Остин

Джулия Эйлер
Остин

Пролог

Маленькая девочка с черными, как уголь, волосами, сидела в тени и плакала. Она настолько хотела пить, что даже слезы отказывались течь из ее глаз, потому она лишь беззвучно всхлипывала. Вика боялась выходить на палящее солнце – из-за него ее волосы нагревались, и вскоре начинала болеть голова.

Сухая пелена перед глазами мешала до конца разглядеть пожилую женщину, медленно приближающуюся к ней. Потому девочка продолжала сидеть, зная, что людей здесь бояться не нужно. Животных – да, здесь частенько появлялись голодные, безумные от жажды гиены.

– О чем ты думаешь, милая? – тихо спросила женщина, и Вика узнала голос – это бабушка Мария.

– Я просто очень хочу пить…

– Иди ко мне, я тебе кое-что расскажу. – Бабушка поманила девочку к себе на колени. А усадив, тихо начала. – Говорят, что каждые сто лет в мире рождаются близнецы, дети мира. Их миссия в свержении богов. Боги обязаны меняться каждые пятьсот лет. Наши теперешние боги на своем месте уже семьсот четырнадцать… Древнее пророчество гласит, что в пятисотом столетии в королевской семье появятся те самые близнецы, что вернут Остину дожди, а северянам – морозы и лед.

– Но ведь близнецы в королевской семье уже рождались! Ты ведь рассказывала мне легенду о принцессе, которая умерла во сне!

– Да. – Просто ответила женщина. – И похоже, надежды нет…

Глава первая

Ну вот, два часа ночи, а я снова не сплю. И как я завтра встану? Сколько уже можно себя жалеть? И какой упырь додумался меня так назвать? Ой, прости мамочка. Леонида – это же мужское имя, не? Опять меня в эти дебри понесло… Нужно ложиться спать, иначе завтра опять буду ненавидеть весь мир. Хотя, ненавидеть мир я буду в любом случае, но работа должна отбить желание убивать. По идее.

И всё-таки хорошо, что я купила это шикарное постельное, под ним так хорошо лежать! А спать то как…

***

Бегу по темному коридору, еле унося ноги от какого-то недалекого мужика. Страх подстегивает бежать быстрее, но мне почему-то нереально сложно передвигаться, как будто я бегу по пояс в воде. Еще и босая, черт! Босая? Это какого лысого я вышла из дома босая? Да еще и коридор без каких-либо поворотов, или дверей на худой конец… Что-то здесь не так. Только понять бы, что именно. Та-ак, кажется, дядя все-таки решил меня догнать!! Беги, Лёня, беги!

Продолжая бесстыдно тикать от мужика, я лихорадочно соображала, как бы мне спросить, что именно я ему сделала и чего он от меня хочет. Ой, кажется, в меня что-то летит! Твою ж мать, куда я попала?

– Тебе от меня не сбежать, глупая девчонка! – донеслось мне в след.

– Дяденька, у меня вообще-то имя есть! Приятно познакомиться, Лёня, а вас как зовут? – запыхавшись, пропищала я. Разговаривать на бегу было не очень-то удобно, но разве у меня был выбор? Черт! Легкие огнем жжет! И нафига я с тайского ушла? Вечно мне шило в…одном месте жить мешает.

– Ты все равно не добежишь туда, я не позволю! – выдало оно. Да что ему вообще от меня нужно? Куда, туда?

– Извините, пожалуйста, а что я вам собственно сделала? – спросила я, понимая, что долго так не выдержу. Еще буквально пара метров и я кулем свалюсь на пол, и пусть хоть режет – сдохну еще до того, как он до меня добежит.

– Родилась! – Рыкнул он. Вау! Ну да, коротко и ясно…

Вдруг передо мной вырос обрыв, и немаленький такой – падать буду долго! Посреди темного коридора. М-да, маразм крепчал… Ну, прыгаем, что еще делать…

– Я все равно не допущу твоего появления там! – прорычал мужик до того, как я провалилась в пустоту. До меня только теперь дошло, что своего преследователя я так и не осмотрела по-человечьи. Фоторобота не будет.

***

Чёрт, что за вибрация? Не понимаю… Нужно открыть глаза. Точно, глаза, будильник! Это был сон! Фуууух, вот это да… Это было странно…

Когда я, наконец, продрала глаза и выключила назойливую вибрацию, до меня дошло, как сильно я хочу спать. Господи, ну за что мне такие сны? Что я тебе, блин, сделала? Ненавижу… Хорошо, хоть шторы достаточно темные и не пропускают даже толики света в мою комнату. Свет я тоже ненавижу. И утро. Его, кстати, больше всего. Хотя сегодня я должна быть ему благодарна, ведь неизвестно, чем бы закончился этот дурацкий сон. Если бы я там умерла…

В нашей семье издавна существует легенда, что если девушка умрет во сне, в реальности она не проснется. Да и, в принципе все во снах очень тесно связано с окружающей реальностью. Когда-то я даже зацикливалась на этой теме… Я боялась ложиться спать, потому что мне обязательно снилась какая-то бяка. Тогда я начала копать. И узнала множество любопытных вещей. Например, если во сне тебя кто-то предал, значит и в реальности это случится. Не знаю уж, самовнушение это или действительно на мне висит какое-то «проклятие», но факт остается фактом – все правила, существующие в нашей семье беспощадно работали, не оставляя сантиметра фантазии. А, вот еще, если снится таинственный незнакомец, предлагающий помощь, нужно ему отказать, иначе в реальности начнутся проблемы. Кстати, о реальности! Вот чёрт! Я же опаздываю!

Вскочив с кровати, я принялась одеваться. Элегантная черная водолазка, черные же штаны. Да, была бы моя воля, я бы только в черный цвет и одевалась. Ну а что? Удобно – черный цвет практически всегда в моде. Практично – вещи часто стирать не нужно… Умывшись, и совершив свои еже утренние ритуалы с данью любви себе, я решила, что у меня есть время на одну сигарету. Да, я курю. Нет, я не брошу.

Выйдя на балкон, я чиркнула красной зажигалкой и затянулась. Едкий дым ворвался в мое горло, будто здороваясь и торжествуя, что я не бросила…  Дааа, вот это кайф!

Вид из окна поднял мое упадническое настроение. Лил дождь. Я открыла окно и почувствовала этот божественный запах: озон с привкусом счастья… Так, вернемся к нашим тараканам, то бишь злым дяденькам, которые гоняются за нами во сне, выкрикивая какой-то бред. Что это блин значит? За свои девятнадцать с хвостиком лет я никому не сделала зла, насколько я помню. Да, остаются непреднамеренные поступки, но…

Куда он меня не пустит? Где я должна не появиться? Та-ак, это уже интересно! Нужно докопаться до правды, и я буду не я, если этого не сделаю. Хотя чего я драматизирую… Возможно, это был всего лишь очередной кошмар.

***

Был самый обыкновенный день. Я возвращалась с работы голодная, холодная и как всегда одинокая. Да, я была абсолютно, беспросветно одинока, но счастлива в своем одиночестве. И эгоистично надеялась, что так оно и останется – зачем мне кто-то чужой с грязными ногами в моем идеально чистом мире?

Моросил противный мелкий дождик, который сам по себе отвратительный, а уж со снегом и подавно!

Сегодня на работе меня жутко достали, что само по себе странно, ведь я патологоанатом. Да, в девятнадцать лет. Все дело в моей маааленькой, но жутко гениальной жилке, которая позволила мне перескакивать через класс в школе, и пропустить курс в университете. К слову, меня там побаивались, потому что, мало кто с таким усердием пробивался к этой профессии, да ещё и искренне хотел стать специалистом. Универ я закончила без малейших усилий и устроилась на любимую работу. Тихо, спокойно, никто не трогает… Разве что интересных случаев маловато, но что поделать – извелись изощренные убийцы… Всех подавили…

Единственным недостатком в моей работе были следователи. Вот как можно быть такими тупыми?! Как можно было не отличить резаную рану от рубленой?! Это же элементарно! Можно определить по размеру, по глубине! А суд меды? Они-то куда смотрят?! Ай, в общем. Расстроили маленько.

Идти было как всегда невероятно скучно, музыка достала, а позвонить просто некому, поэтому я достала серую, полумертвую электронную книгу, и погрузилась в чтение.

Эту серию книг я просто обожаю! Хеллиана Валанди, мой кумир! Всегда мечтала быть на неё похожей… Эта книга настолько вросла мне под кожу, что я даже начала говорить фразами Хелли, а иногда и думать, как она. Кстати, и профессию я выбирала исходя из этой книги. Патологоанатом-некромант, чувствуете связь? Мы обе можем разговорить покойника, только она – с помощью магии и знаний, а мне и магии не нужно – знаний вполне себе достаточно.

Я настолько погрузилась в чтение, что не заметила, как практически добралась до своей бетонной коробки. Ну, до дома то есть.

Споткнувшись об бордюр у собственной парадной – ну а что, я виновата, что его сделали слишком большим? Хотя могла бы уже запомнить, это да. Я, как обычно, обматерила себя с ног до головы за свою неуклюжесть и вошла в дом.

В парадной пахло мокрым бетоном – какой же это божественный запах! И дешевыми сигаретами, которые решительно портили кайф.

В мыслях витало какое-то странное предчувствие. Предвкушение чего-то… Волшебного, что ли? Но в то же время, мне было немного страшно, хоть я и не понимала, почему.

Поднявшись на восьмой этаж, я начала искать ключи. Достала со скелетиком… Так, это от работы. Вторыми были с марихуаной… Эти от дачи. Черт, да где же от дома? Такая огромная связка, а всё время пропадает… О, нашла!

– Ты не попадешь туда, я не позволю! – прозвучало за моей спиной… что за?.. А он-то здесь откуда?

Я не испугалась, я не испугалась, я не испугалась… Да кому я вру? Конечно, я испугалась! Судорожно обернувшись, я обнаружила за своей спиной… Никого! Что за хрень?

Ключ. В замок. Быстро! Захлопнув массивную дверь, и закрыв на три замка, я прислонилась к ней, пытаясь восстановить дыхание.

– Тебе не сбежать от меня… – снова этот голос с рычащими нотками… С какими нотками?? Разве человек может рычать? Человек точно не может! Ладно, черт с ним, отдышалась и хорошо. Всё равно этот дяденька только у меня в голове. Просто меня сильно впечатлил дурацкий сон, вот и все. Пройдя на кухню, я щелкнула чайником и плюхнулась в кресло. Надо бы друзей завести… Или собаку хотя бы. Нет, собаку нельзя, она со мной со скуки сдохнет… Лучше кота. Самодостаточного мужика с яйцами. Я его буду кормить, любить и гладить – в общем, выплескивать свою нерастраченную любовь, а он пусть принимает.

 

Решено! Завтра же после работы заверну в приют и возьму котенка.

Вдохнув ароматный кофе, я подкурила и задумалась. Меня накрыло непонятное ощущение одиночества, будто я в этом мире никому не нужна… Хотя, почему будто? Так и есть. Мама умерла почти сразу после бабушки, а больше я никого из родни и не знаю – как-то не до того было. Мама носилась с моей гениальностью, из-за которой я, кстати, потеряла её, как мать, задолго до её смерти. Как только показалась моя гениальная жилка, любимая мама самоустранилась… Вместо неё появился вечно орущий и чего-то требующий монстр, постоянно повторяющий:

– Перспективы! Будущее! Деньги! – с пеной у рта она доказывала, что все делает для меня…

Бабушка пыталась её вразумить, но это было просто невозможно – у мамы в школе никогда ничего не получалось. Она безумно старалась, но просто не могла – а мне все давалось с поразительной легкостью, буквально на раз-два. И мамочка увидела во мне возможность реабилитироваться – реализоваться, как личность, за мой счет.

Когда мне исполнилось четырнадцать, мама сошла с ума. Вот просто свихнулась и все. В её голове перемешались наши жизни. Это было очень страшно – взрослая женщина внезапно начинала вести себя как подросток… Так, как вела бы себя я, если бы не эта чертова гениальность. Так что, по сути, мать я потеряла в четырнадцать, а не в восемнадцать, когда умерла её физическая оболочка – человеком, а тем более личностью, назвать то, во что она превратилась, язык просто не поворачивался.

Что, уже готовы закидывать меня камнями? Нет, ну а чего вы хотели?! Какой вы себе представляли девушку, что каждый день работает с трупами, кайфует от своей работы и до сих пор не поехала кукухой? Да, я именно такая – безжалостная, хоть и ранимая,

Безнадежно, эгоистично одинокая мразь.

Терзая себя такими «веселыми» мыслями, я не заметила, как задремала, пролив на пол недопитый кофе…

***

"В её глазах плескался океан.

Он рушил всё, к чему мог прикоснуться.

У них на теле было много ран,

А тела не было. Мечтали утром

Рядышком проснуться…"

Тихий голос раз за разом неумолимо разрезал тишину, словно огромным тесаком для резки мяса. Что это? Это ведь не песня… Что-то более цепляющее.

"Она, с тем океаном не в ладах,

Была задирой, яркой и неверной.

Непостоянным ей казался страх

И это лозунг был её, наверное"

Я.. Не понимаю… Почему так больно? Мою голову будто сковало тисками… Я не могу…

В голове начали проноситься картинки: вот я, только какая-то другая я, более светлая, более сильная. Счастливая я… Качели, какая-то деревенька, ливень, вот я сижу на крыше сарая, болтая ногами в воздухе…

«Я буду вплетать себе ленты в волосы.

Я буду бродить за тобой по пятам.

Оставлю на коже порезы и полосы.

Оставлю тебе вместо сердца шрам.

Откажешься, милый, возьму измором.

Похуже сердца я сжигала в прах.

И нет, я людским не внемлю укорам,

Ты останешься льдом в моих теплых руках…»

Тишина… Такая осязаемая. Где я? Я слышу дождь, но не вижу его. Стоп. Я вообще ничего не вижу!! ЧТО?! Нет, нет, нет, пожалуйста, только не это! Я не могу ослепнуть, пожалуйста, неееет!!!

Страх сковал меня по рукам и ногам… Я не могу ослепнуть! Черт! Как без меня проживут мои трупы?

Сама над собой горько рассмеялась. Когда до меня дошло, что трупы не могут жить, я решила подняться и куда-нибудь пойти. Вот же гадость! Споткнулась.

– Рррр… – откуда-то слева послышалось тихое, угрожающее рычание.

 Да, похоже, лучше сесть обратно. Вдруг я услышала тихий шорох. К руке прислонился мокрый нос. Кто это?

– Что ты такое? – крикнула я в темноту. Мой голос оказался настолько громким, что мне пришлось закрыть уши…

В ответ под мою руку поднырнула невероятно мягкая шерсть кого-то большого и очень сильного. Почему я думаю, что это волк? Но если это волк, почему мне так спокойно? Где банальный инстинкт самосохранения? Ай, пофиг, хочу спать…

***

Огромный, белый, зеленоглазый волк свернулся вокруг маленького и явно несильного тельца, заботливо потерся мордой о волосы девушки, будто потрепав малыша по холке, и положил голову ей на грудь.

«Я буду защищать тебя. Я буду заботиться о своей малышке… Теперь все будет хорошо, обещаю. Очень скоро я найду тебя и буду защищать день и ночь. Ты больше не будешь бояться»

*Демьян*

Я искал ее двести двадцать три года.

И теперь, спустя столько лет, я рядом. Она нуждается во мне. Она всегда нуждалась во мне, но я был плохим братом. Отвратительным. Слабым. Но теперь я силен, как никогда. Теперь я помогу ей. Вместе мы переживем все.

Богиня смерти, Ава, откроет портал через три минуты, и я буду рядом. Слышишь, сестреныш, я иду!

Привычка мысленно разговаривать с сестрой влезла мне в подкорку еще со дня ее смерти. Удивительное дело! Когда я мог с ней разговаривать, мне было не до этого. Теперь, когда нет возможности, не могу без этого.

Голубое марево портала возникло прямо перед глазами, напомнив цвет глаз сестры. Я помешался на ней? Возможно. Скоро, очень скоро мы это узнаем!

В последний раз, оглянувшись на безмолвную пустыню за спиной, я шагнул в переход.

Накатила тошнота, разом выкрутило все мышцы, и вот, я уже стою посреди шумного мегаполиса. Толпы людей, снующих туда-сюда сначала напугали, но сразу же успокоили: в книгах было так же. Значит, я именно там, где должен быть. Она где-то здесь, моя малышка, и скоро я найду ее.

Книги с картинками, которыми со мной поделилась Ава, оказались очень кстати. Еще в Черре, сидя в монашеской келье, и листая эти книги, я сомневался, что они мне хоть как-то помогут. Но теперь я вижу – все было не зря.

Теперь объясню, почему же я так сильно помешан на поиске сестры: дело в том, что мы близнецы. Мы – одно целое. Когда ее убили, я чудом выжил. Но… всю мою дальнейшую жизнь можно назвать лишь существованием, и подготовкой к ее поиску. Задачу усложняет то, что как только я подбираюсь к ней максимально близко, ее снова убивают. Но в этот раз я этого не допущу. Ава предупредила, что перерождений у сестры больше нет. Это ее последняя жизнь. И если ее все-таки убьют, то вслед за ней погибнет Остин. А без Остина перестанет существовать и этот мир, Земля.

Как же все это взаимосвязано? Проще простого: мы, близнецы, рождены для того, чтобы сменить пантеон сильно задержавшихся богов. Из-за того, что пантеон богов Остина не сменился, когда должен был, через пятьсот лет, мой мир засыхает. Так вышло, что именно моя сестра отвечает за воду на Остине. Уже двести двадцать четыре года люди в моем мире не видели дождя. Боги, которым не все равно, пытаются удержать мир, но тщетно. Они ничего не смогут сделать, пока не вернется моя сестра. Как во всем этом замешана Земля? Очень просто: Остин и Земля – близнецы. Как мы с сестрой. Они не могут существовать друг без друга. Они уравновешивают друг друга. Они – одно целое.

Так, с лирикой пора заканчивать. Ава говорила, что первым делом перейдя в этот мир, я должен найти проститутку. Если ей заплатить, она объяснит, что делать дальше. Естественно, если я буду задавать правильные вопросы.

Пройдя пару метров вдоль проспекта, я достал из кармана серых брюк клок бумаги. На нем было написано витиеватым, непонятным почерком:

«Суворовский проспект, д.7 – дом.

Суворовский проспект, д.63 – работа».

Еще бы понять, где я сейчас! Так, в одной из книг было написано, что улицы в этом мире обычно пишут на домах. Я повертел головой и наткнулся на синюю табличку: «Конная улица, ½». Так, хорошо. Следующий вопрос: как мне найти проститутку? Ходить по улице и спрашивать, где найти проститутку? Люди ведь решат, что я извращенец! Черт! К таким задачам меня жизнь не подготовила! Так, ладно. Что нужно делать в ситуации, когда не знаешь, что делать? Правильно, заниматься ничегонеделаньем. А самый лучший способ отдохнуть мозгами – пойти в таверну. Здесь это называется паб, по-моему. Или бар?

Что у нас вокруг? «Цветы опт розница», «Markiza.ru», Ателье, салон красоты… О, ирландский паб! И улица изменилась! «Невский проспект, 109». Получается, когда идешь прямо и меняется улица, внешне ничего не меняется? Очень интересно! На Остине вообще нет понятия «улица», на Черре, по крайней мере, точно.

Я направился прямиком в паб. Открыв дверь, я буквально остолбенел, от обилия цветов начало резать глаза. Интересно, для чего такая отвлекающая обстановка? Или тут просто так принято?

Так, насколько я помню по книгам, здесь должна быть барная стойка, за ней бармен. Или как он там называется? Стойка нашлась, хоть и не точь в точь такая же, как на картинке. И человек за ней – тоже.

– Привет, что пьем? – сказал бармен, ровно через минуту после того, как я опустился на стул. У него что, секундомер там, в бокале?

– А что есть? – спросил я, украдкой разглядывая людей, сидящих вокруг. В основном, мужчины отдельно, женщины отдельно. И парень, очень странно одетый парень. Узкие синие штаны, белая майка, плотно прилегающая к телу… Не очень-то по мужски.

– Виски. Это же ирландский паб! – усмехнулся мужчина.

Как будто это что-то объясняет!

– Давайте виски.

 Пропустив пару стаканов виски – обжигающего, горького и терпкого, я прилично захмелел. И далеко не сразу заметил, что рядом присела девушка, в черном облегающем платье, едва-едва закрывающем ягодицы. На ловца и зверь бежит!

– Ты чей, красавчик? – Спросила она мурлыкающим голосом. На меня накатило ощущение воодушевления, проснулось желание. Неужели, здесь тоже есть магия? Или это я настолько оголодал? Скорее, второе.

– Я свой собственный, дорогуша. – Ухмыльнулся я.

– Это радует. А то приходят тут с женами… – Она ослепительно улыбнулась. – Покажи денежки, красавчик.

Я молча достал пачку денег, которые достал из королевской казны с пометкой «Россия». Девушка присвистнула, на секунду выпав из роли обольстительницы.

– Поехали ко мне?

– Да.

На стойке у бармена я оставил две бумажки из пачки, чем вновь впечатлил девушку, и молча направился к выходу. На улице было уже темно, но звезды были тусклыми и едва различимыми – видимо, в этом городе слишком много света.

– Одри. – Произнес голос за моей спиной.

– Что?

– Меня зовут Одри. – Сказала девушка, добавив в голос обиженных ноток. – А тебя как зовут?

– Демьян.

– Ты на машине или мне вызвать такси? – Спросила Одри. Я вспомнил, что здесь, в этом мире, показателем обеспеченности является машина. И небрежно отмахнулся:

– Такси. Я пьян.

Такси – это наемный извозчик, если я верно помню.

– Подъедет через две минуты. – Отозвалась девушка спустя какое-то время.

– Прекрасно. – Сказал я. И тут мне в голову ударила мысль: адрес. – Слушай, не подскажешь, как далеко находится один из этих адресов? Я не местный, ничего тут не знаю.

Я протянул Одри бумажку, и она хмыкнула.

– Да вижу я, что не местный. Был бы местный, не напивался бы в этом пабе в одиночестве. – Она посмотрела на адрес. – В паре кварталов отсюда. Но от моей квартиры ближе.

Испугалась, что большая рыбка уплывает прямо из рук?

Сестра спит, а значит, я могу расслабиться. Она ведь никуда не убежит за ночь… А защиту я поставил, значит, помочь ей убежать никому не под силу. Даже богам.

Спустя три часа мы лежали на огромной, слишком мягкой кровати с шелковыми простынями. Сама комната была небольшой, с маленьким окном. Занавешенное плотным жалюзи, окошко не имело ни малейшей возможности пропустить хоть толику света. И это тоже был своеобразный коммерческий ход – клиент ведь платит за часы.

После бурной, исключительно нежной ночи, Одри будто захмелела, и выболтала мне кучу информации. О том, что в прошлой жизни она была фармацевтом, о родителях, о своей нынешней работе, о мире в целом… Например то, что в этом мире все продается и покупается. А еще мне срочно нужно приобрести смартфон.

– Кстати, а зачем тебе в морг? – Внезапно спросила она, вырвав меня из раздумий.

– В смысле?

– Ну, на Суворовской 63, находится городской морг. Кажется, именно такой адрес был на твоей бумажке.

Хм… Получается, сестренка работает в морге? Очень интересно!

– Да так, хочу одного знакомого разыграть. – И тут мне в голову пришла нереальная идея. – Ты случайно не знаешь, где можно достать такое лекарство, которое поможет мне притвориться мертвым?

– Хм, ход твоих мыслей впечатляет! – сказала она, и ласково потерлась об меня. – Знаю, конечно, знаю. Но расскажу только после второго раунда!

 

– Второго? – Я вопросительно выгнул бровь и потянулся к ее губам.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru