотя никто бекон не жарит. И еще я слышу в голове эти радиопередачи. Не настоящие. Словно есть волна, на которую настроена только я, вот я и слышу голоса, звуки, музыку. Обычно это больше всего похоже на звуковой фон, но иногда кто-то прибавляет громкости, и я что-то слышу отчетливо, а потом все вновь сливается в фон.

ДЖИМ. Правда? Словно Марс связывается с тобой? Орбитальный корабль вызывает Землю?

МЕРЕДИТ. Не думаю, что это сигналы с Марса. Не знаю, откуда они. И мне снятся кошмары, такие страшные. Я просыпаюсь ночью, вся в поту, трясущаяся, иду вниз и открываю холодильник в темноте, потому что мне нравится, как свет из холодильника струится в темную кухню. Напоминает картинку Бога в моей старой книге библейских историй.

ДЖИМ. Значит, ты слышишь голоса, чувствуешь запах жарящегося бекона и думаешь, что Бог живет в твоем холодильнике?

МЕРЕДИТ. Нет, глупый. Не только в моем холодильнике. В каждом холодильнике. Раз Бог везде, значит, нн и в холодильниках, так?

ДЖИМ. Думаешь, он и в унитазах?

МЕРЕДИТ. Я думаю, везде – значит везде. Если ты в это веришь. Не знаю, верю я или нет. Но меня не покидает чувство, что вокруг меня происходит что-то такое, чего я не понимаю. Словно я – радиоприемник, который не обеспечивает нужного качества приема, и я слышу далеко не все из того, что мне направлено, только обрывки разговоров, внезапные фрагменты откровений. Так бывает, когда слушаешь радио поздно ночью. И я иногда слушаю, когда не могу спать и спускаюсь вниз в три часа ночи, чтобы съесть сэндвич с луком и килькой. Может, мне просто не хочется снова засыпать, потому что мне снилось, как крысы пожирают младенца или что-то такое. И я постоянно все теряю. Потеряла ключи. Потеряла водительское удостоверение. Потеряла кота. Да только он вернулся. Потеряла девственность на заднем сидении твоего «шеви», когда мы смотрели в автокинотетре «Тварь из Черной лагуны». Ее уже не вернешь. Что-то ты находишь, а чего-то, потеряв, лишаешься навсегда. А навсегда – это долго. Как мы знаем из шлягеров, которые передают по радио. Еще я верю в призраков.

ДЖИМ. Никаких призраков нет. Они – такая же глупость, как и зомби.

МЕРЕДИТ. Знаешь, это не Каспер – Добрый Призрак. И не люди в простынях, как в «Трех клоунах». Я чувствую их присутствие рядом. Словно они наблюдают за нами.

ДЖИМ. Они наблюдали за тем, что мы сейчас делали на диване?

МЕРЕДИТ. Господи, надеюсь, что нет? То есть нет у тебя ощущения, что вокруг призраки, которые наблюдают за тобой?

ДЖИМ. Нет.

МЕРЕДИТ. Знаешь, почему ты мне сначала понравился? Ты был такой спокойный. Я решила, что у тебя богатый внутренний мир. Но, как выяснилось, тебе нечего было сказать.

ДЖИМ. Мне есть, что сказать. Просто нет у меня желания не закрывать рот, как делаешь ты. Есть у них еще пиво?

МЕРЕДИТ. Не можем мы выпить все пиво мистера Палестрины. Я сижу с их ребенком. Нельзя мне напиваться пьяной.

ДЖИМ. Но ты можешь трахаться со мной на их диване.

МЕРЕДИТ. Господи, и этого нам делать не стоило. Вдруг Бен спустился бы и увидел нас. Услышал какие-то звуки, спустился по лестнице и смотрел бы на нас от двери, когда мы этим занимались?

ДЖИМ. Тогда он – извращенец.

МЕРЕДИТ. Никакой он не извращенец. Он – маленький мальчик.

ДЖИМ. Он странный.

МЕРЕДИТ. Он не странный. Может, чуть-чуть странный. Но мне это нравится. И ко мне относится гораздо лучше, чем ты.

ДЖИМ. Он просто хочет увидеть тебя голой.

МЕРЕДИТ. Ему пять лет.

ДЖИМ. Я видел, как он смотрит на тебя в купальнике. Поверь мне, он хочет увидеть тебя голой.

МЕРЕДИТ. Но ты любишь детей, так?

ДЖИМ. Нет. От них только головная боль.

МЕРЕДИТ. И ты не хочешь, чтобы у тебя были дети?

ДЖИМ. Нет.

МЕРЕДИТ. Но у тебя будут дети, если мы поженимся.

ДЖИМ. Не хочу я жениться.

МЕРЕДИТ. Ты про сейчас или вообще? Не хочешь же ты оставаться один всю жизнь?

ДЖИМ. Я не один. Ты здесь. Во всяком случае, часть тебя. А другая, большая, где-то еще, слушает это чертово радио у себя в голове.

МЕРЕДИТ. Я не где-то еще. Лишь иногда почти что помню, что я где-то еще. И кто-то еще. Словно до того, как родилась.

ДЖИМ. Что за чушь.

МЕРЕДИТ. Это не чушь. По словам Бена, он почти что помнит, как был кем-то еще. В предыдущей жизни.

ДЖИМ. Бен чокнутый, как и ты. Второй такой странной девушки во всем городе не найти. И город этот довольно странный.

МЕРЕДИТ. Я думаю, будь у тебя ребенок, возиться с ним тебе бы понравилось. В смысле, если бы мы поженились, и он у нас появился.

ДЖИМ. Если мы поженимся и у нас появится ребенок, я шагну на пути перед первым же локомотивом.

МЕРЕДИТ. Ты шутишь.

ДЖИМ. Откуда ты знаешь?

МЕРЕДИТ. Такое возможно. Девушки беременеют. И что ты тогда сделаешь?

ДЖИМ. Прыгну в вагон товарняка и уеду во Фресно.

МЕРЕДИТ. Ты этого не сделаешь.

ДЖИМ. Я, скорее, умру. Как зомби в этом глупом фильме.

(Пауза. Звуки фильма из телевизора).

МЕРЕДИТ. Ты думаешь, зомби едят детей?

ДЖИМ. Я не знаю, что едят зомби. Мне пора. Мы с Клетисом завтра идем на охоту.

МЕРЕДИТ. Не понимаю, как ты можешь получать удовольствие от убийства.

ДЖИМ. Это человеческая природа. Убей или убьют тебя. Закон джунглей. Спроси голоса, которые слышишь по радио в твоей голове. Они тебе скажут.

МЕРЕДИТ. Не люблю я кого-то убивать. (Пауза). Некоторые избавляются от своих детей до их рождения. Но я так никогда не сделаю. Скорее, умру сама.

ДЖИМ (встает, чтобы уйти). Ладно. До скорого.

МЕРЕДИТ (пытается его усадить). Подожди. Давай досмотрим фильм до конца.

ДЖИМ. Я знаю, чем закончится фильм. Они перебьют всех зомби. На том и фильму конец.

МЕРЕДИТ. Бедные зомби. Мне их жалко.

ДЖИМ. Тебе жалко зомби?

МЕРЕДИТ. Зомби – тоже люди.

ДЖИМ. Ты жалеешь всех. Жалеешь курицу, которую ешь. Жалеешь даже эту чертову Тварь из Черной лагуны. Ты плакала все время, пока мы занимались этим на заднем сидении.

МЕРЕДИТ. Он такой одинокий.

ДЖИМ. Он – чудовище.

МЕРЕДИТ. Он просто другой. Это не преступление, быть другим. Или, по крайней мере, не должно быть преступлением.

ДЖИМ. Круто. Идеальный для тебя парень. С плавниками и жабрами. Ты сможешь завести с ним детей. Младенцев с лягушачьими харями. Надеюсь, вы будете очень счастливы.

МЕРЕДИТ. Я хочу тебе кое-что сказать.

ДЖИМ. Скажешь позже.

МЕРЕДИТ. Позже я могу умереть.

ДЖИМ. Тогда вернешься, как зомби, и скажешь мне, пока будешь закусывать младенцем.

(Уходит).

МЕРЕДИТ. Да. Спасибо, Джим. Слушатель ты прекрасный. Придет день, когда из тебя получится отличный отец. (Пауза. Она смотрит фильм). Берегитесь, зомби. Они идут за вами. Любопытно, зомби слышат голоса в голове? Готова спорить, что слышат. Они всегда выглядят так, будто слушают то, чего мы услышать не можем. Может, все-таки лучше умереть? Или жить на дне лагуны? (Пауза. Едва слышные звуки фильма. Она слушает что-то еще). Что? Говорите громче. Я почти что разбираю слова. Будто кто-то пытается мне что-то сказать. Что вы пытаетесь мне сказать? Что мне делать? Скажите, что мне делать? Пожалуйста, скажите, что мне делать?

 

(Из телевизора доносятся несвязные крики. Свет медленно меркнет и гаснет полностью).

Рейтинг@Mail.ru