Ужасно скандальный брак

Джоанна Линдсей
Ужасно скандальный брак

Глава 4

Маргарет Ландор недоуменно взирала на груду пересыпанных щебнем камней, задаваясь вполне логичным вопросом, зачем она тратит здесь время. Трижды они проезжали мимо развалин, в полной уверенности, что ищут нечто совершенно иное. Но других в округе просто не оказалось, поэтому на четвертый раз, когда они возвращались в город, чтобы уточнить маршрут, остановились, завидев едва ковыляющего старика. Как ни странно, именно это место оказалось местом обитания Ворона, поэтому Маргарет обуревали сомнения. После всех дифирамбов, которые пели этому человеку, девушка просто не могла представить, почему наемник, требующий за свои услуги столь высокую плату, живет в таких трущобах. Или все, что она слышала о нем, – ложь?

Вполне вероятно. Может, местные жители пытаются поразить английских гостей сказками о местном герое? Но чтобы весь город участвовал в этом спектакле? Нет, этому трудно поверить!

Кроме того, здешние обитатели буквально теряли голову только оттого, что он вновь соизволил приехать сюда. Очевидно, Ворон нечасто бывал дома и много путешествовал, в том числе и за границей. Так что, не будь он здесь, возможно, она бы вообще о нем не узнала.

Маргарет отправилась в путешествие с горничной и лакеем. Эдна и Оливер были супружеской парой, работавшей в доме Ландоров с давних пор. Эдна, уроженка Корнуолла, нанялась няней к детям Ландоров, сначала Элинор, потом Маргарет. Ее пышные каштановые волосы и красивые голубые глаза помогли завоевать сердце Оливера. Она проработала в Уайт-Оукс всего полгода, прежде чем выйти за него замуж.

Сам Оливер вырос в Уайт-Оукс, родовом имении графов Миллрайт, теперь принадлежавшем Маргарет. Его отец и дед служили там лакеями, и даже прабабка была горничной второго графа Миллрайта. Высокий и крепкий, Оливер всегда оказывался там, где требовались сильные руки.

Теперь, достигнув пожилого возраста, они стали надежными компаньонами для Маргарет в ее грандиозной экспедиции за покупками. Немецкое кружево, итальянский шелк, вина для погребов Уайт-Оукс, луковицы лилий для сада, а заодно и осмотр достопримечательностей, поскольку раньше она никогда не бывала на континенте. Но истинная цель, о которой она никому не говорила, была иной. Она намеревалась отыскать бывшего соседа и вместе с ним расследовать подозрительные события, происходившие в Эджвуде.

Из-за угла появился сам Ворон. Ему приходилось идти осторожно: двор был усеян обломками камней. Выглядел он достаточно мирно. Обычный мужчина лет сорока, среднего роста, с карими глазами и каштановыми волосами. Наверное, ей не стоит нервничать. Просто она не любит сомневаться.

– Уверены, что хотите говорить с ним, Мэгги? – спросила Эдна, высунувшись из окна кареты.

Странно, что горничная тоже не горит желанием встретиться с Вороном, хотя именно она услышала о нем первой и сообщила Маргарет.

– Абсолютно, – откликнулась Маргарет с деланой уверенностью, не желая тревожить Эдну. – Ты оказалась права. Я уже сдалась и собиралась возвращаться домой. Выхода просто не было, но теперь он появился. Можно сказать, крайняя мера. И чего мне еще просить у судьбы, как не человека с его талантами?

– Что ж, тогда вперед, – кивнула Эдна. – Вряд ли он пробудет здесь долго. В городе говорят, что он никогда не остается дольше недели.

Маргарет со вздохом направилась к Ворону. Она ненавидела крайние меры, но это лучше, чем ничего. В прошлом году она без труда нашла и наняла тех парней. И рекомендации у них были самые лучшие, но сделать они ничего не сумели. Пустая трата денег. Этот, похоже, более надежен, если то, что говорят о нем, хотя бы наполовину правда. И сама она потерпела сокрушительную неудачу. Провела четыре месяца в Европе и не нашла ни единого следа, ведущего к пропавшему соседу.

– Добрый день, – поздоровалась она. – Я приехала, чтобы вас нанять.

Ворон улыбался. Вполне теплая улыбка для француза.

Маргарет сразу успокоилась. Он согласится. Им всего лишь остается обговорить условия.

– Я ни к кому не нанимаюсь.

Это обескуражило Маргарет. Но она быстро пришла в себя.

– Прошу вас, выслушайте меня.

– Но я не тот, кого вы ищете. Меня зовут Джон Ричардс. Я работаю на него.

– Вот как? – слегка смутилась девушка. Он к тому же и не француз. Акцент у него такой же английский, как у нее.

– Простите, мне следовало догадаться. Окажите мне любезность и проводите к Ворону, пожалуйста.

Улыбка мгновенно померкла.

– В этом нет смысла, мадам. Он не будет на вас работать, – почти грустно признался он.

– Почему нет?

– Потому что вы женщина.

Она снова расстроилась. И не только. Душу затопило раздражение. В конце концов, ее деньги ничем не хуже!

– Абсурд! У меня вполне веская причина поговорить с Вороном, и я готова заплатить любую сумму. А теперь проводите меня к нему… впрочем, это совершенно не обязательно. Я сама его найду.

Она не стала дожидаться, пока он попробует остановить ее. И даже не заметила его ухмылки. Откуда ей было догадаться, что она действует именно так, как от нее ожидал хитрец камердинер?

В развалинах не было ни единой двери. Ничто не преграждало ей путь. Сделав несколько шагов, Маргарет оказалась в помещении, показавшемся ей тем, что осталось от парадного зала рухнувшего замка. Впрочем, осталось не так уж много: несколько полуобвалившихся стен с нагроможденными вокруг валунами, разрушенный очаг, и в углу, там, где балки потолка, по-видимому, укрепленного столетия через два после постройки замка, еще держались, стояли три лошади, около которых суетился парнишка. Маргарет слыла большим знатоком лошадей и сейчас невольно залюбовалась вороным жеребцом, гриву которого старательно расчесывал мальчик. При виде девушки он задорно улыбнулся и подмигнул.

Маргарет от неожиданности расхохоталась. Ну и дерзкий малыш! Тощий, голубоглазый, светловолосый… лет десяти-одиннадцати, а ведет себя, как прожженный повеса!

– Где я могу найти Ворона? – спросила она, немного развеселившись.

– Наверное, на кухне.

– Обедает? В это время суток?

– Нет. Он там живет.

Почему-то она не удивилась. Где еще обитать человеку, дом которого превратился в руины? Правда, Маргарет выразительно закатила глаза, но только потому, что мальчик, возможно, ожидал именно такой реакции.

Она не ошиблась.

Его улыбка стала еще шире.

– Покажешь мне, где кухня?

Мальчик ткнул пальцем в нужном направлении.

– Спасибо.

– Рад услужить, мисс.

– Леди, – поправила она.

– Черт, неужели правда? – ахнул он, явно потрясенный таким откровением. Очевидно, раньше он никогда не видел вблизи титулованной аристократки, что казалось вполне вероятным. Недаром Ворон не работал на женщин.

При этой мысли ее раздражение возросло еще больше. Маргарет кивнула на прощание и зашагала в указанном направлении. Пройдя по узкому каменному коридору, она остановилась у двери, за которой действительно оказалась кухня, причем отнюдь не средневековая. Она стояла в очень большом помещении с дубовыми панелями и вполне современной плитой. Маргарет удивилась, увидев обеденный стол, шесть стульев с бархатной обивкой и зажженный камин, по обе стороны которого красовались высокие окна, выходившие на нечто вроде оранжереи. Ничего не скажешь, здесь довольно уютно.

Впечатление нарушал сам Ворон.

Честно говоря, присмотревшись внимательнее, Маргарет понадеялась, что это не тот, кого она ищет. Господи, вид у него… определенно зловещий! Выше своего слуги, моложе, смуглее и куда опаснее.

Но это и хорошо, попыталась она убедить себя. Он выглядит как человек, способный выполнить любое поручение, а именно это ей и требуется. Иначе придется сдаваться. Она уже нанимала людей. Уже пыталась сама добиться цели. Сделала все, что могла. А тут по крайней мере хоть какая-то надежда. Ходили слухи, что он никогда не терпит неудач, и это лучшая рекомендация, о которой можно только мечтать.

Боясь, что передумает и струсит, Маргарет поспешила пересечь комнату. Ворон не поднял глаз, продолжая вертеть в руках бокал с бренди. По-видимому, он так глубоко задумался, что даже не заметил ее появления.

Девушка деликатно кашлянула, но он либо не слышал, либо намеренно ее игнорировал, поэтому она учтиво осведомилась:

– Не уделите ли мне несколько минут, сэр?

Она добилась своего и тут же об этом пожалела. Глаза полыхнули золотом, ярко, как у вышедшего на охоту хищника. Они чаровали… завораживали… освещали необычайно красивое лицо. Сначала она и не заметила, как он прекрасен: слишком отчетлива была излучаемая им аура опасности. И все же несколько секунд эти золотистые глаза держали ее в плену. Но теперь она видела еще кое-что: гладкие щеки, квадратный подбородок, раздраженно поджатые узкие жесткие губы. Длинный прямой нос, острые скулы, темные, почти прямые брови. Очень короткие волосы, черные как смоль, только на щеку свисает длинная прядь. И лишь когда он механически заправил ее за ухо, Маргарет поняла, что волосы вовсе не короткие, просто коса уложена на затылке.

Золотистые глаза медленно изучали ее.

– Полагаю, вы не одна из трактирных служанок, желающих выиграть пари?

Маргарет удалось не покраснеть, хотя она поняла, на что он намекает. Местные жители рассказали Эдне о пари, а Эдна пересказала ей. Очевидно, в округе Ворон был главным предметом пересудов и сплетен.

– Вы правы, – высокомерно бросила она.

Он пожал плечами, явно потеряв к ней всякий интерес.

– Я так и думал, поэтому будьте хорошей девочкой и проваливайте. Вы явились сюда без приглашения.

Именно это пожатие и поворот головы лишили Маргарет дара речи. Не потому, что он прогнал ее. Потому что она наконец его узнала. И слишком потрясенная, чтобы говорить, сама не зная почему, расхохоталась.

Глава 5

Прошло двенадцать лет с тех пор, как она в последний раз видела этого человека. На балу по случаю обручения старшей сестры. В то время Маргарет было одиннадцать лет, и молодые люди ее не интересовали. Пока не появился ОН. Она всегда находила интригующим именно его, самого завидного жениха во всей округе, обаятельного красавца, наследника графского титула. Большинство женщин, независимо от возраста, было им очаровано. Но встреча в ту ночь была в чем-то знаменательной. Отныне в ее воображении он стал романтическим героем, и, к сожалению, с тех пор все мужчины меркли в сравнении с ним. Хотя неудивительно, что она не сразу узнала его. Этот злобный грубиян не имеет ничего общего с очаровательным юношей, укравшим ее сердце много лет назад.

 

А теперь он смотрел на нее, как на сельскую дурочку. Впрочем, его винить сложно. Пораженная и восхищенная, девушка объяснила причину своего смеха:

– Видите ли, это довольно забавно. Я приехала просить вас найти человека, и оказалось, что этот человек – вы.

– Прошу прощения?

– Значит, вот где вы скрываетесь, Себастьян! И под именем Ворон?

– Кто вы, черт возьми?

– Маргарет Ландор. Мой отец – Джордж Ландор, шестой граф Миллрайт. Вы должны помнить его. Моя сестра…

– Господи Боже, – перебил он, – так вы малышка Мэгги?

– Ну, не такая уж малышка…

– Да, теперь я это вижу.

Он словно вбирал ее взглядом. Маргарет вспыхнула, но деловито предупредила:

– Я не потерплю ничего подобного. Знаю, каким дамским угодником вы были до той трагедии.

Он мгновенно вернулся к действительности и недовольно нахмурился. Маргарет сжалась. Наверное, зря она напомнила о трагедии.

– Вы здесь с мужем? – сухо осведомился он.

– Я не замужем.

– Значит, с отцом?

– Он умер шесть лет назад. И прежде чем начнете перечислять всех родственников, которые придут вам на ум, позвольте мне прояснить ситуацию. Я живу одна с тех самых пор, как стала достаточно взрослой для самостоятельного существования.

– А ваша сестра? Она вышла замуж?

– Да… и умерла. Но к этому мы еще вернемся.

Она винила Себастьяна в смерти Элинор. И надеялась, что сумеет договориться с ним, не упоминая о судьбе сестры, но сейчас уже не была так в этом уверена. Он определенно не тот обаятельный юноша из ее воспоминаний.

– У меня был опекун, – продолжала Маргарет. – Он предложил устроить мне торжественный выход в свет. Я посмеялась над ним и, в свою очередь, предложила жениться на мне. Он посмеялся надо мной, и вот так мы поладили. Я считала его не столько опекуном, сколько другом. Сейчас мне двадцать три, так что официально он больше не мой опекун. Но после смерти отца я жила в его доме четыре года и сейчас время от времени навещаю и играю роль хозяйки на его званых вечерах. Его невестка в этом отношении совершенно бесполезна.

– Вы рассказываете об этом опекуне с какой-то целью или просто любуетесь собственными речами?

– Вижу, вы растеряли хорошие манеры, – холодно усмехнулась Маргарет. Но он молча смотрел на нее, дожидаясь ответа. Что же, он его получит. – Моим опекуном был ваш отец.

– Адское пекло! – выругался он. – Ни слова о моей семье, понятно? Ни единого слова.

Маргарет сочувственно поцокала языком, игнорируя яростный блеск глаз.

– Придется выслушать, Себастьян. И не только одно слово. Именно из-за этого я здесь. Видите ли, я искренне люблю вашего отца и боюсь за его жизнь. Подозреваю, что вашему брату и его жене надоело надеяться, что титул перейдет к ним в самое ближайшее время.

Перегнувшись через стол, Себастьян вцепился в лацканы ее жакета и рванул на себя с такой силой, что ее лицо оказалось меньше чем в дюйме от его собственного.

– Какую часть моего приказа вы не поняли?

И тут Маргарет впервые испугалась. Она, запугать которую можно было с превеликим трудом! Но вид у него был поистине устрашающим, а глаза сверкали желтым пламенем!

Все же она глубоко вздохнула, напоминая себе, кто она и кто он, и спокойно – по крайней мере она надеялась, что выглядит спокойной, – оторвала его пальцы от жакета.

– Больше не смейте этого делать, – бросила она.

– Вам пора уходить, леди Маргарет.

– Нет, это вам пора выслушать. Господи, поймите же, на карту поставлена жизнь человека! Выкажите хотя бы слабое подобие прежнего благородства и…

Маргарет осеклась, не веря собственным глазам. Он уходит! Сломить ее не удалось, так что он пытается скрыться, даже не прощаясь! Хотя это лучше, чем если бы он вышвырнул ее, но все равно невыносимо!

– Трус!

Себастьян замер. Сведенная судорогой спина казалась высеченной из грубого металла, и Маргарет немедленно пожалела об опрометчивом слове.

– То есть… – попыталась исправиться она.

И снова ей не удалось договорить. Он обернулся, испепеляя ее взглядом. Маргарет затаила дыхание.

– Беда в том, – заметил он обманчиво учтивым тоном, – что вы полагаете, будто мне есть дело до изгнавшей меня семьи, чего нет и быть не может.

– Вздор. Кровь есть кровь, а вы с отцом были очень близки до…

– Тогда – возможно. Но сейчас все изменилось.

– Он чересчур вспылил тогда. Вы об этом не думали.

– Это он вам сказал?

Маргарет подавила стон.

– Н-нет, – нехотя призналась она, – он вообще ни разу не упоминал о вас в моем присутствии.

Себастьян снова шагнул к выходу. Полное отсутствие всяческого участия обескуражило и возмутило девушку. Правда, она еще не выложила сути проблемы. Приходилось спешить, чтобы объясниться до того, как он исчезнет.

– Однажды я слышала, как они ссорились, ваш брат и его жена. Всего я не разобрала, только отдельные фразы. Упоминались вы и «друг». Но я ясно слышала, как Дентон сказал: «Совершенно не обязательно было его убивать». Должна заметить, я была в ужасе, но, как ни старалась, все же не поняла, кого они имели в виду. Нет, я не думаю, что они кого-то убили. Вовсе нет. До меня донеслось вырванное из контекста предложение, так что они могли толковать о ком угодно. Однако с тех пор я так и не успокоилась. И начала следить за ними.

Сработало!

– И что вы узнали? – спросил он, поворачиваясь.

– Они терпеть друг друга не могут. Не понимаю, зачем только поженились.

– А на ком женился Дентон?

– На вдове Джайлза, Жюльетт. По-моему, я об этом упоминала.

– Ничего подобного! – рявкнул Себастьян.

Маргарет поморщилась. На какой-то момент стало ясно, насколько он взбешен. Но Себастьян так быстро взял себя в руки, что она задалась вопросом, уж не показалось ли ей все это.

– А зачем понадобилось меня искать именно сейчас? – резко спросил он. – Почему не раньше, когда вы впервые что-то заподозрили?

– Потому что у меня не было никаких доказательств. Только на душе было неприятно. Но потом начались весьма странные инциденты.

– С кем именно?

– С вашим отцом. Но я действительно пыталась найти вас раньше. В прошлом году даже наняла двоих сыщиков. Они стоили мне кучу денег, но смогли сообщить только то, что я подозревала и без них: вы покинули Англию, отправившись на континент. Поэтому я решила сама поискать вас. И ищу вот уже четыре месяца. Я почти сдалась и возвращалась домой, но по пути услышала о Вороне. Приезд сюда – мой последний шанс.

Себастьян покачал головой. Не в изумлении. О нет. Она почувствовала, что он вот-вот прикажет ей убираться. И дело не в выражении его лица. Оно по-прежнему бесстрастно. Но она инстинктивно ощущала, что опять проигрывает. Обычные факты не тронули его. Может, воззвать к его совести?

– Скажу прямо, Себастьян, вы мне не нравитесь. Если бы вы не убили Джайлза, он скорее всего опомнился бы, развелся с этой французской потаскушкой и женился на моей сестре, как и намеревался с самого начала. Вы виноваты в том, что он мертв. И в том, что Элинор сбежала, вышла за бедного фермера и умерла родами…

– Но при чем тут я, черт возьми? – взорвался он.

– Вы удрали и не видели, что произошло с сестрой после смерти Джайлза. Она горячо любила его и скорбела до самой смерти. То печалилась, то злилась. В основном печалилась. И плакала каждый день. Мой дом превратился в настоящий бедлам. Всем стало легче, когда она уехала. Признаю, мне очень стыдно за свое равнодушие, но думаю, мой отец испытывал то же самое. Мы одновременно были рады… и не рады ее отъезду. Весьма неприятные чувства.

– Куда она отправилась?

– Долгое время мы сами не знали. Она оставила записку, настолько залитую слезами, что чернила расплылись. Мы едва с ума не сошли от тревоги. Думаю, это ускорило кончину отца. Он прожил всего несколько лет после ее побега.

– Полагаю, в его смерти тоже я виноват? – саркастически поинтересовался он.

– Возможно, – отрезала Маргарет. – В конце концов, все эти события связаны. Но я не настолько жестока.

– Но за судьбу вашей сестры я тоже не отвечаю, – запротестовал он.

– Ничего удивительного. Вы, как видно, полностью отрешились от всех обязанностей по отношению к родным и друзьям, – презрительно констатировала она. – Но слушайте дальше. Позднее Элинор все-таки прислала письмо, объяснив, что не может жить с нами, так близко от могилы Джайлза. Это убивало ее.

– Да, но где она жила все это время?

– Не слишком далеко. В Шотландии, с дальней родственницей матери. Ее звали Харриет, и она была несколько необузданной, если понимаете, что я имею в виду. Вышла замуж за человека ниже ее по положению и происхождению, что вызвало ужасный скандал. Поэтому мой отец не желал иметь с ней ничего общего и перед смертью назначил мне опекуна. Как вам известно, он высоко ценил вашего отца. Так или иначе, Харриет действительно дурно повлияла на Элинор, поскольку та тоже решилась на мезальянс, а потом умерла родами, потому что во всей округе не оказалось опытного доктора, чтобы ее спасти.

– Что могло случиться независимо от того, где она была и почему.

– Да, но она оказалась там, потому что вы убили ее возлюбленного.

– Мужчину, который уже был женат на другой, – напомнил он. – И какого дьявола винить меня, а не Джайлза?

– Потому что он обязательно образумился бы.

– Это ваше предположение.

– Сомневаюсь, – сухо обронила она. – По-моему, это из-за вас Жюльетт изменила мужу. Думаете, он принял бы ее обратно, если бы дуэль закончилась иначе?

Она жаждала крови и, судя по выражению его лица, успела нанести не одну рану. Ничего, негодяй все это заслужил! Почему он так несговорчив? Неужели до сих пор не понял, как нужен дома?

И хотя Маргарет казалось, что она выложила все козыри, Себастьян все же упрямился.

– Вам следовало потолковать по душам с местным констеблем, – холодно посоветовал он.

– Но какие у меня доказательства? – возразила Маргарет. – Одни подозрения. И все же в Лондоне вашего отца едва не сбил экипаж, а спустя несколько недель ему пришлось висеть на проклятом обрыве почти час, прежде чем его нашли, и так далее и тому подобное. Все это не просто так, хотя он уверен, что это всего лишь случайности.

– Что, вероятно, так и есть. Но вы истощили запасы моего гостеприимства, которых, нужно сказать, с самого начала почти не было. И учтите, я порвал с семьей, иначе какого дьявола я торчу здесь все эти годы?

– Сколько вы возьмете за то, чтобы расследовать, действительно ли это обычные инциденты или нечто более зловещее?

– Сто тысяч фунтов, – коротко бросил он.

Маргарет скрипнула зубами. Сумма возмутительная! И все это только чтобы она отвязалась? Ничего, его ждет сюрприз.

– Согласна, – спокойно кивнула она. – Выезжаем утром?

– Погодите, я всего лишь пошутил.

– Жаль. А вот я вполне серьезна. Если отступитесь от слова, я опозорю вас на всю Европу. И уж поверьте, слух о том, что Ворону доверять нельзя, распространится мгновенно.

– Вы еще пожалеете об этом, – зловеще прошипел он.

– Нет, пожалеете вы, если не послушаетесь моих предупреждений. Ваш брат и невестка могут презирать друг друга, но, боюсь, едины в намерении прибрать к рукам Эджвуд. Кто-то должен положить конец этим «инцидентам», прежде чем дело не закончилось трагедией, и, думаю, только вам это под силу.

– А по-моему, они заслуживают всего, что судьба им уготовила.

– Даже если она подстроила дуэль, послужившую причиной вашего падения?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru