Новогодние истории

Дмитрий Чарков
Новогодние истории

Мальчик заёрзал на месте.

– Ничего у меня сегодня не получатся, – вздохнул он.– Вон вы как ловко с этой штукой работаете!

Строитель помолчал, затем, пересев поближе, похлопал мальчика по плечу:

– Да ты не переживай. Я тоже не сразу строителем стал.

– А как? – спросил Никита.

– Сперва учился, потом работал на стройке, потом уже в мастера… Умение приходит с опытом – это когда ты с желанием делаешь свою работу. Потом и навыки приобретаешь. Без этого никак.

– Я Славка?

– Это хоккеист ваш местный? – переспросил Николай.– Ну, по нему сразу видно, что он серьёзно спортом занимается. А там ведь – работа на выносливость, на скорость, на точность паса. Это большой труд – овладеть техникой игры. Всё требует специальных знаний и умений. А представь, если бы это не хоккейная площадка была, а, скажем, бассейн два метра глубиной – ты бы тоже прыгнул поплавать наперегонки?

Эта мысль не приходила Никите в голову. Плавать он не умел, и это, хочешь-не хочешь, нужно было признать.

– Вот лучше и не пробуй на такой глубине, пока не научишься.

Никита согласился с таким разумным подходом. И спросил:

– А что станется со стеной в той комнате? Ну, с которой я…

– …поработал?– с улыбкой закончил за него фразу строитель.

Никита кивнул.

– Ну, куски глины – это так: засохнут и отвалятся. Я заново сделаю. А вот знания из головы уже не выпадут, если туда однажды попали. Для тебя сегодня день, наверно, с пользой прошёл, да?

С этими словами Николай поднялся со скамейки и скрылся в тени их подъезда.

Никита ещё некоторое время посидел, выводя рифлеными подошвами причудливые знаки на рыхлом снегу. Он попробовал оттереть все засохшие капли шпатлёвки со своих ладошек, и они легко отлетали, но под ними оставались белесые пятнышки, которые прочно, казалось, въелись в кожу.

Они так и не оттёрлись до конца. Но Никита уже знал, что не это главное.

КАК-ТО В НОЧЬ ПОД НОВЫЙ ГОД

В одном маленьком городишке, уютно притаившемся в лощине среди сибирских лесов, вечером под Новый год падал снег. На улицах прохожие торопливо поскрипывали замершими башмаками, а крепкий сухой морозец выводил на стёклах причудливые узоры. Илья с интересом разглядывал их, стоя возле наряженной ёлки в тёплой комнате, неподалёку от старшего брата, мудрившего за столом над папиным компьютером.

Сеня в очередной раз ввёл с клавиатуры пароль и нажал на ввод. На экране опять появился Буратино, задорно приставивший к своему длинному трёхмерному носу растопыренную пятерню.

– Я же говорил тебе, не получится! – забубнил Илья.

– Да тише ты! – прошипел Семён, строго глянув на него. – Почём тебе знать – получится, не получится? В школу вот когда пойдёшь, тогда и будешь рассуждать.

Он опять набрал какую-то цифровую комбинацию, но насмешливая деревянная голова вновь выплыла из темноты монитора и стала плавно покачиваться на волнах заставки Майкрософта, словно издеваясь над юными хакерами.

– Когда твой День рождения? – спросил Сеня, не оборачиваясь.

– Сегодня, – обиженно произнес Илья.

– А, точно! – и Семён снова одним пальцем застучал по клавиатуре. – Так, 3112 не подходит. Может, 1231?

Илья увидел, как темный экран вдруг осветился приветственной заставкой, и радостно захлопал в ладоши.

– Тише, говорю тебе! Папа услышит же, – снова одёрнул брата Сеня.

Отец с соседом, дядей Валерой, на кухне громко говорили про работу, а мама с тётей Галей в соседской квартире трудились над сказочным блюдом – к встрече Нового года нужно было основательно подготовиться.

– Сейчас я тебе покажу, в Гугле найдём…– сказал Сеня, подключаясь к интернету.

– В Гугль-Буме? – уточнил Илья.

Семён сердито буркнул:

– Не знаешь разницу между Гуглом и Бубль-Гумом, что ли? – и снова затарабанил по клавишам. – Вот, сейчас напишем в поиске: «Дед Мороз», и сам увидишь!

– Он из папиного компьютера выйдет? – поинтересовался малыш.

– Ага, выскочит и шарахнет тебя посохом по башке, чтоб глупых вопросов не задавал!

У Ильи округлились глаза.

– Ты же сам говорил, что его нет, как же он тогда выскочит?

– Вот, читай: «Дед Мороз живёт в Лапландии…» Нет, это, пожалуй, не то…

– Как же не то, если он там живёт?

– Да говорю тебе, он нигде не живёт, его придумали! Вот, смотри, тут написано: «Деду Морозу, по разным источникам, более тысячи лет…» Опять не то!

– Видишь, какой он старенький!

– Старенький, старенький… это дядя Валера старенький, когда в Деда Мороза наряжается.

– Ну, так ведь дядю Валеру же не придумали?

– Его нет, его, кажется, не придумали… раз он на свет появился.

– В Лапландии?

– Это Дед Мороз, которого придумали, появился… где он появился? Нигде он не появился, раз его придумали.

– А в интернете тогда кто живёт?

– Вирусы там живут.

– А зачем нам вирусы, ты же Деда Мороза обещал!

– Вот я сейчас и ищу тебе Деда Мороза, без вирусов. Ненастоящего.

– Мне не нужен ненастоящий – такой у меня есть, вон под ёлкой стоит. Ты мне настоящего найди.

Семён в ответ прочитал вслух со страницы интернета:

– «Окунитесь в мир Новогоднего волшебства и праздничного настроения в компании живого Деда Мороза». Такой подойдёт?

– Подойдёт! – обрадовался Илья.

Как только старший брат коснулся клавиши ввода, комната вмиг засверкала множеством ярких огней, а стены, казалось, раздвинулись вширь, и потолок взметнулся ввысь, образуя сводчатые узоры и причудливые картинки – жирафы, мартышки, слоники и другие забавные существа, которые глядели на них сверху, словно живые.

– Во-тэ-то-да-а-а, – только и смог вымолвить маленький мальчик, оглядываясь по сторонам. Старший с недоумением озирался – то на монитор компьютера, то на огромную живую и пахнущую шишками ёлку, которая, казалось, за мгновение выросла вдруг из их маленькой на подставке посреди красочного убранства праздничного зала.

К ещё большему их удивлению, из-за ёлки появился высокий и статный старик в алом, расшитом золотом, кафтане, парчовых рукавицах и шапке с меховой оторочкой, с длинной белесой бородой. В одной руке он держал деревянный посох, в другой – бордовый мешок на серебряной подкладке.

Илья бодрым шагом направился к нему. Семён, не ожидавший от малыша такой прыти, попытался остановить брата, но тот только отмахнулся.

– Здравствуй, Дедушка Мороз! – громко и отчетливо произнёс он.

– Здравствуй, Илюшенька! – ответил старик мягким баритоном.

– Скажи, пожалуйста, Сеньке, что ты из Лапландии, а не из интернета, а то он не верит!

Дед Мороз неодобрительно посмотрел на старшего мальчика. Впрочем, в глазах его светилась неподдельная доброта и некоторая озабоченность, и Семёну стало неловко, и он невольно закивал головой:

– Да я… это… знаю. Нам учительница рассказывала…

– И что тебе тыщща лет! – не унимался братец.

– Ну уж, тысяча, – добродушно засмеялся дедушка.

Неожиданно с другой стороны новогодней ели показалась маленькая девочка в голубом наряде до пола с высокой короной на голове. Сенька даже ахнул – до чего она была похожа на Свету, с которой они вместе учились в школе. Такая красивая, словно из старой сказки «Морозко», которую он как-то видел по телевизору. Семён покраснел, как маринованный помидор из бабушкиной трёхлитровой банки, и оторопело уставился на вроде-бы-Свету и вроде-бы-Снегурочку.

Но Илья совсем не удивился и захлопал в ладоши:

– А вот, дедушка, и твоя внучка, и зовут её Снегурочка, правда?

– Да, я Снегурочка, – звонко рассмеялась девочка и взглянула на Семёна: – В меня ты тоже не веришь?

– Ага, как же, – буркнул Сеня, приходя в себя, – вчера кто мне заехал рюкзаком по спине?

Но Снегурочка не смутилась и настойчиво переспросила, глядя пристально на него:

– Веришь?

– Верю, верю, – неохотно подтвердил Семён, оглянувшись на монитор компьютера. Там светилась и переливалась надпись «С наступающим Новым годом!»

Тут Дед Мороз воскликнул:

– Сегодня у мальчика Илюши День рождения, и я знаю, что он пожелал в прошлом году, чтобы у него был особенный праздник, отдельный, как и у его старшего брата. Это же справедливо, Семён?

Сеня вспомнил, как Илька потихоньку вздыхал, когда летом на День рождения все дарили брату подарки, а он свои находил не два раза, а один – только на Новый год, под ёлкой. Ему вдруг стало жаль малыша, и он согласно кивнул:

– Да, наверно, справедливо. Торт-то будем есть? – с надеждой добавил он.

– Конечно, будем! – весело заворковала Светка-Снегурочка и захлопала в ладоши, только не как зрители на спектакле, а размеренно, в такт.

И полилась отовсюду весёлая новогодняя музыка, и повалили из Дедушкиного мешка медвежата на велосипедах, клоуны с воздушными шариками и зайчата в зимнем белом одеянии. Даже вылезла голова страшилы Фредди, но Дед Мороз во время её заприметил и саданул по ней своим волшебным посохом изо всей мочи, и тут же вылез, пыхтя и отдуваясь, Вини Пух, а за ним и все, все все!

Илья тем временем подхватил один из трёхколёсных велосипедов, кружившихся по паркету, и со смехом покатился на нём вокруг праздничной ёлки и шумной детворы. Снегурочка подплыла к старшему брату, взяла его под руку, и они закружились в серебристом вальсе под падающим конфетти, среди взрывающихся хлопушек и переливающихся яркими огнями гирлянд. А Сенька, никогда не умевший до этого кружиться с девочкой в сказочном танце, чувствовал себя совершенно свободно и не испытывал никаких заминок с попаданием в такт замечательной мелодии. Все прочие гости тем временем встали в хоровод и – о, чудо! – запели «Как на Илюшины именины испекли мы каравай», и тут же огромный торт будто сам испёкся под ёлкой, а забавный Снеговичок выкатил его в центр хоровода, и все чинно подходили и одаривались щедрой порцией с кремом и ягодкой, получая в придачу мудрые наставления Гены Крокодила. Мойдодыр в сторонке начищал усы Тараканищу, Сверчок отплясывал с Мухой-Цокотухой, а неуловимый Колобок обкатывал по кругу Кота Базилио и Лису Алису. Только Шапокляк умудрилась из рогатки отстрелить вишенку с порции Кота Леопольда, но тот даже ухом не повёл, лишь поправил свой праздничный бант на шее и невозмутимо погладил по голове Крыску Лариску, ластившуюся у него в ногах.

 

Илье сам Дед Мороз преподнёс высокий шоколадный кусочек на круглом расписном блюде, когда мальчуган проезжал мимо на своём трёхколесном велосипеде – он так давно мечтал о нём на свой День рождения, что совершенно забыл про праздничное угощение.

В какой-то момент Сенька заметил Тома и Джерри, скромно присевших в уголке зала, и махнул им рукой: «Вы что там сидите, давайте к нам!», и они тоже вместе со всеми кувыркались, пели, смеялись и от души веселились на этом предновогоднем празднестве в честь Дня рождения маленького Ильи.

– А теперь главный сюрприз! – зычно провозгласил Дед Мороз, и в зал, поблескивая начищенным хромом и красно-синими маячками, из-под огромного балдахина, где раньше в квартире было окно, медленно въехала настоящая пожарная машина, и Илья замер в восторге. Он с восхищением смотрел на улыбающегося пожарного в красивом прозрачном шлеме, махавшего ему рукой в кожаной перчатке из бокового окошка. Это был его папа! Он громко сказал:

– С Днём рождения!

У Ильи на глазах выступили слёзы, он крепче вцепился в руль своего новенького велика и тихо прошептал:

– Спасибо.

Но неожиданно на макушке праздничной ёлки появился огромный Жук, и всё замерло. Звуки праздничного вальса печально повисли незавершенным аккордом. Насекомое обвело немигающим взглядом застывших гостей. «Это вирус»,– догадался Семён.

Электронный Жук стал медленно спускаться вниз по мохнатым веткам новогодней ёлки, оставляя за собой пустоту – все висевшие на его пути игрушки, конфетти и части гирлянды словно растворялись под его бронированным туловищем. Двигаясь, он пожирал сверху безжизненными глазами картину праздника: ему виделось, что Илья сидит не на новом велосипеде, а верхом на своём маленьком стульчике, сжимая деревянную спинку крохотными ручками. Сеня же представлялся стоящим посреди комнаты с виновато опущенной головой, с пластиковой куклой-Снегурочкой в руках. Вокруг братьев расположились плюшевые герои из мультфильмов, которые теперь, казалось, в испуге ожидали, что же произойдёт. Крохотная пожарная машина замерла на полпути к ёлке.

Вирус был готов прошипеть злые запрограммированные фразы:

– Илья, ты опять качаешься на стуле? Семён, ты до сих пор с куклами возишься – это сколько ж тебе лет?!

Но не успел: в этот момент отважный пожарный словно очнулся от произвольного сна – папа как по волшебству возник перед компьютером, на мониторе которого что-то зловеще мигало и попискивало, набрал на клавиатуре какую-то комбинацию, и Жук растворился, так и не вымолвив ни слова. Отец обернулся к мальчикам и с улыбкой сказал:

– Ну что, мужички-снеговички, продолжим?

Сеня поднял голову и увидел маму, появившуюся в комнате с огромным пирогом на блестящем подносе с шестью зажженными свечами. Она была похожа на сказочную улыбающуюся Фею, которую они ждали на новогодний карнавал, а рядом стояла тётя Галя в праздничном платье с корзинкой мандаринов в руках. Илья тут же подскочил к ним с радостным возгласом:

– Добрые Феи, давайте я вам помогу!

В дверь раздался звонок. Папа многозначительно посмотрел на Семёна:

– По-моему, к нам гости.

Старший брат побежал открывать. Илья, сопровождавший пирог и мандарины, повернул голову и серьёзно сообщил своей главной в жизни Фее:

– Это не Дед Мороз, он позже придёт. Наверно, Снегурочка к Сеньке. Они плясать будут – я видел, как он тренировался. Только ты не говори брату, что я тебе рассказал, а то он меня никогда больше не возьмёт с собой в интернет. Ладно?

Семён распахнул дверь. Перед ним стояла девочка в длинном голубом платье с белыми пушистыми снежинками – дочь их соседей, с которой они учились в одной школе. Мальчик ни с того ни с сего покраснел, как сладкий перец на грядке дедушкиного огорода – ну до чего же Светка сегодня действительно была похожа на Морозкину Снегурочку!

– Привет, – просто сказала она, – я так рада, что мы и Новый год будем встречать вместе! Веришь?

Он хотел было припомнить ей про вчерашний рюкзак, но вместо этого, запинаясь, ответил:

– Я… да… я тоже.

Между тем именинник, готовясь задуть на пироге свои шесть свечек, делился с феями недавними наблюдениями:

– Я ему говорил: загадай желание, и Дед Мороз исполнит. Сенька не верил, а всё у него уже исполнилось!

Как только он дунул изо всех сил, и свечки погасли, разнося по комнате мягкий ванильный аромат, из-за ёлки выкатился новенький трёхколёсный велосипед.

Но праздник только начинался: дети ещё не знали, что у двери уже стоял Дед Мороз – высокий и статный, в расшитом золотом кафтане, парчовых рукавицах и шапке с меховой оторочкой. В одной руке он держал деревянный посох, а в другой – бордовый мешок на серебряной подкладке, туго наполненный приятными новогодними сюрпризами.

Рейтинг@Mail.ru