Владетель Альдеррийский

Дмитрий Шатров
Владетель Альдеррийский

Глава 1

Настолько плохого настроения у Эдика давно не было. Это же надо такому случиться! Ещё немного и получил бы по голове, считай, на пороге собственного дома. Вдобавок ко всему на глазах у своих подданных. Хорошо, что Штерк не сплоховал. Сшиб подлеца на землю. В силу выше озвученных причин, Эдик испытывал самые отрицательные эмоции и действительно имел все основания для недовольства. Делегация прибыла совершенно не вовремя. Мало того что не вовремя, так и вести привезла самые неприятные. Скорее всего. По-другому попросту не бывает. Без того сложностей хватает, а теперь ещё одну придётся разруливать. А, может, и не одну, если совсем уж не повезёт. Кроме того, он и на себя разозлился не на шутку. За то, что так глупо попал в нелепейшую ситуацию. Ну чего ему стоило сегодня утром одеться поприличнее и сообразно статусу? Но тогда было незачем и не для кого, а сейчас уже поздно сожалеть. Да и ладно, хватит переживать, семь бед – один ответ. Мало, что ли, проблем уже решили? Решим и эту.

– Ну, пойдёмте. Посмотрим, что за послание вы привезли! – буркнул Эдик, направляя Штопора к воротам.

На лице главы королевской делегации промелькнуло облегчённое выражение. А его самый нетерпеливый спутник дёрнулся, было следом за негостеприимным хозяином, и жало длинной пики тут же упёрлось ему в нос.

– Сей иста! – рявкнул менникайнен, даже не подумав освобождать проход, взятым в плотное бронированное кольцо, чужакам.

Никто из менникайнов так не думал. Ни один клановый воин даже не пошевелился. Они так и продолжали стоять плечом к плечу, готовые в любой момент применить оружие по прямому назначению. Для уничтожения врага.

И, поступив так, оказались совершенно правы. По-своему, конечно. Непосредственного приказа пропустить незнакомцев им никто не давал, а остальное для хирдманов оставалось несущественным. У этих парней собственные внутренние установки и жизненные ценности. Вождь, клан, честь и личная доблесть. Именно в таком порядке. И любого, кто представляет хоть малейшую угрозу для их образа жизни, они нанижут на пики без намёка даже на тень сомнения. Без сожаления, с большим удовольствием. Поэтому только так, и никак иначе.

– Сей иста! – повторил менникайнен, ловя малейший повод для продолжения атаки.

Эдик услышал возню за спиной, притормозил Штопора и оглянулся. Очень вовремя оглянулся. Ещё немного, и в послах наделают дырок, а подобного нельзя допустить. И выглядеть будет не очень приглядно, да и неправильно это. Даже для средневековых нравов. Всё же королевские послы. Неприкосновенность, проявление неуважения и всё такое.

– Штерк, скажи, чтобы их пропустили, – крикнул он воеводе.

– Скип дем! – басом громыхнул Штерк, отдавая соответствующий приказ, и добавил для чужаков, на понятном им языке. – Следуйте за мной!

Вот теперь всем действительно можно выдохнуть и расслабиться. По крайней мере, до следующего подобного недоразумения. Которого чужаки легко избегут, если они станут держать себя в руках и не будут провоцировать клановых бойцов на решительные действия.

– Си-ирта! – хирдман мотнул головой в сторону ворот и, с видимым сожалением опустил пику.

Остальные менникайны последовали его примеру и расступились, образуя проход в своих рядах. Глава делегации медленно проехал в появившийся просвет между воинами, а следом аккуратно, чтобы никого не зацепить ненароком, потянулись его спутники. Рыцари выглядели очень недовольными, но виду старались не показывать и лишних эмоций не проявлять. Чтобы не возбуждать воинственно настроенных хирдманов.  И без того пока всё не очень хорошо складывалось.

Гости под пристальным наблюдением гномов въехали во внутренний двор, где у них забрали коней, после чего позволили пройти внутрь замка. Рыцарей сопровождения оставили в центральном коридоре в обществе десятка менникайнов. А послов проводили в главный зал, куда Нилда распорядилась принести подогретого вина со специями. Самое то что надо, после зимнего холода.

Компанию делегатам составляли Стор Эровар, Штерк и Бласс. Последний чувствовал себя не в своей тарелке, но Аларока найти не смогли, и притащили кузнеца. Для создания общей численности. Светская беседа не особо клеилась, поэтому просто грелись у камина и пили. Пили и ждали. Гости уже доканчивали третью порцию глинтвейна, а хозяина замка всё ещё не было.

– Сколько можно ждать, этого выскочку! – раздражённо пробурчал рыцарь, тот, кто казался помоложе.

– Вы имеете что-то сказать мне, милейший? – уточнил Эдик, вошедший в этот момент в общую трапезную.

– Ничего не имею, – сразу же пошёл на попятную рыцарь, не став на этот раз развивать конфликт.

– Простите моего спутника, сударь, – старик решил вмешаться и затушить разгорающуюся ссору в самом начале. – Это всё нервы, холод, и трудная дорога.

Эдик развернулся к говорившему, и тот вдруг поперхнулся на полуслове вином и надсадно закашлялся. Было отчего. Молодой человек, стоявший у дверей общей трапезной, ничем не напоминал невзрачного парня, с которым пришлось столкнуться у ворот замка. Отложной воротничок белейшей рубахи, чёрный бархат жилетки и бриджей, высокие сапоги из кожи тончайшей выделки. Воплощение стиля, вкуса, и где-то веяний моды, если здесь было подобное понятие.

Дело даже не в одежде. Горделивая осанка и вызывающий блеск глаз соответствовали образу владетельного лорда абсолютно. И ещё массивная золотая цепь с Кристаллом Стихий. Вот этот-то атрибут чуть и не довёл королевского посла до инсульта. Похоже, что старик был в теме и знал, что означает многоцветный камень.

– Ещё раз прошу прощения за досадное недоразумение, – просипел глава делегации, насилу восстановив дыхание. – Но мы до сих пор не представились, как следует это делать воспитанным людям при первом знакомстве.

Эдик, успев за это время занять своё место во главе стола, заинтересованно приподнял бровь.

– Ну так представляйтесь, – сделал он приглашающий жест. – Кто же вам мешает?

– Я магистр Рэнерайо, Придворный Маг Королевского Дома и Глава Магической Академии. А сейчас ещё и полномочный посол, представляющий интересы и волю Его Величества Годдарда-Натаниеэля Третьего, государя Аркенсейла, – волшебник смог взять себя в руки и старался не обращать внимания на равнодушный тон и общую холодность приёма.

В конце концов, сами виноваты. Вернее, сам. Сам глава делегации единолично. Нужно было жёстче держать в руках рыцарей сопровождения. Их, конечно, можно понять, всё же бремя ответственности за жизнь высокопоставленных особ требовало повышенной осторожности… Но кидаться на парня, только потому, что он выглядел как крестьянин и просто заступил им дорогу, было довольно опрометчиво. Теперь придётся расхлёбывать последствия. Но как бы там ни было, магистр продолжил.

– Мои спутники. Баронет Ортис ди Ньето, – представил чародей молодого, плечистого рыцаря, облачённого в богато украшенные доспехи. – Достойный сын барона Дайонского.

На этих словах баронет встал и сухо поклонился. В пределах этикета и не более того. Эдик смерил молодого дворянина оценивающим взглядом, и получил точно такой же взгляд в ответ. Судя по всему, у владельца Альдеррийских земель только что появился новый враг. Хотя враг, наверное, слишком громко сказано, но недоброжелатель, как минимум.

– А этого молодого дворянина зовут Рэй де ла Вега, виконт Вегийский, – отрекомендовал Рэнерайо второго рыцаря.

Виконт вёл себя безупречно. Ни хмурого взора, ни лишнего слова, ни неловкого жеста. Воплощение сдержанности и достоинства. Полная противоположность баронету. Хотя у де ла Веги родовитых предков ничуть не меньше, чем у его товарища. И денег, наверное, тоже.

– Вот верительные и охранные грамоты, подтверждающие мои полномочия, – бумаги, протянутые главой делегации, принял Стор Эровар.

И хоть клановый старейшина мало что понимал в местной дипломатической кухне, от самого процесса он был в восторге. Да и со стороны смотрелось впечатляюще, учитывая, как выглядел менникайнен, увешанный мехами, золотом и драгоценными каменьями. Почтенный гном важно и неторопливо развернул свитки с большущими королевскими печатями, замер на несколько минут, вчитываясь в каллиграфическую вязь текста, после чего многозначительно кивнул Эдику.

– Всё в порядке! – громко объявил он и почтительно передал грамоты парню.

Вот же жук хитрый. Будто действительно что-то понял. А может, и понял, кто же его разберёт. Но, тем не менее нужную марку в глазах послов удалось выдержать. По крайней мере, на магистра королевского двора повлияло. Это было видно даже не вооружённым взглядом.

– Теперь, когда необходимые формальности соблюдены, можно переходить непосредственно к делам, – Эдик встал, прижав свитки рукой. – Итак, что вас привело в мои земли, глубокоуважаемый посол?

– Две вещи, гостеприимнейший хозяин, две вещи, – повёл учтивую речь королевский посланник. – Но, прошу прощенья, мы до сих пор находимся в неведении, как следует вас величать.

– Меня зовут Эддард! – гордо вскинул подбородок Эдик и тут же сморщился, будто яблочного уксуса хлебнул.

Повисла обычная пауза, какая всегда бывает, когда он озвучивал местную транскрипцию своего имени. У баронета так даже челюсть отвисла. Немая сцена затягивалась и Эдик, пользуясь моментом, склонился к клановому старейшине.

– Где Аларок? – прошептал он, насколько мог тихо.

– Тайкури Аларок где-то в подземельях, – также тихо ответил Стор Эровар. – Мудрит что-то со своими приборами. С самого утра его не видел.

Гм, – к магистру Рэнерайо начал возвращаться дар речи. – Так вот, владетельный лорд Эддард, как я уже говорил, две вещи. И первая из них – удостовериться в законности ваших притязаний на Альдеррийские земли.

И застыл, пердун старый, с выжидательным выражением на лице. Не то, чтобы Эдик сильно волновался по поводу сути вопроса, но чёрт, как же сейчас не хватает Аларока. Вечно он пропадает, когда так нужен мудрый совет. Придётся теперь самому выкручиваться. Эх, вспомнить бы ещё, что учитель тогда говорил. Эдик помолчал с минуту, собираясь с мыслями, и ответил.

 

– Законность моих притязаний подтверждает Единый свод законов Аркенсейла, – выдал он одним предложением, надеясь, что подробности не понадобятся.

– И каким же это образом, позволю себе спросить, – потребовал разъяснений королевский посланник, не удовлетворившись коротким ответом.

– Ну кому, кому, а вам стыдно не знать такие вещи, магистр, – не удержался от завуалированной издёвки Эдик. – Тем самым образом, что я лично вернул территории, захваченные иноземцами, под руку короля!

– Вот прямо так под руку короля? – старый волшебник слегка покраснел от злости, но пока эмоции сдерживал. – То есть вы не отрицаете монаршую волю как таковую.

Конечно, нет, с чего бы мне это делать, – Эдик равнодушно пожал плечами, а потом вдруг наигранно ужаснулся, словно его только что осенило осознание крамольности слов магистра. – А вы что, мэтр Рэнерайо, отрицаете?

Королевский маг и на эту выходку не нашёлся с ответом, только зубами скрипнул от уязвлённого самолюбия. Бьёт его нынешний хозяин Альдерри, бьёт по всем фронтам. И вполне заслуженно, надо сказать. Это надо же было сделать скоропалительные выводы, основываясь всего лишь на первом впечатлении и непрезентабельном внешнем виде. С его опытом и мудростью, подобные оплошности попросту не позволительны. Эх, век живи, век учись. Дураком помрёшь. Рэнерайо достал из рукава ещё один свиток, поискал глазами письменные принадлежности. Но, прежде чем взяться за перо, он с сожалением посмотрел на баронета. А тот сидел, впившись взглядом в стол и, закусив губу, играл желваками и сжимал кулаки.

Ах вот оно что! Увиденные образы сложились в Эдиковской голове собранным пазлом, и его вдруг осенило. Делегаты преследовали ещё и личные цели, кроме поручения, возложенного на них королём. Дерзкий юноша оказывается имел определённые виды на это поместье. Отсюда проистекает его нетерпеливость и несдержанность. А маг, похоже, ему потакает. Теперь понятна причина заносчивого поведения баронета.

Хотя рассчитывать на что-то, не узнав всей подноготной, было по меньшей мере самонадеянно. Но ведь попытка не пытка, верно? Похоже, что этот принцип бытует и в Аркенсейле. Впрочем, старый волшебник не создавал впечатления бесчестного интригана. Конечно, если у него появится обоснованный повод, он не упустит шанса разыграть ситуацию в пользу баронета. Но это если появится.

– Надеюсь, у вас достанет сил, чтобы оборонить владение Адельрри, лорд Эддард? – с преувеличенным сомнением вопросил магистр, предпринимая последнюю попытку придраться законным порядком. – Как ни крути, а Южные рубежи королевства бережёте. Необходимо соответствовать!

После того как подоплёка всех этих танцев с бубнами прояснилась, Эдику стало гораздо легче. И веселее. Сейчас он покажет этим жуликам, называющими себя королевскими посланцами. На личном опыте убедятся, сколько у него сил. Вот только не переборщить бы, не то завалит всех на хрен. Парень сделал движение руками, на груди сверкнул изумрудной зеленью Кристалл Стихий. Вслед за этим раздался зубодробительный скрежет. Пол в зале ощутимо дрогнул, стены тряхнуло, с потолка полетели мелкие камни и песок. И больше всех досталось как раз баронету. Ему не меньше ведра за шиворот успело насыпаться, прежде чем он  как-то среагировал. Вот же незадача! Поделом тебе! Нечего, дружок, на чужие земли рот разевать.

– Как раз сил у меня немерено, уважаемый магистр Рэнерайо, – елейным голосом ответил Эдик – Или желаете ещё демонстраций?

– Пожалуй, что хватит. Вы подтвердили своё право на владение в полной мере, – заметно сбледнувший с лица, волшебник дрожащими руками вписывал в пробел среди текста имя Эддарда. – Что и подтверждается настоящей грамотой. Примите, пожалуйста, господин маркграф, вместе с моими поздравлениями. Вам ещё нужно будет вассальную присягу государю принести и детали герба с придворным армористом согласовать, но за этим дело не станет. В общем, я считаю, что первый вопрос нашего посольства мы закрыли.

 Королевская грамота снова перекочевала в руки Стор Эровару, и тот принялся её рассматривать со всем степенством и неторопливостью, на какое был только способен. У него вообще был вид, словно он шоколадных конфет объелся, настолько клановый старейшина выглядел довольным. Ну да и хорошо, старику как раз положительных впечатлений не хватало в последнее время. Пусть немного порадуется, не жалко.

Торжественность момента портил лишь молодой баронет, который пытался избавиться от песчано-гравийной смеси, попавшей ему под доспехи. У Эдика крутилось на языке пара язвительных комментариев в адрес Ортиса де Ньето, но он смог сдержаться. Дворянчик и так проиграл свою партию, ни к чему добивать поверженного противника. Маркграф Альдеррийский должен быть благородным и великодушным. По меньшей мере в первый день своего титулования. Лучше перейти ближе к делу, да и закончить, наконец, затянувшиеся переговоры.

– Бласс, попроси Нилду распорядиться насчёт уборки, – распорядился Эдик, после чего уточнил, обращаясь уже к послу. – Что там у нас по второму пункту повестки дня?

Бласс с видимым облегчением выскользнул в коридор – выполнять приказание. Магистр дождался, пока двери за ним закрылись, немного помялся и продолжил.

– Здесь всё несколько сложнее, лорд Эддард. – на этих словах лицо Рэнерайо приобрело озабоченный вид, – Я предполагаю, что ситуация с порталами в Аркенсейле не является для вас секретом.

Эдик утвердительно кивнул.

– Так вот, лучшие маги академии в результате своих исследований пришли к выводу, что ожидается портальный прорыв невиданных до сих пор размеров и силы. И ничего хорошего от подобного явления ожидать не приходится, – старый волшебник нервно хрустнул пальцами. – Поэтому король призывает всех своих вассалов, чтобы предотвратить грядущую беду. И вас, как маркграфа Альдеррийского, теперь это непосредственно касается. В таком деле любая помощь лишней не будет, какой бы незначительной она ни была.

И не поспоришь. Магистр Рэнерайо оказался кругом прав. Эдику не понаслышке известно, что может вылезти даже из малого портала. А уж если речь зашла за переход аномальных размеров, так и подумать страшно, чего можно ожидать от такого. В любом случае лучше перестраховаться.

– Я, конечно, не отказываюсь, но хотелось бы больше подробностей, – парень перевёл разговор в конструктивное русло и нашёл, среди бумаг, разбросанных на столе, карту ближайших окрестностей. – Где вы ожидаете пробой? Как скоро? Что планируете предпринять?

Услышав наполненные практическим смыслом речи от новоиспечённого маркграфа, королевский маг сменил гнев на милость. Придворные интриги и хитрые ходы были на время позабыты. Что ни говори, а Рэнерайо искренне переживал за державу и сейчас увидел в Эддарде союзника. Даже больше чем союзника. Скорее единомышленника и соратника. Для магистра оказалось в диковинку обнаружить настолько деловой подход у молодого дворянина. Среди его ровесников чаще попадались повесы, забияки и беспутные пьяницы. Так что давешние дрязги отошли на второй план и волшебник принялся делиться необходимыми деталями.

Атмосфера встречи явственно потеплела. Стороны перестали воспринимать друг друга, как непримиримых врагов, и даже как раздражающий фактор. За исключением, разве что, баронета. Тот до сих пор сидел насупившись и дулся на весь мир из-за несбывшегося шанса получить под своё начало Альдеррийские земли. И за песок, набившийся под дорогие доспехи тоже, наверное. Остальные же сгрудились над картой и предельно внимательно слушали магистра Рэнерайо.

– Место будущего прорыва, к сожалению, точно определить не удалось. Но предположительно это произойдёт где-то здесь, – магистр очертил пером участок мелкосопочника в предгорьях провинции Роры.

– Довольно обширная территория для поисков, не находите, мэтр Рэнерайо? – вставил реплику Эдик.

– Более конкретной информации на сегодня нет, лорд Эддард, – с сожалением в голосе ответил волшебник. – Но когда прорыв всё-таки случится, место возникновение портала можно будет определить безошибочно.

– Это понятно, но если знать точнее, то можно заранее подготовиться и не терять времени на лишние перемещения, – Эдик постучал пальцем по карте. – Ну да ладно, плохо, конечно, но всяко лучше, чем ничего.

– Вот здесь намечено место общего сбора королевских войск, – на карте появилась очередная отметка.

– И на когда намечено? – последовал закономерный вопрос.

– На вчера, – огорошил ответом маг.

– Так какого же рожна вы сюда раньше не приехали? – возмутился Эдик, ненавидевший решать вопросы в режиме цейтнота.

– Как смогли, так и приехали, – огрызнулся волшебник, и немного мягче добавил, – Да и не знали мы раньше про то, что в Альдерри творится. Сейчас новости плохо доходят. Тем более с приграничных провинций королевства.

На какое-то время обсуждение затихло, прерванное появлением служанок с вениками, вёдрами и тряпками. Что удивительно, никто и не подумал возмутиться подобной бесцеремонностью. Но, во-первых, не сидеть же по уши в пыли, после недавней демонстрации возможностей маркграфа. Во-вторых, это личное распоряжение хозяина замка, и его можно лишь втихомолку осудить, но никак не оспаривать вслух. А в-третьих, уборщицу со шваброй и ведром, моющую полы, наверное, во все времена уважали. И побаивались тоже.

Воспользовавшись возникшей заминкой, магистр Рэнерайо отвёл Эддарда немного в сторону. Для приватного разговора, так сказать.

– Не могу не полюбопытствовать, любезный хозяин, – магистр показал пальцем на Кристалл Стихий, висящий на груди молодого человека. – Это именно то, о чём я думаю.

– Наверное, да, – улыбнулся Эдик. – Хотя я только догадываюсь о ваших мыслях.

– Я могу поближе посмотреть? – и, не дожидаясь разрешения, магистр наклонился, близоруко прищурившись. – Ого! Четыре стихии! Заклинатель! И это в ваши-то годы! Вы умеете удивлять, лорд Эддард!

– Как-то само собой получилось, – не нашёл более остроумного ответа Эдик.

– Четыре стихии, это уже поразительно. Особенно учитывая какие яркие цвета у камня… – продолжал восхищаться маг. – Кто был вашим учителем, позвольте спросить?

Эдик ответить не успел. В коридоре послышались крики, шумная возня, сквозь которую пробивался стремительный стук каблуков. Двери трапезной распахнулись обеими створками разом.

– Эддард! Эддард! Иди скорее сюда! – в зал ворвался наставник, размахивая над головой листами выжженного пергамента. – Я только что зафиксировал прорыв невероятной мощи! Такого ещё на моей памяти не было.

Учитель ураганом «Катрина» пронёсся к столу и склонился над картой. То, что по пути он опрокинул ведро с грязной водой и чуть не уронил в образовавшуюся лужу виконта де ла Вегу, осталось им совершенно незамеченным.

Абсолютно нормальное поведение для увлечённого своими идеями учёного. Ничего необычного.

– Вот он, – с гордостью произнёс Эдик, – мой наставник!

– Аларок?! – посла снова чуть удар не хватил, второй за непродолжительное время, – ваш учитель магистр Аларок?

– Вы знакомы? – удивился Эдик, но требовательный призыв наставника не дал ему узнать подробности.

– Эддард, ты где? – Аларок пребывал в хаотичном движении и непрестанно переворачивал бумаги на столе, вдруг его палец упёрся в карту и остановился. – Кто начертил этот круг?

– Учитель, у нас гости, – осторожно промолвил Эдик, приближаясь к столу, но наставник не воспринимал ничего, что не касалось его недавнего открытия.

– Кто начертил этот круг? – Аларок поднял глаза, и его лицо стало каменеть. – Привет, Рай.

– Привет, Ал, – выдавил из себя королевский посланник, наливаясь краской.

Значит, всё-таки, знакомы. Другие выводы сделать было бы сложно. Рэнерайо покрылся багровыми пятнами, нахмурился и тяжело дышал. Остальные стояли бестолковыми болванчиками. Массовкой при главном действии. Кое-что понимал лишь Эдик, но, как выяснилось, далеко не всё.

Аларок как-то давно обмолвился своему только что принятому ученику, что коллеги по цеху некогда изгнали его из-за безумной теории о воспитании стихийных магов из обитателей других миров. Но тогда было сложно предположить, что наставник занимал настолько высокое положение. Иначе как объяснить сильное волнение королевского посланца, и почему наставник называет приезжего мага так по-панибратски? Словно старого приятеля. Рай.

Магистр, Придворный Маг Королевского Дома и Глава Академии, и вот так запросто. Рай. Это могло означать только одно. Аларок находился на той же ступени, что и Рэнерайо, тесно с ним общался в своё время и, скорее всего, был его предшественником на всех этих постах. Или логики вообще не существует. Как интересно.

– Я смотрю, ты всё-таки получил подтверждение своей теории и смог воспитать истинного стихийного мага, – какие бы ни были у них разногласия раньше, Рэнерайо всё же старался быть объективным.

 

– А я смотрю, твои бездари научились, наконец, прогнозировать возникновения порталов, – едко отметил Аларок. – Всё ещё моим прибором пользуетесь, или своё что-нибудь придумали?

– Да уж придумали! – королевский маг и не собирался отмалчиваться и за словом в карман не лез.

– Я искренне удивлён этим фактом, – запустил новую шпильку Аларок.

Очевидно, что два магистра могли препираться до бесконечности. Один не забыл прошлые, причём, как оказалось, совершенно незаслуженные обиды. Второй не собирался без боя сдавать свои позиции. Даже несмотря на то, что оказался свидетелем живого подтверждения научных изысканий оппонента. От этого даже хуже вышло. Люди всегда тяжелее прощают собственные ошибки, нежели чужие. Хоть здесь, хоть на Земле.

– Уважаемые магистры, а вы не забыли, зачем мы здесь собрались. Сейчас есть более важные вещи, чем старые дрязги? – Эдуард решил прервать разгорающуюся перепалку и для пущей убедительности ткнул пальцем в сторону карты. – У нас портальный прорыв на носу, со всеми вытекающими последствиями. И нам, я считаю, нужно поторопиться. Если мы вообще хотим успеть во всём этом поучаствовать.

– Я согласен с маркграфом, – неожиданным союзником в разговор вклинился виконт де ла Вега, – лучше будет поспешить с принятием решения.

Баронет ничего не сказал, но тоже кивнул, хоть и выглядел при этом недовольно. Молодым дворянам не терпелось проявить себя в ратных подвигах, а не протирать штаны в штабных заседаниях.

– Спешка, мои юные друзья, нужна лишь при ловле блох, – наставительно произнёс Аларок, удостоив молодых людей тяжёлым взглядом – наставник всё ещё не мог успокоиться от неожиданной встречи. – Если, конечно, вы не жаждете покрыть себя неувядаемой славой на поле боя. Посмертно.

Рэнерайо одобрительно хмыкнул в бороду, но всё же посчитал необходимым сгладить нелицеприятные слова.

– Мы действительно всё успеем. Силы лорда Эддарда не столь значительны на общем фоне, и решающей роли не сыграют, но в качестве резерва будут очень к месту. Несколько часов ничего не изменят, поэтому их лучше стоит потратить на подготовку, – поспешил сообщить он примирительным тоном.

– Вот и я о том, – добавил Аларок, – идите, молодые люди, готовьтесь к выступлению, а мы пока пошушукаемся с коллегой. Нам с ним есть что обсудить.

– Только не убейте друг друга, – буркнул Эдик так, чтобы его не услышали.

Но при этом кивнул с самым согласным видом. С нормальными, логически обоснованными доводами и спорить не хотелось. Он и сам прекрасно понимал, чем чревато внезапное появление у портала. Тем более, без согласования действий с основными королевскими силами. Можно под такую раздачу попасть, что не помогут ни его способности, ни Аларока. Сгинут ни за грош. Да и удача любит подготовленных, Эдик это уже давно понял. С этими мыслями он сделал приглашающий жест рыцарям и призывно махнул рукой обоим менникайнам.

Действительно, есть что обсудить. Приключения – это, конечно, хорошо, но и насущные дела бросать нельзя. Их ещё столько не переделано, что и представить страшно. На выходе он на секунду задержался и выжидательно посмотрел на учителя.

– Да, я еду с тобой, – ответил Аларок на невысказанный вопрос и добавил, пресекая возможные возражения. – Не обсуждается!

Да какие могут быть возражения. Эдик только двумя руками «за». Иметь поддержку в виде боевого мага уровня магистра никто не откажется. Парень и сам попросил, если бы отважился. Поэтому за двери главного зала он вышел в приподнятом настроении. Не в пример тому, что у него было несколько часов назад. Вроде как и геморроя прибавилось, но это только добавляло внутренних сил. Кого как, а Эдика трудности мобилизовали многократно. А тут всем движухам движуха! Хотелось бежать, чего-то решать и, вообще, спасать мир.

Осталось только со Стор Эроваром договориться и Штерка убедить. И неизвестно, что окажется сложнее. Воевода по-любому захочет с собой всё боеспособное мужское население забрать. Ещё бы. Сам тингмар в поход собрался! Высокую особу надо беречь, охранять и опекать всячески, да и являть военную силу клана тоже нужно обязательно. Эх, тяжела ты, шапка Мономаха!

Но к удивлению, разговор с менникайнами прошёл гладко. Старейшина, когда понял, что на него оставляют всё маркграфство целиком, проникся ответственностью своей миссии, и от этого заважничал ещё больше. А Штерк неожиданно проявил способность широко мыслить и не стал бросаться в крайности. На коротком совещании, проведённом тут же в коридоре, было принято решение взять с собой ударный отряд в три десятка хирдманов. Четыре бойца из числа тяжёлой конницы для сопровождения Эддарда, и небольшой обоз со всем необходимым для похода. Остальных воинов оставили в распоряжении Стор Эровара, для решения текущих задач.

Старейшине же накидали столько дел, что и перечислять не хочется. Оставалось надеяться, что он справится. Да не. Сомнения излишни. Старый менникайнен – мужик толковый, уже не раз себя показал. Тем более, не в одиночку крутиться будет. У него в помощниках и Нилда, и Бласс, и старосты всех трёх деревень. Точно справится.

Тем временем кастелянша окружила заботой бойцов, прибывших вместе с посольством. После того как точно выяснила, что они угрозы хозяину не представляют. Воинов накормили, напоили и стали собирать в поход, как своих. Правда, трапезничать им пришлось на кухне. Но даже виконт к этому факту отнёсся с пониманием. Лишь Ортис ди Ньето остался недоволен и бурчал втихомолку. Не по статусу ему, видишь ли, оказанный приём. Ну да с баронетом уже давно всё понятно. Недоволен и недоволен. Уедет сегодня и хрен с ним. Бог даст, больше и не появится в здешних местах.

Ну вот, похоже, и всё. Все распоряжения дадены, ничего, вроде не упустили. Стор Эровар отправился собирать припасы в дорогу и формировать обоз. Штерк убежал назначать заместителя на время своего отсутствия. Аларок с Рэнерайо продолжали заседать за закрытыми дверями главного зала, но их лучше не трогать. Себе дороже выйдет. Тихо и ладно. И лишний раз на грубость нарываться не стоило.

Эдик улыбнулся и пошёл на улицу. Хотелось поглядеть на подготовительную суету, погрузиться в гущу событий. Ещё не приключение, но его предвкушение уже заполнило каждую клеточку организма. Особенное настроение. Он ступил на порог, с удовольствием вдохнул морозного вечернего воздуха…

… и улыбка сползла с его лица.

– Тебя только тут мне не хватало! – непроизвольно вырвалось у парня.

Во дворе стояла Эрика и с самым непринуждённым видом наматывала кончик косы на палец.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru