Ничего, кроме соблазна

Джоанна Линдсей
Ничего, кроме соблазна

Посвящается новому ангелу семьи

Анджелине Джо-Хелен Хаунани Линдсей


Пролог

«Уехал навестить родных…»

По мнению Бойда Андерсона, в этой фразе было что-то явно раздражающее. И все же правда есть правда. За последние восемь лет все повторялось с назойливой регулярностью: каждый раз, когда его судно бросало якорь в порту Бриджпорта, штат Коннектикут, и он пытался повидаться с четырьмя старшими братьями, ни одного не оказывалось дома. Для того чтобы их найти, приходилось плыть в другой порт.

Братья Андерсон, командовавшие собственными судами, путешествовали по всему миру, но все стремились домой, где их ждала единственная сестра Джорджина. Правда, не так давно Джорджина вышла замуж за англичанина, лорда Джеймса Мэлори, и теперь жила за океаном. Если бы Бойду захотелось ее увидеть, пришлось бы плыть в Англию. Впрочем, именно это обстоятельство стало веским доводом в пользу желания Бойда осесть в Лондоне.

Правда, он еще не принял окончательного решения, но определенно склонялся к нему по ряду причин, в основном потому, что теперь клан Андерсонов чаще бывал в Лондоне, чем в родном городе. А Джорджина была не единственной из этого клана, связавшей себя браком с семейством Мэлори. Уоррен, старший брат Бойда, немало удивил родных, женившись на леди Эми Мэлори, и хотя полгода проводил в плавании вместе с женой и детьми, остальное время жил в Лондоне, где его отпрыски знакомились с бесчисленными кузенами, тетушками и дядюшками, а также родными и двоюродными дедушками и бабушками.

Намерение Бойда пустить корни знаменовало значительные перемены в его жизни и означало, что отныне он навсегда распрощается с морем. И это после того, как он с восемнадцати лет бороздил морские просторы и в свои тридцать четыре года давно привык считать родным домом свой корабль «Океан».

Но были и другие причины, по которым он решил расстаться с морем. Наблюдая семейное счастье Джорджины и Уоррена, сумевших стать своими в дружном клане Мэлори, Бойд все сильнее жаждал того же и для себя. Нет, он вовсе не мечтал разделить дом и постель с одной из дам Мэлори, даже если в семье еще остались особы, достигшие брачного возраста. Черт возьми, ни за что на свете! Ему не хотелось сталкиваться с яростным сопротивлением мужчин клана!

Но он мечтал иметь жену. Семью. И был готов к браку. Близкое общение с Мэлори показало ему, что и брак может быть благословением. Просто он еще не нашел той, единственной.

Кроме того, Бойд невероятно устал от коротких, мимолетных связей. Не то что его брат Дрю, который был счастлив иметь по милочке в каждом порту. Но этот легкомысленный красавец в отличие от Бойда легко заводил романы и имел женщин по всему миру, так что ему было к кому возвращаться.

Бойд был не таков. Он никогда не давал обещаний, которых не мог сдержать… по крайней мере в столь важных вопросах, как выбор будущей миссис Бойд Андерсон. И пустые связи ему претили. Может, он просто романтик?

В отличие от Дрю ему не нравились подобные отношения. В душе он хотел прожить остаток жизни с одной, любимой женщиной.

Бойд понимал, почему таковая ему не встретилась. При подобном образе жизни и путешествиях по всему миру ему было не до серьезных романов. Следовало бы проводить больше времени с женщиной, к которой его влекло. Но он никогда не проводил в порту дольше нескольких дней. А вот если он обоснуется в Лондоне, непременно получит возможность найти женщину, которая предназначена только для него. Главное – пробыть на суше достаточно долго, чтобы было время ее покорить.

Бойд оглядел панораму порта и города Бриджпорт, и на сердце почему-то стало тяжело. Должно быть, он здесь в последний раз. Большой дом, в котором росли все Андерсоны, опустел с тех пор, как его покинула Джорджина. Конечно, он будет скучать по друзьям и соседям, которых знал всю жизнь, но семья и дом человека там, где его сердце, а сердцем семьи, с самой смерти родителей, была Джорджина.

К Бойду, стоявшему у поручня, присоединился капитан его корабля Тайрус Рейнолдс. Сам Бойд никогда не командовал своим кораблем. Братья считали, что он слишком свободолюбив для столь ответственной должности. Но Бойд неизменно присутствовал на борту «Океана» во всех плаваниях. И никогда не старался опровергнуть мнение братьев на свой счет.

– И почему ты так спешишь добраться до Англии? – проворчал Тайрус. – Могли бы зайти в один из южных портов за грузом хлопка, вместо того чтобы брать здесь пассажиров.

Бойд только улыбнулся уже немолодому капитану, которого называл не только капитаном, но и другом. Сам Бойд чуточку не дорос до шести футов, а вот Тайрус был куда ниже и славился сварливым характером.

– Ты считаешь, толпа пассажиров не выгодный груз? – усмехнулся Бойд.

Тайлер раздраженно фыркнул:

– Ну да, очень выгодный! Мне придется всю дорогу развлекать их и выслушивать жалобы! Ром и хлопок никогда не жалуются!

– Но если все каюты будут заняты, мы получим почти такую же прибыль. И кроме того, мы же не впервые берем пассажиров. Ты просто не в духе. Тебя разозлила та перезрелая особа, которая во время последнего плавания пыталась тебя соблазнить.

– И не говори, – вздохнул Тайрус. – Она ведь ночью пробралась не только в мою каюту, но и влезла в постель! Насмерть перепугала меня, негодница этакая. Представляешь, я просыпаюсь и обнаруживаю, что она ко мне прижимается!

– Надеюсь, ты не воспользовался ее двусмысленным положением?! – расхохотался Бойд и поспешно отвернулся, чтобы друг не заметил его ухмылки.

И тут его взгляд упал на яркое сиреневое пятно на пристани… Вернее, это была высокая девушка в пышной юбке. Поскольку день был жарким, рукава ее розовой блузки были закатаны, а шляпка съехала на спину. Но девушка не спешила ее поправить, так как целиком была поглощена своим занятием – она кормила чаек.

Бойд покачал головой. Собственно говоря, в этом не было ничего плохого. Он и сам не раз кормил птиц и диких животных, но девушка делала это на оживленной пристани!

Огромная стая птиц уже окружила ее и с каждой минутой становилась все больше. Девушка мешала прохожим, которые вынуждены были обходить ее, и даже не замечала этого. Какой-то докер попытался отогнать птиц, чтобы расчистить себе дорогу, но чайки только слетелись ближе к своей благодетельнице. Докер что-то сказал девушке, и та с улыбкой обернулась. Бойд застыл как громом пораженный. Она была просто красавицей.

Ей было лет двадцать, не больше. Кожа ее уже успела слегка загореть на летнем солнце, на висках кудрявились черные локоны, лицо узкое, а на щеках ямочки. А грудь! Господи, такие формы, как у нее, он видел в самых волшебных снах!

– Закрой рот, парень, ты истекаешь слюной, – съязвил Тайрус.

– Нам скорее всего придется задержаться.

– Черта с два, – рявкнул Тайрус, проследив за его взглядом. – К тому же мне кажется, она наша пассажирка. По крайней мере с утра я видел ее на палубе. Если хочешь, пойду проверю у Джонсона. Он составлял список пассажиров на это путешествие.

– Да, пожалуйста, – рассеянно пробормотал Бойд.

Он продолжал любоваться девушкой, а сам думал: какая ирония! Только что он размышлял о том, что неплохо бы найти себе жену, и вот перед ним стоит идеальная кандидатка на эту роль! Неужели это судьба? Черт, до чего же она красива!

С нею непременно нужно познакомиться. Если она не пассажирка, тогда он просто останется в Бриджпорте и никуда не поплывет. Если же она окажется в списке, значит… значит, это путешествие будет самым приятным в его жизни.

Бойд не спешил спускаться на пристань, потому что, несмотря на возбуждение, немного нервничал. Что, если, кроме хорошенького личика, у нее ничего нет? Что, если у нее вздорный характер? Нет, это было бы слишком жестоко! И потом, всякий, кто тратит время на кормление птиц, должен иметь хоть немного сострадания. А сострадание всегда идет рука об руку с добротой и милым нравом.

Девушка перестала бросать крошки чайкам и прислушалась. Бойд тоже насторожился. Откуда-то доносился надрывный крик. Со своего места на палубе Бойд увидел раненую птицу, лежавшую на груде ящиков. Он уже успел ее заметить, но не понял, что она искалечена, иначе спустился бы вниз или попросил Филипса, корабельного доктора, осмотреть ее.

Бойд любил животных и всегда помогал попавшим в беду. В детстве он, к величайшему раздражению матери, приводил домой всех бездомных собак и кошек. Очевидно, незнакомка была родственной душой, потому что принялась искать птицу, продолжавшую издавать жалобные крики. Вероятно, ей хотелось есть, а слететь вниз она не могла. Бойд серьезно сомневался, что девушке удастся до нее добраться. Но она продолжала обходить ящики, пока наконец не поняла, где именно лежит птица.

Бойд поспешил на пристань. Девушка наверняка попробует взобраться на ящики, а это опасно. Высота пирамиды не менее десяти футов, то есть почти вдвое выше роста девушки, и к тому же ящики не связаны, а верхние в любую минуту могут обвалиться.

Но Бойд опоздал. Незнакомка уже поставила ногу на третий снизу ящик и, балансируя на носочках, потянулась к птице.

Бойд придержал язык, опасаясь, что, если окликнет ее, она потеряет равновесие и упадет. По этой же причине он не решался стащить незнакомку вниз. Хотя был уверен, что не допустит, чтобы она упала. Он никуда не уйдет, пока она благополучно не спустится.

Девушка переложила раненую птицу в свою корзину и повернулась, чтобы спуститься. Теперь, когда в корзине появился живой груз, спуститься вниз с тяжелой корзиной было не так-то легко. Поняв это, незнакомка беспомощно оглянулась.

– Не двигайтесь! – крикнул Бойд. – Давайте мне корзину, а потом я помогу вам.

– Спасибо! – поблагодарила девушка с улыбкой. – Не думала, что это будет так трудно.

Подставив под ноги маленький пустой бочонок, Бойд дотянулся до первого ящика, взял у девушки корзину и ловко соскочил на землю. А девушка, не дожидаясь помощи, ступила на второй снизу ящик… и, потеряв равновесие, стала падать. Бойд едва успел подхватить ее на руки.

 

Девушка подняла на него потрясенные глаза. Бойд ответил таким же потрясенным взглядом. Какое неожиданное везение!

Оба не могли пошевелиться. Бойд смотрел и смотрел в изумрудно-зеленые глаза девушки и не мог насмотреться. Господи, вблизи она еще красивее! И сейчас, когда пальцы его руки касались упругой груди, он только и мечтал о том, как бы поцеловать ее.

Выведенный из равновесия тем фактом, что может возжелать незнакомую девушку так сильно и быстро, Бойд поставил ее на ноги.

Прежде чем взглянуть на него, девушка расправила юбку.

– Большое спасибо. Очень неприятное происшествие.

– Пожалуйста. Всегда готов помочь.

– Я Кейти Тайлер, – представилась она с дружелюбной улыбкой.

– Бойд Андерсон. Владелец «Океана».

– Неужели? Ну а в моем владении оказалась одна из кают, по крайней мере до тех пор, пока мы не доберемся до Англии, – весело ответила девушка.

Боже, опять эти прелестные ямочки!

Его взбунтовавшаяся плоть не желала успокоиться. Поразительно, что он еще способен вести разговор… если это можно назвать разговором. Какой дьявол подбил его упомянуть о том, что он владеет кораблем? Он никогда не делал ничего подобного! Это было похоже на хвастовство или попытку произвести впечатление.

– Кейти – это сокращенное от Кэтрин? – выдавил он.

– Нет, моя мама терпеть не могла сложных имен. Ей нравилось имя Кейти, поэтому о «Кэтрин» с самого начала не было речи.

Бойд улыбнулся. Это имя ужасно ей идет. Рукава засучены, волосы заплетены в косу, да еще и лазит по пирамидам из ящиков!

Бойд почти не сомневался, что наконец нашел свою будущую жену.

– Я возьму птицу, – предложил он. – Наш доктор ее осмотрит.

– Какая чудесная мысль! По-моему, у нее сломано крыло. Я собиралась поискать кого-нибудь на пристани, например мальчика постарше, и попросить его позаботиться о ней.

Улыбка Бойда стала еще шире. Кроме приятной внешности, у нее еще и доброе сердце!

– Не могу выразить, Кейти Тайлер, как я счастлив плыть с вами на одном судне!

Она неуверенно пожала плечами:

– Э… спасибо. Вы не представляете, как я жду этого… эй! – Она неожиданно сорвалась с места.

Обернувшись, Бойд увидел, что она бежит к мальчишке лет трех, успевшему подойти к самому краю причала. Озорник почти висел над водой, всматриваясь в волны. Еще секунда – и он свалится вниз! Но вовремя появилась Кейти, схватила его и теперь оглядывалась в поисках нерадивых родителей. Вскоре и малыш, и Кейти исчезли в толпе. Бойд уже хотел пойти за ней, но решил, что не стоит. Еще посчитает его наглецом! Она и без того растерялась, когда он обрадовался их совместному путешествию. Неужели он был слишком напорист и повел себя неприлично? Впрочем, где ему было учиться манерам?

Когда Бойд вернулся на палубу, сходни еще не убрали. На борт грузили последние припасы. На корабль поднялась и Кейти Тайлер.

Бойд сразу направился к ней. Девушка стояла у поручня и смотрела на город. Бойд остановился за ее спиной:

– Ну вот мы и встретились.

Он явно испугал ее. Кейти обернулась так быстро, что они едва не столкнулись лбами. Она густо покраснела и отступила, но уперлась спиной в поручень.

– Вы ведь не из Бриджпорта? – спросил Бойд.

– Откуда вы знаете?

– Потому что я здесь родился и, поверьте, навещал бы свой город намного чаще, если б знал, что вы здесь живете.

Возможно, его слова и улыбка показались Кейти чересчур дерзкими, потому что она недовольно поморщилась. Однако она оставила его реплику без ответа, потому что ее отвлекла рыжеволосая молодая женщина с двумя малышами.

– Эти дети – сущее наказание! – воскликнула она. – Когда они на палубе, за ними приходится смотреть в оба.

Кейти нагнулась, взяла одного из малышей на руки и посадила себе на бедро. Бойд так и не понял, мальчик это или девочка.

– Ты права, Грейс. Но что поделаешь, для своего возраста они слишком любознательны, – сказала Кейти.

– Давайте ее мне. Сейчас устрою их в каюте, пока еще стоим на якоре.

– Это ваши? – осведомился Бойд, как только рыжеволосая девица увела детей.

Он шутил, но Кейти недоуменно нахмурилась и, широко раскрыв глаза, воскликнула:

– Представьте себе, да! Не хотелось слишком откровенничать, но я замужем и плыву в Англию, к мужу. Пойду помогу горничной. Эти милые малютки порой доставляют много хлопот.

Подобрав юбку, она поспешила прочь. Бойд стоял словно громом пораженный. Подошедший Тайрус хлопнул его по плечу:

– Что поделать, так всегда бывает. Лучших в два счета уводят у тебя из-под носа.

Бойд покачал головой. Путешествие будет не из приятных.

Глава 1

Лондон, Англия, 1826 год

Записку принес чумазый мальчонка, не понявший, что пришел не по адресу. Но в этой ошибке не было его вины. Бедняге просто не объяснили, что в городе есть несколько домов, принадлежавших Мэлори. Он направился в первый же, который ему указали, и был доволен тем, что без особого труда заработал несколько медяков. Как ему и велели, он улизнул раньше, чем Генри успел его допросить.

Генри и Арти, просоленные морские волки, делили должность дворецкого в доме Джеймса Мэлори с того самого дня, как хозяин распрощался с морем. Правда, некоторое время назад Джеймс отправился спасать своего шурина, Дрю Андерсона, корабль которого, по словам одного из матросов, захватили пираты, и в доме остались только гость Мэлори Бойд Андерсон и семилетняя дочь хозяина Жаклин.

Генри, не читая, швырнул записку на гору визитных карточек и приглашений от людей, еще не успевших узнать, что Мэлори сейчас нет дома. Обычный дворецкий никогда бы не оставил почту в таком виде, но за восемь лет пребывания в своей новой должности Генри так и не стал настоящим дворецким.

Днем, вернувшись в дом Джеймса Мэлори на Беркли-сквер, Бойд Андерсон нашел записку, лежавшую вместе с другими карточками. Обычно его корреспонденцию складывали в общую кучу, и ему было не впервой выуживать свои письма из общей груды.

Бойд так и не решил, стоит ли перебираться в Лондон, хотя часто размышлял об этом. Но он здесь не поэтому. Просто согласился сделать сестре одолжение. Хотя у Мэлори было полно родственников и любой с радостью согласился бы позаботиться о ее детях, Жаклин, семилетняя дочь Джорджины, напрочь отказалась уезжать вместе с близнецами в загородное поместье, к леди Реджине Иден, поскольку не хотела расставаться со своей кузиной и подругой Джудит. Правда, ее мог взять кто-то из лондонских Мэлори, но раз уж дома оставался Бойд, Джорджина попросила его присмотреть за Жаклин.

Сам Бойд предпочел бы отправиться в спасательную экспедицию. Ужасно хотелось вволю поиздеваться над братцем Дрю, но он не настаивал на отъезде, тем более что они с Джеймсом не очень ладили. Да что там говорить, этот человек не ладил даже с собственными братьями. Нет, подумал Бойд, все же хорошо, что у него оказались причины остаться в Лондоне.

– Конечно, все мы знаем, где предпочла бы жить Жаклин, – заметила Джорджина. – Но Розалин мельком упомянула, что скорее всего беременна. Поэтому ей необходимы мир и покой в доме. А от такой парочки, как Джуди и Жак, ничего хорошего ждать не приходится. Когда соберешься в плавание, завези Жаклин к Розалин.

Оказалось, что подозрения Розалин в отношении беременности не оправдались, а Бойд пока что не собирался в плавание. И потому Жак, как назвал ее отец при рождении, была счастлива оставаться под присмотром дяди, тем более что почти каждый день навещала кузину Джудит.

Бойд не слишком тревожился за Дрю, он хорошо знал брата и не сомневался, что тот выпутается из любой неприятности, причем задолго до того, как подоспеют сестра с мужем. Черт, да они так давно болтались в море, что невольно возникали подозрения, а не случилось ли с ними самими каких неприятностей. Неужели они все еще не сумели отыскать судно Дрю?!

Джорджина не ожидала, что брат надолго задержится в Лондоне. Да и никто не ожидал, включая самого Бойда. Но когда «Океан» вернулся из короткого путешествия, он снова послал судно в море, а сам остался на берегу, продолжая размышлять, стоит или не стоит ему навсегда прощаться с морем.

Семейный бизнес Андерсонов, судоходная компания «Скайларк шиппинг» теперь имела отделение и в Лондоне. Правда, семья много лет отказывалась открыть это отделение из-за войны между странами и ненависти американцев к англичанам, зато теперь Америка и Англия вели оживленную торговлю. Мало того, Англия стала центральным пунктом новых судовых маршрутов компании, и лондонское отделение значительно разрослось, поэтому Бойд был не прочь стать его главой.

Навсегда стать сухопутной крысой? Нет, на это нужно решиться. И потом, он слишком любил море, чтобы оставить его навсегда. Но и неприятностей оно ему принесло немало.

Благодаря Джорджине Бойд вращался в высших кругах общества и даже хранил в доме сестры специальный гардероб. Ведь в Лондоне ему следовало одеваться как джентльмену, а не как моряку. Конечно, Бойд не увлекался кружевными манжетами, в одежде он подражал Джеймсу, костюмы его были сшиты лучшими портными, сорочки – кипельно-белыми, так что он ничем не отличался от остальных светских франтов.

В этот свой приезд в Лондон Бойд получал бесчисленные приглашения на балы и званые вечера от знакомых Джорджины. Иногда он эти приглашения принимал, и хотя не занимался открыто поисками жены, все же втайне надеялся встретить свою вторую половину. Если бы встретилась женщина его мечты, он бы с радостью купил свой дом и осел на берегу. Правда, какое-то время назад Бойд уже подумал, что нашел ее, – Кейти Тайлер идеально ему подходила… но оказалось, что она замужем.

Господи, опять он о ней вспомнил! Потребовалось несколько недель беспробудного пьянства, чтобы выбросить ее из головы. И это ему удалось. Ненадолго. Но она все равно постоянно присутствовала в его мыслях, и тот факт, что у нее уже был муж, побуждал Бойда желать ее еще сильнее. Он до сих пор так и не понял, что такого было в этой Кейти Тайлер и почему она перевернула всю его жизнь. Обычно ему нравились женщины совсем другого типа. Кейти слишком высокая, всего на несколько дюймов ниже его самого, он же всегда предпочитал женщин миниатюрных.

В ней была какая-то магия, необыкновенное обаяние. А из-за ямочек на щеках вообще казалось, что Кейти все время улыбается. Нос у нее прямой, почти патрицианский, брови довольно тонкие, а губы… О, Бойд не мог представить ее губы без того, чтобы его не истерзало желание!

Ни одна женщина до Кейти не действовала на него таким образом. Ни одна не пребывала в его мыслях постоянно.

Правда, его внимание привлекла Габриела Брукс. Какое это было облегчение – знать, что он не безнадежен! Она могла бы изгнать Кейти из его сердца… во всяком случае, Бойд на это надеялся. Габби прибыла в Лондон почти одновременно с ним и остановилась у Джорджины, потому что ее отец, старый друг Джеймса, просил последнего вывести его дочь в свет.

К тому же Габби была очень хорошенькой и вполне могла бы заставить Бойда задуматься о женитьбе, если б и Дрю не увлекся ею. Не то чтобы его легкомысленный братец решил вдруг сковать себя цепями брака, как выражались англичане, – это Габби была неравнодушна к Дрю, так что Бойд и не думал о ней как о будущей жене. Кроме того, как оказалось, она была дочерью пирата, а Бойд так и не смог с этим смириться. Пираты были проклятием честных моряков.

Бойд просмотрел два приглашения, адресованных ему, отложил еще четыре, предназначавшихся сестре, и развернул следующую записку только потому, что не сразу понял, кому она адресована. Пришлось прочитать ее дважды, прежде чем до него дошел смысл написанного. Бойд бросился наверх, выкрикивая имя племянницы. Только обнаружив Жаклин мирно отдыхающей в своей комнате, он почувствовал, как к щекам вновь приливает краска, а сердце постепенно замедляет стук.

Он снова прочитал записку.

«Твоя дочь у меня. Если хочешь вернуть ее, собирай деньги. Тебе сообщат, куда их принести».

Бойд сунул записку в карман, решив, что ее принесли по ошибке. Интересно, есть ли дочери у соседей Джорджины? Он не знал, но непременно отошлет записку властям.

– Что случилось, дядя?

– Я мог бы спросить у тебя то же самое, – глядя в расстроенное личико Жак, ответил Бойд.

Девочка попыталась пожать плечами, но тут же вздохнула:

– Сегодня Джуди катается в Гайд-парке на своей первой лошади. Не на пони, а на настоящей лошади, которую подарил ей дядя Тони.

– И тебя не пригласили посмотреть? – догадался Бойд.

– Пригласили, но я подумала, что дядя Тони так ждал этого дня и не захочет делить его с кем-то еще.

 

Бойду едва удалось скрыть улыбку. Племяннице было всего семь лет, но иногда она поражала его своей проницательностью и тактичностью. Очевидно, ей очень хотелось поехать в парк, однако она в первую очередь подумала о чувствах отца Джудит.

Бойд знал о сегодняшней прогулке и боялся, что Жак посчитает себя одинокой и брошенной. Он даже хотел купить ей лошадь, но вовремя сообразил, что в этом случае сестру попросту хватит удар. Впрочем, его охладила и возможная реакция Джеймса. Если сэру Энтони хотелось увидеть радость дочери, впервые севшей на лошадь, Джеймс, возможно, желал того же самого.

– Джуди приедет сегодня, чтобы провести у нас уик-энд, – добавила Жаклин, – и все мне расскажет…

На этом месте ее рассказ был прерван ворвавшимся в комнату Генри. Бедняга тяжело дышал и явно был чем-то расстроен. Не объясняя причину своей спешки, он мельком взглянул на девочку и знаком велел Бойду выйти в коридор. Он не хотел, чтобы Жаклин была свидетельницей их разговора. Девочка не должна услышать тревожную новость.

– Только сейчас прибыл человек от сэра Энтони, – прошептал Генри на ухо Бойду. – Просил всех мужчин, какие есть в доме, отправиться на поиски его дочери. Джудит пропала, когда каталась в парке на лошади.

– Черт! – охнул Бойд и потащил Генри вниз.

Спустившись в холл, он показал ему записку. Теперь все встало на свои места. Записка скорее всего предназначалась не тому Мэлори. Подобные ошибки случались довольно часто, потому что в городе находилось восемь домов, принадлежавших семейству Мэлори.

– В поисках нет нужды, – мрачно бросил Бойд.

– Но мне нужно немедленно доставить эту записку сэру Энтони.

– Ад и проклятие! Капитан Джеймс Мэлори здорово разозлится, что ничем не смог помочь.

Младшие братья Мэлори были очень близки, совсем как Бойд – с Дрю и Джорджиной. Эти трое тоже были самыми младшими в семье.

– В таком случае, Генри, считай, что вместо него – я, – объявил Бойд, почти выбегая из дома.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru