Космическая сага. Альфа Центавра. Книга вторая

Дмитрий Александрович Найденов
Космическая сага. Альфа Центавра. Книга вторая

Глава 1. Ангел смерти

Человечество является скорее средством, а не целью.

Человечество является просто подопытным материалом.

Фридрих Ницше

Три года спустя.

«Граждане колонии Проксима Центавра, сегодня пришли данные с радаров дальнего обнаружения. К нам движется огромный флот вторжения. Это подтверждает и допрос пленных, захваченный в последнем столкновении наших флотов. Шансов уцелеть у нас мало, поэтому мной принято решение об эвакуации в систему Альфа Центавры. Там строятся корабли, способные отправить нас в глубокий космос, где есть пригодные для жизни планеты. Но, чтобы успеть провести эвакуацию и достроить корабли, необходимо оставить заслон из людей, которые примут удар на себя. Для этой цели будет разыграна всеобщая лотерея, благодаря которой, будут выбраны те, кто останутся в системе Проксима Центавра и встретят противника во всеоружии. Они смогут полететь к Альфа Центавра, если продержатся в системе год. Для остальных будет составлен график эвакуации, но перед этим в ближайшие три года всем придётся очень много поработать для того, чтобы сделать систему неуязвимой для противника. Все станции будут оборудованы системами самоликвидации, поэтому противнику не будет сдана ни одна станция, ни один корабль. Во всей колонии вводится военное положение, гражданская власть отменяется совсем, я снимаю с себя полномочия руководителя колонии. Вся власть переходит Верховному аристократическому совету, состоящему из двадцати высших аристократов. Для руководства будущими колониями созданы аристократические рода, которые будут подчиняться совету. Выбор всех аристократов производился независимым компьютером на основе многих данных, поэтому нет ничего удивительного, что возглавит Верховный Совет, наш молодой герой, достойный носить это звание и показавший неоднократно готовность пожертвовать собой ради спасения нашей колонии. В знак того, что шанс спастись будет у всех, он покинет систему самым последним, вместе с последним кораблём, который покинет эту систему. С завтрашнего дня накладываются ограничения на все развлечения и увеличивается рабочий день, каждому из нас придётся выложиться по полной, чтобы наши дети имели шанс выжить в будущем. Я слагаю свои обязательства по управлению колонии и останусь с Лордом Машеньяком, известным вам по фамилии Волков, и приму последний бой в системе.»

На этом запись видео обращения обрывалась.

Я пересматривал её каждый раз, когда у меня заканчивались силы и желание лезть в пилотскую капсулу. Три года каторжного труда по воспитанию молодых пилотов в попытках научить их азам лётного дела и выживания в той свалке, которая творится сейчас на буферных станциях обороны. Восьмой день непрерывных атак, практически без сна и отдыха, но мы смогли сделать невозможное и отбить первую атаку противника. Противник превосходил нас многократно, но у нас было за что сражаться.

– Ты готов? – спросила уставшим голосом Валерия, вылезая из капсулы регенерации, которая была единственным, что помогало нам держаться так долго.

– Нет, но мы должны лететь, там третий курс, да какой третий, считай, второй ускоренный, их как котят порвут. Ты послушай их переговоры, только и держатся, что ждут, когда я прилечу и всыплю этим земным уродам.

– Ты слышал, как они тебя называют? «Ангел смерти». За тобой уже начали охоту. Разведка выяснила, что создана группа из асов, которая должна вылететь и уничтожить тебя.

– Нас. Ты летаешь вместе со мной. Ну, что же, давай не будем заставлять их ждать, – сказал я, проходя к кораблю и усаживаясь в капсулу пилота. Привычно закрыв глаза, я сливаюсь с кораблём, ощущая каждый его элемент, и он откликается мне. Я уже давно научил сливаться с кораблём и чувствовать все его неисправности.

– Правый маневровый поставь на восемьдесят процентов, у него нарушена балансировка, – сказал я, надевая шлем и активируя заполнение биогелем свободного пространства в капсуле.

– Вот сколько тебя знаю, а привыкнуть к этому не могу, как ты это делаешь?

– Ты уже три года пытаешь меня, а всё не можешь успокоиться, давай лучше настраивайся, я чувствую, что сегодня будет очень сложно. Начинай вести, я хочу подразнить землероек, надо вызвать их официально, чтобы потом не придумывали оправданий.

Включив общую волну, я сказал открытым текстом:

– Говорит капитан Волков, кто там меня ищет? Готов встретиться в точке РС 17-18 по вашей классификации. Пора показать, что рождённые ползать – летать не могут. Придите и покажите, на что вы способны.

– Ты уверен? – обеспокоенно спросила Лера.

– Да. Не зря же нам подвесили две торпеды с усиленным зарядом. Я что, по-твоему, гоняться буду за этим линкором, только тебе сегодня будет непросто, я буду работать на пределе.

Переключай на канал отряда, – сказал я.

Мигнув, тактический шлем выдал состав отряда со всеми характеристиками, включая нервное состояние и страхи.

– Ну что, курсанты, готовы показать всё, чему вас успели научить?

– Да, капитан. Мы рады, что вы с нами, а то нам сказали, что вы уже несколько суток без сна, и, скорее всего, вас не будет.

– Не могу же я вас бросить. Короче, слушай команду, кто сегодня собьёт этот линкор со станцией радиоэлектронной борьбы, тот проставляется всем в баре. Поэтому вперёд меня не лезть, буду кидаться всякими бяками и вести огонь во все стороны. Постарайтесь отвлечь москитный флот, а я разберусь с гостями и займусь линкором. За действия станций прикрытия и минных полей не вылезать и вообще старайтесь держаться кучно.

– Там же половине по семнадцать-восемнадцать лет, – сказала Лера по внутренней.

– Не отвлекайся, тебе немногим больше, и это их выбор. И я его уважаю, поэтому постарайся сделать так, чтобы сегодняшнюю бойню пережили как можно больше ребят, по возможности, корректируй их работу, у меня времени не будет. Ну как там противник? Есть ответ от них?

– Да, к линкору выдвинулось двадцать истребителей, возможно, ещё несколько под маскировкой, отсюда их наш радар не видит.

– Веди в соседний сектор, иначе они нас в ловушку заманят. Беру управление на себя, а ты пометь сектор триста шесть и триста три, дай наводку дальнобойным орудиям, пусть шуганут там, – сказал я.

Двадцать минут полёта с постоянной сменой направления, чтобы не попасть под постоянные выстрелы вражеских мортир. Обстрел начался пять минут назад, но, как и всегда, был безрезультатным.

– Звено бета два, ориентир вражеский эсминец, с ним поаккуратней, у него много ракет, не нарвитесь и не вздумайте уничтожать его, он мне нужен в целом состоянии. Бета три прикрываете со стороны москитного флота. Третья эскадрилья, не суйтесь в сектор триста три и триста шесть, он же помечен, как под обстрелом. Не увлекайтесь, смотрите на экран внимательнее, – сказал я, после чего переключил на внутреннюю сеть, – боюсь, что и четверть сегодня не выживет, совсем ничего не умеют. Приготовься, я начинаю.

Выжав газ практически на максимум, я начал манёвр с заходом на линкор. Это уже седьмой, рискнувший выйти на дальность выстрела к нашим оборонительным сооружениям, и его нужно или отогнать, или уничтожить. Так как его обстрел ставил под угрозу достаточно крупную станцию с базирующимся на ней седьмым флотом. Нападать массово противник больше не рискует, поэтому старается вымотать нас морально и выбить как можно больше кораблей. Первый бой был очень жестоким, и нам пришлось применить, одну из оставшихся мин с антиматерией. Теперь они сменили тактику, что нас в принципе устраивало, так как у нас был свой план, как обыграть противника, не имея шансов на выживание.

Внезапное чувство опасности заставляет совершить противоракетный манёвр, с пуском ложных целей. Позади меня возникает пара истребителей противника, находящиеся под покровом невидимости. Вот это меня начинало напрягать, так как я их не почувствовал, вообще они мерцали даже для моего внутреннего зрения, и было похоже, что эти пилоты имеют схожие со мной способности. По данным нашей разведки, утечка данных по проекту Альфа ушла к противнику тридцать пять лет назад, и в принципе они могли начать создавать своих псионов.

Делаю разворот и перехожу к непрерывным манёврам, подсвечивая цели для Леры. Она понимает, что от неё требуется и пытается попасть в звено истребителей, взявшихся преследовать нас. Фиксирую повторный пуск ракет и делаю ещё один сброс имитаторов. Ракеты благополучно набрасываются на муляжи и взрываются. Делаю разворот со смещением направления движения и ориентирую нос истребителя на долю секунды в сторону противника. На краю сознания слышу ругань Леры, потерявшей ориентацию в пространстве, а сам сосредоточено ловлю момент и активирую пуск ракет, но чувствуя, что этого мало, начинаю обстреливать пустой пока сектор, правее от головного истребителя. И убеждаюсь, что поступил правильно, так как истребитель противника, уходя от столкновения с ракетой, попадает под мой выстрел и теряет манёвренность, а я запускаю ещё одну ракету. Первый истребитель, благополучно уничтожен, а второй получает свою ракету в тот момент, когда я возвращаю истребитель обратно носом по курсу. Минус два, сколько ещё нас ждут в засаде трудно представить, но нам не в кошки-мышки играть надо, а уничтожить линкор противника, чтобы обезопасить станцию. Такие атаки идут по всему периметру нашей обороны, и нам надо успеть его взорвать, до того момента, как они успеют его отозвать. Включаю форсаж и обозначаю сближение в сторону встречающей меня группы лучших пилотов. Несусь на всём ускорении, замечая, что Лера ещё держится на грани сознания. После прохождения обряда с артефактом и принятия её официальной любовницей, она сказала, что её кости стали крепче, а заживляемость ран ускорилась, это говорит о том, что ей подселили колонию нанороботов, и она, возможно, тоже пусть и слабый, но псион. К примеру сказать, Мелиса не получила таких изменений и вообще ничего не помнит из происходящего в зале Бракосочетаний. Но я отвлёкся и вернул себя в реальный мир, выходя на дистанцию удара, совершаю противоракетный манёвр с отстрелом имитаторов и тепловых ловушек, а сам, доворачиваю истребитель и лечу в сторону линкора, который прикрывают два эсминца, один из которых уже атакуют наши истребители. Они отвлекают его от меня, а я тем временем сбрасываю несколько мин и активирую их, затем отправляю команду на обстрел сектора, оговорённого заранее. Специальная система накрывает сектор выстрелами с разных сторон, и, когда высокоэнергетические сгустки сталкиваются, сектор накрывает сеть мощнейших энергетических разрядов. Которые пронзают спрятавшиеся корабли противника и взрывают их. Главный недостаток этих систем – большое время подготовки к выстрелу и малый срок службы энергетической установки, которая от нескольких выстрелов идёт в разнос. Если бы команду нанести удар отправил обычный офицер, то его бы проигнорировали, а мой приказ оспорить не решится даже полковник. Выстрел был совершён на пределе их дальности, дальше рассчитать точное совмещение зарядов уже не удавалось. Ловушка, расставленная на меня, рассыпалась, и противник начал моё преследование. Чуть снизив скорость манёвров, я дал возможность, пришедшей в себя Лере отстреливать преследующих нас противников. Захожу на линкор, прикрываясь корпусом, изрядно повреждённого эсминца, одновременно забивая программу полёта для двух торпед и трёх муляжей, предназначенных для отвлечения внимания от настоящих целей.

 

Краем сознания фиксирую, что мой напарник сбрасывает ещё три мины, для преследующих меня истребителей, но опытные пилоты бросаются врассыпную. Именно в этот момент, Лера подбивает один из преследующих нас истребителей, а сразу за ним и второй. Точно, у неё есть зачатки псионики, как она удачно предугадала манёвры противника, и те буквально сами нарвались на выстрелы плазменного орудия.

Перед самым эсминцем я делаю бочку с переворотом и выходом на другую плоскость и вылетаю из-под его прикрытия, производя пуск имитаторов и торпед. По моему кораблю дважды попадают выстрелы малых орудий, и истребитель ощутимо трясёт, а часть эмиттеров защитного поля сгорает, но я, уже обогнув эсминец, практически вплотную пускаю торпеды и имитаторы, после чего опять прячусь за ним. После этого направляюсь навстречу преследующего меня противника. Беру на прицел ближайшую двойку и начинаю обстреливать их, а сам готовлю весь свой арсенал для пуска по противнику. На дистанции пуска ракет я делаю тройной залп с минимальной задержкой и совершаю сложный манёвр на пределе прочности конструкции истребителя. Развернув корабль, я по пологой траектории начинаю преследовать их. Мин у них нет, как и задних орудий, потому что они одиночные, а не, как у меня, на два пилота. Сзади происходит мощный взрыв, который я даже чувствую сотрясением истребителя, самолёты, вызвавшиеся поймать меня в ловушку, в тот же миг бросаются врассыпную. На этом, скорее всего, атака противника завершится, и мы можем вернуться на базу, но я дожимаю все крохи ускорения и, скрипя зубами, подбиваю один истребитель, а Лера также не остаётся в стороне и подбивает ещё один. Только после этого я сбрасываю ускорение и начинаю делать более плавные манёвры. Теперь можно вернуться на базу. Отлетев от места сражения, я передаю управление Лере и, закрыв глаза, стараюсь расслабиться. Задание выполнено, и можно сделать перерыв в вылетах.

Глава 2. Проект Армагеддон, активация

Каждый дурак знает,

что до звёзд не достать,

а умные, не обращая внимания на дураков,

пытаются.

Гарри Андерсон

На подлёте к базе со мной связывается Диана – саморазвивающийся компьютер, управляющий практически всем в системе.

– Поздравляю с успешным завершением миссии, как всегда, задание выполнено безукоризненно. Час назад отправлена последняя партия колонистов для переселения к Альфа Центавре, их отлёт засекла станция слежения противника, и они отправили за ними корабли преследования, необходимо немедленно перехватить их. Поэтому, желательно, чтобы сразу после заправки и пополнения боезапаса вы приняли участие в перехвате сил противника. Там в составе груза более миллиарда оплодотворённых яйцеклеток здоровых людей. Это по пятьдесят миллионов на каждую колонию. Эвакуировать лабораторию раньше данного времени не представлялось возможным. Нужно перехватить преследователей и не дать уничтожить транспортные корабли.

– Раз надо, значит, поможем. Кто ещё летит с нами?

– Шесть крейсеров, двенадцать эсминцев и два малых носителя. Из москитного флота будет тридцать два тяжёлых истребителя, сорок торпедоносцев и сто истребителей прикрытия, но у них малый радиус действия, и в случае повреждения носителя преследовать далеко они не смогут. Я уже скинула всю тактическую карту и место возможного перехвата сил противника, – сказала Диана и отключилась.

– Слышала, что нам предлагают?

– Да когда же это закончится?

– Я посмотрел, если мы вылезать из капсул не будем, то успеем даже поспать по часу, пока летим к месту встречи, нужно только подвесить дополнительные баки.

– Давай так и сделаем, а то у меня уже аллергия от стимуляторов, – ответила Лера.

В обслуживающем ангаре нам быстро провели мелкий ремонт и заменили вышедшие из строя эмиттеры защитного поля. Загрузив новую порцию ракет и две новых торпеды с усиленным зарядом, обладающие способностью пропадать на время из-под действия систем обнаружения, мы вылетели по указанному нам маршруту. К сожалению, мне поспать в полёте не удалось, так как со мной связались члены Верховного Совета, и мне пришлось принять участие в совещании, параллельно управляя тяжёлым истребителем и давая возможность Лере отдохнуть.

Пока мы летели и шла подготовка к совещанию, я вспоминал события трёхлетней давности. Совет тогда разделился на две равные части при голосовании по уничтожению Солнечной системы вместе со всеми планетами, и мне пришлось брать решение этого вопроса в свои руки, я запросил три дня на проверку всех выводов компьютера, хотя уже тогда понимал, что необходимость уничтожения прародины человечества, стоит очень остро. Нас не оставят в покое, а, имея ресурсную базу Солнечной системы и огромное население, превращённое практически в рабов, которыми управляет горстка элиты, они способны настичь нас и на расстоянии в сотни световых лет. Пытаться освободить население из рабства уже не представлялось возможным, так как несколько десятков лет назад было применено поголовное чипирование, которое позволило полностью контролировать человека. Поэтому необходимость уничтожения всей системы была очевидной. Уже более десяти лет прекращена деятельность всех подпольных организаций, и установлен строжайший тоталитарный контроль. Люди лишились денег, собственности и банковских вкладов, работая за низкокачественную еду. Образование стало минимальным только для поддержания высокого уровня узконаправленных работ. Развитие общества резко затормозилось, и повседневно стали использоваться запрещённые ранее технологии, манипуляций с генетическим кодом. Для поддержания высокого уровня научных работ искусственно выращивались люди с гипертрофированными телами, но большим объёмом мозга, способным обрабатывать большие объёмы данных. Компьютерные технологии землян шагнули на новый уровень, и они стали использовать таких людей в качестве высокоинтеллектуальных компьютеров. Позволить проведение дальнейших исследований и трансформации человека с использованием его генетического кода мы не могли. Небольшая запись, найденная на серверах одного из захваченных кораблей, повергла в шок весь совет. Там был показан небольшой кусок видеотрансляции одного из лабораторных комплексов, в котором проводили подобные исследования. А план по замене чистого генома человека на некий мутированный его аналог помог принять единогласное решение. Запись этого голосования была сразу же уничтожена, а на сам вопрос повешен наивысший гриф секретности. После выполнения задуманного все данные по этому проекту будут уничтожены, а сама история человечества будет переписана со временем, так как наличие такого факта может негативно отразиться на развитии всех будущих колоний.

Одновременно с этим принят ряд законов по чистоте человеческого генома. Люди с мутациями не смогут занимать руководящие посты, любой вид рабства запрещается во всех будущих колониях, а при обнаружении таких поселений все колонии должны принять участие в уничтожении оных. За попытки проведения исследований, способных изменить генетический код человека, немедленная смертная казнь. На этом же совете принято решение, что после того, как удастся заселить планетарные системы, распределённые между высшими аристократами, будет организовано Содружество из независимых государств, которое будет защищать основные принципы развития человеческой расы. Это произойдёт через несколько десятков лет, и многие участвующие в Совете не застанут этого момента, но основополагающие принципы уже сейчас закладываются в систему контроля над человеческой расой и путём развития, которым она должна пройти.

Тогда же был принят закон на временный запрет иметь детей, так как это существенно осложняло процесс эвакуации населения. Этот запрет было решено распространить и на Аристократию, чтобы показать этим свою солидарность. Единственное, что делалось, так это сдача генетического материала и отборка наиболее здоровых клеток человека. С этой целью проводилось искусственное оплодотворение клеток и помещение их в специальное стазисное поле, способное поддерживать жизнь в этих клетках несколько веков. Именно эти оплодотворённые клетки совершенно здоровых людей и предстояло защитить нам. Число бракованных клеток, имеющих существенные генетические отклонения, было очень велико и приходилось большую часть отсеивать и уничтожать. По сути, это был залог будущего всего человечества, и допустить потерю этих кораблей было нельзя.

Моё решение тогда остаться до последнего корабля было продиктовано моей интуицией. Не знаю почему, но у меня это желание возникло спонтанно, а я уже тогда привык доверять себе в таких вопросах. Моё решение вызвало большой скандал не только в Совете, но и первую серьёзную ссору между мной и моими жёнами. Они тогда объявили мне бойкот, и только желание отправить их с первым эвакуационным кораблём заставило их вернуть наши отношения в прежнее русло. Они наотрез отказались оставлять меня одного, и вот теперь Лера постоянно летает со мной, а Мелиса занимается нашим лечением, которое нам в последнее время требуется постоянно. Мы всегда работали на максимум своих возможностей и часто прилетали со следами серьёзных перегрузок. Помимо нас, Мелиса сейчас управляла целым военным госпиталем и большую часть времени проводила на ногах, так же, как и мы, отказывая себе во сне. Поток раненых и увечных был очень большой, а специалистов её уровня можно было пересчитать по пальцам. Тогда же нам сообщили данные, как же агенту противника под личностью генерала СБ удавалось успешно скрываться ото всех. Это был генетически модифицированный человек. По своей сути от человека в нём осталось очень мало. Он мог копировать и принимать внешний вид любого человека, обладая неимоверной пластичностью, он превосходно копировал не только внешний вид и эмоции, но вообще все биометрические данные человека. Своеобразный хамелеон, способный подменить любого члена общества. Он мог со временем менять даже группу крови, что гарантировало его инкогнито при любом методе анализа. Сколько ещё таких особей может скрываться в нашей Колонии, предугадать очень трудно, но предпринятые попытки вычислить их, пока не увенчались успехом, но я был уверен, что нам ещё придётся столкнуться с ними.

Совет начался в назначенное время, и моё место в зале заседаний заняла моя голограмма, как и большая часть всех её членов, так как они уже перебрались в систему Альфа Центавры. Доклад начал мой временный заместитель, работавший во время моего участия в военных действиях. Моё решение остаться в системе Проксима Центавра до последнего было воспринято населением с положительной стороны и помогло уменьшить недовольство тех, кто остался здесь, защищая этот рубеж обороны. Мало кто верил, что нам удастся выжить в ходе отражения атаки, но с моим участием эта вера выросла многократно.

– Господа, я собрал вас всех по причине поступления новых разведданных. В Солнечной системе готовится массовый исход кораблей с целью заселить все ближайшие звёзды, до которых они смогут дотянуться. Поэтому я вынужден поставить вопрос об использовании последнего средства нашей защиты, ракетного корабля из проекта Армагеддон, с целью уничтожения всей Солнечной системы. Корабль полностью готов и оборудован всеми возможными маскирующими устройствами. Двигатели для разгона он будет включать переменно. В разные отрезки времени, чтобы, по возможности, скрытно проникнуть в Солнечную систему. Первоначально он будет нацелен на Землю, а в последствии перенаправится прямиком на звезду. Мне необходимо ещё раз получить согласие всех членов Верховного Совета, и как только это произойдёт, корабль автоматически отправится в полёт, а все данные после этого будут удалены из всех баз данных. Никто и никогда не сможет узнать, что произошло на самом деле.

 

Итак. Прошу всех подтвердить своё согласие, – сказал он и нажал на своём ручном интеркоме какую-то клавишу. Голосование происходило в полном молчании, и когда все проголосовали, то решение оказалось принятым единогласно. После этого общий экран мигнул и показал, как из внешнего пояса отлетает небольшой корабль, сразу же скрывшийся под невидимостью.

– Внимание, происходит удаление всех данных по голосованию и по проекту Армагеддон.

Данных не обнаружено, – через секундную задержку ответила Диана.

– Теперь я готов доложить о ходе выполнения проекта «Содружество».

Подготовлено к выполнению программы по переселению тридцати восьми процентов кораблей, но начать эвакуацию из системы Альфа Центавра сейчас считаю невозможным, так как это затормозит строительство кораблей для остальных участников проекта. Поэтому нам придётся дождаться прибытия главы и начать эвакуацию непосредственно с его прилётом в систему. К этому времени прибудут все эвакуированные из звёздной системы Проксима Центавра. Для того, чтобы запутать возможных шпионов, первоначальные цели для перелёта указаны неверно, и первый прыжок будет выполнен к промежуточным точкам, а после подлёта последнего корабля, в промежуточной точке будет взорвана специальная темпоральная бомба, которая создаст помехи и помешает определить конечную точку нашего маршрута на тот случай, если Земная Федерация сможет организовать преследование. Для всех в колонии мы перелетим на пять световых лет и начнём строит одну общую колоний. И только уйдя во второй прыжок, данные о конечной точке маршрута станут доступны, при этом координаты всех систем, включая Солнечную систему, будут удалены из навигационных справочников и станут обозначены как не исследованные. Красный карлик в системе Проксима Центавра будет также подвергнут уничтожению после нашего отлёта с целью взорвать возможный флот землян, отправленный по нашим следам. Мы надеемся, что это позволит, если и не полностью уничтожить Земную Федерацию, то существенно затормозить её развитие, а возможно, и откинуть их на многие сотни лет назад. Для этой цели используется последняя бомба с антиматерией, созданная нами на днях из тех крупиц, которые удалось получить в андронном коллайдере. К сожалению, получить ещё в ближайшие годы, а возможно, и десятилетия, нам не удастся, вещество, из которого удалось его синтезировать, найти в природе практически невозможно.

– Ещё я хочу поставить на голосование принудительный отзыв с театра военных действий председателя и Главу Верховного Собрания, господина Машеньяка и его жён.

– Я протестую против такой постановки вопроса. Я буду находиться здесь столько, сколько потребуется для сдерживания сил противника и в любом случае проигнорирую это решение, – сказал я, прерывая связь с Советом.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru