Иллюзия меняет правила

Дмитрий Александрович Самгин
Иллюзия меняет правила

Часть 1

– Безумству храбрых поем мы песню. – Облокотившись на перила, они смотрели за реку.

– Может, хватит? Это просто игра и только. Меня позвал мазда, а я зову тебя, потому что ты мой друг.

– Меня позвал мазда. – передразнил приятеля Алексей. – Кстати, а почему ты называешь его мазда?

– Его там все так называют. Он создатель игры. Кроме этого он еще владелец игровых клубов. Но и это не основное его занятие. У них несколько бизнесов. Вообще, их двое, и как мне описал знакомый, который работает у них менеджером, очень странная парочка по слухам. Один всегда ездит на мазде, а второй на японской АKURe. Приезжают редко, но всегда в курсе того что происходит на месте. Когда они в прошлый раз…

– Бизнесы, клубы, дорогие машины,– перебил приятеля Алексей – игры в реальность и реальность как бесконечная игра как это все… Постой, как ты сказал? На мазде и акуре? Создатели игры и большого дела? – он оттолкнулся от перил и отвернулся от воды.– Интересно. А почему ты говоришь, что они позвали тебя?

– В университете к нам группу пришел представитель их фирмы и принес приглашение посетить салон, чтобы обсудить некоторые вопросы с перспективой работы.

– Ну ладно, а я здесь при чем? Где я и где программирование, где я и где твои PHP и AYAX .

– Честно? Я не хотел говорить, ну ладно. При разговоре с маздой.

– Ты с ним разговаривал?

– Только по скайпу. Так вот, он рассказал, что ему так же хотелось бы внести изменения в сюжет, а у старой команды уже стереотипы и они не могут придумать ни чего нового. Нужен тот, кто сможет изменить сценарий и персонажи в нем. При этом он так описал этого человека, будто тебя знает. И знание истории, и желание сочинять тексты и опыт, а вместе с тем новый взгляд.

– Да, Да. А еще его зовут Владыка мудрости.

– Не понял.

– Ахурамазда это древнеперсидский создатель мира. Божество, которое уже пять тысяч лет почитают в Месопотамии.

– Извини, но я не знаю где находится Месопотамия. – Николай усмехнулся.

– А я не знаю, как заставить героя игры на экране поднять руку. – Они оба молча смотрели друг на друга.– А мазда знает все.

– Ну, значит не все, раз мы ему нужны. – Николай стал серьезным и твердо смотрел на друга.

– Расскажи, что знаешь об игре. Ты в нее уже играл?

– Нет. Завтра иду, но по описанию именно то, о чем я мечтал. Сеттинг- наш город, причем с переплетением времен и локаций. И все это вот здесь. – Николай показал вокруг. – и там. – он обернулся к воде где за рекой стены кремля с пузатыми башнями сползали по склону а речной вокзал развалился у реки играя в кораблики. Купола строгановской церкви пытались заглянуть на набережную, а храм Александра Невского ызывающе встал над стрелкой.

– Нижний Новгород место, где мы создадим свой новый мир. – Алексей задумался. – Мне как-то страшно.

– Безумству храбрых поем мы песню – улыбнулся Николай.

– И кто здесь храбрый? Ну, хорошо, пойдем вместе.

Первый этаж дома был каменный с ободранным углом, но двор его скрытый с дороги от глаз оказался аккуратно устроен. Справа, чуть дальше купол цирка, а слева площадь Ленина сползала к Оке, где через протоку деревья острова барахтались по волнам.

– Это здесь?– удивился Алексей.

– Им не нужна реклама, но…она им и не нужна.

– Я опять тебя не понял и если ты считаешь загадочность, признаком ума, то ты можешь и ошибаться потому…

– Хватит болтать, проходи.

Домофон заскулил и замок щелкнул.

– Тебе прямо, а я тебя подожду здесь. – Николай кивнул на дверь, а сам свернул направо – Здравствуйте, как и договаривались, я его привел.

Алексей в комнате был один. Вся обстановка вокруг, от стола и огромного монитора на стене напротив до фотографий и еле горящих светильников , все было удивительно продуманно и не просто гармонично, но подчинено какой-то цели.

– Слушай,– слова выдохнули в комнату, и тишина стала тлеть. – Конец моего мира близок и я надеюсь на вас. – Алексей покачнулся и ухватился за спинку кресла. – Мир рушится, а они думают, что правы и мой закон для них теперь не нужен. Они глупцы, я доказывал им это много раз, а они как всегда лишь обижались на меня за нее. Будто судьба может быть вне закона и вне игры. Чтобы закон принять надо, чтобы он был произнесен, а мой голос не слышен за этими стенами. – Произнеси слова, дай им новую судьбу и новый сценарий для моей игры. Не забывай кем я был,– голос вдохнули и Алексею захотелось выскользнуть из комнаты пока стены не раздавили его.

– Почему был – Тихо спросил Алексей но, не дождавшись ответа вышел.

– Сюда, сюда. – Женский голос звал его дальше. -Про-хо-ди-те-ко-мне. – девушка сидела за низким столом и чуть приподнялась со стула к себе.

– Правила простые – защебетала она, и стало ясно, что эти губы говорят сами.– Вы играете за свой город, а значит должны любить его. Должны, понимаете. Выбирайте роль и место приложения усилий. Это первое меню, а дальше.– она запнулась.– наслаждайтесь, – улыбка устало пробежала по губам.

Темнота следующей комнаты нарезана квадратами света от мониторов.

Алексея подхватили под локоть и в самое ухо полились тихие, ласковые слова.

– Я бы вам посоветовал игру во внутреннем городе. Красиво там, бесподобно. Вам сюда. Надевайте сначала вот эти очки. Вот так. А если пострелять захотите тогда на набережную около Речного, или дальний аванпост под трамплином. Там спокойно умереть не дадут, и не надейтесь. Не жмет. Если торговать, то на Черниговской. Если интересует религиозные вопросы, тогда в Строгановской церкви найдете отца Сергия. Сейчас быстро загрузится компьютер. Ну, а если проявите себя, то в кремль вас сам позовет. Ну, все вперед.

Часть 2

Перед глазами возникло простое меню из пяти строк. Все то, что ему пообещали было тут и немного подумав, он нажал на строчку ЗАЩИТНИК. Дверь открылась и он оказался у подъезда дома. Слева был виден купол цирка, а справа за домом книги невероятно пустое пространство. Памятника Ленину видно не было.

– Леха. Ну. Сюда. – Ближе к реке перед перилами на дорожке строй из пяти человек вытянулся перед офицером. Николай вышел из строя и позвал приятеля к себе, в то время как офицер терпеливо ждал опоздавших. Они встали в строй и офицер, недовольно хмурясь, начал.

– Стрелялка это вам не так. Пострелять и все. А вы подумали почему? Подумали. Почему стрелять. Где взять врага, когда надо и хочется. А мы стараемся. Все для вас и баня к тому же.

– Он о чем?– Спросил тихо Алексей.

– Разговорчики. О чем, – офицер строго осмотрел весь строй. – О чем разговорчики спрашиваю. Есть вопрос, спроси, а разговорчиковать не разрешалось. Я здесь не для этого.

– Можно вопрос. – Николай приподнял руку.

– Нет, нужен мне ваш вопрос, у меня свой есть.

– Это, похоже программа, – тихо проговорил Алексей приятелю в ухо.

– Офицер,– громко почти закричал Николай. – Мы готовы и ждем ваших приказаний.

– Наконец-то. Я вижу вы смышленый солдат.

– И я тоже – тише пробубнил Алексей.

– Ну, я и говорю вы. Через сто метров на север стоянка. Возьмете там два мотоцикла и на службу. Патрулирование города ответственное задание и следить за выполнением закона служба достойная настоящего игрока.

– Но, мы не знаем ваши законы. – удивился Николай и офицер немного смутился.

– У вас есть форма и мотоцикл. Конец дежурства в шесть. Или в семь. По окончании мотоциклы оставите там.– опять запнулся. – и не забудьте. Ну, все бегом марш.

Мотоциклы были прекрасного черного цвета, с узкими боками бака для бензина и висевшими на руле черными шлемами. Аккуратно вывернув со стоянки, приятели поехали по набережной. Мотоциклы ревели и уверенно набирали скорость.

Город вокруг казался знакомым, но присмотревшись, Алексей удивленно заметил, что геометрия издали угадываемых силуэтов осталась прежней, но имеет совсем другую конструкцию. Знакомый мост через Оку теперь держался за берег мощными жилистыми корнями, а на площади вместо желтого здания ярмарки подымались углы и ступени Зикураты. Не высокая пирамида так удивила Алексея, что он затормозил.

– Смотри. – Алексей кивнул на пирамиду ступени с которой вели прямо к памятнику Ленина. Сейчас тот стоял чуть дальше своего обычного места и не держал поднятой руку. Наклонившись, Ленин смотрел на ступени, будто ожидая кого-то.

– Туда посмотри – Николай кивнул в сторону Стрелки и Алексей в изумлении замер, а потом нажал на газ и включив сирену свернул к бывшему отделу ГАИ.

Церковь Александра Невского была превращена в средневековый средиземноморский порт, где узкие бойницы ощетинились орудиями угрожающими в сторону реки, а над шпилями колыхались знамена с незнакомым гербом. Из замка вышел отряд в сияющих доспехах и тем же гербом на знамени. Отряд был человек двадцати и твердо ступая по мостовой солдаты поворачивали налево к берегу.

Друзья направили мотоциклы за отрядом и тут же попали на артиллерийскою батарею, спрятанную за бруствером. Алексей объехал батарею и остановился на стрелке у стены, в которую бились волны. На другой стороне город грелся на солнце . Их город. Так похожий на него, и совсем другой. Там где мост цеплялся за берег своими корнями ивзлетат вверх откос прямо в горе был прекрасный город. Полупрозрачный склон пропускал взгляд внутрь и от этого нельзя было оторвать взгляд. Свет шел из глубины и поэтому казалось, что оттуда дует легкий перламутровый ветер. За дымкой угадывались дома и улицы, дворцы и магазины, а главное люди. Люди шли по тротуарам в ярких одеждах и таяли там, в глубине.

– Поехали. – Почти крикнул Николай и Алексей услышал за спиной рев мотора.

Машин по дороге ведущей вверх была немного, но поток тянулся медленно. Николай понял, что как полицейский имеет преимущество и не церемонясь объехал всех оказавшись у въезда во внутренний город. Тут он заметил, как перламутровый полупрозрачный поток будто стекает откуда-то сверху. Когда черный мотоцикл пересек эту границу запах яблок, смех и шум воды окутали его, а мягкий свет наполнил все и даже легкие. Мотоцикл пришлось оставить как и все оставляли машины у границы птока.

 

Запах кофе в кафе и витрины магазинов звали внутрь, а нескончаемые улыбки плыли по улицам между двухэтажных домов, на балконах которых в креслах обмахивались веерами красивые женщины. Вдали мягко начинал раскачиваться оркестр и приятели повернули туда. Дворец с широкими окнами стоял посреди уютной мощеной площади и улицы с разных сторон приносили сюда нескончаемый, бестолково радостный поток людей. Во дворце зажглись окна, и музыка брызнула сквозь стены.

– Красота вот смысл всего. – Высокий блондин стоял позади и когда друзья обернулись, он с нескончаемой улыбкой оглядывал все вокруг. – Вы новые полицейские? Надеюсь у нас все в порядке? Хотя, у нас всегда все в порядке. Когда людей окружает красота им не зачем нарушать закон. Воровства у нас не было… никогда. Фу, какое противное слово. Воровство. Здесь это не возможно.

– Ну, а нарушения там, правопорядка или правил уличного движения. – Николай с недоверием смотрел на красавца.

– Красота пропитывает здесь воздух и вы, дыша им становитесь совсем другими. Поймите, красота уже спасла этот мир. Приходите и живите. Ну, все, все, концерт начинается мне пора. Рад был познакомиться чмоки, чмоки. Ой, вам же нельзя, вы на службе. -

Побродив по уютным улицам между домов и витрин, приятели оказались около оставленных мотоциклов. Когда Алексей выезжал он почему-то подумал, что это все похоже на большой хорошо ухоженный аквариум. Смотреть на мир внутри можно часами, но вот быть перламутровой рыбкой тут почему-то не хотелось. -Это не мое, -подумал Алексей, и мотоцикл легко набрал скорость, торопясь сбежать из этого беспробудного счастья.

Рейтинг@Mail.ru