Соблазн для возлюбленной

Джоанна Линдсей
Соблазн для возлюбленной

Глава 9

Растянувшись на полу, Монтгомери думал о хорошенькой девушке, которая лежала на кровати. Кого она пыталась обмануть? Прожженного повесу?

Он исподволь следил за ней с того момента, как только догадался, что имеет дело с девицей. Это произошло на привале, когда Монтгомери мельком увидел ее лицо. Его обескуражила дерзость девушки, которая пыталась выдать себя за юношу. Вся ее фигура свидетельствовала о том, что перед ним представительница прекрасного пола – узкая талия, нежные руки, красивое женственное лицо. Зачем она переоделась в мужское платье? Или это была не маскировка, а стиль жизни? Что, если Несс с детства воспитывали как мальчика и она никогда не носила женских платьев, не делала причесок и не кокетничала? Боже милостивый, если все это правда, то жизнь Несс выглядела ужасно! Но почему она продолжала упорствовать даже после разоблачения?

Монтгомери решил заставить Несс признаться, чтобы ложь не мешала их общению во время путешествия. Более того, он надеялся завести с ней любовную интрижку. Но ему не хотелось спешить. Пусть Несс думает, что ее уловка удалась. Монтгомери опасался, что плутовка испугается и сбежит, если он будет слишком давить на нее. Сегодня вечером ловелас пошел в атаку. Он предпринял попытку соблазнить упрямую девицу или хотя бы подтолкнуть ее к выяснению отношений. Он ожидал, что, увидев его полуголое тело, Несс либо упадет в его объятия, либо закатит истерику. Но он просчитался и, по существу, остался в дураках. И теперь Монтгомери решил, что больше не допустит подобной глупости! По какой бы причине эта девица ни выдавала себя за юношу, Монтгомери придется смириться с этим и отказаться от дальнейших посягательств. Придя к такому выводу, Монтгомери сразу же заснул.

Его разбудил громкий стук в дверь. Это был даже не стук, а грохот. Одна из ламп, освещавших комнату, ночью погасла, и в тусклом свете Монтгомери увидел торчащее в двери лезвие топора. Его только что вонзили в деревянное полотно и еще не вытащили для следующего удара. Схватив пистолет, Монтгомери побежал к двери.

Каким образом, черт возьми, головорезам Чандерса удалось найти его?

Топор почему-то так и остался на своем месте. Мгновение спустя в коридоре раздался громкий стук, а потом глухой шум. Распахнув дверь и приготовившись стрелять, Монтгомери никого не увидел. Он выглянул в коридор и заметил только сапоги человека, которого тащили за угол. Они быстро исчезли.

Внезапно из-под руки, которой он опирался о дверной косяк, высунулась голова, а затем рука, сжимавшая пистолет. Внимание Монтгомери сразу же привлек золотистый цвет волос Несс. Какие чудесные кудри!

Неудивительно, что девушка все это время прятала волосы под капюшоном. По-видимому, сейчас она не заметила, что накидка соскользнула с ее головы. Несс пыталась выбежать в коридор, но Монтгомери преградил ей путь, выставив бедро так, что она не могла протиснуться между ним и косяком двери.

– Кто-то из постояльцев, видимо, утихомирил буянов. Ложись в постель, Несс.

– Я лягу, но только после того, как удостоверюсь, что никому не нужна моя помощь.

Монтгомери чуть не расхохотался.

– Я разберусь без тебя, ложись!

– Не говорите глупостей. Я одет, а вы – нет. Внизу могут находиться вооруженные бандиты.

Спор был глупым, Монтгомери не мог позволить девушке спуститься вниз, где, возможно, засели головорезы Чандерса. Он обхватил ее рукой за талию, взял под мышку и понес на кровать.

Она тут же начала извиваться.

– Немедленно отпустите меня!

– Ты же слышал шум внизу, – стал вразумлять девушку Монтгомери, – похоже, там действительно орудуют бандиты. Зачем нам обоим спускаться вниз? Я сам с ними разберусь, а ты спи. К тому же мне надо проведать Чарли. Ложись в постель!

– Но…

– Хватит спорить. Или тебя задевает, что я способен один одержать победу над бандитами?

Монтгомери бросил Несс на кровать. Она молчала. Он ждал, что Несс сейчас скатится с другого края и ринется к двери, но девушка натянула одеяло на голову и издавала под ним какие-то рычащие звуки, похожие на сдавленный крик разочарования. Агрессивная, упрямая, вспыльчивая девица… Да, таинственная спутница оказалась настоящим сюрпризом!

Монтгомери надел брюки, накинул сюртук, взял второй пистолет и вернулся к поврежденной двери. Оглянувшись, он не заметил под одеялом никакого движения, но все же сказал:

– Я только узнаю, кому мы обязаны избавлением от бандита, и сразу же вернусь!

Монтгомери нужно было заглянуть к Чарли. На его стук ответили не сразу, дверь была заперта, поэтому Монтгомери постучал сильнее. На этот раз дверь распахнулась, и он увидел направленное ему в лицо дуло пистолета. Рука Арло дрожала.

Слуга попятился и опустил оружие.

– Прошу прощения, милорд!

– Все правильно! Надеюсь, ты выстрелил бы в случае необходимости.

– Конечно, я должен защищать своего господина.

Его господин сидел на кровати в роскошной ночной рубашке и широко зевал. Чарли, должно быть, проснулся от шума и даже не успел испугаться. Еще раз взглянув на нелепую в своей роскоши ночную сорочку Чарли, Монтгомери закатил глаза. И этот экзотический цветок пытался слиться с ромашками на лугу!

– Вам обоим нечего бояться. Бандиты охотятся за мной, а не за вами. Ложитесь спать!

– Постарайтесь, чтобы они больше не шумели.

Монтгомери фыркнул и вышел из комнаты. Арло тут же запер за ним дверь. Монтгомери прошлепал босиком в накинутом на голые плечи сюртуке к черной лестнице. Один пистолет был в его руке, а другой лежал в кармане брюк. Внизу, в просторном холле, он увидел того самого бандита. Он лежал на полу напротив стойки регистрации постояльцев. Рана на голове громилы немного кровоточила, но он был в сознании.

Хозяин гостиницы съежился, увидев Монтгомери.

– Приношу свои извинения, милорд. Мои ребята пошли за веревкой и запрягли лошадей в фургон, чтобы отвезти преступника к судье.

– Он спрашивал обо мне?

– Этот человек не называл вашего имени. Хитрец сказал, что ему нужно кое-что передать милорду. И так как вы единственный постоялец, который похож на лорда, я назвал ему номер вашей комнаты. Я виноват, господин, простите, но мы – простые люди и не привыкли, чтобы под нашей крышей жили аристократы.

– Топор! Вот что у него было для меня. Чертов бандит! Проследите, чтобы ваши ребята сообщили об этом судье.

В холле за столом сидел крупный мужчина, перед ним стояла высокая кружка с элем. Монтгомери поймал на себе взгляд здоровяка и нахмурился.

– Это ты оттащил негодяя от моей двери? – спросил он.

– Да, я, – буркнул он.

Монтгомери подошел к незнакомцу, крепче сжимая пистолет. За спиной здоровяка висел топор, его лезвие поблескивало в тусклом свете. Он вел себя явно недружелюбно, буравя Монтгомери сердитым взглядом.

– Я не знаю, следует ли мне благодарить тебя за спасение? – осторожно начал Монтгомери. – Или, может быть, ты дружок того парня, который пытался разнести мою дверь? Похоже, топоры – ваше излюбленное оружие.

– Главное – безотказное. Его не надо перезаряжать во время боя. К тому же оно наводит жуткий страх на врага.

Рост здоровяка мог сам по себе вызвать жуткий страх у противника. Размерами он превосходил лондонских головорезов Чандерса.

Чтобы развеять сомнения Монтгомери, детина вдруг громовым голосом спросил владельца гостиницы:

– Скажи, любезный, кто притащил сюда этого злодея?

– Ты притащил! – ответил хозяин.

Монтгомери улыбнулся.

– Что ж, я рад, что ты положил конец бесчинствам и прекратил шум посреди ночи. Очень признателен! Мне было бы неприятно спать в залитой кровью комнате. Пойду-ка загляну в конюшню.

И с этими словами Монтгомери, кивнув рослому шотландцу, направился к входной двери, взяв по дороге один из фонарей.

– Вы думаете, что бандит был не один? – спросил здоровяк.

Монтгомери остановился.

– Осторожность никогда не помешает.

Он сомневался, что сообщники затаились где-то внизу. Они наверняка вместе поднялись бы наверх, чтобы учинить расправу. Но долг перед подопечным требовал особой бдительности. Чандерс был исполнен решимости отомстить за свой позор. Без сомнения, за Монтгомери все это время пристально следили. Шпион мог видеть, как они с Чарли садились в карету, которая затем выехала из Лондона и свернула на северо-западную дорогу. Даже если соглядатай держался на расстоянии, все, что ему нужно было сделать, – проверить гостиницы по этой дороге. И в одной из них он обнаружил Монтгомери.

«По-видимому, за нами из Лондона отправился целый отряд, – подумал он. – Самое время заглянуть в седельные сумки». То, что в них находилось, могло пролить свет на причины охоты на Чарли.

Выйдя на улицу, Монтгомери увидел у коновязи одинокого коня.

– Не беспокойтесь, сэр, – услышал он вдруг грубоватый голос, – больше на вас никто не нападет. Мой брат будет дежурить во дворе до утра.

Монтгомери повернулся на голос и невольно поднял глаза: шотландец превосходил его ростом. Он не привык общаться с такими великанами. К тому же его раздражало то, что горец бесшумно вышел вслед за ним на крыльцо.

– Еще раз благодарю тебя, но мне нужно осмотреть конюшню, – сказал Монтгомери и направился к хозяйственным постройкам.

Он был озадачен бдительностью шотландцев и их готовностью броситься на его защиту. По-видимому, им хорошо заплатили. Монтгомери решил, что братьев нанял хозяин гостиницы, узнав, что среди его постояльцев есть лорд. Аристократы обычно путешествуют в своих экипажах в сопровождении свиты и не останавливаются на постоялых дворах, предназначенных для простолюдинов.

Монтгомери нашел две седельные сумки, которые Арло засунул между сундуками Чарли. В первой, набитой одеждой, не было ничего интересного. Порывшись во второй, Монтгомери нащупал на самом дне что-то твердое и вытащил серебряный инкрустированный медальон. Открыв его, он увидел миниатюрный портрет маленького ребенка с короткими пепельными волосами, одетого в шелковую курточку, украшенную драгоценностями. Понятно, Чарли в детстве… Значит ли это, что бандиты знали, как он выглядит сейчас?

 

Монти решил, что ввязался в опасную игру с высокими ставками, защищая мальчика, у которого обнаружились могущественные враги. Возможно, Чарли – богатый наследник и его преследуют другие претенденты на капитал. Неудивительно, что Георг пытался избавиться от юноши.

Вернувшись в гостиницу, Монтгомери еще раз проверил, крепко ли заперта дверь в комнату Чарли, а затем направился в свой номер. Топор уже вытащили из двери. Девушка, по-видимому, спала.

Монтгомери снял сюртук, лег на пол и вскоре уснул.

Пробудившись утром, он не обнаружил Несс в комнате. Возможно, она сбежала еще ночью. Во всяком случае, Монтгомери это не удивило бы. Девица наверняка поняла, что путешествовать в компании Монтгомери и Чарли опасно. Монтгомери сам не ожидал, что встретит на своем пути столько приключений. Тем не менее дезертирство Несс огорчило его. Подойдя к комнате Чарли, он громко постучал.

– Вставай! Мы должны быстро позавтракать и отправиться в путь! – крикнул он и, не дожидаясь ответа, спустился в трактир.

К изумлению Монтгомери, все его спутники, включая Несс, сидели внизу за столиком. Что ж, он недооценил ее… И хотя Монтгомери был рад, что девушка не убежала, он не мог позволить ей отвлечь его от главной задачи – заботы о таинственном подопечном.

После завтрака, когда все встали из-за стола, он показал Арло найденный в вещах бандитов медальон.

– Это твой господин в детстве? – спросил он.

Арло кивнул.

– Как ты думаешь, его преследователи знают, как он выглядит сейчас?

– В лицо они вряд ли его знают. Мой господин жил в уединении. Но вот его волосы…

– Да, – согласился Монтгомери, – примета яркая. Их нужно покрасить или спрятать. Ты должен объяснить мне причину столь упорного преследования.

– По словам моего господина, он сообщил вам об этом.

Монтгомери зло прищурился.

– Ты хочешь скрыть от меня тайну Чарли, хотя его жизнь висит на волоске? Мне нужно знать о нем все, чтобы выбрать тактику защиты!

– Вам известно главное: мой господин является важной особой, небезразличной принцу-регенту, который попросил вас охранять его. Так действуйте в соответствии с поручением принца, – сказал Арло и вышел из трактира.

Монтгомери не сразу пришел в себя от изумления. Неужели слуга только что поставил его на место?

Глава 10

Ванесса верхом на Снежке ждала спутников во дворе. Едва рассвело, было достаточно холодно, и она поверх капюшона повязала шарф, который скрывал нижнюю часть лица. Ванесса не стала бы принимать ванну, даже если бы у нее было время. Но она успела плеснуть водой на лицо и помыть руки, и поэтому чувствовала себя немного освеженной. Несмотря на трудности пути, Ванессу радовала возможность продолжить путешествие с необычными попутчиками. Она уже простила Монти его поведение прошлой ночью. Он, очевидно, считал Нестора слишком молодым парнем, который не был способен оказать ему помощь в опасной ситуации.

Ванесса почувствовала, что ее щеки запылали при воспоминании о том, как вчера он обнял ее за талию. Тогда она, в предвкушении чего-то запретного, пришла в трепет, однако Монти бросил ее на кровать, на этом все и закончилось.

Очевидно, Монти не догадывался, что несет особу женского пола, но она все еще злилась на него за то, что он применил к ней грубую силу. Монти, очевидно, проверял ее, пытаясь разобраться, девушка она или парень. Ванесса выдержала проверку и теперь могла спокойно продолжать путешествие в компании трех мужчин.

– Так ты все же едешь с нами, несмотря на ночное нападение? – раздался с крыльца голос Монти.

Ванесса украдкой посмотрела в его сторону и увидела, что Монти после завтрака завязал галстук. Если бы не его распущенные каштановые волосы, он был бы воплощением приличного, хорошо одетого дворянина, странствующего в поисках приключений.

Что же касается вопроса Монти, то после проведенной в одной комнате ночи, после захватывающего зрелища, которое представляло его великолепное обнаженное тело, у нее не было ни малейшего желания расставаться с лихой мужской компанией. Ее спутники действительно оказались интересными людьми, чья жизнь была окутана тайной.

– Конечно! Мы же едем в одном направлении, – ответила она.

– Я был удивлен вчера, что ты так быстро заснул. Неужели тебе не было интересно, кто и почему всадил топор в нашу дверь?

– Меня распирало любопытство, но кое-кто помешал мне выяснить все обстоятельства нападения.

Монти усмехнулся.

– Внизу царили тишина и покой, так что ты не пропустил ничего интересного, Несс.

– Я пришел к тому же выводу. В таких трактирах, как этот, продают спиртное, поэтому время от времени здесь возникают драки и погромы.

– Неужели ты успел побывать во многих подобных заведениях? И это в твоем юном возрасте?

Ванесса не стала говорить ему, что уже достигла совершеннолетия.

– Мы с отцом часто ездили за продуктами в город, – сказала она, – и обычно останавливались на обед в таверне. Нам не раз приходилось выносить свои тарелки на улицу, чтобы доесть, пока в зале шла ожесточенная драка и билась вдребезги посуда.

– Неужели?

Ванесса усмехнулась, ее раздражал скептицизм в его голосе.

– Вы крайне недоверчивы, Монти, но поверьте, я не выдумываю истории для вашего развлечения.

– В таком случае услышь меня, парень. Я обязан предупредить тебя: путешествовать с нами опасно. На нас уже дважды нападали в этой поездке, но нам удавалось отбиться. Вокруг Чарли идет какая-то борьба. Одна сторона добивается его смерти, другая хочет сохранить ему жизнь. Его ищут враги. Я пытался тайно вывезти его из Лондона, но мне это не удалось, преследователи увязались за нами. К сожалению, у меня нет опыта в подобных делах. Я решил, что мы больше не будем задерживаться в гостиницах. То, что мы остановились здесь на ночлег, было огромной ошибкой с моей стороны. Мы с Чарли в людных местах должны прятаться в карете, потому что у нас слишком запоминающаяся внешность. Провизию будет закупать Арло. До вчерашнего вечера мне и в голову не приходило, что какой-нибудь Том, Дик или Гарри могут пустить врагов по нашему следу. Поэтому чем меньше людей видят нас в пути, тем лучше.

– Вы хотите сказать, что целью вчерашнего нападения было убийство Чарли? – с недоумением спросила Ванесса.

– Вообще-то мне кажется, что нападавшие искали меня.

Ванесса была обескуражена такой непоследовательностью.

– Значит, вокруг вас тоже идет тайная борьба?

– Не совсем так, всего лишь месть за мои проделки. Но я хорошо усвоил урок и теперь удаляюсь в тихую деревню, подальше от всякого рода искушений. Там меня и Чарли не найдут.

– Вы хотите сказать, что засаду на дороге устроили не разбойники?

– Скорее всего, нет.

– А меня вы сразу вычеркнули из списка преследователей?

Монти фыркнул:

– Ты слишком молод и храбр, чтобы работать на такого труса, как лорд Чандерс.

– И слишком богат, чтобы нуждаться в работе.

– Вот как? – поднял бровь Монти. – И насколько же ты богат?

– Возможно, то, что я считаю богатством, для вас всего лишь скромный достаток. Уймите свое любопытство!

– А, значит, ты невольно проговорился! Какая разница, знаю я о твоих деньгах или нет? Главное, на тебе нет лохмотьев, Несс. Кстати, как твое настоящее имя?

– А ваше?

Монти рассмеялся.

– Лихо ты меня срезал!

– Вы же вчера ночью объявили перемирие! – напомнила Ванесса.

– Ага! – воскликнул Монти. – Я знал, что ты не спишь.

– Это вы во всем виноваты. Вы постоянно будили меня глупыми замечаниями.

– Ну, я действительно хотел установить перемирие. А теперь ответь: хочешь ли ты продолжать путь с нами?

– Опасности только раззадоривают меня, поскольку сулят приключение. Признайтесь, в моем возрасте вы бы чувствовали то же самое.

– Если бы я знал твой возраст… – посетовал Монти.

Ванесса усмехнулась.

– Я дам вам знать, когда мне надоедят похождения.

И она вскочила в седло, давая понять Монти, что разговор окончен. Из гостиницы выбежала служанка с корзиной и передала ее подъехавшему к крыльцу Арло. «Надеюсь, еды хватит не только на обед, но и на ужин», – подумала она, вспомнив, что Монти намеревался обходить стороной постоялые дворы.

Ближе к полудню Арло остановил карету у раскидистого дерева, под которым можно было устроить привал. К этому времени Ванесса уже начала беспокоиться. Почему шотландцы не дают о себе знать? Она ждала их появления с утра.

Выйдя из кареты, Чарли потянулся. Ванесса усмехнулась, наблюдая за ним. Юноша был рослым, с длинными ногами и величавой поступью.

– Что смешного? – спросил Монти.

Она не обернулась, все еще пряча лицо под капюшоном.

– У вашего подопечного комичный вид.

– Согласен, у него довольно глупый вид, но давай не будем говорить Чарли об этом.

Внезапно он обнял ее за плечи, заставив напрячься.

– Скажи, у тебя в седельных сумках не найдется второго плаща с капюшоном? Мне бы сейчас не помешала такая накидка. Я опасаюсь, что с дороги меня могут увидеть.

– В таком случае ешьте в карете. Не обязательно составлять мне компанию.

– Глупости! Мы и так проводим слишком много времени в экипаже. Кроме того, наше общение хотя бы во время еды – это единственная компенсация тебе за то, что ты готов рисковать жизнью и здоровьем в этой поездке.

Ванесса едва сдержала смех. Какого же высокого мнения о себе был Монти!

– Простите, но я всегда путешествую налегке, с небольшим запасом одежды, я не думал, что мне в дороге понадобится еще один плащ.

Как только Монти сел на одеяло, которое Арло расстелил на земле, Ванесса направилась в кустики. На обратном пути она заметила, что Чарли куда-то исчез. Оглядевшись по сторонам, Ванесса увидела, что юноша прогуливается по полю вместе с Арло. Они о чем-то разговаривали и, казалось, забыли о еде. Не успела Ванесса подойти к Монти, как тот вдруг вскочил и выхватил пистолеты. Взглянув на дорогу, Ванесса увидела своих охранников, которые приближались к месту привала.

– Уберите оружие! – крикнула она Монти. – Это мои люди!

Глава 11

– Твои люди? Так почему они не с тобой? – воскликнул Монти.

Ванесса проигнорировала его вопрос и поспешила к шотландцам.

– Где вы были? Почему приехали так поздно? – накинулась она на них.

Доннан спешился.

– Калем дежурил у гостиницы всю ночь, так что ему нужно было поспать хотя бы несколько часов.

– Я сам вызвался дежурить! – вмешался Калем, а затем проворчал: – Эти несколько часов – просто курам на смех…

– Иначе мы были бы здесь намного раньше, мисс, – заявил Доннан.

Ванесса услышала за спиной смех Монти.

– Черт возьми, Доннан, – прорычала Ванесса. – Ты разве не заметил, что этот джентльмен приближается к нам?

– Я так и знал! – злорадствовал Монти. – Мое чутье в отношении женщин никогда не подводит меня.

Она обернулась и пронзила его колючим взглядом.

– К чему эти торжествующие нотки? Абсолютно ничего не изменилось, так что держите свои догадки при себе!

– Но это тебе больше не нужно, – сказал Монти, откидывая капюшон Ванессы, и добавил с некоторым удивлением: – Разве может какой-то Нестор сравниться с такой красоткой!

Он снова рассмеялся и привел Ванессу в такую ярость, что она замахнулась на него кулаком. Ей даже удалось нанести ему один удар, но затем Монти вцепился в ее предплечья.

Однако тут вмешался Доннан.

– Уберите руки, иначе я пущу в ход кулаки! – воскликнул он.

Судя по выражению лица, Монти ничуть не испугался огромного шотландца, но все же убрал руки с предплечий Ванессы.

– Эта девица первая начала, – с усмешкой сказал он.

– Это не девица, это…

– Доннан Маккейб, ни слова больше! – вскричала Ванесса.

– Теперь я понял, кого вы охраняли прошлой ночью, – сказал Монти и перевел взгляд на Ванессу: – Ты забыла упомянуть о братьях, которые приставлены к тебе.

– Верно, это братья, но не мои, – парировала она. – Хотя мы дальние родственники по отцовской линии.

– Да, мы охраняем эту девушку, – сказал Доннан, – но она заявила, что убежит от нас, если мы не будем держаться на почтительном расстоянии. Однако мы с братом всегда находимся достаточно близко, чтобы успеть примчаться на ее зов.

Это была последняя капля, переполнившая чашу терпения Ванессы! Монти не имел права вмешиваться в ее отношения с охранниками, которые оказались слишком болтливыми.

– Это отдельный разговор, – резко сказала она.

– Я вполне удовлетворен тем, что узнал, Несси, – сказал Монти с усмешкой и направился к корзине с едой.

 

Ванесса была вне себя от ярости. Реакция Монти на то, что она – девушка, взбесила ее.

– Нам не нужно рассказывать о себе каждому встречному, – резко повернувшись к Доннану, прошипела она.

Доннан пожал плечами.

– Я познакомился с этим парнем вчера вечером, и теперь он знает, что мы сопровождаем вас. Судя по всему, вы доверяете ему, если согласились путешествовать в его компании, так почему вы не хотите открыть ему правду о себе?

– Вы должны были присоединиться ко мне сегодня утром, тогда бы у нас нашлось время поговорить наедине, – напомнила она Доннану, все еще злясь на него за излишнюю откровенность.

– Я находился рядом с вами, – заверил ее Доннан. – Я просто ждал, когда Калем догонит меня.

– Я попросил молоденькую горничную разбудить меня через несколько часов, – вступил в разговор Калем. – Но она, судя по всему, опасалась, что я хочу от нее чего-то другого, поэтому не пришла будить меня. Я проснулся сам от какого-то внутреннего волнения. Если бы не оно, проспал бы до вечера. У меня и сейчас слипаются глаза.

Калем направился к карете, взобрался на нее и, растолкав сундуки и чемоданы, улегся среди них. Ванесса с удивлением наблюдала за охранником.

– Не обижайтесь на брата, – сказал Доннан. – Пусть подремлет. Хорошо еще, что он не выкинул из кареты надменного жителя равнин, чтобы занять его место. А следовало бы!

– Вы оба сердитесь на меня, не так ли? – задумчиво спросила Ванесса.

– Немного. Вы затеяли опасную игру, мисс, спите в одной комнате с мужчиной, путешествуете в компании жителей равнин, которых преследуют разбойники. Ваш отец не одобрил бы такого поведения.

– В моем поведении не было ничего предосудительного, пока Монти думал, что я – юноша. Но ты выдал меня с головой!

Она хотела рассказать Доннану, что за ее спутниками охотятся отнюдь не разбойники, но это только ухудшило бы ситуацию.

– Пойми, Доннан, это мой последний шанс побыть собой, прежде чем я попаду в ежовые рукавицы мамы. После того, что случилось прошлой ночью, мои спутники примут меры предосторожности, они решили не останавливаться на постоялых дворах, чтобы уменьшить вероятность нападения ночью. А я помогу им при необходимости защищаться в течение дня.

– Вы решили взять их под свое крыло?

– Если ты не заметил, один из них – еще совсем мальчик. Спесивый и надменный, но все же почти ребенок, который не сможет отстоять себя в драке. Да, я буду помогать им, пока наши пути не разойдутся.

– Может быть, парню нужны уроки стрельбы из пистолета? – спросил Доннан.

Ванесса усмехнулась, представив, как Чарли держит в руках пистолет.

– Несомненно, но не стоит что-то предлагать ему. Юноша держится с величием короля и считает, что драться с разбойниками – ниже его достоинства.

Ванесса все еще глубоко переживала свое разоблачение. Тем не менее Монти и Чарли пока не знали, что она происходит из знатного рода и ее следует называть «леди».

Ванесса бросила взгляд на стоявшую рядом с разостланным одеялом корзину.

– Ты можешь пообедать с нами, не раскрывая больше никаких секретов? – спросила она Доннана.

– Я уже поел, – буркнул тот.

– Доннан, – веско сказала она, – никто не должен знать моего настоящего имени, это тебе ясно? Я не хочу скандалов. Они могут навредить сестрам и мне.

– Об этом вам следовало подумать до того, как вы затеяли весь этот маскарад, – возразил шотландец.

– Никто, включая Монти, не распознал бы во мне девушку, если бы не твое «мисс»…

– Значит, Монти слепой?

– Нет, не слепой. У него вообще-то возникли подозрения, но я их быстро развеяла. – Ванесса указала на свой капюшон. – Что бы ты подумал, увидев меня в эдаком наряде?

– Что вам под ним очень жарко.

Ванесса рассмеялась. Она вынужденно согласилась: в такой прекрасный весенний день действительно жарко в шерстяной накидке. К тому же ей больше нечего было скрывать.

Издали ее вряд ли кто-то принял бы за женщину, а завидев незнакомцев, Ванесса всегда успела бы укрыться под грубой тканью.

– Я хочу есть, – заявила она, откидывая капюшон. – И еще, я рада, что вы наконец-то можете ехать рядом со мной. Несмотря на ваше своеволие, я все равно довольна, что вы присоединились к нашему маленькому отряду.

Доннан, усмехнувшись, повел лошадей на луг, чтобы они успели пощипать сочную весеннюю травку. А Ванесса направилась к одеялу, где сидел Монти. Она огляделась в поисках Чарли и заметила, что юноша и Арло остановились и о чем-то оживленно спорят.

– Не кажется ли вам, что это нужно прекратить? – спросила она, указав на Чарли и кучера.

– Арло прислуживает Чарли со дня рождения, поэтому, думаю, они сами разберутся. Возможно, слуга пытается вразумить мальчишку.

– Трудно поверить, что Арло так долго прислуживает Чарли. Он ведь тоже очень молод.

– Наверное, Чарли таким образом пытался сказать, что они выросли вместе. Хотя кто знает, как обстоят дела в их стране?

Ванесса была довольна, что теперь открыто может смотреть на Монти. Необходимость избегать зрительного контакта с ним угнетала ее. Однако его веселость испортила ей настроение. Монти злорадствовал и не скрывал этого.

– Почему ты переоделась в мужское платье? – спросил он. – Ты расскажешь мне об этом?

Она, прищурившись, некоторое время молча смотрела на своего визави. Монти распознал в ней женщину, но это не означало, что он имел право знать все ее секреты.

– Нет, но если ты и дальше будешь совать нос в мои личные дела, Монти, – наконец дерзко заговорила она, – кем бы ты ни был, у тебя в груди появится еще одна дырка. Даю слово. Кто тогда защитит твоего подопечного?

Ванесса думала, что ее угроза возымеет действие, но Монти был неустрашим.

– Так, значит, ты не собираешься покидать нас? – спросил он.

Она подняла бровь.

– Покинуть вас только потому, что ты осел?

Монти рассмеялся. Не обращая на него внимания, она полезла в корзину за сэндвичем. Монти уже насытился, и у нее было ощущение, что он наблюдает за ней.

Искоса поглядев на него, она убедилась в верности своих подозрений и вдруг почувствовала, как приятная нега разливается по ее телу. Его взгляд был не просто восхищенным, он был пылким! И, как мотылек на пламя, она потянулась к Монти, внезапно ощутив, что задыхается от избытка эмоций.

Хотя ей больше не нужно было бороться с желанием посмотреть ему прямо в глаза, ей все же следовало вести себя осторожнее. В его зеленых глазах было слишком много пыла. Это одновременно пугало и манило Ванессу.

Монти определенно нравился ей. Он был красив, остроумен, порой обаятелен и невероятно мужествен в своем стремлении защитить подопечного. Ванесса не хотела, чтобы он пострадал из-за нее.

– Перестань так смотреть на меня, – одернула она Монти. – Если шотландцы заметят, как ты пожираешь меня жадным взглядом, им будет все равно, лорд ты или нет. Они надают тебе по заднице. И прекрати злорадствовать, я вижу, ты страшно рад, что узнал мою тайну.

– Ты требуешь от меня непрерывных извинений? Я хотел оставить все как есть, хотя давно подозревал, что ты – женщина. Но теперь, когда правда вышла наружу, я должен сказать тебе прямо, дорогая: я мужчина, а ты красивая молодая женщина, и в моих привычках соблазнять таких, как ты…

Ванесса звонко рассмеялась.

– То, что я женщина, ничего не меняет, поэтому не бросай на меня томных взглядов.

– Тебе можно, а мне нельзя? Из твоих слов следует, что ты видела мои шрамы, а значит, разглядывала мое нагое тело. Ты, утратив всякую скромность, глазела на меня прошлой ночью!

Впервые в присутствии Монти Ванесса покраснела – и не только потому, что он уличил ее в подглядывании, но и из-за нахлынувших воспоминаний о его великолепном обнаженном теле. Ванесса решила выдать заливший ее лицо румянец за краску гнева, и набросилась на Монти с упреками:

– Ты не мог видеть, разглядываю я тебя или нет, потому что стоял спиной и не смотрел на меня. Как ты смеешь утверждать что-то, не будучи уверен в правоте своих слов?

– Да я ничего и не утверждаю, – сразу пошел на попятную Монти. – Похоже, извиняться становится у меня дурной привычкой… тем не менее я извиняюсь…

Это прозвучало довольно натянуто, но искренне, поэтому Ванесса сразу сменила гнев на милость.

– У меня вспыльчивый характер, ты, наверное, это заметил, – с улыбкой молвила она. – Поэтому, думаю, мне тоже следует извиниться перед тобой за резкость. Я бы предпочла и дальше путешествовать с вами под видом юноши. Если можно, не говори своему подопечному, что я женщина. В отличие от тебя, он ни о чем не подозревает.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru