Космическая сага. Альфа Центавра. Книга вторая

Дмитрий Александрович Найденов
Космическая сага. Альфа Центавра. Книга вторая

Глава 5. Спецназ не любит слабаков

Тише летучей мыши, быстрее сапсана,

Но он – нас нет уже, там, где ищут, работает ССО – он!

Действуя по ситуации, чёткий имея план,

Силы спецопераций, снова уходят в туман.

Тише летучей мыши, быстрее сапсана,

Но он – нас нет, уже там, где ищут, Работает ССО – он!

Сила спецназа не в мускулах, а в мозгах.

Будь профессионалом в бою, пусть противник умрет героем.

Помни, что в рукопашной схватке побеждает тот, у кого больше патронов.

Алексей Коркин

Захлопнув дверь шлюза, я нажал красную кнопку аварийного прохода без процедуры дезактивации, и как только дверь открылась, я, открыв забрало шлема, скорчил кривую физиономию и дико закричал:

– Реактор пошёл вразнос. Сейчас здесь всё взорвётся, – бросился вперёд в коридор, где был технический шлюз. И пока охрана не сориентировалась, я скрылся за поворотом и нырнул в техническую шахту, после чего добежал до лифта и нажал на самый дальний от этого этаж. Тут же завыла аварийная сирена, и раздалось предупреждение по общей связи.

– Всем внимание, аварийный реактор, возможности отстрела нет, всем приготовиться к детонации. Корпус подъёмника начал дрожать, и я остановил его, выскочив на каком-то техническом этаже, свернув в технический коридор и следуя схеме на тестере, пролез в одну из нычек, где я и собирался пересидеть, пока взрыв не уляжется. Как того и требовал регламент. Через минуту, когда корпус стал вибрировать, на коммуникатор тестера пришло сообщение, мигающее красным светом. Там сообщалось, что диверсию провёл бывший сотрудник службы безопасности совместно с одним из техников, поэтому всем просьба проявлять предельную осмотрительность и всех подозрительных личностей необходимо задерживать. Тут корпус сильно содрогнулся, и меня очень сильно приложило о противоположную стенку небольшого помещения. Я проверил настройки тестера и выяснил, что он числится анонимным в сети, и по нему меня не смогут отследить, но вообще моё везение было невероятно запредельным. Меня, конечно, многому научили, но сами инструкторы утверждали, что попасть на корабль незаметно и провести диверсию практически невозможно. Тут корпус содрогнулся ещё раз, и я додумался использовать тестер для поиска сообщений на техническом форуме, и тут я заулыбался. Свою задачу я выполнил, после взрыва первого реактора сильно пострадал соседний с ним, и его удалось отстрелить. Но потеря двух реакторов, практически делала дредноут грудой железного хлама, так как продолжить своё преследование, и тем более вести полноценный бой с кораблями противника он не мог. Да и вообще, командование на полном серьёзе рассматривает вариант эвакуации команды на соседний крейсер.

Но отдохнуть мне не дали, моя интуиция вскричала об угрозе, и я успел достать оба своих пистолета. Один из них был старого образца, стреляющего пулями, и новый плазменный, спрятанный под скафандром. Первого ворвавшегося бойца противоабордажной команды я принял на выстрелы сразу обоих пистолетов, уложив оба выстрела чётко в лобовой щиток, и оба выстрела смогли пробить защиту лицевого щитка, поэтому, не опуская пистолетов, я вскочил и спиной назад бросился в соседний коридор. Моя предосторожность себя оправдала, следом за первым солдатом ворвались сразу два солдата, и я успел их ликвидировать точными выстрелами в забрало. Но следом за ними влетели две гранаты, так как я уже практически покинул схрон, то мне удалось выскочить из него до того, как они сработали, поэтому меня не оглушило, и я в ответ использовал последнюю свою плазменную гранату, крутанув таймер на ней на максимальную задержку в пятнадцать секунд.

Выскочив в проём двери, я вернулся обратно и произвёл пять выстрелов из плазменного пистолета за угол дверного проёма, не целясь, после чего со всех сил побежал по коридору стараясь убежать как можно дальше и в то же время опасаясь выстрела в спину.

Я уже добежал до конца коридора, как рядом с моей головой пуля, выпущенная преследующими меня солдатами, выбила яркую искру. В тот же момент за спиной раздался взрыв с яркой вспышкой, хранимого в схроне спирта. Я не слышал крики горящих заживо людей, но ощутил их боль даже через закрытые мною каналы внешних ощущений.

Не останавливаясь, я бежал вперёд, стараясь понять, как меня нашли. Для этого, как меня учили, я попробовал разделить своё сознание и посмотреть на проблему одновременно с разных сторон. После нескольких секунд бешеного бега я понял, что единственная причина, как меня могли найти, это тестер с режимом мини компьютера. Надеяться, что подобный бизнес на корабле в течение многих лет полёта будет не под контролем спецслужбы, было серьёзной ошибкой. Я замер на несколько секунд и сосредоточившись стал перелистывать нужные мне планы помещений, стараясь запомнить максимально подробно планы уровней и переходов. Меня, конечно, хорошо учили, и я был не последним учеником на курсе, но объём был очень большим. От усилий всё запомнить у меня заболела голова, но времени осознать это у меня не было, поэтому пробегая мимо шахты лифта, я скинул устройство в него и побежал дальше, ориентируясь по памяти. Через пять минут безумного бега я уже думал, что оторвался от преследующих меня, когда в одном из коридоров мне навстречу выскочил отряд солдат. Я успел нырнуть обратно в переход, но от усталости меня начало мутить, и я прижался плечом к стенке туннеля. В тот же миг напротив того места, где только что была моя голова, появились два отверстия размером с кулак.

Как говорил мой личный инструктор, случайностей не бывает, тем более в спецоперациях. А всё это свидетельствует только о том, что мне встретились не простые бойцы, а бойцы спецназа. Тягаться с ними мне не с руки, тем более, не имея необходимого снаряжения. Но как мой инструктор всегда меня хвалил за импровизацию, которая вводила в ступор даже бывалых бойцов.

Поэтому я сделал свою коронную фишку. Пробежав до следующего перехода, я, открыв люк пожарной сигнализации, вырвал несколько проводов и, приоткрыв люк, стал натягивать провода в совершенном хаотическом порядке. После чего поставил рядом с приоткрытой щелью двери инструментальный ящик с лямками, который тащил на своей спине, подведя к нему несколько проводов. После чего побежал дальше. Я надеялся, что мой трюк сработает, как и на прошлых учениях, когда меня все старались завалить. Тогда никто не смог понять, что это муляж, и это мне дало шанс пройти экзамен, пусть и не с первого раза, но важен результат.

На ближайшем перекрёстке я перебрался в соседний туннель и побежал практически в противоположную сторону, практически навстречу, преследовавшим меня солдатам. Тут корабль ещё раз тряхнуло, и раздался сигнал об общей эвакуации.

Говорить, что я бежал на пределе своих сил, значит, не сказать ничего. Мои мышцы не просто болели, они жгли огнём от перегрузок. Дыхание давно сбилось, и я дышал на автомате, стараясь нагнать в лёгкие как можно больше кислорода. Перед глазами у меня уже всё плыло, но я знал, что мой предел ещё далеко и расслабляться ещё рано. Следуя запомненному плану, я выскочил на ярус со спасательными капсулами, перед собой я увидел спину двоих офицеров, спорящих, кто из них залезет в одиночную капсулу, поэтому я, не задумываясь, произвёл два выстрела им в затылок и собрался уже улечься в спасательную капсулу, как моя интуиция взвыла, и я присел, а над моей головой пронёсся кусок металлической стойки. Из соседней ниши выскочил здоровый мужик с куском трубы, который явно прятался до этого и ждал, чем закончится спор офицеров, наверняка, собирающийся занять спасательную капсулу. Я не стал с ним бороться и просто произвёл выстрел из плазменного пистолета ему в грудь, отчего в ней мгновенно образовалась дыра размером с кулак.

Нырнув в капсулу, я активировал срочную эвакуацию, от чего меня просто вдавило в капсулу и я на секунду потерял сознание, но, как только я смог соображать и двигаться, то первым делом, вскрыл панель управления и начал вынимать предохранители в виде небольших шпилек для выключения системных датчиков. Мне необходимо сделать капсулу мёртвой, иначе меня могут загрести в эвакуационный модуль, а выбраться в таком случае будет уже проблематично. Как только дисплей погас, а вместе с ним и все функции спасательной капсулы, я успокоился и немного расслабился. Проверив данные скафандра, я убедился, что воздуха мне хватит на несколько часов. Переведя расход энергии и кислорода на минимум, я постарался расслабиться и проанализировать всё произошедшее со мной.

Моя капсула летела в космическом пространстве мимо пролетавших кораблей, и главная опасность для меня попасть под огонь противометеоритной защиты. Всё со мной произошедшее не укладывалось у меня в голове. Настолько удачное стечение обстоятельств было просто невероятным. Понятно, что тут сыграло немалую роль и моё трёхлетнее обучение в спецкорпусе для диверсантов и особое отношение в нём ко мне. Отношение как к лишнему в их структуре, как к выскочке, поэтому мне приходилось сложнее, чем всем остальным, и я сейчас был, в принципе, рад этому, так как я учился больше всех, каждый экзамен для меня превращался в сущий ад. Некоторые экзамены я сдавал по нескольку раз, но я сдавал их сам. Даже инструкторы, которые меня пытались постоянно завалить, со временем начали меня уважать. Сложнее всего мне приходилось на спарринге, так как против меня всегда выставляли профессиональных бойцов. Летя в мёртвой капсуле, я предался воспоминаниям, как я пришёл в учебный центр.

Я попал с задержкой на двое суток, и отряды уже были сформированы, поэтому когда я появился в учебном классе на курсе по выживанию, меня встретили нерадостно.

– Разрешите доложить, курсант Волков прибыл для прохождения спецкурса.

– Курс укомплектован, поэтому иди, мальчик, отдыхать, придёшь со следующим набором. Нам некогда тратить время на офицерских сынков.

– Сэр. Я не могу прийти в следующий раз, мне необходимо пройти ускоренный курс именно с этим набором, – сказал я, стоя навытяжку и смотря в одну точку. Говорить свою истинную фамилию я не собирался, как и говорить, что веду курс подготовки новых пилотов. Я решил, что смогу достичь всего сам, невзирая на своё имя.

 

Подойдя ко мне, инструктор сделал неуловимое движение, и меня унесло метров на восемь от жёсткого удара в грудь. С огромным трудом я поднялся и молча вернулся на прежнее место, встав за спиной сержанта, который уже повернулся ко мне спиной.

– Разрешите доложить, курсант Волков прибыл для прохождения спецкурса, – повторил я, с трудом сдерживая сильную боль в сломанных рёбрах.

– Ты что? Бессмертный? – спросил сержант, пытаясь ударить меня с разворота.

Я не стал уклоняться от удара, но напряг все свои мышцы, стараясь распределит удар противника, но вместо ожидаемого удара я получил подсечку от крутанувшегося сержанта.

После того, как я упал, мою шею моментально взяли на удушающий.

– Ты придёшь со следующим набором, – процедил он, сдавливая мне позвонки и шею. Я боролся до последнего. Но тогда он нанёс несколько ударов по моему телу, отключая контроль над моими мышцами. После чего я потерял сознание.

Не знаю, сколько я пролежал, но я очутился на том же месте, где и упал, а перед сержантом стоял уже другой отряд, которому он что-то объяснял.

Моя голова безумно болела, а тело не хотело слушаться, но я заставил себя подняться на ноги и встать по стойке смирно.

– Разрешите доложить, курсант Волков прибыл для прохождения спецкурса, – повторил я, с огромным трудом выговаривая слова.

По взгляду курсантов я понял, что меня заметили, но я стоял навытяжку, ощущая, как из моего носа течёт кровь, а левая рука до сих пор парализована.

Сержант, развернулся и подошёл ко мне, долго смотря мне в глаза, а я смотрел сквозь него, стараясь удержать равновесие и не выдать мимикой лица, каких усилий мне это стоило.

– Послушай, парень. Я тебе сказал, что курс набран и мне чихать на распоряжения генерала, приславшего тебя. Придёшь через год, и я лично пожму тебе руку.

– Курсант Волков прибыл для прохождения спецкурса, – повторил я,.

После чего провалился в беспамятство. Этот удар я не смог заметить. Только угасающим сознанием, я успел услышать его ответ:

– Ну ты сам напросился, парень, потом не проси пощады.

Очнулся я в медицинском блоке, который в будущем стал для меня постоянным местом, где меня приводили в чувства. Нужно отдать должное сержанту и его помощникам. Мне никогда не ломали кости и не наносили серьёзных увечий, но боль стала сопровождать весь трёхлетний курс моего обучения. На мне показывали все приёмы, я первый проходил все полосы препятствий. В спарринг я выходил всегда против более сильного противника, а как только я научился давать отпор, то противников становилось два, а потом и три. Через десять месяцев это начало давать свои плоды. Я стал лучшим вначале в отряде, а потом и на всём курсе, что только раззадоривало инструкторов ещё больше. Только на третьем курсе перед экзаменом меня вызвал сержант, руководящий выпуском и принимавший меня в начале.

Когда я вошёл в маленькую каюту, где в спартанской обстановке жил главный инструктор всего училища, носящий лычки сержанта, но, кем он является на самом деле, никто не знал. В каюте сидело шесть инструкторов со всего курса, и все внимательно смотрели на меня. Я ожидал чего угодно, но только не вопроса, который мне задали.

– Кем приходится тебе Адмирал Кортушев? Отвечай честно, и тебе за это ничего не будет.

Я, подумав секунду как меня учили, решил ответить честно.

– Он – мой вассал.

От моих слов в каюте возникла гнетущая тишина. После небольшой заминки сержант, расстегнув китель, спросил очень тихо:

– А как твоя настоящая фамилия?

Глава 6. Спасательное судно Земной Федерации

Позвать на помощь

– совсем не самое главное условие для спасения,

хотя и очень важное.

Вера Шенгелия

– Моя фамилия Машеньяк, я – глава рода, входящий в двадцатку Великих родов.

– Приплыли, – проговорил сержант, обучавший меня.

– Сэр, на время прохождения курса, я – курсант, и моя причастность к аристократии не должна быть препятствием для прохождения обучения. Напротив, спрос с меня должен быть вдвойне.

– Хорошо, а что ты делал каждый вечер в капсуле виртуальной реальности? Мы думали, что ты общаешься с кем-то в виртуальной реальности, есть такая мода у нынешней молодёжи. Просто получить доступ к капсуле мы не смогли даже с помощью связиста, как и доступ в каюту, где она расположена.

– Я являюсь лётным инструктором космической академии первого флота, преподаю фигуры высшего пилотажа для новичков и офицеров, проходящих переподготовку. После занятий я обязан проводить виртуальное обучение по несколько часов. Когда я ввиду травм, полученных в ходе тренировок, не могу летать, я провожу теоретический курс.

– А почему ты тогда не носишь форму пилота?

– В форме пилота вы бы меня точно не взяли обучать, а по специфике своей работы мне часто приходится попадать в ситуации, когда я оказываюсь в физическом контакте с противником.

– Подожди, но ведь большинство аристократов было эвакуировано в первую волну, почему ты не улетел с ними или с последующими кораблями?

– Без меня шансов отбить первую волну нападавших практически нет. Поэтому я проигнорировал мнение Совета и остался защищать Проксиму, и покину её, когда шансов на выживание колонии уже не будет.

– Хорошо, и что нам с тобой делать? Нас же за это могут отдать под трибунал, мы и так превысили свои полномочия?

– Всё останется, как и раньше, до тех пор, пока я не сдам все экзамены, и я хочу, чтобы поблажек мне не делали и я прошёл максимально жёсткий курс подготовки.

– Хорошо, идите, курсант, к себе, а мы тут с инструкторами всё осудим.

С того момента отношение ко мне серьёзно изменилось, но, как я и просил, поблажек мне не делали и мне пришлось очень постараться, чтобы сдать экзамены на девять балов из десяти возможных.

Очнулся я от того, что меня трясли, пытаясь привести в себя. Я очнулся и не сразу смог понять, где я нахожусь.

– Да просыпайся ты, – сказала девушка в скафандре, пытаясь привести меня в чувства, я по инерции спросил:

– Где я? – и спросил я на старом земном диалекте английского, на котором и обратилась ко мне девушка.

– Эвакуационное судно, мы тебя случайно засекли, чуть не сбили, но вовремя сработала система распознавания. Мы в секторе, контролируемом повстанцами, поэтому твоё спасение ещё ничего не значит, нас в любой момент могут сбить эти отщепенцы. Ты, я смотрю по скафандру, техник с «Доры». Вовремя ты выбрался, говорят, что там сработал камикадзе, который проник на корабль и подорвал себя вместе с реакторами.

Пока девушка говорила, я немного осмотрелся, вокруг было около двадцати человек, и все они сидели на простых креслах, установленных в несколько рядов, вид у всех был уставший и не особо радостный. Сам корабль был небольшой, скорее всего, списанный транспортник старого образца с консервации. Капсулы на таких, насколько я помню, не оставляли, а выкидывали за борт, оставляя только эвакуированных. Никаких противоперегрузочных кресел, значит, и летать он быстро не сможет. Нужно принимать решение, что мне делать дальше. Определить, что я не из Земной Федерации, труда не составит. Есть много нюансов, о которых я не знаю.

– А почему мы отстали от кораблей?

– Они отступили после потери «Доры», а у нас скорость только как у системника, да и запас топлива очень мал.

– А что стало с «Дорой»? – спросил я.

– От взрыва реактора произошло смещение корпуса, и два реактора пошли вразнос, один отстрелили, а на втором вроде сработала аварийная система глушения, но, как оказалось, реактор всё равно вышел из-под контроля и взорвался. Часть плазмы прорвалась в оружейную секцию, а там уже начали рваться боеприпасы. В итоге его разорвало на несколько частей. Командующий и весь высший офицерский состав погибли, не успев эвакуироваться. Этот придурок запретил эвакуацию офицерам, чтобы показать какой он бесстрашный, а когда стало понятно, что кораблю угрожает взрыв оружейной секции, эвакуироваться было поздно, а штатный отстрел командной рубки не сработал, так как корпус серьёзно пострадал. Скорее всего, его зажало между переборок, печальная судьба.

– Какие у нас шансы выбраться?

– Практически никаких. Связь глушится, и сообщить о своём местоположение мы не можем. Топлива мало. Еды почти нет. Помощи ждать нам неоткуда. Это были последние силы на ближайший год, следующий флот подойдёт нескоро, столько времени мы не протянем. Те, кто атакуют систему, уже выдохлись и скоро отступят, дожидаться следующего флота. Сдаться нам не дадут, так как на борту среди спасённых два сотрудника СБ, а они запрограммированы в плен не сдаваться, поэтому, скорее всего, мы или помрём от голода, или они постараются взорвать реактор. Так что твоё спасение временное, поэтому можешь не благодарить, в любом случае участь не весёлая.

– Можешь показать, где мы сейчас находимся?

Она достала небольшой планшет и открыла карту, после чего показала мне координаты корабля в нескольких масштабах, которые я постарался запомнить.

После этого я внимательно осмотрел всех присутствующих и нашёл только одного сотрудника СБ. Девушка в это время помогла мне усесться в кресло у самого выхода в шлюзовую камеру и уселась рядом.

– А где второй сотрудник Службы Безопасности? – спросил я, ища выход из ситуации.

– В кабине пилотов контролирует, чтобы никто не подал сигнал о помощи. Он предложил разогнаться в сторону места базирования нашего флота, но это значит, пройти через минные поля повстанцев и их станцию обнаружения, а это гарантированная смерть или от мины, или от чокнутых сбшников.

– А кто ты? Слишком много ты знаешь для обычного человека? – спросил я.

– Я из свободных. Мой отец имел высокую должность и хороший статус, но в своё время поддержал не тех, кого надо, и в качестве наказания его выслали, отправив в экспедицию. Хорошо, что не лишили прав, а так была возможность устроиться на Проксиме и занять хорошую должность. Но ты задаёшь очевидные вопросы, которые знают практически все, кто ты?

– Тот, кто может спасти твою жизнь, сможешь проводить меня в кабину пилотов? Мне нужно переговорить с офицером СБ.

– Ты уверен? Пройти ты сможешь только один раз, и он уже пристрелил второго пилота за панику. Его отправили в космос несколько часов назад.

– А вариантов у нас нет, ты сама сказала, что выжить тут практически невозможно, поэтому сообщи пилоту, что у меня есть координаты скрытой базы, где можно спрятаться и дозаправиться, – сказал я, анализируя ситуацию. Провести офицера СБ будет непросто, и скорее всего, он возьмёт меня сразу на прицел.

Когда она встала с кресла, отсоединив крепления, я схватил её за руку.

– Это ещё не всё, когда он направит на меня оружие, ты, досчитав до шестидесяти, должна упасть в обморок. Это очень важно, если мы не договоримся, то второго шанса попасть в кабину пилотов нам не дадут.

Она внимательно посмотрела на меня и спросила:

– Как тебя зовут?

– Зови меня Александр, – сказал я.

Она посмотрела на нашивку на моём скафандре, где было указано совершенно другое имя.

– Не спрашивай лучше, нам надо выбраться живым из этой ситуации, и я знаю, как это сделать.

– Ольга, – сказал она и отправилась между рядами к бронированной двери.

Что она говорила, я не слышал, но переговоры заняли у неё почти десять минут, и я уже начал обдумывать другой план, когда она махнула мне рукой, подзывая меня.

Я, не торопясь, отстегнулся и направился к ней.

Подойдя, я спросил:

– Ну как успехи?

– Он хочет переговорить с тобой. Приложи левую руку к пластине и закрой шлем, сработает голосовой режим с кабиной пилотов.

Я сделал всё, что она просила, и когда я закрыл шлем, стекло забрала потемнело, и в ушах раздался раздражённый и недовольный голос.

– Назовитесь, кто вы, и назовите причину, по которой я должен вас впустить. Предупреждаю, мой помощник уже стоит за спиной у вас и взял вас на прицел, поэтому не делайте глупостей. Он не спал уже двое суток, поэтому очень нервный и может неправильно среагировать на ваши движения.

– У меня есть координаты, где можно переждать под пологом невидимости, там небольшая база. Всех не вместит, но человек десять там поместятся, мы ремонтировали там систему маскировки и коды технического доступа у меня есть, оттуда можно связаться с флотом и вызвать помощь или заправить корабль и потихоньку покинуть систему. Там я видел современную систему связи, которая должна пробиться через систему глушения. Во всяком случае, это реальный шанс спасти свои задницы, хотя бы для десяти человек, и я хочу попасть в эту десятку, иначе коды доступа я не скажу.

 

– Твой код и звание.

– Это сейчас не имеет значения, я – офицер с «Доры», и то, что я нарушил приказ и покинул корабль раньше, чем он поступил вас не должно волновать. Я улажу этот вопрос со своим руководством.

– Я сказал, назови свой код, иначе ты останешься в трюме.

– Ну, уж нет, чтобы ты потом смог объявить меня дезертиром и пристрелить меня, дав моё место кому-то другому. Иди к чёрту. Мои данные получишь уже на базе, когда нас будет десять человек, а остальные полетят за помощью, если не удастся связаться со своими.

– Что за бред ты несёшь? – на повышенных тонах и раздражённо сказал он.

– Короче, если захотите обсудить условия нашей эвакуации, я в трюме, отдыхаю, – сказал я и отнял руку от переговорной пластины, отправившись на своё место. Через пять минут, после того как я уселся, ко мне подошла Ольга,

– Он просит тебя пройти в кабину пилотов, только просит без шуток и резких движений, и тебе придётся отдать свой пистолет его помощнику, – сказала она, когда я открыл шлем.

Я кивнул в ответ и, собравшись внутренне, расслабленной походкой направился к кабине пилотов, где уже стоял сержант Службы Безопасности с пистолетом в руке.

Когда мы подошли, он заметно напрягся и направил пистолет на меня, потом указал им на мою кобуру, висящую снаружи. Я достал пистолет, захваченный ещё в своём первом сражении, и передал его, рукояткой вперёд. Свой плазменный пистолет я не доставал, он был спрятан во внутреннем кармане под скафандром, куда я убрал его, забираясь в спасательную капсулу, рядом с индивидуальной аптечкой, прихваченной с тела убитого сотрудника СБ.

Сержант, забравший мой пистолет, внимательно осмотрел его и убрал в карман, расположенный спереди скафандра. Скафандр при ближайшем рассмотрении оказался не простым спасательным, а имел встроенные бронированные пластины и только внешне походил на обычный скафандр.

Такой голыми руками не возьмёшь, да и с ножом тут делать нечего, он его, скорее всего, не возьмёт. В рукопашной схватке даже с одним противником мне будет проблематично справиться, а если их будет двое, то это нереально. Но пути назад нет, я чувствовал, что шанс спастись у меня есть, поэтому я продолжал изображать спокойствие и уверенность в себе.

После этого дверь в кабину пилотов открылась, и нас жестом пригласили войти.

Кабина была достаточно просторная и имела пассажирские кресла, рассчитанные на офицерский состав. Пилот сидел в своём кресле, привязанный специальным тросом с очень недовольным лицом, а рядом с ним сидел капитан Службы Безопасности с пистолетом, направленным на нас, а точнее говоря на меня. Сержант зашёл с нами и закрыл за собой дверь, отделяющую нас от трюма, переделанного спасателя.

– Ну и где находится твоя база, давай твои координаты.

Я сделал полшага вперёд и якобы случайно задел ногу Ольги, стоящей рядом, давая ей сигнал.

На мой шаг капитан СБ напрягся и внешне подобрался:

– Стой, где стоишь, и говори координаты.

Я назвал сектор, расположенный достаточно далеко от нас, и когда капитан, поглядывая на меня, ввёл его в свой планшет, то расстроено сообщил:

– Он далеко, нам не долететь или не хватит топлива на торможение.

– Пусть пилот посмотрит, там можно совместить нашу скорость со скоростью объекта на подлёте. Он не стоит на месте, а вращается по орбите. Я назвал точку, где объект находится сейчас, и как вы хотели рассчитать, хватит нам топлива или нет, если вы не пилот.

– Я ему не доверяю, он хотел подать сигнал спасения на общей частоте, а в этих приборах я плохо разбираюсь, я по другому профилю, – сказал он.

– Тогда дайте мне доступ к навигационной панели, и я рассчитаю маршрут самостоятельно, правда, я не занимался этим уже лет пять-шесть, но уверен, что смогу справиться, – сказал я.

– Тебе я доверяю ещё меньше, – ответил он.

В этот момент, Ольга, стоящая рядом со мной, захрипела, схватилась за горло и стала заваливаться на пол, теряя сознание.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru