Джентльмены из балконного шалаша

Дмитрий Чарков
Джентльмены из балконного шалаша

– Давай садись, набегался, поди, – ласково проворчала бабуля.

Он сел за стол. Не то чтобы был голоден – аппетита не было вообще, а так, чтобы её не обидеть. После его утренней прогулки, похоже, досталось всем – и Сашке, и бабушке, и ему самому. Но больше всех досталось тем троим с поляны – буквально достался его мобильник. Осадок от этого происшествия неприятно оттягивал сознание, но, вместе с тем, в голове витали также и разные приятные предчувствия, которые… омрачались лишь потерей телефона. В простодушных словах младшего брата ещё было что-то важное – Валерка не мог до конца осознать, что именно, но ему казалось, что это нечто могло бы стать решением его неожиданно возникшей проблемы.

Так оно впоследствии и вышло.

2

Рынок гудел. Автомобили нервно пятились то взад, то вперёд, стараясь выцыганить парковочное место. Сектор, где обычно толпились разного рода бродяги и прохиндеи, с виду вполне приличные и даже загадочные, расположился на задворках этой столповой империи товара и денег, что, в принципе, было неудивительно и даже закономерно – считалось, что туда не дотягивается рука блюстителей правосудия. Впрочем, так оно и было на самом деле.

Валера медленно брёл между рядов, внимательно вглядываясь в лица торговцев – не тех, что за прилавками под грязными балдахинами обхаживали собственный ассортимент, а тех, которые переминались с ноги на ногу рядом, суетливо осматривали потенциальных покупателей быстрым воровским взглядом, оценивая их денежные возможности и видимые потребности. Несколько раз ему предлагали с виду новые игровые приставки по баснословно низким ценам, и его глаза даже загорались от этих предложений, но он вспоминал Колькин смартфон, купленный где-то здесь по случаю, и сразу успокаивался – пресловутый дешевый товар, укрытый якобы от налогов и потому такой доступный по деньгам, в реальности оказывался грубой некачественной подделкой, не способной проработать и недели без сбоев. «Такой смартфон нам не нужен», – сказал однажды отец в ответ на Валеркину просьбу купить ему дешёвый аппаратик с рук. Через неделю он уже не настаивал – насмотрелся на Колькины мучения.

Ни Сергея, ни Ивана, ни Паши не было видно.

Валера несколько раз обошёл павильоны сотовых ритейлеров, но всё безуспешно, и он уже начал приходить к мысли, что ошибся в своих прогнозах относительно «гопников» и их планов. Слева к нему вдруг прицепился какой-то беженец от несчастий:

– Друг, давай сматрэт будэм – пакажу тэбэ хароший тэлэфон, сам на ном рагаварываю уже мэсац – мэсац, панымаэш? – он как новэнкый, вот пасматры давай, о цены ны пырыжывай, мнэ проста дэнях нада сэмью кармыть, крызис праклятый…

– У меня тоже кризис, – ответил Валера и быстро зашагал дальше.

Но справа возник другой дилер:

– Мла-адой челэк, одну минутку вашего внимания, только одну, у вас вид разбирающегося в этих вопросах специалиста, и уверяю, что это просто фнта-астическая ма-абила, с вебом, камерой…

– Пира-а-ашки, чай, ко-офэ! Пира-а-ашки горячие, ко-офэ, чай…

– Парень, приставочка игровая, за полцены отдаю – новая, в упаковке, моему оболтусу не подошла, видите ли, цвет панели не тот…

У него уже голова не воспринимала в полной мере всю эту разношерстную публику с её многообразием и изобретательностью – и чего людям не работается спокойно по офисам и кабинетам, неужели терпеть весь этот гам и суету изо дня в день доставляло им удовольствие?

Неожиданно он его увидел.

Невысокий, коренастый, с наглой ухмылкой на вытянутой физиономии, Сергей стоял метрах в десяти по Валеркиному курсу движения сквозь рыночные ряды и показывал что-то пожилой женщине, красноречиво при этом жестикулируя. Женщина внимательно слушала и пристально вглядывалась в лицо продавца. Валера сразу повернулся к ближайшей палатке и стал рассматривать выложенные на столе ножички, чехольчики, батарейки, зарядные устройства и другую разную мелочевку, особо не вникая в то, что предлагалось к продаже. Краем глаза он продолжал наблюдать за молодым человеком. Если у того в руке был его, Валеркин, телефон, то медлить было нельзя – нужно что-то предпринять. Но что? Он посмотрел в другую сторону – может, сотрудник охраны появится или, ещё лучше, милиционер, тогда он смог бы доказать, что у Сергея его мобильник, просто войдя в меню телефона и назвав все контактные данные, которые были в нём сохранены, и события календаря. Но, конечно же, никакой подмоги рядом не было. Да и… поставь он этого чертового «гопника» в такое положение, во дворе ему не жить – уж они-то найдут способ с ним поквитаться, Валера в этом не сомневался.

И только теперь он вспомнил наивные Сашкины слова: «Мы тоже так играем – сперва я дам Славе свой грузовик, а потом он мне». Всё встало на свои места. Осталось только решиться и сделать правильный шаг. Правильный. От этого многое зависело. Он подумал об Олесе – что, если ему представиться вдруг возможность обменяться с ней номерами сотовых, а ему и сказать-то нечего будет? Или признаться ей – мол, лоханулся я: Ванька Петров, твой одноклассник, развёл меня на поляне, посреди ромашек, ты попроси его, может, вернёт мне телефончик. От этой картинки он мысленно усмехнулся, одновременно поёжившись. А то ведь Ванька ещё и растрендит по всей школе, как они Валерку летом перевернули на поляне.

Краем глаза ему было видно, как женщина неуверенно взяла в руки протянутый Сергеем предмет, и Валерка, привстав на цыпочки и вытянув голову для лучшего обзора, постарался рассмотреть, что это была за модель. Ошибиться сейчас было нельзя – второго шанса уже не представится.

Далеко, не видно.

– Подсказать что-нибудь, молодой человек? Вам на какую модель чехол? – поинтересовалась жанщина-продавец товара, возле которого он стоял. Совсем не кстати.

– Нет, ничего, спасибо, – пробормотал Валера и перешёл под соседний балдахин, под которым болтались ремни, сумочки и прочая нательная якобы-кожаная утварь, а от него сразу, лишь мельком окинув взглядом это выложенное барахло, к следующему. Он крутанул головой в сторону Сергея, и это мгновения оказалось достаточно, чтобы убедиться, ч то в руке покупательницы был его, родимый, мобильник.

Сергей с женщиной стояли теперь буквально за его спиной, метрах в двух по диагонали, так что он мог даже слышать, о чем они говорили:

– … я себе просто новый хочу купить, срочно, пока в продаже появился, поэтому и отдаю так дёшево, – объяснял гопник.

– А если внучке не понравится? Я-то не разбираюсь…– отвечала женщина.

– Да вы посмотрите, это молодёжная модель! Она не может не понравиться. Вот, подсветка какая яркая, интернет тут есть, фото-камера, она даже видео снимает – всё, что нужно современной молодежи, уж вы мне поверьте, я ж сам с ним два месяца проходил…

«Вот же…», – подумал Валерка.

Неожиданно он услышал за спиной другой знакомый голос:

– Почём отдаёшь, брателла?

Сомнений не было – это Пашкин голос.

– Да совсем даром – за трёшку, не цена аппарату.

– Дай глянуть, – продолжал Пашка, явно разыгрывая комедию перед женщиной.– Это что, царапина, что ли? А, нет, показалось. Новый совсем! А какие навороты есть? Интернет есть?

– Конечно, – отвечал продавец.

– А фото-камера?

– Есть, можем прямо сейчас снимок сделать – фот шторка открывается, наводим – хлоп! Видишь, сохраняется?

– Трёшка, говоришь? Ну-ка, есть ли у меня с собой трёшка, сейчас посмотрю… – Пашка начал рыться в задних карманах, изображая, видимо, попытку извлечь на свет Божий несуществующую трёшку.

Но Сергей его оборвал:

– Друг, извини, я уже вот женщине обещал, она первая подошла…

Некоторое замешательство, а затем недовольный голос якобы-покупателя:

– Женщина, вы будете брать, или я заберу..?

«Уроды!», – с этой мыслью Валера решительно повернулся кругом и очутился нос к носу со своими недавними знакомыми. Женщина рылась в сумочке, готовая выложить «трёшку» за Валеркин мобильник, который и на толкучке стоил вдвое дороже. Оба приятеля от неожиданности замолчали, прервав свой отрепетированный не практике диалог. Не давая им опомниться, Валерка затараторил, сам от себя такого не ожидая:

– О, Серёга, привет! Твоя мобила, что ли? Ты ж мне её обещал! Женщина, вы уж извините, но я в него даже уже свой домашний номер ввёл – мы с Серёгой в одном доме живём, он мне им пользоваться уже давал, извините меня сердечно, вот гляньте, последние цифры 75-49, видите, вот тут под записью «Дом»? Ну, Серёга, не мог позвонить, что ли, я бы тут же прилетел и рассчитался с тобой, но раз ты всё-таки решил его продать, я его забираю без разговоров. А вот и номер друга – 84-77, сейчас покажу вам, женщина, я его тоже уже сохранил…

Женщина махнула рукой, развернулась и пошла дальше по рядам, и Валерка тоже повернулся в обратную сторону со своим телефоном в руке, и, кинув через плечо оторопело молчавшим приятелям: «Пока!», быстро шмыгнул в разрыв между палатками в толпу соседнего рыночного ряда, тут же затерявшись среди прочих прохиндеев и простых порядочных граждан. В груди его сердце бешено колотилось, в висках пульсировала кровь, но он стремительно продирался сквозь движущуюся в обоих направлениях массу, не смея оглянуться и сжимая в руке свой телефон. Ему даже показалось, что он услышал позади себя: «Ну, чудило, респект!», но поверить в свою удачу пока не решался. «Неужели прокатило? Неужели прокатило? Неужели прокатило?» – долбило в голове, и он всё ждал, что его вот-вот окликнет хриплый голос и схватит за плечо, грубо развернув на полдороги, но ничего подобного не произошло, и Валерка благополучно выбрался на свободное от ларьков пространство, а оттуда – на проспект, который уже окунулся в тень вечерней прохлады.

3

Присев на качели среди кишащей сказочными идеями малышни с лопатками, грузовиками и куклами, в собственном дворе, Валера, наконец, смог перевести дух и проверить состояние своего мобильника. Батарея была в норме, денег на балансе оставалось четыре рубля с копейками, никаких видимых повреждений на корпусе он не заметил. По его подсчетам, они потратили рублей тридцать с его баланса – в принципе, не такая уж и высокая цена за ту науку, что он сегодня получил.

 

Но он сделал это! Ещё не думая о последствиях своей вылазки, Валера блаженно откинулся на металлическую спинку и посмотрел на вечернее небо – было ещё светло, высокие липы несмело раскачивались под дуновением легкого ветерка, и всё, казалось, обрело закономерную гармонию. К нему вновь стали возвращаться приятные переживания от уверенности, что Олеся не просто так оглядывалась на него, пока он брёл по парку – она же не могла знать, что за ними наблюдают!

– Он уже поигрался с твоим телефоном? – услышал он вдруг рядом голос брата.

Саша стоял рядом с качелей, держа в одной руке граблю, а в другой – ведёрко, из которого высовывалась ручка лопатки, и смотрел на мобильник, надёжно хранившийся в Валеркиной ладони.

– Да, поигрался, – ответил Валера и искренне улыбнулся. – Хочешь покачаться? Давай, я тебя подсажу.

– Нет. Хочу тоже поиграть с ним, – брат кивнул на телефон.

Валере подумалось, что, пожалуй, Сашка заслуживал этого куда больше, чем те трое на поляне.

– Дома я тебе сегодня обязательно дам, – заверил он мальчика. – Сейчас он мне ещё нужен.

– Тогда пойдём домой.

– Так ты ведь только вышел погулять! Смотри, сколько вокруг дел накопилось.

– Нет, я уже давно гуляю. Почти давно. Когда мама вернулась с работы, я уже не кашлял, и она мне разрешила. Мы видели в окно, как ты здесь сидишь, и бабушка меня проводила – вон она тебе машет.

Валера обернулся и увидел бабулю, наблюдавшую за ними с тротуара. В руке у неё была неизменная сумка. Он помахал ей, и она в ответ кивнула и неторопливо пошла к автобусной остановке, до которой было недалеко, на проспекте.

– А вон Вовка с сестрой вышел! Ни-чи-во-си-бе-у-ни-во-ма-ши-на-а! – протянул в неподдельном восторге Саша и, тут же позабыв про Валеркин мобильник, неуверенно двинулся в направлении предмета своего поклонения.

Валера взглянул в том же направлении и встретился взглядом с Вовкиной сестрой. Ещё издали Саша затараторил:

– А ты дашь мне поиграть, а? Дашь?

Вова прижал к себе свою машину и взял Олесю за руку. Она остановилась, присела на корточки и сказала:

– Вы же вместе можете играть с машиной, правда, Вова? Одному же совсем не интересно, а вдвоём веселее!

Вова не совсем был уверен, что это его личное мнение, но всё же кивнул в знак согласия. Валера молча за ними наблюдал, перестав раскачиваться на качели. Ему захотелось быть сейчас на месте своего младшего брата – быть таким же непосредственным, открытым и общительным.

– Тебя как звать? – спросила Олеся малыша.

– Это Сашка вон с того подъезда, – ответил за Сашу Вова. – А это его старший брат, Валера.

На этом формальные представления окончились, и оба мальчика полезли в песочницу нагружать кузов новенького грузовика ценным строительным материалом. Олеся встала с корточек и стояла, скрестив на груди руки и глядя на детей. На ней были короткие светлые шорты и ярко-голубая футболка. Её длинные волосы были подвязаны такого же цвета ленточкой, и Валерка тупо смотрел на неё, не решаясь что-либо вымолвить. Он встал с качели и переминался рядом с ноги на ногу, не зная, куда деть собственные руки, которые то засовывались зачем-то в карманы, то шарили по его собственным волосам, выдавая тем самым неподдельное волнение.

– Значит, это Валера сегодня интересовался теннисом? – спросила девочка, оборачиваясь к нему.

Валерка не ожидал вопроса.

– А это, выходит, Вовина сестра раздаёт мячи по веткам деревьев, – промямлил в ответ он.

– Нечего прятаться по кустам! – засмеялась Олеся.

– Так ты это специально, что ли? – удивился он и покраснел.

– А то!

– Я… может, тоже хотел бы… в теннис.

– Надо было подойти и спросить.

– Вот я и спрашиваю.

– И что тебя интересует?

– Как в теннис записаться.

– Очень просто: подходишь к тренеру и записываешься. Летом как раз новый набор в группу. Ты когда-нибудь держал в руке ракетку?

Кроме клюшки по зиме и удочки по осени, Валера ничего такого в руках не держал от роду. Ну, может, только в детском загородном лагере ещё забавлялись в пинг-понг, и он честно признался в этом Олесе. Она села на качели и подвинулась, как бы приглашая его сесть рядом. Он с трепетом последовал её примеру, каждой клеточкой своей правой стороны ощущая тёплое прикосновение её плеча.

– Пинг-понг тоже неплохо, – резюмировала она. – Вообще, теннис – это не сложно, важно освоить технику и иметь желание и настойчивость.

– Я очень настойчивый, – заверил он её.

Она повернулась, посмотрела ему прямо в глаза и совершенно серьёзно произнесла:

– Почему-то мне кажется, что так оно и есть.

Он смутился и, глядя в землю, пробормотал:

– Ты имеешь ввиду… в школе, там…

– Да, и школу тоже.

Он вдруг решился спросить:

– У тебя есть парень?

Олеся бархатно рассмеялась.

– Ты ещё и решительный!

Валера не знал, решительный он или нет, поэтому чистосердечно ответил:

– Я просто давно хотел с тобой познакомиться.

Теперь настала её очередь слегка порозоветь, и он это заметил.

– Вот ты, Валера, однако…

– Ну, по крайней мере, уже познакомились, – бодро произнёс он и сменил тему. – Твоему когда в школу?

– Через 2 года.

– А Сашка уже вот осенью пойдёт. Младший братец – это нечто, согласись? Я недавно соорудил для него на балконе что-то похожее на шалаш: крышу натянул, матрац внутри постелил, подушками всё выложил, так он меня теперь и не пускает туда! Организовал себе штаб-квартиру, устраивает приёмы для друзей – крокодилы, бегемоты, айболиты разные, ну, сама понимаешь! Они так важно по стеночке рассядутся, ручки калачиком сложат, а он их давай забавлять – этому конфетку, другому бабушкину плюшку, третьему сгущенку подавай… При этом постоянно бегает на кухню и всех заверяет, что это его приятели такие прожорливые, а сам он ни-ни-ни, только вот борщ у них желудок не принимает, и каши тоже…

Олеся смеялась и рассказывала в ответ свои забавные истории про брата. Оба мальчугана тем временем успели загрузить ни один кузов песка и перевести его за борт песочницы, так что одна из бабушек сделала им замечание, и им пришлось поменять дислокацию и организовать работы в обратном направлении. Валера с Олесей присоединились к ним, помогая маленькими лопатками загружать сыпучий материал и переваливать его обратно в песочницу.

Незаметно прошёл вечер, стало смеркаться. В песочнице оставались только они четверо, когда, почти одновременно, на мобильные подростков пришли сообщения от родителей о том, что пора с детьми домой. Вова и Саша по-деловому пожали друг другу ладошки, договорившись опять встретиться во дворе завтра после садика.

– Ты… уже домой? – неуверенно спросил на прощание Валера.

– Я собиралась потом ещё с Тимкой погулять, – загадочно ответила она. – Это собачка соседей. Они уехали на неделю, и просили его выгуливать.

– Ничего, если я ещё и с ним познакомлюсь? – с надеждой произнес он.

– Ничего, выходи через пять минут, – сказала Олеся и быстро вошла вслед за братом в подъезд.

Валерка почувствовал, как маленькие крылышки счастья где-то за его спиной добавили себе пару огромных перьев, позволивших ему буквально взлететь вместе с Сашкой на одиннадцатый этаж, при этом в лифте он как никогда ощущал несовершенство и медлительность этих подъемных механизмов.

– А ты помнишь, что обещал мне дать свой телефон поиграть? – спросил перед их дверью Саша.

Конечно, Валера не помнил. Но пришлось заверить брата, что он быстро вернётся и обязательно исполнит своё обещание.

Через пять минут он был у заветного подъезда, нервно расхаживая взад-вперёд. Вскоре появилась Олеся – она переоделась в джинсы и накинула сверху лёгкую кофточку, а Валерка и не замечал опустившейся на двор прохлады. Они медленно побрели к пустырю, а Тимка уверенно бежал впереди, успевая обнюхивать все попадавшиеся на пути возвышения.

– Я думал найти тебя в сети, но не получилось, – сказал Валера.

– У меня нет своей странички, – пожала плечами Олеся.

– Хочешь, сделаем?

Она посмотрела на него и призналась:

– Честно говоря, хотелось бы. Но дома у нас очень медленный интернет, и пока дождёшься чего-нибудь, поседеть успеешь. Я даже и не берусь. А к подружкам ходить за этим… не хочется.

Валера сразу предложил несколько вариантов, как можно всё организовать – или в интернет-кафе, которых открылось множество в округе за умеренные гроши, или, что ещё удобнее, у него дома. Олеся ответила, что подумает, когда неожиданно навстречу им откуда-то нарисовался Иван Петров. Он непринужденно вышагивал, что-то насвистывая. Валерка невольно замолчал на полуслове, а внутренне сжался весь в комочек. Крылья за спиной слегка опустились. Олеся недоуменно на него посмотрела, потом заметила Ивана, уже приблизившегося к ним, и поздоровалась:

– Привет, Ваня, как отдыхается?

Иван самодовольно ответил:

– Привет, Олеська! Весь год бы так. А чего это ты с… собаками по ночам разгуливаешь?

Девочка нервно хихикнула. Валера смотрел в сторону, где на пустыре резвился невысокий плотненький бультерьер с хозяином. Причем, где хозяин, а где собака в сумерках и понять было сложно, лишь угадывались прыгающие силуэты, но Валера отчего-то был уверен, что это именно бультерьер, и Ваня был похож сейчас на него.

– Те не мои, вот этот маленький, Тимка, со мной.

– А-а, – протянул Иван, останавливаясь перед ними. Он, видимо, был полностью уверен, что при девчонке Валера не решится спросить про утренний «развод», и наверняка его заинтриговала, с чего это вдруг его одноклассница общается с этим лохом.

Валерке вдруг срочно понадобилось посмотреть, который час, и он достал из кармана мобильник. Иван в недоумении уставился на него. Наверно, чего-чего, а увидеть Валеркин мобильник снова в руках хозяина он и не предполагал. Должно быть, он не виделся вечером со своими дружками и теперь от неожиданности гадал про себя, как такое могло произойти. Валера набрался духу и максимально спокойно произнес:

– Иван, знаешь, который уже час?

– У-у… э-э… ну-у…

– Да, поздно, так что извини, мы торопимся. – Он спрятал телефон в карман и беззаботно добавил: – Завтра ещё на тренировку рано, сам понимаешь – режим!

И он уверенно увлёк Олесю за хрупкую талию вперёд, которая прощебетала через плечо Ивану на прощанье лёгкое «пока, увидимся». Валера только услышал в ответ позади шаркающие удаляющиеся шаги.

Победа.

По всем фронтам.

Но теперь уже точно нужно было устраиваться не на теннис, а туда, о чем он заикнулся утром на поляне с ромашками. Но, собственно, летом одно другому и не мешает.

– Вы с ним знакомы? – спросила Олеся.

– Да, немного. Сегодня уже пересекались, – ответил Валера.

– А про какую тренировку ты говорил?

– Так завтра же… ты мня познакомишь с тренером?

Олеся улыбнулась:

– Да, правда. Ты действительно решил попробовать?

– Зачем пробовать? Нужно начинать и делать. Хочешь, честно скажу? Сегодня я очень хотел играть с тобой в паре на том корте.

Она немного помолчала, потом ответила:

– Такими темпами скоро меня нагонишь.

Валерка в этом не сомневался. В конце концов, если он смог отрастить себе такие крылья за спиной, то что уж говорить о технике игры в теннис, если у него каждый день появится возможность наблюдать за Олесей и быть с ней рядом. Год разницы между ними, в конце концов – это такой пустяк! Кого это заботит?

На прощание, возле её подъезда, они обменялись номерами своих сотовых.

Саша спал в своей кроватке, уютно поджав под себя ноги. Прежде чем забраться к себе на второй этаж, Валера снова присел возле младшего брата и погладил его по волосам. «Не дождался обещанной игрушки», – подумал он и положил свой мобильник рядом, у Сашиного изголовья.

– И что бы я без тебя делал? – тихо прошептал он, поцеловал младшего в щёку и полез наверх.

Он не видел, как немного погодя мальчик пошарил рукой возле своей подушки, наткнулся на заветный предмет и крепко сжал его маленькими пальчиками.

На лице его отразилась простодушная радость.

4

Через две недели Олеся уехала к бабушке на Украину, до конца лета. И, пожалуй, это было первое лето с начала его учёбы в школе, когда Валерке хотелось, чтобы оно пролетело быстро и незаметно. Верный данному себе слову, он упорно осваивал большой теннис. Иногда, не так часто, как ему хотелось бы, он получал свежие сообщения и фотки от девочки по каналам всемирной сети, и это были его самые драгоценные дни. Вернуться домой Олеся должна была только третьего сентября – целая вечность.

 

И когда родители предложили ему поехать отдохнуть со сверстниками в летний оздоровительный лагерь – согласился не раздумывая.

Любой из ребят, регулярно выезжающие на отдых в такие лагеря, подтвердит, что самое захватывающее время суток – это… первый час после отбоя!

И Валера это знал лучше других. Напрыгавшись за день на теннисном корте, или наигравшись в футбол, у него оставалась ещё масса энергии после объявленного клича «Всем спать!». В голове постоянно рождались идеи, как это наискучнейшее занятие – укладывание в постель – превратить в захватывающий поединок между сонным царством и всенощным бодрствованием.

– Давайте рассказывать страшные истории про чёрных-причёрных хакеров! – мог вызваться он в один вечер, а в другой предложить:

– Пойдём девчонкам жуков подкинем в постели!

При этом у него всегда на готове была баночка из-под клубники, привезенной на выходных родителями. В крышке непременно имелись прорези, а внутри, на самом дне, копошилась дюжина огромных майских жуков – и где он их только брал, уму непостижимо, но эти безобидные насекомые оказывались подчас в нужном месте и в нужном количестве. «Будь готов!», что называется.

Как-то раз, через час после отбоя, они с приятелем Семёном незаметно пробрались в спальню к девочкам, но только тихонько открыли крышку, чтобы выпустить жуков на волю, как за дверьми послышались тяжелые шаги проверяющего – сам директор частенько делал обход территории для выявления нарушителей режима. Парни, только лишь заслышав его приглушенный голос на веранде, тут же метнулись под ближайшую кровать, столкнувшись при этом лбами – да так сильно, что перед глазами сразу посветлело, несмотря на тьму непроглядную в помещении, а звон в ушах, казалось им, готов был и мертвеца из могилы поднять. При этом в целях конспирации ни единого звука не выдавилось из их плотно сжатых губ. «Всегда готов!»

Рейтинг@Mail.ru