Женись на мне до заката

Джоанна Линдсей
Женись на мне до заката

– Вот это правильное решение, – похвалил Каллахан. – Впрочем, что бы вы ни сказали, вам не сбить меня с толку. Мы оба узнаем правду, когда доберемся туда, куда направляемся.

– А куда именно мы направляемся? – вырвалось у Вайолет.

Вместо ответа Морган с угрожающим видом сделал шаг в ее сторону, и Вайолет быстро подняла руку.

– Ладно, ладно, молчу!

Она действительно боялась, что ее снова завернут в одеяло. Да и зачем задавать вопросы, когда цель поездки все равно скоро станет очевидной? Но один вопрос не давал Вайолет покоя: а что если ее похититель – не Морган Каллахан? Он ведь не подтвердил, что его зовут именно так. «Ну, нет! – успокаивала себя Вайолет. – По описанию все сходится. И потом, этот человек знает Шона Салливана и моего отца».

Надев юбку и блузку, Вайолет отважилась снова заговорить:

– Если вы подтвердите, что везете меня на участок отца, я больше не пророню ни слова. Мне именно это и было от вас нужно!

– Вы торгуетесь со мной, леди? – зловещим тоном спросил Морган.

Она нахмурилась.

– Я просто сделала небольшое уточнение.

– Зря стараетесь! Я не поверю ни единому вашему слову, пока вы не признаетесь, что работаете на Салливана.

– Тогда зачем вы меня похитили?!

– Чтобы точно узнать, что вы с Салливаном затеваете. Все, время вышло!

– Подождите! Я еще не оделась!

– Тогда перестаньте болтать и быстро одевайтесь, – прорычал он.

Трудно надевать носки и ботинки стоя, но Вайолет это удалось. Она слегка прислонилась к теплому боку мула и обулась. Затем, вытащив из саквояжа куртку, встряхнула ее и надела, так как утро было прохладным. А вот шляпка была сплющена и помята. Вайолет ахнула, когда увидела ее. Разве Морган не понимал, что нельзя класть шляпки под ворох одежды? Вайолет попыталась расправить ее, прежде чем надеть.

С волосами у Вайолет была просто беда. Она, как обычно, заплела их на ночь в косу, но коса уже растрепалась. Было еще слишком темно, чтобы увидеть, бросил ли Морган шпильки в ее сумочку. Да и без зеркала было бы трудно аккуратно причесаться. Что касается шпилек, то ее похититель, заметая следы, вполне мог забрать их с собой, чтобы у служащих сложилось впечатление, что Вайолет просто съехала из отеля. Тогда бы у окружающих не возникло никаких подозрений. Однако шерифа все же могут известить о том, что Вайолет сбежала, не оплатив счет. Если, конечно, Морган предусмотрительно не оплатил его…

Он мог оставить деньги вместе с ключом от ее номера на стойке регистрации. Портье ночью обычно спал. Чтобы вызвать его, нужно было позвонить в колокольчик. Проснувшись, портье решит, что Вайолет съехала, заплатив за номер. В таком случае шериф не будет искать ее.

– Вы испортили мою шляпу, – заявила Вайолет, выйдя из-за мула.

Морган молча уставился на нее. Если бы он улыбнулся или нахмурился, Вайолет все равно не смогла бы это разглядеть. Усы и борода мешали наблюдать за его мимикой. Тем не менее она поняла, что ему наплевать на ее шляпу.

– Мы поедем вместе на лошади, – наконец заявил Морган.

Вайолет задохнулась от негодования. Это было грубым нарушением правил этикета!

– Леди никогда не садится на лошадь с джентльменом, который не является ее женихом или близким родственником, не говоря уже о похитившем ее незнакомце, – отчеканила она.

– Избавьте меня от правил хорошего тона, леди. Если вы не хотите садиться на лошадь позади меня, то можете устроиться на одном из вьючных мулов, хотя там вам будет тесновато.

Вайолет растерянно взглянула на мулов. Все шестеро были нагружены мешками, ящиками, маленькими бочонками, корзинами и даже тюками сена. На них не оставалось места, где бы она могла сесть. К тому же Вайолет с трудом представляла себе, как она будет ехать на муле. Боже милостивый, что же ей делать? Тем не менее Вайолет решила, что ехать на муле – лучше, чем скакать вдвоем на лошади, прижимаясь к Моргану.

Морган тем временем, не дожидаясь ответа, подошел к одному из мулов и начал перемещать тюки сена, привязанные к нему, подальше к крупу, чтобы освободить место для Вайолет.

Взяв одеяло, Морган сложил его так, чтобы она могла на нем сидеть. Но Вайолет не понимала, как она заберется на спину мула: не было ни седла с лукой, ни стремян, а только ремни для крепления груза. Сможет ли она подняться, ухватившись за них?

– Они все лапочки, пока сыты, – сказал Морган, – а сейчас мулы еще не проголодались. Не бойтесь, Карла вас не сбросит. У нее самый легкий груз, так что она не будет возражать против седока. Вы поедете впереди всей цепочки, и это избавит вас от дорожной пыли.

– Замечательно, – саркастическим тоном промолвила Вайолет.

– Если вам не нравится, можете идти пешком, – бросил Морган и вдруг, обхватив Вайолет за талию, посадил ее на мула.

Перепугавшись от неожиданности, она завизжала. Отступив на шаг, Морган засунул большие пальцы за ремень и уставился на нее. Казалось, он чего-то ждал. Вайолет почувствовала, что неудержимо краснеет.

– Вы ждете, что я поблагодарю вас? Этого не будет!

Морган пожал плечами. На самом деле его удивило, что она села боком, как обычно сидят леди в дамском седле. Это было не просто неудобно, но и опасно.

– Вы заметили, что здесь нет седельных лук и вы не сможете сохранять равновесие? – спросил он.

– Ничего, я справлюсь, – заявила Вайолет.

Морган покачал головой.

– Сомневаюсь. Карле вряд ли понравится неравномерное распределение веса седока, она может даже сделать пару резких рывков и взбрыкнуть, чтобы избавиться от неудобной ноши.

– Но вы же только что заверили меня…

– Это было до того, как я увидел, в каком положении вы собираетесь скакать на муле, – перебил ее Морган. – Поверьте, никто не обратит на вас внимания, если вы сядете на Карлу правильно.

– Ваше представление о том, что правильно, а что – нет, сильно отличается от моего, – заявила Вайолет и повторила: – Я справлюсь без ваших подсказок.

– Как хотите. Но не говорите потом, что я вас не предупреждал.

Он повернулся и сел на своего вороного скакуна. И как только конь тронулся, за ним последовала вереница мулов. У Вайолет перехватило дыхание, она была уверена, что вот-вот соскользнет на землю. В отличие от ослов, мулы были почти такими же большими, как средней величины лошади, но, конечно, не такими огромными, как жеребец Моргана.

Вайолет вцепилась одной рукой в гриву Карлы, а другой – в тюк с сеном, стараясь усидеть на муле. Но тут с ее колен стал соскальзывать саквояж, и ей пришлось схватить его и устроить поудобнее. Вайолет разбирал истерический смех. Ей хотелось согнуть правую ногу, но луки для того, чтобы фиксировать ее, не было. Вайолет научилась в Англии верховой езде. Леди ездили там только в дамском седле, это было удобно и выглядело прилично. Но сейчас об удобстве не могло быть и речи. Хорошо еще, что Вайолет никто не видел, что все это происходило не на городских улицах. Вот была бы потеха для зевак! Она с ужасом представила, как смеялись бы прохожие, увидев леди, скачущую на муле. От этой мысли Вайолет стало нехорошо.

Глава 7

Взошло солнце, и Вайолет могла теперь разглядеть окружающий ландшафт. Он сильно отличался и от того, что она видела в Англии, и от пейзажей восточной части Соединенных Штатов, которые ей были знакомы с детства. Стебли зеленой и золотистой травы колыхались на ветру.

Вдоль дороги виднелись деревья разных очертаний и размеров, а вдали возвышались живописные холмы и горы. Повсюду росло много желтых и фиолетовых полевых цветов. Вайолет хотелось сделать глубокий вдох, чтобы узнать, издают ли они аромат, но она не осмеливалась, опасаясь задохнуться от пыли, которую поднимали копыта огромной лошади Моргана.

Солнце припекало сильно, и Вайолет снова захотелось пить. Она вспотела и мечтала о привале, на котором могла бы снять куртку: раздеваться на ходу она не решалась, боясь выпустить из рук гриву Карлы.

Теперь она сильно сожалела о решениях, принятых после возвращения в Америку, и злилась на братьев, особенно на Даниэля, который так и не приехал за ней в Монтану, хотя обещал сопровождать в этой поездке. Вайолет сердилась и на себя саму за то, что строила пустые иллюзии. Она думала, что поездка в Монтану продлится недолго и решит все проблемы семьи. Отец тоже хорош! Он растратил все состояние, оставил дочь без приданого и умер прежде, чем смог поправить их финансовое положение. «За что мне все это? – горько вопрошала Вайолет. – Почему я должна скакать верхом на этом чертовом муле?» Она уже осознала, что больше не является богатой наследницей. Теперь ее будущее зависело от того, сколько денег заработал отец на добыче руды. Но хуже всего было то, что все ее мучения могли оказаться напрасными. Возможно, на участке отца нет ни богатого месторождения, ни денег. А что, если его рудник не стоил и пенни?

Нужно рискнуть и спросить Моргана о стоимости рудника. Но даже если он соизволил бы ответить, разве можно верить его словам? Наверное, нет. Морган скрывал от всех местоположение своего рудника, и если участок отца был рядом, то он и о нем будет молчать.

И все же, похоже, Морган вез Вайолет именно туда… Она вдруг оцепенела от пронзившей ее внезапной догадки. А что, если он планирует убить ее? Но тогда почему он не сделал это у ручья? Вайолет трудно было понять замыслы Моргана. Но в душе теплилась надежда, что раз уж он до сих пор не убил ее, то все-таки не сделает этого… Вдруг Морган остановился посреди дороги, и Вайолет насторожилась. Неужели он вспомнил, что собирался убить свою пленницу? Морган спешился и отвязал что-то от седла.

– Вот, возьмите. – Он подал Вайолет головной убор. – Вам ведь весь день придется провести на солнце.

– Вы хотите, чтобы я надела эту дурацкую шляпу? – с возмущением спросила она.

От ее испуга не осталось и следа.

– В этой шляпке нет ничего дурацкого, – заявил Морган. – Впрочем, она вряд ли спасет ваше лицо от палящего солнца.

 

Это было чистой правдой. Поэтому сначала Вайолет, не слезая с мула, сняла куртку. Если бы она спешилась, то Моргану пришлось бы потом снова усаживать ее на спину Карлы. Вайолет были неприятны прикосновения этого мужлана, поэтому она постаралась избежать их. Затем она порылась в саквояже и достала зонтик, который захватила с собой в дорогу. Морган с ухмылкой укрепил его так, чтобы он отбрасывал на всадницу тень. Вайолет нахмурилась: ее раздражал этот здоровенный медведь.

Внезапно он с решительным видом забрал у нее саквояж.

– Нет необходимости держать сумку целый день на коленях. Возьмите-ка лучше это! – и он подал ей флягу с водой.

Вайолет быстро протянула руку, и их пальцы соприкоснулись. Покраснев от смущения, Вайолет хотела отдернуть ладонь, но Морган, казалось, не заметил возникшей неловкости и стал спокойно привязывать саквояж к вьючному снаряжению Карлы.

Напившись теплой воды, Вайолет вдруг осознала:

– А как же вы? Вам придется останавливаться и подходить ко мне каждый раз, когда вы захотите пить?

– В этом нет необходимости.

Подойдя к другому мулу, Морган открыл корзину и достал еще одну флягу.

– В это время я всегда вожу с собой две фляги. Вы оказались в наших краях в разгар знойного лета, здесь у нас бывает настоящее пекло.

Морган остановился рядом с Вайолет, пристально взглядываясь в дорогу, расстилавшуюся перед ними.

– По этому тракту ходят дилижансы из Биллингса, – продолжал он, – кучера бывают очень недовольны, когда им преграждают путь и мешают проехать. Дилижансы ведь следуют по строгому расписанию. Однако карета поднимает огромное облако пыли, так что мы заметим ее приближение издалека и успеем сойти с дороги. – Морган перевел взгляд на Вайолет, и в его голосе зазвучали стальные нотки. – Салливан прекрасно знает, что я не повез бы вас на рудник, кем бы вы ни прикидывались. Признавайтесь, как именно вы хотели заставить меня отвезти вас на участок?

– Я намеревалась просто попросить вас, – пожав плечами, призналась Вайолет. – Помощник шерифа Барнз сказал, что ваш рудник находится рядом с участком моего отца и что вы – единственный, кто может отвезти меня туда.

– Откуда он это знает? – взревел Морган.

Увидев, в какую ярость он пришел, Вайолет не стала говорить, что в городе ходит много слухов о нем, причем далеко не самых лестных.

– Барнз пришел к такому выводу, потому что вы привезли моего отца к доктору после несчастного случая на руднике.

Морган мрачно уставился на нее.

– Спасибо вам за то, что не бросили его, – набравшись смелости, поблагодарила его Вайолет. – Вы отвезете меня на участок отца?

Морган долго молча смотрел на свою спутницу. Она не прятала глаза, пытаясь по выражению его лица понять, о чем он думает. Но сделать это было непросто. В какой-то момент Вайолет показалось, что он оценивающе смотрит на нее, и ей стало неловко. Ей не удавалось уловить эмоции Каллахана и разглядеть его черты лица, скрытые густой растительностью.

– Почему вы уверены, что сумеете уговорить меня выполнить вашу просьбу? – вопросом на вопрос ответил Морган. – Потому что хороши собой? Я полагаю, Шон тщательно выбирал шпионку. Вы или актриса, или проститутка. Признайтесь, кто вы?

Это было прямое оскорбление. Зачем Морган унижал ее? Или, скорее, провоцировал… Он хотел, чтобы она вышла из себя и накричала на него? И у него появился бы повод бросить ее на пыльной дороге… Хотя слова Моргана задели ее за живое, Вайолет умела держать себя в руках, когда того требовала ситуация.

– Я давно вас ищу. Я познакомилась с мистером Салливаном уже после того, как начала искать вас, – с обидой в голосе сказала Вайолет, не сумев скрыть эмоции. – Я не играю и не выдаю себя за другого человека. У меня есть законные права на отцовский рудник и доходы от его разработки. Что же касается моей уверенности в том, что вы проводите меня на участок отца, то я не вижу причин, которые помешали бы вам это сделать.

– Неужели? Да я могу назвать вам кучу причин! Но все они не для ушей леди… Если, конечно, вы действительно леди.

Вайолет покраснела.

– Я слышал, что на прошлой неделе произошел инцидент: на улице раскричалась какая-то модно разодетая девица, – продолжал Морган. – Это были вы?

У Вайолет перехватило дыхание.

– Конечно, нет!

– Вряд ли в городе есть еще одна такая франтиха, как вы, – с сомнением произнес Морган. По-видимому, он не поверил Вайолет.

– Уверяю вас, это была не я. Я бы никогда не стала кричать на публике. Это было бы уже за гранью.

– За гранью чего?

– Допустимого поведения.

– Так и говорите! Зачем все эти недомолвки?

Вайолет стиснула зубы. Этот человек был невыносим, но главное, он никому не доверял, везде ожидая подвоха.

– Почему вы так уверены, что я не дочь Чарлза Митчелла?

– Он никогда не упоминал о дочери, только о сыновьях.

Вайолет стало обидно, что отец забыл о ней. Впрочем, чему тут удивляться? С глаз долой, из сердца вон…

– Я вижу, вы рыдать собрались! – с усмешкой заметил Морган.

Вайолет заморгала, стараясь сдержать слезы.

– Вовсе нет. У меня было две недели, чтобы вдоволь поплакать. Скорбеть нужно в одиночестве или вместе с родственниками, но никак не в присутствии незнакомцев.

– Это Салливан научил вас так говорить, или вы сами придумываете подобные реплики по мере необходимости?

– Неужели вам трудно понять, что я скорблю по отцу, которого любила всем сердцем?

– Леди, я же сказал, что не верю ни единому вашему слову, – отчеканил Морган. – Вы не Митчелл. У вас странный акцент. Неужели Шон не мог нанять актрису с правильным произношением?

– Я говорю правильно. Так произносят слова в Англии, где я жила последние годы, – сказала Вайолет.

– Если вы будете упорствовать и продолжать притворяться, то лучше закончим разговор, – отрезал Морган.

Вайолет это устраивало. Ей было невыносимо трудно разговаривать с Каллаханом. Из него, наверное, нужную информацию и клещами не вытащишь. Похоже, он не собирался рассказывать о руднике Чарлза Митчелла. Тогда зачем вообще вести с ним беседы?

– Дальше мы поедем в более быстром темпе, – объявил Морган и сел на лошадь.

Караван тронулся с места, и в тот же момент Вайолет показалось, что она вот-вот упадет. Она едва сдержала крик. Сумасшедшая скачка на муле была совсем не похожа на элегантную верховую езду в удобном дамском седле, к которой привыкла Вайолет. Ее трясло и подбрасывало на спине вьючного животного, и вскоре она почувствовала, что набила себе синяки. Сложенное одеяло, на котором она сидела, и куртка немного смягчали удары, но они становились все более болезненными. У Вайолет ныли спина и ягодицы.

Не раздумывая долго, она перекинула ногу через голову мула и уселась верхом. Подол ее юбки задрался, и она ощутила дуновение прохладного ветерка на голых ногах чуть выше ботинок. Вайолет боялась упасть и потому не осмеливалась наклониться, чтобы одернуть юбку. Боже милостивый, что бы сказала тетя Элизабет, если бы увидела ее сейчас!

– Держитесь крепче!

– Сама знаю! – огрызнулась Вайолет.

Каллахан поскакал дальше, не оборачиваясь. Ему не хотелось, чтобы его спутница видела, что он смеется.

Глава 8

– Я хочу есть! – крикнула наконец Вайолет.

По милости своего похитителя, Моргана Каллахана, она не позавтракала. Время обеда тоже миновало, а во рту Вайолет до сих пор не было и маковой росинки. Морган, видимо, и не думал останавливаться.

Судя по всему, он вез съестные припасы с собой. Или, может быть, высматривал по дороге дикое животное, чтобы убить и съесть его? Интересно, планировал ли он вообще привал или решил, что сначала доберется до рудника и там уже пообедает?

Они скакали по пыльной дороге на восток. Сначала Вайолет думала, что Морган везет ее в горы, живописный хребет которых виднелся на горизонте из Бьютта, но путники миновали его и направились дальше. Путь лежал через равнину. Они двигались по пересохшим руслам рек и, заметив дилижанс, съехали с дороги и переправились через ручьи. К северу землю еще покрывала зеленая трава и росли деревья, но к югу, насколько хватало глаз, виднелись только грязь, сухая трава и кустарники. У Вайолет не выходил из головы вид прекрасного горного хребта, которым она любовалась еще из окна отеля. Там наверняка прохладно!

– Вы меня слышите?!

– Вы визжите, как резаная, как я могу вас не слышать? – отозвался Морган.

– Значит, вы хотите заморить меня голодом?

Он не ответил, возможно, потому, что она попала в точку. Вайолет впервые в жизни испытывала адскую боль. Даже та ломота во всем теле, от которой она страдала во время жесточайшего гриппа в первый год своего проживания в Англии, не шла ни в какое сравнение с нынешними муками. Морган продолжал двигаться в быстром темпе еще целый час. Наконец, он пустил животных неспешным шагом, и так караван шел в течение еще нескольких часов. Вайолет откинулась назад и осторожно прислонилась спиной к большому тюку сена, боясь столкнуть его с крупа мула. В такой позе ей стало хоть немного полегче.

Она тихо плакала от боли, но от жары слезы так быстро высыхали, что не оставляли следов на перепачканных дорожной пылью щеках. Несколько раз Вайолет казалось, что она вот-вот упадет в обморок. Больше всего на свете ей хотелось, чтобы это путешествие скорее закончилось, или хотя бы, чтобы ее похититель сделал привал. О, вот бы вернуться в Англию, где она всегда путешествовала в комфортабельном, элегантном экипаже дяди и тети! Там обычно стояла корзинка с булочками и пирожными на случай, если путники проголодаются. А сейчас Вайолет умирала от голода.

– Если вы не сообщите, когда мы наконец поедим, я слезу с мула прямо сейчас! – пригрозила она, но тут же заколебалась.

Она понимала, что Моргану все равно; вероятно, он был бы даже рад избавиться от нее. Но если Вайолет останется здесь, на самом пекле, одна, то, несомненно, погибнет. Нет, она не доставит ему такой радости, не пойдет на отчаянный шаг. Никогда в жизни Вайолет не испытывала такой сильной, граничащей с ненавистью, неприязни.

Тем временем Морган повернул на север, где раскинулась холмистая местность. Внезапно раздался громкий выстрел, и Вайолет закричала от неожиданности. Это стрелял Морган. Он спешился, поднял с земли длинную толстую змею с оранжевыми, белыми и черными полосками на спине и, вынув нож, отрезал ей голову. Вайолет вздрогнула, почувствовав отвращение, и услышала его голос:

– Если бы она приблизилась к мулам, они начали бы брыкаться, и вы непременно упали бы с Карлы. Мулы терпеть не могут змей.

Значит, Морган спас ее от падения? Ха! Скорее, он наслаждался ее испугом. Затем он почему-то не отбросил обезглавленную мертвую змею в сторону, как ожидала Вайолет, а сунул ее в одну из корзин. Неужели хотел забрать трофей домой? Вайолет поморщилась при этой мысли.

Проходя мимо мулов, Морган протянул Вайолет полоску вяленого мяса. Он мог бы сделать это пару часов назад! Небольшой кусочек жесткого мяса, конечно же, не утолит голод, но Вайолет жадно впилась в него зубами – ей стало немного легче. Через минуту караван вновь тронулся в путь.

На севере зелени было гораздо больше: здесь росла высокая трава, сосны, множество полевых цветов, но зной не отступал.

Вайолет потеряла счет времени. Приближался ли уже вечер или день был еще в полном разгаре? Она не рисковала смотреть на солнце. В последний раз, когда Вайолет это сделала, чтобы узнать, который час, солнечные лучи ослепили ее, и она долго ничего не видела. Судя по тому, как сильно болело ее тело, они ехали дольше, чем до первой остановки. Где, черт возьми, находится рудник? Между тем Морган снова ускорился, а потом вдруг остановил караван.

– Давайте немного отдохнем, – сказал Морган, когда они оказались в тени большого дерева, росшего на берегу прозрачного озера.

Карла тут же направилась к воде, чтобы напиться.

– Позвольте мне помочь… – начал было Морган, подходя к Вайолет, но она не дослушала его, соскользнула с мула и тут же упала на колени, не устояв на ватных ногах.

Морган, покачав головой, протянул ей руку, но Вайолет, не обращая на нее внимания, стала разуваться, сидя на земле.

– Я бы не рекомендовал… – заметил Морган, но не закончил фразу.

Вайолет встала и на дрожащих ногах, шатаясь, подошла к кромке воды. Сев на траву, она погрузила в прохладную воду ступни и зажмурилась от блаженства. С каким наслаждением она поплавала бы сейчас в озере! Но ей не хотелось мочить одежду, а раздеваться в присутствии этого медведя она не рискнула бы. Воспитание не позволяло. Да и вряд ли во время плавания ноги стали бы слушаться ее. Сидя верхом, Вайолет постоянно сжимала бока Карлы бедрами и икрами, чтобы удержать равновесие, и поэтому у нее страшно болели ноги от перенапряжения мышц.

 

Вайолет наклонилась, чтобы плеснуть воды себе в лицо, и несколько пригоршней попали на волосы. Затем она попыталась незаметно размять верхнюю часть бедер, однако любое прикосновение причиняло ей боль, и она бросила это занятие.

Вайолет знала, что выглядит потерянной и испуганной. Коса расплелась, и ее длинные золотистые волосы рассыпались по спине и плечам. Как же нелепо сейчас, очевидно, выглядела милая маленькая шляпка на ее растрепанной голове! Впрочем, Вайолет было плевать на внешний вид; боль, усталость и страх, который она все еще испытывала, пересиливали смущение. Что, если ее похититель не Морган Каллахан? Он ведь не подтвердил, что его так зовут. Но даже если этот медведь – Каллахан, это не означало, что с ним Вайолет может чувствовать себя в безопасности.

Услышав справа плеск воды, Вайолет машинально повернула голову в ту сторону и застыла в изумлении. Ее спутник, стоя на коленях, окунул голову в воду, а потом запрокинул ее назад, чтобы убрать мокрые волосы с лица. Брызги попали и на Вайолет, но она их даже не заметила.

Впервые она видела Моргана без шляпы. На вид ему было не больше двадцати пяти лет. Сейчас, когда лицо Каллахана не скрывали поля шляпы и густые пряди черных волос, не доходивших до плеч, можно было разглядеть его черты. Вайолет решила, что Моргана с некоторыми оговорками можно было бы, пожалуй, назвать красивым. Но это не имело никакого значения: он был и оставался для нее отвратительным медведем.

Морган встал и, засунув большие пальцы рук за ремень, взглянул на Вайолет.

– Я ценю, что вы в основном молчали во время поездки.

От слова «в основном» Вайолет передернуло.

– Было слишком жарко, чтобы пытаться высказать вам возмущение, которое я испытываю по поводу вашего пренебрежительного отношения ко мне, – отчеканила она. – К тому же это ни к чему бы не привело.

Морган усмехнулся и отошел от нее, так ничего и не ответив. Вайолет не удостоила Моргана взглядом. Лучше бы ей не видеть этого отвратительного человека. Сидя в тени и держа ноги в воде, она разглядывала озерные дали. Однако услышав потрескивание костра, Вайолет оглянулась. Морган поджаривал что-то на огне, поставив вокруг четыре колышка. Она вспыхнула, когда поняла, что он готовит – змею! Неужели он думал, что Вайолет будет это есть? Даже умирая от голода, она не притронулась бы к такой пище!

Зажмурившись, Вайолет попыталась сдержать слезы. Она обожала пикники на лоне природы, когда была маленькой, но ей и в страшном сне не могло присниться, что когда-нибудь она окажется в компании с дикарем, который хотел вынудить ее есть змеиное мясо!

Через некоторое время к ней подошел Морган.

– Мясо достаточно остыло, его уже можно взять в руки!

Вайолет бросила взгляд через плечо и увидела, что он протягивает длинный кусок жареного мяса. О боже, тарелки нет, кожа со змеи не снята, хорошо хоть Морган разрезал ее!

– Нет, спасибо, я не буду. – Вайолет отвернулась.

– Мне показалось, что вы голодны. Вы же всю дорогу просили есть!

– Да, но только дикари едят змей.

– Вы видите поблизости ресторан? Здесь едят то, что можно добыть. А змеиное мясо вполне съедобно, правда, оно довольно жесткое и безвкусное.

– В Англии это мясо не считают пригодным для употребления в пищу.

– Вы видите поблизости Англию?

«Это он так шутит?» – с неприязнью подумала Вайолет. Она вспомнила выставку в лондонском музее, рассказывавшую о людях какой-то далекой страны, которые ели змеиное мясо. Софи, которая была тогда вместе с Вайолет, прошептала ей, что мужчины-дикари едят его, чтобы увеличить мужскую потенцию. Морган, скорее всего, не нуждался в таком стимуляторе.

Вайолет пыталась не обращать внимания на урчание в желудке.

– Нет, я не буду, спасибо, – отказалась она и закрыла глаза, чтобы не видеть, как Морган ест.

Но через некоторое время он снова похлопал Вайолет по плечу. Обернувшись, она увидела, что он предлагает ей кусок хлеба.

– Значит, мясо змеи вы предлагали мне только для того, чтобы доказать, что вы – дикарь? – вырвалось у нее.

– Пусть я и дикарь, но пытался накормить вас, чтобы вы продержались до следующего привала. Вам нужно было поесть мяса.

«Только не такого», – подумала Вайолет, но не стала спорить с Морганом, поскольку это было бесполезно. Она жевала сухой хлеб и глядела на озеро, понимая, что чем меньше она смотрит на крепкое мужское тело, тем лучше для нее. Исполинская фигура Моргана внушала ей страх. Его внешний вид и манеры с полным правом можно было назвать медвежьими. Он был груб, неотёсан, лишен утонченности, обаяния, – всего того, что привлекало Вайолет в мужчинах.

И вдруг ее глаза округлились от страха: на другом берегу озера она увидела настоящего огромного медведя, неуклюже спускавшегося к воде. Не обращая внимания на боль в мышцах, она в ужасе вскочила на ноги и спряталась за спиной Моргана. Почему он не схватился за винтовку?! Выглядывая из-за его плеча, Вайолет видела, как медведь встал на задние лапы, потягивая носом воздух, а потом снова опустился на все четыре конечности и стал пить. Вайолет, как завороженная, не могла отвести от него глаз.

– Он не придет сюда, – успокоил ее Морган.

– А вдруг придет? – боязливо промолвила Вайолет.

– В таком случае я запасусь впрок медвежьим мясом.

– Значит, вы ко всему прочему еще и охотник?

– Каждый мужчина – охотник, если возникает необходимость охотиться. Я не отказываюсь от бесплатной пищи, хотя признаюсь, не люблю убивать медведей, если они не представляют для меня опасности.

«Медвежье мясо, змеиное… – думала Вайолет. – Неужели в этой нецивилизованной стране люди действительно едят все, что попадается под руку? Впрочем, что им еще делать, если до ближайшего ресторана нужно ехать полдня!»

Тем временем Морган, не обращая внимания на медведя, подошел к одной из корзин, привязанной к спине мула, достал оттуда большой коржик, покрытый глазурью, и протянул ей. От неожиданности и радости она даже поблагодарила Моргана и с наслаждением попробовала вкусную выпечку. Испытав приятное ощущение сытости, Вайолет почувствовала, что ее клонит в сон. Ей очень хотелось лечь и вздремнуть, но она боялась, что потом не сможет встать и продолжить путь.

– В этих краях когда-нибудь идет дождь? Или в такой зной капли дождя высыхают прежде, чем коснутся земли? – спросила она, взглянув на безоблачное небо.

Морган рассмеялся.

– Никогда об этом не задумывался, хотя не удивлюсь, если так оно порой и происходит. Впрочем, изредка здесь все-таки идут дожди, а зимой выпадает много снега.

Последнее замечание Вайолет пропустила мимо ушей: она не собиралась оставаться здесь до зимы.

– Сколько еще до рудника? – спросила Вайолет. У нее ломило все тело, и она боялась подняться на ноги.

– Это зависит от обстоятельств. Но сегодня мы туда точно не попадем.

От такого ответа Вайолет пришла в ужас. Неужели Морган говорил серьезно?

– А где мы будем спать?

– На земле, разумеется.

Вайолет бросила на него изумленный взгляд.

– Я всю жизнь спала только на кровати. Мне не удастся заснуть на земле.

Ей показалось, что она услышала смешок.

– Будете спать как убитая, вот увидите.

Возможно, это было правдой, но Вайолет не могла не сделать замечание:

– Девушке неприлично спать рядом с мужчиной!

– Ну, если вы не хотите, чтобы я находился рядом и защищал вас, я могу спать в другом месте.

У Вайолет тут же разыгралась фантазия. Она представила, что может случиться с ней ночью здесь, где кишат змеи и ходят страшные медведи, и перепугалась до полусмерти.

– Вы могли бы лечь не очень далеко, но и не слишком близко, ведь правда? – пролепетала она.

– Я не собирался спать с вами под одним одеялом, леди, по крайней мере, до тех пор, пока вы сами не пригласите меня.

Вайолет ахнула и, чувствуя, что краснеет, отвела глаза в сторону, но потом исподволь взглянула на него. Морган снова подошел к мулам, и, порывшись в корзине, достал морковь и стал кормить животных. Он поделил угощение поровну, и каждому досталось по половине морковки. Это был десерт, так как они уже наелись свежей травы.

Наблюдая за Морганом, Вайолет сделала вывод, что он любил своих мулов. Она считала, что любовь к животным характеризует человека с хорошей стороны. Вторым достоинством Моргана было чувство юмора. Правда, он, как все грубые невежи, никак себя не сдерживал и не стеснялся смеяться, когда ему было смешно. Причем прежде всего он потешался над ней, но Вайолет готова была простить ему подобные шутки – удивительно, что у похитителя женщин вообще были хоть какие-то положительные черты характера.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru