Узы любви

Джоанна Линдсей
Узы любви

Глава 3

До Данбера было всего полтора дня пути, но Вулфрик взял с собой десяток воинов и несколько рыцарей, не столько для своей защиты, сколько для сопровождения дамы и ее слуг на обратном пути: слишком много развелось в последнее время разбойников и мародеров. Некоторые бароны, подвергшиеся несправедливому изгнанию и лишению всех прав, нападали на тех, кто все еще оставался в милости у короля. Так что даже если бы Гай не настоял на мерах предосторожности, Вулфрик захватил бы целый отряд. Нельзя позволить отцу обвинить его в том, что он по небрежности или злому умыслу лишился невесты.

Невеста… При одном воспоминании об этой тощей дьяволице мурашки по спине ползут. Вулфрик тихо зарычал. Сводный брат недоуменно поднял брови.

Шел второй день путешествия, и они только что свернули лагерь и в самом веселом настроении пустились в путь. Поскольку не так легко найти ночлег для такой оравы, приходилось разбивать шатры у дороги. На обратном пути наверняка придется поискать постоялый двор или воспользоваться гостеприимством местных баронов: уж она непременно захочет провести ночь в теплой кровати.

– Ты так и не смирился с женитьбой? – спросил Реймунд, сочувственно глядя на брата.

– Нет, и вряд ли смирюсь, – признался Вулфрик. – Чувствую себя так, словно меня купили, заплатив полновесной монетой. До чего же противно!

– Но ведь это наш отец, а не ее предложил помолвку! – удивился Реймунд. – Будь все наоборот, я согласился бы. Но…

– Брось, слушать больше ничего не желаю…

– Ну уж нет, лучше перекипеть сейчас, чем выплеснуть все на ни в чем не повинную девушку, – остерег Реймунд. – Но что так раздражает тебя в этом браке, Вулф?

– Не представляешь, до чего же отвратительным бесенком она была в детстве! – вздохнул Вулф. – Я ее возненавидел тогда. И не надеюсь, что за эти несколько лет она изменилась. Боюсь, она всегда будет мне омерзительна.

– Что же, не ты первый, не ты последний, – усмехнулся Реймунд. – Если хочешь брака по любви, следовало бы родиться селянином. Они вольны выбирать себе супругов. Аристократы лишены подобной роскоши.

Он так явно злорадствовал, что Вулфрик погрозил брату кулаком. Тот со смехом уклонился от удара.

– Нечего напоминать мне, что женился по любви и трясешься над своей половиной, – возмутился он. – Кроме того, ты не крестьянин!

Реймунд с любовью улыбнулся Вулфрику, ибо не всякий аристократ с такой легкостью признал бы родство с незаконнорожденным. Мать Реймунда в самом деле была деревенской девушкой, что поставило мальчика в незавидное положение: как говорится, ни пава, ни ворона! Но Реймунду повезло больше, чем бесчисленным бастардам – внебрачным детям аристократов. Гай признал его, даже усыновил и обучил рыцарскому искусству. Когда юношу посвятили в рыцари, отец наделил его небольшим поместьем, которое тот с гордостью называл своим.

Реймунд сумел завоевать сердце любимой женщины – дочери сэра Ричарда Элоизы. Ричард, безземельный рыцарь, служил у Гая без всякой надежды найти мужа или приданое для единственного ребенка и, естественно, был безмерно рад предложению Реймунда. Нет, Реймунд не завидовал брату, единственному наследнику богатого графа. Он вел простую жизнь и был всем доволен. Вулфрику же приходилось нелегко.

– Когда ты в последний раз ее видел? – поинтересовался он.

– Лет двенадцать назад.

Реймунд комически закатил глаза.

– Кровь Христова, и ты серьезно считаешь, что она осталась той же? И никто не позаботился научить ее вести себя, как подобает даме ее происхождения и воспитания? Да она скорее всего станет умолять простить ее за доставленные неприятности. Кстати, а чем она так тебя разозлила?

– Ей тогда было всего шесть, а мне уже тринадцать. В отличие от этой негодницы я прекрасно сознавал, какие узы нас связывают. Как-то раз я, желая поговорить с девчонкой, отправился на поиски и нашел у клеток с соколами и ястребами, в компании двух парнишек, ее ровесников. Она показывала им огромного сокола и хвасталась, что он принадлежит ей. Даже посадила птицу себе на руку. Черт возьми, да этот сокол был едва не больше самой девчонки!

Перед глазами Вулфрика ясно, словно это было вчера, встала та сцена. Его невеста, грязная, растрепанная, будто каталась по земле, пикантная мордочка вся в саже. Длинные ноги предательски свидетельствовали о том, что вместо подобающего юной даме красивого платья она напялила шоссы[1] с подвязками крест-накрест и мужскую тунику из грубой шерсти.

Честно признаться, ему потребовалось немало времени, чтобы распознать, кто из троих оборванцев – его невеста. Правда, те, кого он расспросил, как добраться до конюшни, предупредили его о несколько необычном наряде леди Криспин. Все в замке Данбер дружно подсмеивались над поведением и манерой одеваться дочери лорда Найджела. Что и говорить, подобные замашки никак не подобали благородной госпоже. Только простолюдины иногда одевали девочек в мужской костюм, если таковой имелся в доме и если им не по карману были женские платья. Но какая высокородная особа будет шляться по округе в штанах и камзоле, словно побродяжка? Только леди Милисент! Кроме того, лицо девочки, как уже упоминалось, было донельзя чумазым, а каштановые волосы она гладко зачесала назад, так что пойди разберись, кто из троих и есть его будущая жена!

Только когда кто-то окликнул ее по имени, Вулфрик понял, что именно она держит на руке огромную птицу, причем даже без колпачка. Неужели не понимает, как опасны охотничьи соколы?! Кроме того, таких маленьких детей нельзя и близко подпускать к клеткам! Должно быть, озорники пробрались сюда, стоило сокольничему отойти.

И тут он услышал, как девочка громко хвастается своим доверчивым дурачкам приятелям:

– Теперь она моя. И берет еду только у меня.

Ее? Ее собственный сокол?

Вулфрик, не сдержавшись, презрительно фыркнул, и этот звук привлек ее внимание. Девочка, оглянувшись, без всякого любопытства равнодушно посмотрела на незнакомца. Похоже, она не поняла, что он чуть не выставил ее лгуньей.

– Кто ты? – спокойно осведомилась она.

– Я тот человек, с которым тебя обвенчают, когда подрастешь.

Вулфрик так и не понял, почему она сочла эти слова оскорбительными, ведь он всего-навсего сказал правду, но, судя по тому, как полыхнули светло-зеленые глаза, как налились золотистым жаром, она была вне себя от ярости.

– Девчонка просто взбесилась, назвала меня лжецом и осыпала самыми гнуснейшими ругательствами из всех, что я когда-либо слышал, – объяснил Вулфрик Реймунду. – А потом приказала, именно приказала, мне убираться с глаз долой.

Реймунд безуспешно попытался сдержать смех.

– Иисусе, такие слова от малого дитяти?!

– Скорее дьяволицы! – рявкнул Вулфрик. – А когда я не послушался, просто потому что не смог пошевелиться от изумления, она злобно сузила глаза и чуть приподняла руку. И этого оказалось достаточно, чтобы чертова птица ринулась на меня. Я едва успел прикрыться рукой. И в этом была моя ошибка. Острый, как кинжал, клюв вонзился между костяшками пальцев, причем намертво. Как я ни отбивался, птица все яростнее атаковала меня.

Реймунд тихо присвистнул:

– Повезло, что ты не потерял палец.

– Зато шрам остался на всю жизнь. Наконец мне удалось стряхнуть сокола. Ужас и отчаяние придали мне сил, и птица с глухим стуком ударилась о стену. Уж не знаю, убил ли я ее, но маленькая ведьма, очевидно, посчитала, что ее любимица мертва, потому что немедленно набросилась на меня и принялась колотить. Правда, ей ничего это не дало, потому что я был достаточно высок для своих лет, а она едва доходила мне до пояса. Но негодяйка укусила меня, и когда я взвыл от боли, один из ее ударов пришелся точнехонько в то место, которое так старательно оберегают все мужчины, и я, едва не лишившись сознания, упал на колени.

Реймунд ехидно ухмыльнулся:

– Что же, поскольку за тобой тянется длинный хвост обезумевших от похоти баб, смею заверить, что последствия оказались не слишком серьезны.

Вулфрик ответил разъяренным взглядом.

– Не вижу ничего смешного, братец. Я корчился от мук, а она продолжала издеваться надо мной, и теперь, когда мы оказались одного роста, ее удары сыпались прямо мне на голову. Она едва не выцарапала мне глаза! Все лицо было исполосовано!

На самом деле ему пришлось куда хуже, только Вулфрик стыдился признать всю правду вслух. Но он корчился от боли в паху, кровь из раны, нанесенной птицей, заливала пол, его одежду и девчонку, а она… Она была поистине неутомимой: кулаки мелькали в воздухе, ругательства сыпались с губ – словом, настоящая молния, а ему все не удавалось схватить ее за руки или отбросить от себя. Стоило поймать ее, как она змейкой выворачивалась и снова принималась за свое.

Ему следовало бы врезать ей хорошенько, так, чтобы долго помнила, но он в жизни пальцем не коснулся ни ребенка, ни того, кто был меньше и слабее, а тем более женщины. Но, неуклюже пытаясь обороняться, он лишь причинял вред себе. Наконец ему пришлось отшвырнуть ее как можно дальше, выиграв тем самым достаточно времени, чтобы подняться и, ежесекундно спотыкаясь, убраться восвояси.

Благодарение Богу, больше Вулфрик ее никогда не видел. Постарался и близко не подходить к Данберу. Он скрыл происшедшее от отца, но под самым правдоподобным предлогом как можно скорее вернулся к сэру Эдварду, кому был отдан на воспитание с семи лет и где встретился и подружился с Реймундом, который был также послан к сэру Эдварду Фитцаллену для обучения ратному делу и рыцарскому этикету. После того случая Вулфрик всегда находил причину покинуть дом, едва Гай объявлял о предстоящем приезде сэра Найджела с семьей. Нечего и говорить, что воспоминания с годами не поблекли.

 

– Надеюсь, ты понимаешь, – благоразумно заметил Реймунд, – что теперь она совершенно не похожа на ту шестилетнюю чертовку и что кто-то непременно взял ее в руки и научил хорошим манерам.

– Знаю, – угрюмо бросил Вулфрик. – Она больше не накинется на меня с кулаками: просто не посмеет. Но как можно научить прирожденную сварливую ведьму доброте и обходительности?

– Нежные слова и ласковое обращение творят чудеса.

– Я в учителя не гожусь, – пробурчал Вулфрик, – а тому, кто взял на себя этот тяжкий труд, никак не позавидуешь. Возможно, ей и удается выглядеть настоящей леди – кто знает? – но под модными платьями наверняка скрывается все тот же коварный бесенок. Клянусь, стоит ей прищурить свои кошачьи глазки…

– И что ты сделаешь?

– Сам не знаю, – вздохнул Вулфрик.

Глава 4

– Если я верно припоминаю, через час должен показаться Данбер-Касл, – заметил Вулфрик, внимательно оглядывая окрестности. – Он как раз за вон тем холмом. Собственно говоря, мы могли бы сократить путь, поехав напрямик через этот лес, поскольку дорога здесь делает несколько крутых поворотов.

В зарослях была протоптана неширокая тропинка: очевидно, многие поддавались соблазну выиграть время. Листьев на деревьях почти не осталось, и лес просматривался чуть ли не насквозь: можно было заметить пожелтевший луг у противоположной опушки, а за ним и деревню.

– Подумать только, двенадцать лет ты избегал этого места как чумы, а теперь просто рвешься туда, – поддел Реймунд.

– Я промерз до костей, и мне не терпится поскорее добраться до теплого очага, – пояснил Вулфрик, вызывающе уставясь на брата.

Реймунд не придал ни малейшего значения его взгляду и согласился, что в такую погоду неплохо бы согреться чем покрепче. Небо было ясным, но ледяной ветерок проникал под одежду. Раз до жаркого огня и крыши над головой еще далеко, не мешало бы размяться.

– Что скажешь, если мы устроим скачки? Кто быстрее одолеет последнюю лигу?

– Самый верный способ оказаться перед закрытыми воротами и поднятым мостом – мчаться во весь опор к замку, особенно когда обитатели никак не могут сообразить, кого это Бог послал – врагов или друзей! Нет, так только время потеряешь. Уж лучше пересечь лес и подъехать с обратной стороны, через деревню.

И, не дожидаясь ответа, Вулфрик направил коня к тропинке. Вскоре они добрались до луга, миновали стороной деревню, опасаясь вызвать ненужную суматоху среди жителей. Однако выяснилось, что замок находится еще за одной рощей: над вершинами деревьев наконец показались каменные башни. Здесь заросли были погуще, и хотя листва на кустах уже пожухла, стройные сосны гордо зеленели.

На полпути между замком и деревней лошади заволновались, услышав звон оружия. Но Вулфрик лишь улыбнулся. Он был прирожденным воином, проведшим в боевых схватках едва ли не всю жизнь, опытным и искушенным в военных хитростях и наслаждавшимся доброй стычкой. Реймунд вполне разделял его чувства, поэтому оба рыцаря, понимающе переглянувшись, пришпорили коней. За следующим поворотом они и в самом деле наткнулись на настоящее сражение.

Сначала им показалось, что они стали свидетелями учебного боя, но, заметив среди дерущихся женщину, изменили мнение. Тут дело нечисто, тем более что и мужчин многовато. Четыре всадника и человек семь пеших. Беда в том, что на всех надеты толстые зимние накидки и битва идет не на жизнь, а на смерть, так что невозможно определить, кто из них обитатели Данбера, а кто враги. Именно поэтому Вулфрик замешкался: не мог же он начать убивать всех без разбору! Он велел своим людям остановиться. Незнакомцы, казалось, не обращали никакого внимания на посторонних, поэтому Вулфрик, привстав в стременах, прогремел:

– Кому здесь нужна помощь?

Не получив ответа, он был вынужден еще повысить голос, перекрывая шум и лязг оружия. Наконец ему удалось привлечь внимание сражавшихся, и на несколько секунд в лесу воцарилась полная тишина. Противники молча разглядывали вновь прибывших.

Первыми опомнились всадники и, повернув коней, исчезли в чаще. Должно быть, поспешили скрыться в Данбере, посчитав, что нападающие получили подкрепление. Но нет, вряд ли они бросили бы женщину, которая вышла вперед, чтобы приветствовать их изящным реверансом. Плащ ее распахнулся, открыв богатый наряд. Значит, она леди, и притом настоящая красавица! И как перепугана! Побелевшее от страха лицо едва заметно порозовело. Барбет[2] сбился, открыв темно-каштановые волосы оттенка дорогого собольего меха. Светло-зеленые прозрачные глаза смело смотрели на него…

Зеленые глаза? Иисусе, неужели это она? Его нареченная, скромно, как подобает истинной даме, выражает благодарность за спасение? Нет, ему просто не может так везти! Этот благоухающий цветок женственности? Невероятно! Даже голос, мягкий, как самый лучший бархат!

– Ваше прибытие не могло быть более своевременным, милорд, – промурлыкала она. – Я искренне благо…

Но очаровательной даме не дали закончить учтивую речь. Совсем молодой парнишка, грубо отпихнув ее в сторону, злобно рявкнул Вулфрику:

– Ну что сидишь, как олух царя небесного? Перепил, что ли? Давай за ними! Их нужно во что бы то ни стало схватить и привести в Данбер!

Вулфрик негодующе застыл, потрясенный столь грубым обращением. Его в жизни так не оскорбляли! Наглый мальчишка лет четырнадцати был одет хуже самого бедного простолюдина. И это все, что успел заметить Вулфрик, поскольку не задумываясь спешился, чтобы как следует отделать зазнавшуюся чернь. Но прежде чем ноги коснулись земли, уши резанул все тот же ненавистный голос:

– И эти неумехи тупоголовые еще называют себя рыцарями! Предложить помощь сумеет каждый, а вот помочь на деле…

Вулфрик мгновенно оказался в седле и послал коня вперед. У глупого юнца не хватило сообразительности, чтобы отскочить. Он, вызывающе скалясь, ждал, преградив дорогу вооруженному всаднику! Словно подначивал Вулфрика забыть о рыцарском кодексе чести и поднять руку на слабого. Но Вулфрик всегда восхищался храбростью. Храбростью, а не глупостью. Парень, должно быть, спятил, если смеет дерзить взрослому воину. И это единственное, что удержало руку Вулфрика и спасло глупца от хорошей трепки. Вулфрик не издевается над женщинами, детьми и деревенскими дурачками.

Поэтому он спокойно заметил:

– А ты предпочел бы драться до конца и проиграть схватку? Я остановил побоище, но большего не обещал.

– Ты позволил им скрыться! – яростно завопил подросток.

– Я не шериф, чтобы гоняться за грабителями, и если скажешь еще хоть слово, щенок, велю отрезать тебе язык и подать его на ужин.

Поняв, что дело оборачивается плохо, леди выступила вперед, загородив мальчишку собой, и умоляюще протянула руки Вулфрику.

– Пожалуйста, – едва не заплакала она, – не нужно. Заклинаю вас.

Должно быть, парень – ее слуга, иначе она не заступалась бы за него. Довольный, Вулфрик едва не расплылся в улыбке. Какое сокровище достанется ему! При одной мысли об этом он готов сделать для нее все на свете!

– Как пожелаете, госпожа моя. Могу я сопровождать вас в Данбер, тем более что и мы туда направляемся?

Девушка застенчиво кивнула.

– Вы собираетесь погостить у отца?

На этот раз Вулфрик просиял. Если у него и оставались какие-то сомнения в том, что перед ним его невеста, теперь они окончательно развеялись.

Он со всей мыслимой осторожностью поднял драгоценную ношу в седло и усадил перед собой. Она весила не больше ребенка. И благоухала летними розами. Боже, да счастливее его нет человека на свете!

– Я в самом деле приехал, чтобы повидаться с лордом Найджелом и с вами, – многозначительно шепнул он.

Леди повернулась. Прелестные глаза удивленно округлились.

– Со мной?

– Наверное, мне давно следовало представиться. Я Вулфрик де Торп и счастлив и рад снова встретиться с вами, госпожа моя.

И тут кто-то громко охнул. Не женщина. Звук доносился откуда-то снизу. Опустив глаза, Вулфрик заметил только давешнего недоумка, во все лопатки мчавшегося к замку.

Вулфрик нахмурился было, решив про себя попросить лорда Найджела как следует проучить бездельника, но, вслушавшись в следующую фразу, обмер.

– Но мы никогда раньше не виделись, господин. Тут какая-то ошибка.

Вулфрик с облегчением вздохнул. Превосходно. Из ее памяти совершенно выпало их первое, весьма неудачное свидание, и, поскольку ему страстно хочется забыть о прежних распрях, он и не подумает ей напомнить.

Поэтому он покорно кивнул:

– Вы правы, но я не солгал, утверждая, с каким удовольствием смотрю на вас, госпожа моя. И вы, я уверен, хотите поскорее рассказать отцу о случившемся, так что не будем терять время и скорее поскачем к замку.

Остаток пути занял всего несколько минут. То место, где произошла стычка, было удалено от деревни и Данбера как раз настолько, чтобы звон мечей не был слышен. Засада? Вполне вероятно. Вулфрик пожалел, что не послал своих людей схватить негодяев, предательски набросившихся на его невесту. Сейчас нет смысла что-то предпринимать, разбойники давно исчезли. Но зря они думают, что кто-то смеет безнаказанно поднять руку на его собственность!

Оказавшись во дворе замка, леди извинилась и поспешила войти внутрь, а Вулфрику пришлось задержаться, чтобы расспросить сенешаля сэра Найджела, где тот думает разместить его рыцарей. Кроме того, он послал нескольких человек на поиски неизвестных. В конце концов, совсем не повредит помочь будущему тестю.

За время его отсутствия в Данбере произошло немало перемен. Для мелкопоместного барона вроде Найджела Криспина замок казался слишком большим и прекрасно укрепленным. Немногие люди, включая самых могущественных и высокородных графов, могли похвастаться таким богатством. Перед первой, старой стеной выросла вторая, куда толще и выше, а между ними было построено множество новых зданий, где могла бы разместиться целая армия. В двух просторных дворах нашлось местечко и для каждодневных воинских учений, а специально для упражнений лучников был выделен большой луг.

Вулфрику не терпелось поскорее присоединиться к невесте и узнать ее получше, поэтому он поспешил войти в главный донжон[3].

Он все еще никак не мог поверить своей удаче. Видно, кто-то и в самом деле взял нахальную девчонку в руки и преподал тонкости придворного этикета. Трудно представить более идеальную жену: мягкую, скромную и милую. И к тому же она красивее Эгнис Иорк! Кожа нежнее, личико просто завораживает. Правда, она не возбуждает в нем такое же сильное желание, но можно не сомневаться, со временем придет и это. Вероятно, Вулфрик был так поражен и восхищен, что для других чувств просто не осталось места.

Внутренняя лестница, ведущая в большой зал, была ярко освещена факелами. Здесь же находилась часовня. Еще одна лестница поднималась до четвертого уровня донжона.

Вулфрик в спешке чуть не столкнулся с маленькой фигуркой, выскользнувшей из часовни, и, мгновенно поняв, кто перед ним, едва не заскрипел зубами от злости. Ничтожный слуга, должно быть, и впрямь полоумный, иначе не посмел бы так дерзить рыцарю… но, очевидно, ему удалось избежать наказания, а это уже пришлось Вулфрику совсем не по вкусу.

Именно поэтому он уничтожающе бросил:

– Молился о прощении за грех нахальства и наглости?

При этом он искренне надеялся, что подросток раскается и даст слово впредь придерживать свой болтливый язык. Но парень вместо этого громко огрызнулся:

– Молился, чтобы ты поскорее убрался отсюда, да только Господь, похоже, меня не слышит.

Это уж слишком! Какой-то жалкий слуга! Да любого на его месте попросту выдрали бы за такое обращение с будущим графом!

Вулфрик протянул было руку, чтобы хорошенько оттаскать негодника за волосы, но тот с презрительным видом отвернулся и направился в зал. Очевидно, он привык, что любая пакость сходит ему с рук, и не боялся никакого наказания.

Исходя бессильным гневом, Вулфрик погнался за ним и шел бы до самой кухни, если бы потребовалось, но тут сидевшие в зале заметили его, и сам сэр Найджел окликнул почетного гостя. Ничего не оставалось делать, кроме как отказаться от преследования.

 

Однако при виде невесты, сидевшей рядом с отцом, ярость словно по волшебству улеглась, и Вулфрик едва ли не бегом направился к главному очагу. Золото Найджела и здесь сотворило чудо. Вместо одного стула с высокой спинкой, обычно предназначавшегося для господина, тут стояло целых четыре, устланных пушистыми мехами, чтобы было удобнее сидеть. В центре красовался низкий столик с подносом, полным закусок и напитков. Многочисленные табуреты и скамьи служили верным признаком того, что именно в этом зале собираются по вечерам все домочадцы.

В очаге ревело пламя, разливавшее приветливое тепло, однако и в других частях помещения было совсем не так уж и холодно: высокие окна сверкали дорогим привозным стеклом, не пропускавшим мороза и дававшим достаточно света. Каменные стены были закрыты гигантскими шпалерами.

Вулфрику редко приходилось видеть столь уютный и даже роскошный зал. Пожалуй, сам король позавидовал бы такому богатству! Интересно, бывал ли здесь Иоанн? Вряд ли, иначе непременно нашел бы способ отобрать замок и деньги у Найджела.

Вулфрик поморщился. Ему совсем не хотелось преданно служить такому королю! Впрочем, его отношение к Иоанну было совершенно таким же, как у большинства аристократов. Король обладал поистине дьявольской способностью терять друзей и наживать врагов, но он все-таки монарх, и благородный человек не изменит клятве верности… пока его терпение не истощится окончательно.

Найджел поднялся, пошел навстречу гостю и повел его поближе к очагу. Похоже, он был искренне рад приезду Вулфрика и рассыпался в пространных приветствиях:

– Сердце мое исполнено счастья! Неужели ты вправду здесь, дорогой Вулфрик, и наши семьи наконец соединятся! Твой отец выслал вперед гонца, но мы не ожидали, что ты появишься так быстро, иначе я заранее предупредил бы дочь, чтобы она подготовилась получше. Но вижу, ты уже успел с ней встретиться!

Они как раз добрались до того места, где сидела леди, нервно комкая дорогую ткань платья. Вулфрик поторопился успокоить ее: приветливо улыбнулся и, взяв дрожащую ручку, поднес к губам.

– Мы действительно встретились, господин мой, – сказал он Найджелу, не сводя глаз с дамы. – Хотя и не были официально представлены друг другу.

– Я не ваша нареченная, лорд Вулфрик, – мучительно краснея, пролепетала девушка, жалея, что с самого начала, еще в лесу, не объяснила всю правду. Подвели застенчивость и боязнь ни за что ни про что расстроить этого отважного рыцаря – уж очень он грозен, а такие мужчины всегда пугали ее до слез. Очевидно, он смущен и сбит с толку, и ей искренне его жаль. – Я ее сестра, Джоан, – тихо призналась она.

Найджел с недоумением огляделся.

– Но вы… разве вы не видели Милисент? Вы вместе вошли в зал…

Вулфрик окончательно растерялся. Кроме Джоан, здесь не было ни одной женщины… и он следовал за… за… мальчишкой… Иисусе, нет, только не это! Неужели она… она… Ни за что! Значит, за все эти годы она совершенно не изменилась, и теперь он, как и боялся, обречен провести остаток дней своих с гнусной, мерзкой ведьмой!

1Штаны-чулки. – Здесь и далее примеч. пер.
2Широкий венец с полотняной повязкой, охватывавшей голову и подбородок.
3Главная, самая большая и высокая башня средневекового замка.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru