Куколка

Куколка
ОтложитьСлушал
000
Скачать
Аудиокнига
Поделиться:

В наследии современного классика Джона Фаулза «Куколка» занимает особое место. Этот роман – его творческое завещание, последнее крупное произведение автора всемирно известных бестселлеров «Коллекционер», «Волхв», «Любовница французского лейтенанта». «Куколка» несет в себе множество тайн. Кем был «мистер Бартоломью» и какую цель преследовал он майским днем 1736 года в глухом уголке Западной Англии? Куда он пропал и кем на самом деле были его спутники? Пейзажи старой Англии, детективный сюжет с элементами мистики, хитроумные интриги и таинственные происшествия служат Фаулзу великолепным фоном для глубокого исследования человеческой натуры и ее корней, скрытых в дымке истории. «Это во всех отношениях замечательный роман служит – как должна служить всякая литература – подрывным целям». – Энтони Берджесс

Серия "На берегах фантазии. Проза Джона Фаулза"

Полная версия

Отрывок

-30 c
+30 c
-:--
-:--

Другой формат

Лучшие рецензии на LiveLib
100из 100kassiopeya007

Приятно начинать новый год с книги любимого автора. Джон Фаулз покорил меня в сердце своим «Коллекционером», затем были «Женщина французского лейтенанта» и неповторимый «Волхв». А после я остановилась, потому что испугалась, что лучше уже ничего у автора не будет, и я могу в нём разочароваться, прочитав что-нибудь ещё. Но я пересилила себя и в новогоднюю ночь начала читать «Червя». И я потрясена, обескуражена и снова боготворю Фаулза, потому что так смело рассказать о религии и вере в Бога, может далеко не каждый.Книга представляет собой вольную интерпретацию событий 18 века с вкраплениями мистики и фантастики. Фаулза интересует секта шейкеров, основание которой было положено Анной Ли. Основные правила их жизни – безбрачие, общность имущества и неустанный труд всех членов общины. Интерес вызывает то, что общины управляются обыкновенно женщинами, последовательницами Анны Ли, чья фигура так заинтересовала английского писателя. Благодаря Анне Ли и родился сей роман. Фаулз рассказывает свою «фантазию» о том, как могла появиться на свет эта женщина, посредством чего и с помощью кого.Роман начинается неспешно: пятеро всадников едут непонятно куда, непонятно зачем. Что связывает этих пятерых паломников? Как получилось, что одного из них нашли повешенным, а остальных и след простыл? И почему некоторые из знатных особ заинтересованы поисков пропавших? А затем начинаются допросы: вопрос-ответ, вопрос-ответ, вопрос-ответ… И нет им конца. Опросили одного. Вышли на след другого. Нашли другого, опросили. Ищут третьего. Нашли третьего, и снова допрос. А четвертый? Куда пропал? Мёртв? Или, может, за границу подался? Так и не нашли…В допросы Фаулз умудряется вставлять свои эссеистические размышления по поводу богатых и бедных слоев общества, по поводу науки и нижнего белья, которое не носили женщины 18 века. Панталончики пришли в общество как символ феминизма и борьбы женщин за свои права и свободы. Занятные мысли я нашла и в теологических рассуждениях писателя. Вот, например:

В: Что же, и Христа слушаться не должно?

О: Надо, чтобы прежде мы имели право Его не слушаться; Ему угодно, чтобы мы пришли к Нему по доброй воле, а потому надобно, чтобы не отнималось у нас и право прилепиться ко злу, греху, мраку. Где же тут «должно»?

Потрясающая мысль! Такая простая. И в то же время настолько сложно до неё дойти самому, понять это «должно».

На самом деле, сюжет романа не настолько цепляет, насколько запоминаются рассуждения по поводу религии и веры. Кстати, Фаулз высказал весьма смелое суждение по поводу официальных религий.

Я давно пришел к выводу, что всякая государственная религия – идеальный пример формы, которая создана для уже не существующих условий. Если спросить меня, каким явлением жизни для блага настоящего и будущего лучше было бы пожертвовать, что следует выбросить на свалку истории, я без колебаний отвечу: все государственные религии. Я ни в коем случае не отрицаю их былой значимости. И тем более не зачеркиваю (да и кто из писателей стал бы?) тот начальный этап или момент в истории каждой религии, в какое бы дикое мракобесие оно потом ни выродилось, – тот миг, когда стало ясно, что прежний, негодный уже остов пора уничтожать или по крайней мере приспособить к новой среде. Но сегодня мы сделались такими искушенными, что уже и не меняемся; мы слишком эгоистичны и слишком многочисленны, слишком закабалены, по выражению шейкеров, «порождением нечистого», многовластным "я", слишком равнодушны ко всему, кроме себя, слишком напуганы…

Да простите меня за столь большую цитату, но разве то, о чём говорит Фаулз, не правда?

80из 100Psyhea

Фаулз не перестает меня удивлять. На этот раз книга обыгрывает социальные проблемы и вопросы религии 18 века. Первое что стоить отметить – это, конечно же, форма повествования, выбранная автором. Привычный глазу художественный текст составляет едва ли 10% от общего числа страниц. В остальном мы имеем дело с «потенциально» объективным материалом: газетными вырезками, протоколами допросов и реже отчетами в форме писем. Детективное расследование постепенно окрашивается мистическими нотками, так что правдивость случившегося остается на усмотрение вдумчивого и скептичного читателя. Надо сказать, что книги с налетом религии я всегда воспринимаю через призму собственного образования – с позиций историка. И в данном случае автор очень ловко подвел свой сюжет под реальные факты. Написал некий «приквел» к свершившимся и задокументированным событиям. С исторической точки зрения особенно любопытны сводки новостей, разделяющие события по месяцам.Если газетные вырезки призваны создать исторический фон повествования, то допросы живо знакомят читателей с бытом и нравами людей разного социального происхождения, пола, занятий и географического места обитания. Их манеры, специфика общения и словечки служат ярким образцом представителей эпохи. Письма-отчеты тоже своего рода воплощение 18 века в лицах и характерах, однако более формальное, уместное для высших или тянущихся за ними классов. Письма строги, слегка заискивающи и максимально тактичны в формулировке. Непросто влиться в ритм этого произведения, но со временем можно обнаружить очаровательные детали, которые бы потерялись при пересказе от третьего лица. Изюминка данной книги в ее персонализации. 90% повествования идет от лица конкретного человека или даже двух сразу Этот прием привносит в текст критическую долю субъективности, где читатель волей-неволей становится судьей, наблюдающим за процессом. Не возьмусь предполагать вкладывал ли автор некоторый нравоучительный религиозный смысл в свое произведение, но обилие каких-либо домыслов или местами излишняя набожность персонажей совершенно не мешали воспринимать весь сюжет в целом. Впрочем, финал произведения так и остался открытым. Читатель сам выбирает, в какую из историй ему поверить, а может и отвергнуть их все. ИТОГО: Это было любопытно в первую очередь с точки зрения формы, но и не в последнюю с точки зрения содержания. Но рекомендовать пожалуй поостерегусь. Поскольку религиозных измышлений в книге немало. И не все их приемлют)

100из 100Marina_K

Чертов Фаулз! Снова – по лабиринтам, от догадки к догадке, от вопроса к вопросу. Снова не оторваться, снова теряешься в пространстве и не понимаешь, где лево, где право, кто актер, а кто настоящий.

И, как всегда, после прочтения хочется найти того, кто тоже это прочел, потому что нужно задать единственный вопрос: "Моя версия – такая. А ТЫ что об этом думаешь?!".А Фаулз, как обычно, улыбался и во всех интервью говорил: нет, ребята, я никогда не даю ключей. Ищите сами.Очень.

Оставить отзыв

Рейтинг@Mail.ru