Пандемия 2023

Дмитрий Александрович Найденов
Пандемия 2023

Глава 1. Предзнаменование. Нулевой пациент

 Утро у меня, как всегда, началось в семь часов ровно от зазвонившего будильника на наручных часах. С трудом вынырнув из сна, я встал с постели. В свои 69 я уже не мог так быстро и бодро вскочить с постели как раньше. Попытка сделать небольшую разминку закончилась, не успев начаться, сильной болью в пояснице. Пришлось присесть обратно на кровать и дождаться, когда боль стихнет. Движения правой руки, как и прежде происходили с некоторой задержкой и более медленно чем левой рукой. Переждав ещё пару минут, я, не спеша, проковылял в ванную, где умывшись и сделав все необходимые с утра дела, также не спеша отправился на кухню.

Подогрев чайник, заварил прямо в чашке рассыпные чёрный и зелёный чай, добавив две ложки сахара и дожидаясь, когда чай заварится, я задумался.

Сегодня был особый день. Особый для меня и, возможно, для всего мира. Сам я – доктор вирусологии в отставке, меня знают как профессора Безенецкого Олега Ивановича. После инсульта, случившегося более одиннадцати лет назад, мне пришлось прервать работу по профилю и заняться своим здоровьем. Инсульт случился в самый неподходящий момент, я как раз заканчивал работу над новым препаратом от гриппа. Но вакцина дала неожиданный результат и против других вирусных инфекций. Для окончания работ необходимо было добиться устойчивости антивирусного препарата к длительному хранению, на тот момент препарат терял свои свойства буквально через 3-4 часа, если не был введён инфецированному больному. Можно сказать, что сам препарат, по сути, являлся своеобразным вирусом, который встраивался в ДНК структуру вируса, размножался в нём и через сутки погибал сам. Этот убийца вирусов действовал столь стремительно, что буквально через 3-4 часа после введения инфицированному практически убивал все вирусные клетки. Через 5-6 часов у подопытного нормализовалась температура, и уходили другие симптомы вирусной инфекции, а через сутки антивирус самоуничтожался в организме. Но оставалась возможность повторного заражения, хотя шансы обычно не превышали более 10 %, что довольно не плохо по мировым стандартам. Сам вирус содержал в себе сложные цепочки рибонуклеиновой кислоты или РНК, полученные от воздействия огромного количества разных вирусов на клетки ДНК человека и подопытных животных.

Это был прорыв во всей вирусологии, такого ещё никто не добивался. Новый вирус имел в себе штаммы от практически всех известных науке и самых распространённых вирусов, опасных для человека. Имея подобную память, удалось запрограммировать новый вирус на борьбу даже с теми вирусами, которые способны к мутации, для чего сам вирус был очень вирулентным и способным изменять свою структуру и быстро мутировать. Вначале была высказана гипотеза, что вирус сможет мутировать и выйти из-под контроля, но опыты показали, что привязка к постоянной основе не даёт ему это сделать, а для контроля над ним были введены маркеры человеческих ДНК, которые делали его безопасным для носителя, а проще говоря, для любого человека.

Но, как я уже сказал, в самый неподходящий момент меня разбил паралич, это случилось прямо на работе за день до испытания вакцины на человеке. К обеду резко поднялось давление, пока все принимали пищу, очень сильно заболела голова, в глазах стали двоиться предметы. Затем всё померкло, и очнулся я уже в больнице в барокамере. В результате приступа у меня парализовало всю правую сторону. Врачи вначале давали обнадёживающий прогноз, что через пару месяцев должны быть улучшения, но всё оказалось серьёзнее, чем казалось вначале. Правая рука и правая половина лица так и остались парализованными. Коллеги по работе поддерживали меня, как могли. Руководство тоже помогало и даже наняло двух сиделок. Которые дежурили у меня посменно, но неприятности на этом не закончились. Как мне рассказали коллеги по работе, опытная вакцина вначале действительно помогала в подавлении вируса. И на подопытных животных она действовала безотказно. Но при испытании на добровольце (больным сезонным штампом гриппа), вакцина повела себя совершенно не предсказуемо, вместо того, чтобы разрушить вирус он с ним скрестился. При этом в первые часы у подопытного снизилась температура, прошли насморк и кашель. Но сам вирус не уничтожился, а впал в спячку. Первые же анализы показали наличие ДНК нового вируса, потребовались дополнительные анализы. Через 2 дня стало окончательно понятно, что вирус и вакцина-вирус скрестились, образовав новую, доселе неизвестную форму вируса. Хотя по внешним признакам подопытный пациент выглядел выздоравливающим, врачи пребывали в больших сомнениях, что делать. Так как автор разработки препарата оказался в больнице и не мог проконсультировать, что с этим делать. Было решено прекратить дальнейшие опыты. И понаблюдать над подопытным, а также провести ряд анализов и опытов. Доброволец оставался в инфекционном боксе ещё неделю. Взятые образцы крови с новым вирусом были введены подопытным морским свинкам, как инфицированным. Так и здоровым. У инфицированных животных также наблюдалось улучшение. Новый штамм вируса уничтожал предыдущий вирус и также оставался в организме подопытных, не проявляя себя. А вот у не инфицированных животных он вызывал все симптомы вируса гриппа, на третий день повышалась температура, появлялся кашель.

При попытке сбить температуру жаропонижающими средствами эффект был прямопротивоположным. Температура резко повышалась и приводила к параличу и смерти подопытных животных.

После данных исследований со смертью подопытных животных принимать какие-либо действия к человеку-добровольцу никто не решился, и вопрос подвис. Выпускать, не вылечив от нового вируса, нельзя. Как лечить, непонятно, и что дальше делать, тоже непонятно

11 лет назад. Зима 2023 года.

НИИ вирусологии, бокс №13. Пациент №0.

Я сидел и заполнял свой дневник, который мне посоветовал вести психолог, и начал я с самого начала этой истории.

Меня зовут Егор, знакомые называли Жорик. Одиннадцать лет назад, будучи студентом медицинского университета Санкт-Петербурга, я позарился на возможность подзаработать и получить зачёты и экзамены за первую сессию «автоматом». Тогда я смог за хорошие деньги поступить на первый курс меда, но, как выяснилось сразу, поступить и учиться это совершенно разные вещи, все мои знания явно не дотягивали до требуемого уровня, и сразу пошли незачёты и заваленные контрольные. Тогда-то мне и подвернулся профессор Безенецкий, который читал лекции в меде с предложением помочь в сдаче сессии и немного подзаработать. Всего-то и нужно полежать недельку – две в больнице «поболеть гриппом», как сказал профессор. Также он рассказал, что уже 5 лет тестируют вакцину от гриппа и угрозы она не представляет и даже поможет приобрести иммунитет и в будущем вообще не болеть вирусными инфекциями.

А когда мне озвучили, что за это я ещё и получу четыреста тысяч рублей, причём половину сразу, как подпишу согласие, сомнений в необходимости помочь родной науке у меня не осталось. Хотя мысли, что всё это может быть обманом или даже опасно, у меня возникли, но я отбросил все сомнения прочь.

Вначале всё действительно шло, как и предполагалось. Подписали согласие, оформили и выдали карточку родного сбера с двумястами тысячами рублями, сделали укол штампа сезонного гриппа А, забрали медицинскую карточку из медкабинета, которую завели при поступлении и сказали подъехать через три дня в НИИ гриппа, что расположен в пригороде Петербурга, в Красном Селе. При этом ни в коем случае не употреблять алкоголь и не принимать никаких противовирусных препаратов, а также, желательно, ограничить контакты с девушками или придерживаться безопасного секса. Ни в коем случае нельзя подцепить какую-либо инфекцию.

В действительности получив такую сумму на руки, я сразу снял почти все средства в ближайшем банкомате, всё, увы, снять не удалось, стоял лимит по снятию в сто семьдесят тысяч рублей, но и это была неплохая сумма. Прикупив выпивки, я завалился в общагу к знакомой Ольге. С ней я познакомился на вступительных в универ, и она жила в одной комнате ещё с тремя подругами, а так как они все уже успели сдать сессию, то предложение отметить это событие встретили на ура. Как в таких случаях и бывает, первая сессия и первая попойка у студентов превращается в длительную пьянку-оргию. В результате всего этого я очнулся в три часа ночи в постели, если двухэтажные нары можно так назвать, с какой-то рыжей, конопатой девицей. Причём практически голый, но в рубашке, и что самое забавное без трусов, но в носках. С дикой головной болью, с рвотными позывами и с жаром во всем теле. Попытка найти недостающие элементы одежды не привела к успеху, а так как позывы посетить уборную напоминали о себе очень настойчиво, я не придумал ничего лучшего, как завернуться в полотенце и выйти из комнаты в коридор. Что удивительно, коридор и вид за окном явно говорили о том, что это уже другая общага, но, так как позывы организма не давали времени рассуждать, то логически определив, где находится уборная, я понёсся туда, со всей возможной скоростью своего больного организма, сдерживая рвотный позыв. Добежав до кабинки туалета, я сразу же очистил желудок, а следом и мочевой пузырь, и присел тут же рядом с унитазом. Так плохо, мне ещё никогда не было. Сознание было явно заторможено, слабость в теле и дикая головная боль. Кое-как поднявшись, добрёл до умывальника. Умывшись и прополоскав рот, я также утолил и дикую жажду, напившись прогорклой воды прямо из-под крана.

Тут в туалет зашла невысокая девчушка, примерно сто пятьдесят сантиметров высотой, в оранжевом халатике в горошек с банданой на голове, которая прикрывала короткие тёмные волосы.

– Ну как нагулялись??? – был первый вопрос, который она задала. Увидев меня пьющего воду из-под крана. – Вся общага со вчерашнего вечера стоит на ушах, во всяком случае её женская половина.

Оказывается, как поведала эта девчушка, вчера днём я приехал с парнем и двумя подругами к ним в общагу продолжить отмечать сдачу сессии. И настолько бурно стали это делать, что успели напоить пол-общаги. В результате наводящих вопросов удалось выяснить, что мою одежду вчера некая Вика выкинула в коридор, а затем вытолкала и меня в невменяемом состоянии, прокричав что-то типа – обещал много, но по факту, ничего и много чего ещё не лестного в мой адрес, напоследок добавив с выражением «Козёл», после чего захлопнула дверь.

 

Тут, на моё счастье или несчастье, мимо проходила, уже успевшая получить определённую известность рыжая конопатая Анастасия. И со словами – чего такому добру пропадать потащила меня в соседнюю комнату. Ну, а одежду пришлось прибрать уже моей рассказчице, понимая, что без данных элементов одежды у меня наутро будут определённые проблемы.

– Ну что? Пойдём. Отдам тебе потерянную одежду, меня, кстати, тоже зовут Настей, но не вздумай путать меня с этой шалавой. Я – девушка порядочная и с кем попало не гуляю.

Пройдя буквально мимо пары дверей, она открыла дверь в свою комнату старым, видавшим виды ключом, в виде бабочки и предложила мне подождать в дверях, вынесла мне пакет с моими вещами.

– А у тебя есть что-нибудь от головы и от температуры? – спросил я.

– Анальгин и Аспирин, больше ничего нет.

– Можешь дать пару таблеток, а то помираю? – спросил я, еле стоя на ногах.

– Минуту, – произносит она и выносит по паре таблеток анальгина и аспирина со стаканом кока-колы. Не долго думая, я быстро запил все четыре таблетки, поборов рвотный рефлекс и дождавшись, когда в желудке всё более-менее устаканится, отдал тару обратно, сказав:

– Спасибо огромное. Ты меня спасла, не подскажешь, где можно перекантоваться до утра? -

Долго смотрев на меня со стаканом в руках и что-то для себя решив, она сказала:

– Так уж и быть, у меня соседка после сессии уехала с подругой к родителям, и приедут через пару дней. Я тебя пущу к ним переночевать, только уговор. Ничего не трогать и по этажу не шататься. Как тебя ещё не застукала комендантша, это просто чудо, а в семь утра я выведу тебя чёрным ходом через курилку.

Я, конечно же, согласился и был препровожён в соседнюю комнату, где и завалился прямо на кровать, даже не переодевшись, и моментально заснул.

Моё пробуждение было ужасным, если так можно выразиться. Голова раскалывалась, во рту желчь, сам весь в поту и ещё, что самое неприятное, я завалился спать прямо у открытого окна, а на улице конец января, минус десять градусов. Шею явно надуло, голову не повернуть.

Очнулся от стука в дверь.

– Просыпайся быстрее, у тебя пять минут на сборы, у вахтёрши пересменок, надо успеть вытащить тебя за территорию общаги, а то всем влетит.

Я быстро встал, вывалил свои вещи из пакета и, быстро одевшись, вышел за дверь. Там стояла Настя в том же халате с моей курткой в руках. Отдав её, она повела меня через подсобное помещение на пожарную лестницу, и мы достаточно быстро спустились вниз.

В самом низу, пройдя через комнату с устойчивым запахом табака и большой пепельницей посередине, Настя открыла задвижку на двери с висящим навесным замком. Что удивительно, замок при этом так и остался висеть не открытым. Это явно и был черный выход, которым пользовались местные для прохода мимо вахты.

– Ну всё, бывай, – сказала Настя и, не дожидаясь моего ответа, захлопнула у меня перед носом дверь.

Я оказался на улице во внутреннем дворе, огороженным по периметру забором из сетки рабицы. Было ещё довольно темно, но вокруг уже начинало светать. Трезво рассудив, что выход должен быть где-то рядом, я, накинув на себя куртку и нацепив вязаную шапочку, по цепочке следов дошёл до забора и пролез наружу, через отломанную и прислоненную секцию, которая была подвязана на проволоке. Пройдя ещё метров тридцать и обойдя какое-то небольшое здание в виде подстанции, выбрался на расчищенный тротуар с проезжей частью. Оглянувшись, сразу узнал место, где я был, это студенческие общаги педагогического университета, довольно известное место в среде студентов.

Вдалеке виднелась городская библиотека, поэтому, поняв примерно, где нахожусь, не торопясь, я побрёл к остановке общественного транспорта. Достав из кармана свой телефон, попытался его включить, но безрезультатно, стало очевидно, что он полностью разряжен. На остановке стояла молодая пара, я подошёл к ним и спросил:

– Как попасть в НИИ гриппа?

– Мы не знаем, – ответил молодой человек, даже не посмотрев на меня.

Но я попросил:

– Посмотрите в Яндекс картах, мой смартфон сел, а я опаздываю на встречу.

Девушка, с которой стоял парень, достала свой смартфон и объяснила, как мне доехать до нужного мне места.

Так узнав маршрут к НИИ, я уже через час подходил к проходной.

Там на охране, показав договор, мне пришлось прождать ещё минут двадцать, пока за мной не пришла симпатичная дама лет тридцати пяти в белом халате. Она помогла мне оформить пропуск и провела меня по тротуарной дорожке метров четыреста мимо двух больших зданий до основного корпуса.

Видя, что я внимательно всё осматриваю, но сказала:

– Обычно здесь проводят только лабораторные исследования, а испытание вакцин обычно передают в больницы, в отделения вирусологии. Но в данном случае решили сделать исключение для ускорения тестирования. Для вас подготовлен специальный изолированный бокс из двух блоков, с ванной комнатой и санузлом. Также там есть телевизор, и всё необходимое для того, чтобы спокойно прожить две недели.

Помощник профессора Безенецого. 11 лет назад. Утро 9:20.

Когда Леночка привела к нам на отделение молодого паренька под метр семьдесят, мне сразу бросились в глаза его бледное лицо и красные глаза.

– По ходу дела это и есть подопытный доброволец, – подумал я. – Нда, похоже, парень действительно приболел, судя по его состоянию. Ну, вот сейчас и проверим новую вакцину. Жаль, что это придётся делать без профессора, его неожиданный инсульт чуть не сорвал все планы по испытанию вакцины, и мне стоило огромного труда убедить руководство, что мы справимся и без профессора. Мне даже пришлось подделать его подпись и предоставить на скорую руку составленный график испытаний и порядок действий, но тут нужно идти на риск, так как шанс занять место руководителя у меня появился только сейчас. Если отложить испытание вакцины, то назначат другого руководителя и ещё десять лет придётся ходить в замах, а то и вообще сократят. Как говорится, кто не рискует, тот не пьёт шампанское. Упускать такой шанс ни в коем случае нельзя. Профессор, конечно, гений, но всю нудную работу выполнял именно я, и поэтому получу заслуженные поздравления и место руководителя проекта.

Глава 2. Поиски решений

НИИ гриппа. Лаборатория. Зал для конференций. Десять дней после начала испытания вакцины. 20:00

– Попрошу у всех внимания, – сказал Борис Павлович, встав за импровизированную трибуну, наспех установленную в столовой.

– К нам приехали представители из министерства Медицины и Роспотребнадзора для того, чтобы разобраться в возникшей непростой ситуации. Сейчас я зачитаю все последние данные, и мы совместно попробуем разобраться, приняв правильное решение.

Итак. После введения антивирусного препарата подопытному десять дней назад, всё шло, как и планировалось. Уже через три часа температура нормализовалась. Через пять часов начали пропадать внешние симптомы болезни. Утром подопытный чувствовал себя совершенно здоровым. Первичный анализ крови показал, что все показатели в норме. Признаков болезни не обнаружили. К сожалению, сравнить анализы до и после применения препарата не получилось, так как всё это происходило в спешке, и анализы забыли взять…

– Извините… Я – доктор Ларионов из министерства. Как такое вообще могло произойти? Тем более, у Вас! Здесь?! Это же отделение вирусологии. Здесь такое вообще недопустимо! Мне придётся доложить о вашей преступной халатности. Да! Да, именно преступной. Этак вы и вирусы выпустить можете, а здесь у вас хранятся весьма опасные штаммы.

Всё помещение погрузилось в тишину. Только сиденья поскрипывали под работниками лаборатории.

– Ладно, это мы обсудим позже. Продолжайте доклад.

–Итак… На чём я остановился? – сказал внезапно вспотевший и покрасневший Борис Павлович.

– А, вот. По результатам первичных анализов и внешних признаков испытуемый выглядел выздоровевшим. На третьи сутки пришли первичные, положительные, анализы по ДНК и РНК вируса. В крови присутствовал вирус. Новый! Скорее всего, мутировал или первичный вирус сезонного Гриппа А, или введённый убийца вирусов, который не самоуничтожился после подавления вируса гриппа. Нами были проведены испытания на морских свинках по упрощённой системе, им ввели частицы крови с новым вирусом. Как больным с гриппом А, так и здоровым. У больных происходило улучшение самочувствия и пропадали симптомы заболевания, а вот у здоровых всё было намного хуже.

Хотя концентрация его и была очень незначительна, все подопытные животные моментально заболели. Через три часа у них резко подскочила температура. Одно животное от этого умерло через час. При попытке сбить температуру обычными препаратами подопытные животные гибли в течение одного часа. За последние семь дней мы повторяли тесты несколько раз, все здоровые животные в итоге умерли. Те, которых мы пытались лечить, в течение трёх-семи часов. Те, которых мы не лечили, умирали в течение суток.

Испытали новый вирус также на заражённых крысах другими вирусами. Такими, как Птичий грипп, Свиной грипп, Гриппы штаммов А, В, С, Д. Также использовали Испанский и Гонконгский варианты. Результат положительный, во всех случаях новый вирус подавлял и уничтожал клетки других вирусов в течение очень короткого времени.

Сейчас проводим испытания на вирус эболлы. Первичные результаты говорят о полном выздоровлении от этого вируса, но при этом сам вирус остаётся в клетках организма, и при контакте со здоровой особью та заражается и умирает в течение суток.

– Позвольте, я опять вас прерву. А кто дал Вам право проводить здесь столь рискованные опыты, в том числе и с эболлой? Рядом населённый пункт с населением около семидесяти тысяч человек. Вы представляете, что может произойти, если у Вас опять случится нештатная ситуация? Вы отдаёте себе отчёт о том риске, которому вы подвергаете город с населением более пяти миллионов человек, который будет следующим в цепочке. Для таких опытов есть специальные лаборатории, находящиеся в Сибири в очень большом удалении от населения. Я буду настаивать перед руководством о закрытии вашего проекта и передаче дела в прокуратуру для выявления всех участников этих рискованных проектов, – сказал возмущённый доктор Ларионов.

– Позвольте, я отвечу на вопрос о степени риска. Вы, похоже, ещё не до конца поняли ситуацию. Новый штамм вируса, которому пока мы не дали названия, опасен для всех здоровых людей и большинства животных. Если он вырвется на свободу, это будет самая настоящая пандемия. Все здоровые люди умрут в течение суток после заражения, и распространится он очень быстро. Всегда найдутся больные люди или животные, или птицы, которые будут непрерывным разносчиком вируса, так как условно будут здоровыми.

– Тогда нужно немедленно уничтожить этот вирус и прекратить все исследования до особого распоряжения.

– Вы забываете, что инфицированный – человек. Молодой парень, девятнадцати лет. И по условиям договора мы должны его выпустить через четыре дня, – сказал Борис Палыч.

– Нет, это Вы здесь заигрались в богов. Кто вам дал право ставить подобные эксперименты на человеке?

– У нас есть разрешение от Вашего министерства, а также президентский гранд на разработку вакцины. Вы должны быть в курсе, что от сезонных гриппов в год по нашей стране умирает от трёх до семи тысяч человек. И необходимость в данной вакцине более чем актуальна.

Тут в зале поднялся и прошёл к трибуне представитель Роспотребнадзора.

– Здравствуйте, меня зовут Боженов Максим Викторович. Можно просто Максим Викторович.

Давайте оставим все разногласия на время и попробуем выработать план действий. Что и как мы будем делать совместно, а во всём случившемся будет разбираться правительственная комиссия. Она определит, почему это всё произошло и кто за это отвечает.

Поэтому первое – это необходимо прекратить все опыты и исследования по данной теме.

Второе – ограничить и минимизировать доступ к заражённому.

Третье – установить вооружённую охрану и наладить максимально жёсткий карантин.

Четвёртое – все существующие образцы уничтожить, в том числе и инфицированных животных.

Пятое – инфицированного никуда не переводить, обеспечить его максимальную изоляцию.

Никакое лечение не проводить, никаких препаратов не давать. Ограничится только обычными анализами. При проведении сбора анализов и обследования необходимо присутствие минимум 2 сотрудников охраны из спец подразделения обученных обращению с больными высшей категории опасности и имеющими наивысшие допуски, для этих целей вам выделят специалистов из министерства обороны, которые наладят систему контроля и доступа к заражённому.

 

Шестое – заменить средства вирусной защиты на военные, они могут выдержать даже несильный удар ножа, их очень мало, но я постараюсь выбить для вас несколько экземпляров. Нужна та же максимальная секретность и ограничение доступа.

С инфицированным провести беседу, подключите психологов. Обеспечить ему максимальный комфорт. Нужно не допустить его попыток выбраться из карантина, и лучше, если это будет на добровольной основе. Но также предусмотреть любой вариант сдерживания. Он вроде студент? Я отдам распоряжение, чтобы его призвали в армию, будет как альтернативная служба. При этом после призыва на него будут распространяться устав, а у военных ответственность намного строже. Если он захочет продолжить обучение, найдите ему возможность заочного обучения. Доступ в интернет ограничить и отслеживать.

Остальные инструкции вы получите через два дня после сегодняшней встречи. От специально созданной комиссии. На этом наши прения я считаю законченными. Специальная комиссия займётся расследованиями всего этого беспредела, который вы тут учинили.

НИИ гриппа. Вирусный блок. 6 месяцев спустя.

Я уже десять минут как проснулся, но открывать глаза не хочется. Опять увижу этот опостылевший мне блок, эти ненавистные бежевые стены. Как же меня всё это достало, а ведь так всё замечательно начиналось и выглядело так заманчиво. Но всё испортилось, когда через две недели пребывания в вирусном боксе меня отказались выпускать. А ведь я думал, что всё идёт хорошо. Температура спала в первый же день, симптомы гриппа прошли, и я думал, что пребывание здесь вот-вот закончится. Когда меня отказались выпускать, я попробовал устроить скандал, но меня игнорировали, к обеду появилась пожилая женщина, стоя за бронированным стеклом, она через переговорное устройство представилась психологом и объяснила, что у них возникла внештатная ситуация, а мне придётся задержаться в боксе на неопределённый срок. К вечеру у меня началась истерика, я ходил по боксу, кричал. Потом начал долбить стулом по стеклу двери и требовал выпустить меня немедленно. Тут же ко мне в бокс заявились два амбала. Одетых в странную зелёную спец защиту и, подойдя ко мне, просто ткнули в меня палкой. Я тут же схлопотал нехилый разряд электрошокера и очутился на полу. При этом разряд был такой силы, что я даже обмочился. Они сказали, что будут повторять эту процедуру до тех пор, пока я не успокоюсь. Не знаю, сколько я пролежал на полу, рыдая от унижения, но после этого я впал в апатию, мне ничего не хотелось делать. Ведь по факту я оказался в тюрьме с неясными перспективами и на неопределённый срок.

Через несколько дней мне принесли бумагу. Приказ о зачислении меня на срочную службу в Тридцать первую отдельную химическую роту войск радиационной, химической и биологической защиты. На мой комментарий, что я имею освобождение на время учёбы и не собираюсь ничего подписывать, мне ответили, что моего согласия и не требуется в связи со специальным приказом министра обороны. Мне передали журнал с надписью устав и сказали изучить его. Также сообщили, что на меня теперь распространяется Федеральный закон сто сорок один, и теперь я не гражданское лицо, а военнослужащий в звании рядового. Но фактически в моём положении не изменилось ничего, через месяц мне дали возможность написать родителям в Тверь. Но сразу предупредили, что будет жестка цензура, ни о чём произошедшем рассказывать нельзя.

Ещё через неделю на моё требование, что я объявлю голодовку, мне предоставили доступ в интернет по два часа в день, но под присмотром сетевого админа. И при первой же попытке войти на страницу в контакте мне заблокировали доступ на три дня. Когда я, маясь от скуки, стал требовать чтобы мне дали чем-либо заняться, то мне предложили перевестись на заочное отделение в моём институте, так как действительно мне нечем было заняться, мне пришлось согласиться. И время понеслось семимильными шагами. Так я не учился никогда в своей жизни. Фактически всё время я стал посвящать учёбе, что позволяло отвлечься от окружающего мира. Направление я выбрал, конечно, связанное с вирусологией и общей медициной, чтобы понять, что со мной произошло.

Министерство здравоохранения. Кабинет первого заместителя министра здравоохранения. 1год спустя.

– Итак, начнём совещание. На повестке дня инцидент в НИИ гриппа произошедший год назад. Прошу директора НИИ выступить и обрисовать сложившуюся ситуацию, – сказал молодой человек в строгом костюме с бейджиком

– Здравствуйте. Меня зовут Виктор Павлович Трухин, я являюсь директором НИИ гриппа вот уже семь лет. Вы все уже ознакомились с переданным вам всем отчётом о происшествии. Своими словами могу только добавить, что до сих пор проблема не решена и видимых путей решения мы не нашли, да и проводить какие-либо исследования нам запретили. Нами присвоено название вирусу как «Нулевой вирус». Ситуация по инфицированному добровольцу, студенту которого зовут Егор, следующая.

Принудительно призвав его в армию, мы выиграли время с отсрочкой в решении вопроса его изоляции. Но год его службы практически прошёл, и нужно принимать решение, как быть дальше. Профессор Безенецкий, после инсульта идёт на поправку, но после скандала, когда министерство здравоохранения обвинило его в неудавшимся испытании вакцины-вируса, сотрудничать с нами категорически отказался. Тем более, когда его официально лишили звания профессора, запретили преподавательскую деятельность и запретили заниматься исследованиями в области вирусологии. В данный момент профессор проживает в Красном Селе Санкт-Петербурга в своей трёхкомнатной квартире, за ним установлена слежка, но он ведёт замкнутый образ жизни и ни с кем не общается, интернетом не пользуется.

– У кого есть предложения, как нам дальше поступать? – спросил заместитель министра.

Все собравшиеся потупили взор, перебирая каждый свою стопку выданных всем отчётов.

– Ну, раз все молчат, то предлагаю поступить по разработанному моим ведомством плану, следующим образом.

Официально сообщить о смерти рядового Егора Савина. Родным отправить соболезнования и назначить пенсию. Со всех участников взять ещё одну подписку о неразглашении. Егора Савина ни для кого с этого момента не существует. Отныне он будет называться Нулевой пациент. Приказ об этом подпишут завтра. Нулевой пациент навсегда остаётся в вирусном блоке. Пожизненно, или пока не найдут вакцину от этого вируса. Финансирование будет проходить по отдельной статье. Также просьба обеспечить максимально возможный для него комфорт, только не в ущерб безопасности, – немного промолчав и тяжело вздохнув, заместитель министра добавил, – да, не повезло парню, он, как граф Монте-Кристо, осуждён пожизненно, и никто не узнает, что он жив. Итак, у кого есть вопросы? – спросил заместитель министра и осмотрел всех присутствующих.

– Раз ни у кого нет вопросов, то все свободны. А вас, господин Трухин, я попрошу остаться, – как в одноимённом фильме произнесла заместитель министра. – Обсудим с вами финансирование и сопутствующие вопросы.

Вирусный блок. Нулевой пациент. 6 лет спустя.

Я лежал на полу рядом с ненавистной кроватью, всё тело неимоверно болело. После неудавшейся попытки побега месяц назад, когда мне удалось вырваться из своего бокса. Тогда я почти сумел добежать до лестницы, но неудачно споткнулся о внезапно выбежавшую на шум лаборантку Елену. А там подоспели отставшие от меня мордовороты в защитных костюмах и просто вырубили меня ударом ботинка в голову. Ох, Леночка, как же так получилось? Ты была единственным лучиком света в этом царстве тьмы.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru