Соблазн для возлюбленной

Джоанна Линдсей
Соблазн для возлюбленной

Глава 7

– Как прикажешь тебя называть? – спросил Ванессу Монти, выходя из кареты.

Ванесса уже спешилась и повела Снежка пастись на зеленую травку. Взглянув на Монти, она была очарована красноватыми бликами, игравшими в его густых каштановых волосах.

– Несси, – выпалила она и тут же, одумавшись, добавила: – Это сокращенно от имени Нестор.

– Не намного короче, всего на одну букву, – заметил Монти.

Не в силах отвести взгляда, Ванесса смотрела, как он, откинув назад длинные каштановые волосы, сел на одеяло, которое кучер расстелил на траве.

– Если вам не нравится мое имя, то тогда никак не обращайтесь ко мне, – обиженно сказала она.

– Если ты не против, я буду называть тебя Несс, это короче, чем Нестор и Несси.

У нее было чувство, что ему все равно, нравится ей это имя или нет.

– Как вам будет угодно. А как зовут вас и вашего спутника?

– Юношу зовут Чарли, – ответил он. – А меня друзья и родные называют Монти.

Ванесса знала, что это ложь. Она слышала, как пассажиры в карете говорили о новых именах, на которые были выписаны фальшивые документы. Ванесса надеялась в ближайшее время узнать, почему эти люди не могут использовать свои настоящие имена и куда они направляются.

Они остановились у дороги, чтобы поесть и дать отдых лошадям. Неподалеку от обочины рос одинокий раскидистый дуб, а дальше тянулись луга, за которыми вдали виднелось несколько ферм. И больше – ни одного дерева. Ее охранники вынуждены были держаться на значительном расстоянии, и это им вряд ли нравилось. «Ничего, – подумала Ванесса, – пусть привыкают». На пути в Чешир встречалось мало лесов, и это могло стать проблемой и для нее самой.

По дороге она свернула в рощицу, чтобы облегчиться, а потом галопом догнала экипаж. Пассажиры не заметили этого, но кучер оглянулся и с удивлением взглянул на странного попутчика.

Ванесса удобно устроилась и, сев напротив Монти, скрестила ноги. Кучер поставил на одеяло большую корзину со съестными припасами. Чарли куда-то ушел и долго не возвращался.

Монти некоторое время внимательно разглядывал Ванессу. Это был дерзкий взгляд, от которого ей стало не по себе. Несмотря на то, что они сидели под тенистым дубом, здесь было достаточно светло в ясный солнечный день, и он мог видеть то, что Ванесса пыталась скрыть от взгляда посторонних. Она еще до привала сняла шарф, и теперь жалела об этом.

– Ваш подопечный куда-то пропал, – заметила Ванесса.

– Нет, он здесь, – возразил Монти и кивнул в сторону луга.

Обернувшись, она увидела, что юноша прогуливается по лугу, разминая ноги. Ванесса с сожалением подумала, что нужно было присоединиться к Чарли, своему сверстнику, а не сидеть здесь под взглядом изумрудных глаз этого проницательного джентльмена.

– Я серьезно отношусь к своим обязанностям опекуна, – заявил Монти, – и не спускаю глаз с Чарли.

Странно, но Ванессе показалось, что он не спускает глаз с нее, а не со своего подопечного. Но она не стала спорить с Монти, а тем более спрашивать, что такого интересного обнаружил он в ней.

– А зачем вы украли лошадей? – спросила Ванесса, меняя тему разговора.

– Украл у грабителей, которые хотели обокрасть нас? Это не кража, а скорее правосудие, не так ли?

– Ну, если вы так считаете…

– Если начистоту, то я увел лошадей из осторожности. Я не хотел, чтобы бандиты слишком быстро нашли их и попытались догнать нас, несмотря на полученные раны. Теперь мы можем менять лошадей в пути, хотя этот ваш огромный зверь, вероятно, не знает устали и мог бы тащить карету до самого места назначения.

– Снежок был рожден тяжеловозом, но никогда не ходил в упряжке. Поэтому я против того, чтобы он тащил карету. Куда вы едете?

– О, мы направляемся в одно поместье на северном побережье. Его хозяева пригласили нас погостить месяц-другой. Уверен, они не будут возражать, если я представлю тебя как третьего гостя.

– Вы забыли Арло, – промолвил Чарли.

Сев на одеяло, он потянулся к корзине со съестными припасами.

– Арло может вернуться в Лондон, как только мы доберемся до места, – ответил Монти.

– Нет, не может, – заявил Чарли.

Ванесса заметила, что юноша снял большую часть украшений, вероятно, по настоянию Монти. Драгоценности действительно бросались в глаза, как, впрочем, и чудесные золотистые волосы юноши, избавиться от которых было гораздо труднее.

– Он не так уж красив, – услышала она голос Монти, который заметил, что ее взгляд прикован к Чарли.

Чарли тут же обиженно посмотрел на опекуна. Ванесса засмеялась.

– Может быть, – промолвила она, – но его волосы достойны восхищения.

– Это правда, – согласился Монти и повернулся к Чарли: – Нам нужно раздобыть для тебя капюшон, мой мальчик. Если у тебя есть что-то подходящее в сундуках или чемоданах, то доставай. В противном случае я попрошу Арло остановиться в ближайшем городе, чтобы купить для тебя плащ с капюшоном.

– Вы думаете, Арло простой кучер? – сказал Чарли. – Ошибаетесь! Арло – мой слуга с самого детства, со дня рождения.

Монти вздохнул.

– В таком случае спроси его, доберемся ли мы до гостиницы засветло.

– Он этого не знает, потому что никогда раньше не выезжал из Лондона.

– О чем, черт возьми, думал Георг, назначая его в качестве нашего кучера? – возмутился Монти.

– У Арло есть карта.

Монти что-то пробурчал себе под нос. Ванесса едва сдержалась, чтобы не рассмеяться.

– Похоже, вы совсем недавно стали опекуном Чарли, – сделала она резонный вывод.

– До этого я был его заочным опекуном, – буркнул Монти.

Ванесса решила не развивать дальше эту тему.

– В Англии трудно заблудиться, если ты находишься на дороге, – продолжала она. – Ведь дороги ведут к людям, а у людей можно спросить, как добраться до того или иного места.

– Большое спасибо, Нестор, за информацию, которая мне и без тебя известна и которая ни черта не поможет, если мы не встретим людей. Или, может быть, тебе известно, далеко ли до гостиницы?

Ванессу оскорбил саркастический тон Монти. Если бы она не была голодна и у нее не текли слюнки от ароматов, исходящих от корзины, то девушка встала бы и ушла. «Какой нетерпеливый человек», – подумала она. Подобное качество могло быть одновременно и опасным, и забавным. Чем дольше она наблюдала за Монти, тем больший интерес он у нее вызывал. Неужели этот господин настолько привык получать все сразу и сейчас, что становился язвительным и вспыльчивым, как только ему отказывали в чем-то? Но это же так глупо!

Внезапно до ее слуха донесся стук копыт. К ним приближался всадник.

– Вы можете расспросить вон того человека, – указав большим пальцем в сторону дороги, промолвила Ванесса. – Но я и без расспросов скажу, что если вы не задержитесь здесь надолго, то до темноты доберетесь до постоялого двора.

Монти приподнял бровь.

– Ты приехал в Лондон с севера, не так ли?

– Так.

– А ты не мог просто сказать, что знаешь эти края?

Ванесса усмехнулась.

– Мы со Снежком не знали проблем с ночлегом.

Монти взглянул поверх ее головы на белоснежного великана.

– Однако, как видно, ты не торопишься домой, раз согласился тащиться с нами, хотя на таком скакуне мог быстро достигнуть цели?

Судя по всему, Монти хотел выведать у нее, куда она направлялась. Однако Ванесса не собиралась посвящать его в свои планы.

– Вы интересные попутчики, – сказала она, – а я устал от монотонности долгого пути.

– Меня еще никогда не называли интересным, – заметил Чарли высокомерно и бросил салфетку на колени.

– Это уж наверняка! – смеясь, воскликнул Монти, а потом добавил: – Но уверяю тебя, Несс, в нас нет ничего примечательного, мы обычные люди, странствующие по дорогам Англии.

«Снова лжет», – подумала Ванесса. Монти, конечно же, не знал, что она подслушала его разговор с Чарли. Ванесса не сомневалась: эти двое определенно что-то скрывают. Впрочем, и у нее была своя тайна.

Чарли передал Ванессе еду. Ее было много, и она оказалась изысканной, прямо-таки королевской. В корзине лежали несколько сортов сыра, незнакомые Ванессе фрукты, перевязанные лентами сэндвичи, кусочки жареного цыпленка, кожа которого была так хорошо поджарена, что аппетитно хрустела, когда ее надкусывали.

Ванесса догадалась, что провизию приготовили на кухне принца-регента, но сделала вид, что не знает этого.

– Интересно, кому мы обязаны столь роскошным пиром? – невинно спросила она.

– Вряд ли эту трапезу можно назвать роскошной, если вы привыкли, что на стол обычно подают не меньше десяти блюд из лучшего мяса с изысканными соусами, – надменно промолвил Чарли. – Английская стряпня бледнеет по сравнению с кухней…

– Мы все поняли, мой мальчик, – перебил его Монти. – Тебе не хватает твоего шеф-повара. В следующий раз возьми его с собой. Я не сомневаюсь, он сумеет приготовить замечательные блюда на костре.

Чарли взглянул на него с упреком и повернулся к Ванессе:

– Скажи, малыш, ты англичанин?

Она на мгновение онемела. Мальчишка, который на вид был моложе ее, обращался к ней подобным образом.

– Почему ты спрашиваешь? Разве я плохо говорю по-английски? – придя в себя, спросила девушка.

– Я тоже хорошо говорю по-английски, но я не англичанин, – заявил Чарли.

– Неужели? – удивленно промолвила Ванесса и, заметив, что Монти пронзил подопечного негодующим взглядом, добавила: – Вообще-то у тебя есть небольшой акцент.

– У тебя тоже, – вмешался Монти. – Ты – шотландец?

Она усмехнулась.

– Немного по крови, но я англичанин по рождению и воспитанию. Последние шесть лет я провел в Шотландии, отсюда и выговор.

– Что ты там делал? – спросил Монти.

– Жил у родственников, – ответила Ванесса и откусила большой кусок сэндвича, чтобы больше ничего не говорить.

Ей хотелось насладиться восхитительной едой, но Монти продолжал буравить ее внимательным взглядом. Закончив трапезу, Ванесса поспешно встала и пошла кормить Снежка фруктами, пока ее спутники наслаждались едой.

 

И тут вдруг кто-то неслышно подошел сзади и положил ей тяжелую руку на плечо. Ванесса замерла.

– Я ничего не скажу своему подопечному, пока он сам не догадается, – раздался негромкий голос Монти у нее за спиной, – но сам-то я давно понял: ты не парень, а девка. И плохая актриса. Если хочешь прикинуться мальчишкой, сделай накладные плечи и замажь пылью яркий румянец на щеках!

Ванесса тихо зарычала, повернулась и ударила его кулаком в живот. От сильного удара ее запястье пронзила острая боль, но она не обратила на это внимания. Ей было приятно слышать свист, с которым Монти выпустил воздух из легких. Он согнулся пополам и схватился за больное место.

– Тупой идиот! – напустилась она на него. – Как вы смеете называть меня девкой? Протрите глаза!

Монти выпрямился.

– Я не в первый раз ошибаюсь. Я и своего подопечного сначала принял за девчонку, когда увидел его миловидное личико, но он предложил показать мне свои причиндалы.

– Мне нужно было хвататься за пистолет, а не орудовать кулаком! Вы назвали меня девкой! Есть оскорбления, которые нельзя стерпеть! Мы расстаемся…

– Стой! – вскричал Монти, пытаясь остановить Ванессу, которая уже вскочила в седло.

Ему удалось стащить ее на землю.

– Прости, но, наверное, я не первый, кто делает подобное предположение, учитывая…

– Учитывая что? – воскликнула Ванесса. – Договаривайте!

– Учитывая твои узкие плечи и талию, гладкие щеки цвета слоновой кости и этот капюшон, который ты постоянно надвигаешь на лоб, как будто хочешь скрыть лицо. Я понимаю, ты еще слишком молод, чтобы отрастить бороду, но, по крайней мере, послушай меня и испачкай лицо грязью. Это позволит тебе снять накидку.

– Я не прячу лицо. Капюшон защищает меня от ветра, когда я еду верхом.

– Но сейчас ты на привале! – Тон Монти становился все более шутливым. – Если ты боишься, что тебя в дороге кто-то узнает, тогда продолжай в том же духе, парень, и прими мои извинения. Я сам скрываюсь от врагов, поэтому не мне упрекать тебя в опасливости. Если хочешь, оставайся с нами. Чем больше нас, тем лучше. Мы сможем дать отпор недругам. Ты же умеешь обращаться с пистолетами, не так ли? И не забывай, что ты находишь меня интересным, а значит, не прочь пообщаться.

Он что, шутит?

– Вас обоих! – крикнула вслед ему Ванесса.

Монти вернулся к Чарли, чтобы закончить обед. Ванесса надеялась, что убедила его. Впервые за время путешествия кто-то усомнился в ее принадлежности к мужскому полу. Впрочем, Ванесса до сих пор не встретила ни одного попутчика, с которым бы ей хотелось поговорить или разделить трапезу. А вот Монти и Чарли вызвали у нее живой интерес. Жаль, что Монти рассекретил ее, видно плоховато ей удалась роль парня. Но вот ее подлинного имени спутники все равно не узнают. Через несколько дней они расстанутся, и она больше никогда не увидит их.

В мужском облике было удобнее и легче путешествовать, поэтому Ванесса решила не менять его. Она не собиралась рассказывать спутникам о себе, ведь и сами они скрывали настоящие имена. Она признавала правоту Монти. Осторожность – превыше всего, никто не должен рассмотреть ее женственного лица.

Ванесса наклонилась и набрала горсть сухой земли, но тут же, выпрямившись, высыпала ее и засмеялась. Нет, она не будет пачкать лицо грязью даже в целях безопасности. Это было бы уже слишком! Вздохнув, она снова повязала шарф вокруг шеи.

Глава 8

К вечеру они добрались до постоялого двора «Летящая карета». По дороге Арло ненадолго остановился в маленьком городке и купил Чарли плащ с капюшоном. Он был простым и невзрачным, из коричневой шерсти, но скрывал красивые золотистые локоны юноши и его расшитый драгоценными камнями воротник. На Арло был точно такой же плащ. «Неужели слуга надел его в знак солидарности со своим хозяином?» – удивилась Ванесса. В любом случае, теперь она чувствовала себя комфортнее, поскольку была не одна в капюшоне.

По пути на юг Ванесса не раз останавливалась на постоялых дворах компании «Летящая карета», главная контора которой находилась в Манчестере. Компания построила многочисленные гостиницы вдоль дороги, ведущей в столицу, чтобы обеспечить пассажирам комфортное путешествие из Манчестера в Лондон, которое обычно длилось три с половиной дня. Однако Ванессе и ее спутникам не повезло. За час до их прибытия на постоялом дворе остановился дилижанс и высадил много пассажиров, которые решили заночевать в гостинице. Свободными оставались только две комнаты.

Монти, конечно же, сразу снял их, однако Ванессе не понравилось, когда он сказал Чарли:

– Ты с Арло займешь одну комнату, а мы с Нестором переночуем в другой.

– Вы же говорили, что не спускаете глаз с подопечного, – напомнила Ванесса.

– Мы с Чарли обсуждали этот вопрос в карете. Он выразил твердое желание жить в одной комнате со своим слугой, и поскольку я займу соседний номер, а хозяин постоялого двора заверил, что двери гостиницы будут заперты до утра, я решил исполнить желание Чарли и тем самым загладить свою вину.

– Вину? Чем вы провинились перед ним?

– Если бы ты слышал его сетования по поводу того, что из-за меня он вынужден носить шерстяной плащ с капюшоном, ты бы не задавал таких вопросов. Чарли думает, что шерсть носят только овцы, а людям это не свойственно.

Ванесса рассмеялась, хотя на душе у нее кошки скребли. Монти, похоже, все еще подозревал в ней женщину и проверял ее. Чуть раньше, когда карета остановилась, он окликнул Ванессу:

– Иди сюда, Несс!

Он как будто ожидал, что она присоединится к нему и Чарли, чтобы облегчиться за одним из деревьев.

Однако Ванесса собиралась углубиться в рощицу, которая росла неподалеку.

– У вас там тесно, я найду другое дерево! – крикнула она.

– Стесняешься своего размера? – сострил Монти.

Ванесса, к счастью, в свое время прочитала книгу по анатомии, которую дал ей один из учителей, и ей не пришлось спрашивать, что Монти имел в виду.

– Считайте, что попали в точку.

– Тогда ладно! – крикнул Монти и рассмеялся.

Ванессе не хотелось ночевать в одной комнате с ним. Это было опасно. Хорошо, если Монти убедился, что перед ним юноша. А что, если он обо всем догадался? В таком случае Монти, вероятно, ожидал, что она покинет номер и будет снова спать на спине Снежка… Или, может быть, он рассчитывал, что она потребует отдельную комнату для себя? Однако Ванесса не сделала ни того ни другого.

Она застыла в нерешительности. Ванесса знала, что неприлично спать в одной комнате с мужчиной. Но у нее было оправдание: мужчина понятия не имел, что она женщина. В конце концов Ванесса решила действовать по обстоятельствам. Было бы неразумно сдаваться сейчас и открывать свою тайну. Кроме того, Монти заинтриговал ее. Почему бы ей не развлечься и не понаблюдать за ним?

– Пойду проверю, как там Снежок, – сказала она своим спутникам, – хорошо ли он устроился на ночь.

– А может быть, ты хочешь сбежать, не попрощавшись? – с усмешкой спросил Монти.

Оглянувшись, Ванесса бросила через плечо:

– Закажите мне что-нибудь поесть, я вернусь через несколько минут.

В конюшне она увидела, что Снежок расседлан и в стойле перед ним лежит много сена. Она задумалась: может быть, ей все же следует сегодня переночевать на спине лошади? По логике вещей, Монти должен был поселиться в одной комнате с Чарли, а она – с Арло. Неужели Монти действительно хотел загладить вину перед Чарли?

– Вы путешествуете с этими людьми по собственной воле или по принуждению? – раздался рядом с ней мужской голос.

Ванесса вздрогнула. Она была поражена, что такой гигант, как Доннан Маккейб, может двигаться столь бесшумно. Тем не менее рядом с ней стоял, скрестив руки на груди, именно он, ее охранник-шотландец. Его лицо хранило невозмутимое выражение. Доннан и его брат Калем состояли в дальнем родстве с ее прадедом, а значит, и с ней.

– Да, они тоже направляются на север, и я, вероятно, продолжу путь с ними, пока не поверну на запад к дому матери, – ответила Ванесса и, вдруг вспомнив о переполненной гостинице, добавила: – Здесь нет свободных комнат, поэтому тебе с братом следует поискать другое место для ночлега.

– Калем поскакал вперед, он найдет нам что-нибудь подходящее, – ответил Доннан и предупредил: – Если на вас снова кто-нибудь нападет по дороге, мы вмешаемся.

– Как хочешь, только не говорите моим попутчикам, что вы со мной.

– Это еще почему?

– Потому что мне по-прежнему не нужны охранники, к тому же я не хочу выглядеть беззащитной.

Доннан хмыкнул с недовольным видом.

– А вот ваш отец придерживается противоположного мнения.

При упоминании об отце Ванесса смягчилась.

– Ну, хорошо. В конце концов, мы можем сказать, что вы – мои слуги и немного отстали, а затем догнали меня. Но вы оба выглядите слишком грозно. Нельзя ли это как-то исправить?

Доннан раскатисто расхохотался.

– Если у вас есть идея, как это сделать, то я с интересом послушаю.

Ванесса нахмурилась.

– Давай отложим этот разговор до завтрашнего утра. Я слишком устала…

Вернувшись в гостиницу, она обнаружила, что все трое ее спутников сидят за одним столом в трактире. Присутствие Арло было для нее сюрпризом. Обычно слуги не едят за одним столом с хозяевами, но поскольку Арло рос вместе с Чарли, то он наверняка являлся для юноши не просто слугой. Кроме того, в зале трактира не хватало столиков.

– Меню здесь скудное, выбирать не из чего, – сказал Монти, когда Ванесса уселась напротив. – Здесь подают всего одно блюдо – тушеное мясо. Это как раз то, что тебе нужно – не мешало бы нарастить мышцы.

Она посмотрела на стоявшую перед ней большую миску, где лежали крупные куски мяса без овощей. Перед Чарли, который сидел рядом с ней, стояла такая же.

– Да, нам, парням, мясо очень полезно, – пробормотала она.

Чарли отбросил плащ в сторону, поднял руку и согнул ее так, чтобы Ванесса увидела его бицепсы. Она заметила, что под курткой на его предплечье вздулась небольшая выпуклость. Чарли взглянул на нее, ожидая, что Несс тоже похвастается своей формой.

Ванесса фыркнула:

– У нас тут что, соревнование?

Чарли рассмеялся, очевидно, решив, что выиграл. Монти взял бутылку со стола, чтобы наполнить бокал Ванессы, но она быстро прикрыла его рукой и покачала головой. Монти поднял бровь, и Ванесса тут же потупила взор, уставившись в тарелку с тушеным мясом. Она не собиралась объяснять Монти, почему хочет оставаться сегодня трезвой. Ей нужно было контролировать свои чувства.

Мясо показалось Ванессе нежным, а подливка – вкусной. Но Чарли, несмотря на сносную еду, все равно начал капризничать. Он не доел свою порцию и стал громко жаловаться Монти:

– Ужасная пища!

– Георг избаловал тебя деликатесами, – заметил Монти.

– А кто такой этот Георг? – спросила Ванесса.

Она хотела услышать из уст Монти, что речь идет о принце-регенте. Но он отмахнулся от ее вопроса.

– Друг, – уклончиво ответил Монти.

– Надеюсь, завтра нам больше повезет с трапезой, – продолжал ныть Чарли.

Ванесса заметила, что на них начали обращать внимание постояльцы.

– Говори тише, – зашипел на Чарли Монти. – Тушеное мясо – сытная еда, а нам сейчас нужно набить желудки, чтобы продолжать путь. Хозяева усадьбы, куда мы направляемся, без сомнения, предложат нам более изысканный стол. А пока лучше помолчи…

– Мне…

– Молчи, я сказал! – оборвал его Монти.

Однако юноша с негодованием закончил свою мысль:

– Мне надо было взять с собой повара.

Ванесса едва не прыснула. Чарли был богатым избалованным ребенком, а Монти, похоже, терпеть не мог истерик. Впрочем, возможно, ему не нравилось, что высокомерие юноши и его презрительные замечания могли натолкнуть постояльцев на мысль о богатстве Чарли. Хорошо, что юноша снял свои драгоценности, которые могли привлечь внимание воров. Впрочем, Ванесса до сих пор считала камни фальшивыми.

«Кто эти двое?» Ванессу распирало любопытство. Судя по всему, Монти и Чарли были аристократами из окружения принца-регента. По-видимому, они выполняли секретное задание Георга и находились в опасности. Иначе почему они путешествовали в обычной карете, без свиты, стараясь не привлекать к себе внимания и скрывая настоящие имена?

Все четверо быстро покончили с едой и поднялись наверх, в номера. Ванесса сильно нервничала, предвидя возможные опасности пребывания в одной комнате с Монти. Или это было предвкушением романтической ночи? Тем не менее выхода у нее не осталось.

Поднявшись на второй этаж, Ванесса увидела узкую лестницу, ведущую вниз, к черному ходу. Она была бы рада, если бы ее охранники сняли комнату в этой гостинице. Скорее всего, их помощь не понадобится, но Ванессе было бы легче уснуть, зная, что братья в любую минуту готовы броситься на ее защиту.

 

– О, кровать довольно большая, мы уместимся на ней вдвоем, – заметил Монти, войдя в комнату, где уже горели две лампы.

Он был прав, кровать действительно оказалась широкой, однако Ванессе не нравилась идея спать с Монти в одной постели.

– Я храплю, – предупредила она.

– Я стукну тебя, если ты будешь мешать мне спать.

Ванесса зло прищурилась и стала наблюдать, как Монти, подойдя к прикроватной тумбочке, выгружает вещи из дорожной сумки.

– Значит, вы способны ударить меня? – спросила она. – Черт побери, вам повезло, что я не вызвал вас сегодня на дуэль за оскорбление.

– Нет, это тебе повезло, что ты не вызвал меня на дуэль, – заявил Монти. – Впрочем, если хочешь, можешь спать на полу, решай сам.

Ванесса стащила с кровати одеяло и одну из подушек и бросила их к стене в другом конце комнаты. Оглянувшись, она увидела, что Монти разложил на столике полдюжины пистолетов.

– Это еще зачем? – спросила она.

– На всякий случай, – не оборачиваясь, ответил ее спутник.

– На какой такой случай?

– Ну, если вдруг нашу дверь начнут разносить топором.

Ванесса фыркнула:

– Если не хотите говорить, просто скажите, чтобы я не совал нос не в свое дело.

– Так почему же ты не придерживаешься этого золотого правила?

Как такой грубый человек мог показаться ей интересным? Монти был заносчивым, резким, ворчливым, нетерпимым.

Стоя к ней спиной, он вдруг начал раздеваться. У Ванессы округлились глаза от изумления. Она не могла отвести от него взгляда. Он сбросил сюртук, а потом рубашку из тонкого полотна, которая плавно спланировала на пол. Ванесса увидела рельефные мышцы сильного мужского тела и заметила темный, круглый как пулевое отверстие шрам на верхней левой стороне спины. Неужели этому человеку стреляли в спину? Или пуля прошла насквозь, войдя в грудь?

Очевидно, она не задела сердце, иначе Монти уже не было бы в живых.

Ванесса хотела спросить его о шраме, но побоялась признаваться в том, что рассматривала его тело. Он сел на край кровати и начал стаскивать сапоги, а затем встал, чтобы снять брюки. Теперь на нем были только подштанники. Ванесса подавила тихий вздох. Она впервые видела мужчину, на котором не было ничего, кроме нижнего белья. Ее переполняли эмоции, щеки горели, внутри все трепетало. Ванесса испытывала странное желание прикоснуться к Монти и почувствовать, как под кончиками ее пальцев пульсирует его мускулатура. Прошлым летом во Фрейзербурге она издалека видела, как обнаженные по пояс шотландцы поднимали и бросали массивные лиственничные шесты, соревнуясь в метании, но Ванессе никогда прежде не доводилось любоваться стоящим совсем близко мужчиной, обладающим столь великолепным телом.

– Как вы получили пулевое ранение? – неожиданно вырвалось вдруг у нее.

Монти повернулся, и она тут же прикусила язык. Ванесса быстро опустила голову, чтобы спрятать лицо в тени капюшона. Но из-под него ей была видна широкая грудь Монти. Она ничего не могла с собой поделать – и стала тайком разглядывать его рельефные мышцы. Ванесса в конце концов получила то, что хотела. Соглашаясь ночевать в одной комнате с Монти, она мечтала удовлетворить свое любопытство, увидеть, как выглядит красивое мужское тело.

– Почему ты до сих пор не снял плащ? – удивился Монти.

– Здесь сквозняк.

– Неправда, здесь нет никакого сквозняка.

– Но мне будет холодно, я знаю. Вы, наверное, никогда не спали на полу, там всегда дует.

– Я же отдал тебе одеяло, ты не замерзнешь!

– Возьмите его обратно, если хотите, и перестаньте ворчать. Или вы просто пытаетесь избежать разговора о шраме? Ваше ранение связано с какими-то болезненными воспоминаниями, к которым вам не хочется возвращаться?

– Скажи, в твоей семье все такие упрямые?

– Нет, только я.

Монти усмехнулся, сдаваясь:

– Ну, хорошо, слушай. Во время Пиренейской кампании Наполеона мой полк был отправлен на полуостров, чтобы противостоять французам. Мы должны были отвоевать захваченную территорию, а затем защищать ее. Я и прежде получал огнестрельные раны, но пустяковые. А тут французская пуля прошила меня насквозь, и я вынужден был несколько недель провести в лазарете. Мое состояние не улучшалось, и поэтому меня отправили домой. Военные медики, скорее всего, полагали, что я не выживу, но дома я все же встал на ноги. Однако когда я поправился, отец заявил, что я дал ему слово не возвращаться на службу. Скорее всего, я бредил, во всяком случае, я не помню такой клятвы. Но переубедить отца мне не удалось.

– Рана все еще ноет?

– Иногда.

Монти поднял руки над головой и повернул туловище из стороны в сторону, словно проверяя, как будет вести себя рана. Внезапно Монти задохнулся от боли.

Ванесса съежилась.

– Что? Болит?

– Неприятные ощущения в спине, а вот грудь никогда не болит, все это чертовски странно, – ответил он. – Обычно мне помогают растирания, но я не могу дотянуться до пулевого отверстия сзади.

У Ванессы перехватило дыхание. Если бы Монти попросил ее помассировать ему спину, она не стала бы возражать. Соблазн прикоснуться к Монти был слишком велик, и Ванесса сделала шаг назад, чтобы не поддаться ему.

– Позволь мне лечь на полу, – продолжал Монти. – На твердой поверхности боль обычно утихает. Не мог бы ты поспать сегодня на кровати?

Ванесса, кивнув, направилась к ложу, а Монти, взяв два пистолета, подошел к тому месту, куда она бросила одеяло. Прежде чем Монти успел спросить ее, почему она ложится спать в одежде, тогда как он сам разделся до нижнего белья, Ванесса быстро нырнула под покрывало и отвернулась от своего спутника.

Она чувствовала, что он смотрит в ее сторону.

– Ты уже спишь, Несс? – спросил Монти.

Вообще-то прошло всего несколько секунд с того момента, как она легла, тем не менее Ванесса ответила утвердительно:

– Сплю, завтра рано вставать, поэтому советую вам тоже постараться уснуть.

– Расскажи мне о себе. Я подозреваю, что твои секреты интереснее моих.

– Разве я недостаточно ясно выразился? Я уже сплю!

Монти рассмеялся.

– Хорошо, мы продолжим этот разговор утром.

Примерно через полчаса Монти заворочался и пробормотал:

– Нужно было выпить больше этого дешевого пойла…

Ванесса промолчала. Ей тоже не спалось, но она боялась выдать себя и лежала, ровно дыша.

– Все, объявляю перемирие… – проговорил Монти и повернулся на другой бок.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru