Белая уточка

Дон Нигро
Белая уточка

Посвящается Татьяне Кот


Действующие лица:

КНЯГИНЯ

ВЕДЬМА

КНЯЗЬ

Декорация:

Огороженный сад у дома князя. Стол. Несколько стульев.

(КНЯГИНЯ, КНЯЗЬ И ВЕДЬМА, все рядом, возможно, в саду. Когда они не разговаривают друг с дружкой в настоящем, они разговаривают друг с дружкой в прошлом или пытаются рассказать свою историю).

КНЯГИНЯ. Когда-то давно жил очень красивый князь.

ВЕДЬМА. Не такой и красивый.

КНЯГИНЯ. Он был очень красивый.

КНЯЗЬ. Я был очень красивый.

ВЕДЬМА. Нос у него был тот еще.

КНЯЗЬ. Нос мне достался от матери.

ВЕДЬМА. Тебе следовало его вернуть. У твоей матери нос был, как куриная гузка.

КНЯГИНЯ. Он был очень красивым князем с особенно красивым носом, который не имел ничего общего с куриной гузкой. И он безумно влюбился в самую красивую княжну. (Пауза. Она смотрит на ВЕДЬМУ). Что не так?

ВЕДЬМА. Я ничего не сказала.

КНЯГИНЯ. Но в их брачную ночь князю пришлось отправиться в долгую поездку.

ВЕДЬМА. Мужчины и не такое устраивают.

КНЯГИНЯ. У него не было выбора.

КНЯЗЬ. Дело было крайне важное, но я не вправе поделиться подробностями.

ВЕДЬМА. И отговорка у них найдется всегда.

КНЯГИНЯ. Но прежде чем ускакать на великолепном жеребце, князь дал княгине совет.

ВЕДЬМА. Слава Богу, у нас есть мужчины. Кто еще может сказать, что нам делать.

КНЯЗЬ. Вот тебе мой совет, любовь моя…

КНЯГИНЯ. Заповедовал мне князь.

КНЯЗЬ. Не покидай высока терема, пока меня не будет.

ВЕДЬМА. Контроль. Одержимы они контролем. Смех, да и только.

КНЯЗЬ. Не ходи на беседу, с дурными людьми не ватажийся.

ВЕДЬМА. Да ее хлебом не корми, дай поболтать все равно с кем.

КНЯЗЬ. И худых речей не слушай.

ВЕДЬМА. А какой тогда смысл жить?

КНЯГИНЯ. И обещала княгиня исполнить все в лучшем виде.

ВЕДЬМА. Как будто ты когда-нибудь делала то, что тебе велели.

КНЯГИНЯ. Я хорошая девочка.

ВЕДЬМА. Таких в природе не существует.

КНЯГИНЯ. И князь ускакал.

ВЕДЬМА. Скатертью дорога. Только с лошади не свались.

КНЯГИНЯ. И княгиня заперлась в своем тереме, и плакала, и плакала, и плакала дни и ночи напролет.

ВЕДЬМА. А он за это время успел оприходовать половину женщин Минска.

КНЯГИНЯ. Князь никогда бы такого не сделал.

ВЕДЬМА. Да. Расскажи себе эту сказочку. Доходили до меня слухи о нем и его жеребце.

КНЮЖНА. Но по прошествии долгого времени…

ВЕДЬМА. Трех дней.

КНЯГИНЯ. По мне прошло гораздо больше.

ВЕДЬМА. Концентрация внимания у нее, как у полевой мыши.

КНЯГИНЯ. Однажды княгиня выглянула из окна и увидела в саду старушку.

ВЕДЬМА. Я была в самом соку.

КНЯГИНЯ. И выглядела она очень милой старушкой.

ВЕДЬМА. Я очень милая. Очень. Спросите у любого из моих умерших мужей.

КНЯГИНЯ. И старушка посмотрела на окно терема, улыбнулась такой сердечной улыбкой и сказала…

ВЕДЬМА. Чего ты там скучаешь? Хоть бы на божий свет поглядела, хоть бы по саду прошлась, тоску размыкала.

КНЯГИНЯ. Помнила княгиня свое обещание князю, но она действительно так скучала, и сад выглядел так чудесно, и старушка казалась такой милой. «По саду походить не беда, – сказала она себе. – Спущусь я по спиральной лестнице и проведу немного времени в саду с этой милой старушкой». И спустилась, и присоединилась к старушке в саду. И день выдался изумительный, хотя и не по сезону жаркий.

ВЕДЬМА. Ох, милая, солнце-то как палит.

КНЯГИНЯ. Сказала ведьма.

ВЕДЬМА. А посмотри, какой у фонтана пруд с хрустальной ключевой водой? Водица студеная так и плещет, не искупаться ли нам здесь?

1По мотивам русской народной сказки, записанной Александром Афанасьевым в девятнадцатом веке.
Рейтинг@Mail.ru