Женись на мне до заката

Джоанна Линдсей
Женись на мне до заката

Глава 3

Приближался час обеда, поэтому Вайолет с братьями решили перейти на кухню и продолжить разговор там. Вайолет казалось, что она придумала разумный план действий. Хотя, по правде говоря, ее удивляло, что она вообще способна была думать в таких обстоятельствах. Вайолет сильно расстроилась, узнав, что она больше не богатая наследница, а нищенка. Увидев стоявшую в коридоре Джейн, Вайолет предупредила, что завтра они поедут на Запад страны. Однако служанка восприняла ее слова в штыки и была настроена воинственно.

– Я бы не поехала сюда, если бы у меня не было денег, чтобы вернуться в Лондон, – заявила она. – Хорошо, что я настояла, чтобы мне заранее оплатили обратный путь! Так что я возвращаюсь в Англию. Вам придется нанять новую горничную, мисс.

На это у Вайолет не было времени, и она решила уговорить служанку остаться.

– Джейн, чтобы добраться до Монтаны, понадобится всего несколько дней. Это будет интересное путешествие! Я прочитала пару романов о Диком Западе. Индейцы, медведи, дуэли на каждом углу. Это же так романтично!

– Нет, мисс, я лучше вернусь в Англию!

Горничная схватила сумку и вышла из дома.

Заметив, что братья давятся от смеха, Вайолет бросила на них сердитый взгляд. Они направились на кухню, и там близнецы, остановившись, выжидательно посмотрели на нее. Вайолет растерялась. Судя по всему, Эван и Даниэль надеялись, что сестра приготовит им поесть.

Она засмеялась.

– Неужели вы думаете, что в доме тети Элизабет я прислуживала на кухне? Да меня туда и близко не подпускали! Я не умею готовить, а вот вы уже давно живете одни, без прислуги, и, наверное, за это время научились стряпать.

– К сожалению, не совсем так, – уклончиво ответил Эван.

– Да и есть стоя – сомнительное удовольствие, – заявил Даниэль.

Они действительно продали все, даже кухонный стол.

– Может быть, поедим в ресторане? – предложила Вайолет.

– Плохая идея! Мы держим твой приезд в секрете, – сказал Даниэль. – А что, если в ресторане мы столкнемся с мистером Перри?

Это было маловероятно. Но если Перри ненароком прознает, что Вайолет приехала в Америку, ее план сорвется. Подумав немного, Вайолет тряхнула головой.

– Побег Джейн не может изменить моих планов, – заявила она. – Один из вас поедет со мной на Запад искать отца, а другой останется здесь, чтобы отвлекать внимание мистера Перри. Будете тянуть соломинку?

Однако братья уже решили, кто будет сопровождать, а кто останется дома. Они собирались сказать Перри, что их сестра прислала письмо с просьбой дать ей время подумать. Вайолет действительно намеревалась написать его сегодня вечером на случай, если банкир захочет своими глазами взглянуть на это послание. Она была уверена, что вернется из Монтаны примерно через месяц либо с деньгами, либо с отцом, который уговорит банкира смягчить условия кредита.

– Эван останется дома, – сказал Даниэль. – Он ухаживает за богатой наследницей и должен использовать свой шанс. Ему нельзя надолго пропадать из Филадельфии. Его женитьба решила бы наши проблемы.

– За ней ухаживают еще три кавалера, – пояснил Эван. – Я не уверен, что мне удастся жениться на этой девушке. Но я все же надеюсь на лучшее. Однако в таких делах нельзя спешить.

– Ты любишь ее? – спросила Вайолет.

– Нет, пока нет, но, по крайней мере, она хорошенькая, поэтому я, в отличие от тебя, готов пожертвовать собой. И потом, я ей нравлюсь, – с озорной усмешкой добавил Эван.

Вайолет закатила глаза. Конечно, ее братья не могли не нравиться девушкам. Эван и Даниэль были настоящими красавцами. Но Вайолет не хотела, чтобы они жертвовали собой. Хотя еще меньше ей хотелось, чтобы они нищенствовали. Она собиралась устроить отцу взбучку за то, что он бездумно разбазарил деньги семьи.

– Мне неприятно говорить об этом, но есть кое-какие обстоятельства, которые и мне мешают покинуть город, – неожиданно признался Даниэль. – Если бы не они, я бы уже давно отправился на поиски отца. Хотя я уверен, что с ним все в порядке. Ты же знаешь, какой он харизматичный. Отец легко сходится с людьми, заводит друзей и очаровывает всех вокруг. Куда бы он ни пошел, повсюду у него появляются помощники.

Мысль отправиться в Монтану в одиночку испугала Вайолет.

– И что же это за обстоятельства? – настороженно спросила она.

– Я задолжал одному другу, – краснея, произнес Даниэль. – Мы играли в карты, и я надеялся выиграть немного денег, но проиграл и остался должен. Если бы тот человек, которому я проиграл, не был бы мне другом, то, вероятно, меня бы бросили в тюрьму. Но он был готов подождать, когда я верну ему долг. Однако потом в город приехала его сестра, и он предложил аннулировать долг, если я соглашусь повсюду сопровождать ее. Я обрадовался такому шансу. Предполагалось, что его сестра пробудет в городе пару недель, но она решила задержаться…

– Сколько ты ему должен? – спросила Вайолет.

Эван поднял глаза от моркови, которую нарезал кружочками на подоконнике.

– Не сердись на него, Ви. Если бы Даниэлю повезло и он выиграл, то мы смогли бы внести следующий платеж по кредиту. Кроме того, отец велел нам делать вид, что ничего не произошло, то есть вести прежний образ жизни. А скрывать наши обстоятельства от друзей очень нелегко.

– Сколько ты должен? – строгим тоном повторила свой вопрос Вайолет.

Даниэль вздохнул.

– Всего каких-то пятьдесят долларов, но теперь, когда наши карманы пусты, это чертовски много для нас.

Вайолет было неприятно видеть, как ее братья не совсем праведными путями пытаются раздобыть деньги, но она вздохнула с облегчением, узнав, что сумма этого долга незначительна.

– Я заплачу твой долг, и ты поедешь со мной в Монтану, – заявила она и, увидев, как лицо брата расплылось в улыбке, добавила: – Не радуйся раньше времени! Возможно, тебе придется помочь отцу на руднике.

Даниэль застонал. А Эван, засмеявшись, поставил в духовку запекаться кусок говядины с морковью.

Вайолет тем временем продолжала отдавать приказы:

– Эван, пока мы будем в отъезде, постарайся выяснить, есть ли среди твоих знакомых покупатели на наш дом, на случай, если нам все же придется его продать. Вырученные деньги позволят нам погасить банковский кредит и безбедно жить какое-то время.

– Ты разговариваешь, как настоящая англичанка, – неожиданно сказал Даниэль.

Вайолет подняла бровь.

– А чего вы ожидали? Я прожила в Лондоне много лет, поэтому усвоила распространенную там манеру речи и, возможно, несколько выражений, с которыми вы не знакомы.

– Ты говоришь точно так же, как тетя Элизабет. Помнишь? Приехав за тобой сюда, она пришла в ярость из-за того, что отец позволил тебе превратиться в сорванца, – добавил Эван.

Вайолет засмеялась.

– Нет, я не была сорванцом. И если я останусь здесь на несколько месяцев, то снова начну говорить как американка.

– Скажи, ты хочешь остаться в Америке? Если мы привезем домой отца и все будет так, как прежде…

В глазах Даниэля светилась надежда, и Вайолет не хотелось разочаровывать его. Но она не могла врать братьям. Если их жизнь наладится, Вайолет вернется в Лондон, чтобы окунуться в водоворот светской жизни.

– Нет, я не останусь, – мягко сказала она. – Но я постараюсь приезжать чаще, чем один раз в несколько лет. Я не стану просить отца и Эвана навещать меня, им слишком тяжело дается дорога, но ты, Даниэль, можешь приезжать, когда захочешь. В любом случае, я больше не допущу, чтобы мы не виделись целых пять лет, обещаю вам.

– Но зачем тебе возвращаться в Англию? – возмутился Даниэль.

– Незадолго до отъезда я встретила человека, за которого хотела бы выйти замуж. Его зовут Элиот Палмер, он английский лорд. И я должна вернуться в Лондон, иначе другая девушка заманит его в свои сети. Но давайте лучше сосредоточимся на нашем плане. Эван, ты должен убедить мистера Перри воздержаться от продажи дома. Письмо, которое я напишу сегодня, поможет тебе в этом. А мы с Даниэлем обязательно вернемся из Монтаны с хорошими новостями или привезем с собой отца.

– Как только что-нибудь узнаете о нем, немедленно сообщите мне, – попросил Эван. – Мне нужно знать, что с отцом все в порядке.

Вайолет поняла, что братья беспокоятся об отце, но пытаются скрыть это, чтобы не огорчать ее.

– Если бы с отцом что-нибудь случилось, вас сразу бы уведомили, – сказала она, чтобы успокоить братьев. – Ведь он владеет собственностью в Монтане, если, конечно, можно считать собственностью участок земли, предоставленный под рудник. Одним словом, хорошо, что вы ничего пока не слышали о нем. Порой отсутствие новостей – уже хорошие новости. Отец, наверное, слишком занят и находится далеко от города, чтобы отправить нам письмо. Надеюсь, в этом доме осталась кровать для меня?

Глава 4

На следующее утро Вайолет и Даниэль отправились на железнодорожный вокзал. Вайолет покидала дом в волнении. Вчера, когда Даниэль поехал отдавать долг другу, она попросила купить ей саквояж, поскольку дорожные сундуки, привезенные из Англии, были слишком громоздкими и не годились для небольшого путешествия, каким Вайолет считала поездку в Монтану. Даниэль выполнил ее просьбу и вернулся с хорошими новостями. Друг отказался взять деньги, уверяя, что Даниэль полностью отработал свой долг, вытерпев все капризы его сестрицы.

Вайолет беспокоилась о других кредиторах, о которых упоминали братья, но оба заверили ее, что их считают кредитоспособными и не спешат взыскивать долги, потому что никто пока не догадывается о серьезных финансовых затруднениях в семье Митчеллов. Тем не менее она оставила Эвану немного денег, чтобы он себе ни в чем не отказывал.

Вайолет была полна надежд и с нетерпением ждала встречи с отцом.

Им удалось купить билеты на поезд, который вот-вот должен был отойти. Вайолет первой поднялась в вагон и нашла места для себя и брата. Поставив саквояж, она обернулась, но Даниэля рядом не оказалось. Выглянув в окно, Вайолет увидела, как брата уводят полицейские. Он что-то кричал, но она ничего не могла разобрать через закрытое окно. Она бросилась к выходу, чтобы сойти с поезда, но тот уже тронулся.

 

Вайолет услышала, как Даниэль крикнул ей:

– Это мой портной заявил на меня! Он подумал, что я бегу из города, не заплатив ему! Я разберусь с этим и отправлюсь вслед за тобой завтра! Поезжай в Монтану и жди меня там!

Вайолет не могла сойти с поезда, даже если бы захотела. Она боялась, что сломает руку или ногу, если спрыгнет на платформу. Что же ей оставалось делать? Она опасалась путешествовать одна. Раньше с ней была хотя бы горничная. А вдруг Даниэль не сможет выехать завтра?

Вайолет, конечно, могла сойти на ближайшей станции и там дожидаться брата, но дорог был каждый день, поскольку требовалось платить по кредиту. Собравшись с духом, она отбросила все страхи и сомнения и огляделась. Пассажиры в вагоне были хорошо одетыми, респектабельными людьми, и это успокоило ее. Она села и стала смотреть в окно. На первой станции Вайолет послала Эвану телеграмму, в которой сообщила, что будет ждать Даниэля в Бьютте.

Но она чуть не пожалела о своем решении, когда поезд пересек границу той территории, которая считалась Диким Западом.

Вайолет не ожидала, что поездка будет длиться целых шесть дней. Ведь братья говорили ей, что она поедет на самом быстром поезде в мире. Они не знали, что трансконтинентальная железная дорога использовала те же поезда, что и другие дороги. Ее рекламировали как самый быстрый способ пересечь всю страну просто потому, что курсировавшие по ней поезда не останавливались в каждом городе. Однако Вайолет пришлось дважды делать пересадку, прежде чем она села в экспресс. Затем в Юте Вайолет снова пересела на обычный поезд, который шел на север в Монтану. И во время каждой пересадки ей приходилось ночевать в отелях, а значит, тратить деньги, которые быстро таяли. В конце концов Вайолет поняла, что ей нужно экономить каждый пенни.

Ближе к концу путешествия Вайолет почувствовала, что попала в другой мир. Респектабельные пассажиры пересели на поезда, которые направлялись на юг, в Калифорнию, а она держала путь на север. За окнами проплывали бескрайние просторы, девственные леса, озера, такие большие, что не было видно противоположных берегов. Очарованная пейзажем, Вайолет, возможно, была бы довольна поездкой, если бы не любопытство окружавших ее пассажиров. Это были простые рабочие, ковбои, фермеры, – одним словом, разношерстная публика. И все без исключения с пеной у рта расписывали, какое богатство якобы можно обрести в Бьютте. Судя по всему, отец Вайолет был похож на них, когда ехал на Запад… Он наверняка не сомневался в успехе своего дела.

Добравшись наконец до места назначения, Вайолет была поражена увиденным. Она и представить себе не могла, что на свете существуют такие города, как Бьютт. В Англии под руководством опытных преподавателей она изучала европейскую историю и войны, которые Британия вела против Америки, но англичан не интересовала западная часть США, которую они считали примитивной и нецивилизованной. Вайолет узнала от одного из своих попутчиков, что Монтана – даже не штат, а просто территория США.

Впрочем, Бьютт оказался довольно большим городом. Здесь располагалось много всевозможных предприятий, отелей, увеселительных заведений и салунов. Однако он совсем не походил ни на Филадельфию, ни на Лондон – два города, которые хорошо знала Вайолет. Здания в Бьютте были в основном деревянными и не выше двух этажей. В конце субботнего дня на улицах стояла пыль от многочисленных всадников и прохожих. Большинство мужчин ходили в рабочей одежде. Женщины были одеты просто, но несколько дам в безвкусных нарядах с глубокими вырезами шокировали Вайолет. Впрочем, у нее не осталось особо сил рассматривать прохожих и делать какие-то выводы. Вайолет направилась к ближайшей гостинице, которая выглядела более-менее респектабельно, сняла номер и сразу легла спать.

На следующее утро, позавтракав в ресторане отеля, она приступила к поискам отца. Вайолет спросила дежурного в вестибюле, с кем ей следует поговорить о пропавшем человеке. Он посоветовал обратиться прямиком к шерифу. Однако сначала Вайолет пошла на телеграф, чтобы узнать, нет ли вестей от братьев. Писем не было, и Вайолет послала телеграмму, чтобы сообщить им, что прибыла в Бьютт. Она сказала клерку, где остановилась, чтобы корреспонденцию доставляли сразу в отель.

Ранним утром на улицах городка было не так людно, как накануне. Мимо Вайолет проехало несколько фур, доставлявших товары. Горняки, которые вчера разгуливали по городу, либо уже уехали, либо отсыпались после гулянок – этой ночью Вайолет дважды будили выстрелы.

Каким образом ее отец выживал в этом городе? Чарлз Митчелл был джентльменом по рождению и воспитанию, всегда одевался с иголочки. Здесь же вчера, да и сегодня тоже, Вайолет не видела мужчин в костюмах. Все они носили рабочую одежду или брюки, рубашки и широкополые шляпы. Но больше всего Вайолет пугали кожаные ремни с оружием. Она надеялась, что найдет отца сегодня, а завтра отправится назад в Филадельфию к братьям.

А пока Вайолет отправилась к шерифу. На открытой веранде участка в кресле сидел человек. Казалось, он спал, прислонившись головой к стене и низко надвинув шляпу на лицо. Вайолет прошла мимо, стараясь не разбудить его.

– Вы – шериф? – войдя в помещение, спросила она мужчину, сидевшего за столом.

Это был человек среднего возраста, чисто выбритый, одетый в кожаный жилет поверх рубашки с закатанными рукавами.

Мужчина оторвал глаза от газеты, которую читал, и отложил ее в сторону.

– Нет, мисс. Шериф пошел на рыбалку со своим братом, как всегда по выходным. Я помощник шерифа Барнз. Чем могу служить?

– Мой отец, Чарлз Митчелл, пропал без вести. Он приехал сюда несколько месяцев назад. У меня есть информация, что он застолбил участок земли под рудник в этом районе. Я понятно изъясняюсь?

– Вполне. – Помощник шерифа ухмыльнулся. – А почему вы думаете, что ваш отец пропал?

– Потому что он регулярно писал домой, но с тех пор, как отец сообщил нам, что приехал сюда и начал разрабатывать на участке месторождение, письма прекратились. С тех пор прошло много времени. Мы боимся, что он, возможно, заболел или… того хуже…

– Я прямо сейчас могу навести справки о вашем отце, – с горделивым видом заявил помощник шерифа.

Он выдвинул ящик стола и достал гроссбух. Перевернув несколько страниц, Барнз пробежал глазами листок и снова взглянул на посетительницу. От сурового выражения его лица у Вайолет упало сердце.

– Мне жаль, мисс, но у меня плохие новости для вас, – сказал он. – Ваш отец умер две недели назад. Здесь его все называли Чарли, хотя вряд ли кто-то хорошо знал вашего отца. Теперь я припоминаю, что о его кончине нам сообщил доктор Уилсон. Он всегда заполняет свидетельства о смерти, когда доктор Кэнтри в отъезде. Ваш отец был пациентом дока Кэнтри больше месяца, но так и не пришел в сознание после несчастного случая на руднике. Его нашел и доставил к доктору владелец соседнего рудника.

Вайолет стало дурно, и Барнз помог ей сесть на стул. Ее отец умер… Это горестное известие станет страшным ударом для братьев. Она была уверена, что сегодня увидит отца. Неужели он действительно мертв? Слезы неудержимым потоком хлынули из глаз Вайолет, и она достала носовой платок. С отцом ее связывало множество воспоминаний: он учил ее и братьев плавать, они устраивали прогулки и пикники в парках, катались на лодке по реке Делавэр, а вечерами собирались вчетвером в гостиной, и отец читал им вслух. Вайолет сидела на подлокотнике кресла отца, прильнув к его сильному плечу, а братья устраивались на ковре у его ног. Воспоминания переполняли Вайолет.

– Каллахан, тот человек, который нашел и привез вашего отца в город, навещал его в больнице всякий раз, когда спускался с гор, – продолжал помощник шерифа. – Он даже оставил деньги на его похороны. Так, на всякий случай. Каллахан последний раз приезжал в город через несколько дней после похорон вашего отца.

Дрожь пробежала по телу Вайолет. Нет, ее отец не мог умереть! Это было ошибкой, умер кто-то другой, человек с таким же именем…

– Доктор Кэнтри может рассказать вам больше. А вот Морган Каллахан… к нему лучше не обращайтесь.

– Почему?

– Он своего рода отшельник, живет один на холмах и не часто приезжает в город. Когда он прошлой зимой появился в медвежьей шубе и с лохматой, давно не стриженной шевелюрой, некоторые решили, что это горец. На мой взгляд, Каллахан ведет себя как медведь. Оказалось, что он вовсе не горец, а один из нас, уроженцев равнины. Каллахан все это время занимался добычей полезных ископаемых, пытаясь сохранить это в секрете, что неудивительно, так как крупные дельцы довольно быстро скупают здесь небольшие рудники. Не так давно стало известно, что Морган нашел богатую серебряную жилу, и только твоему отцу удалось выяснить, где именно. Как бы то ни было, Морган слишком груб и угрюм, чтобы такая леди, как вы, общалась с ним.

Вайолет кивнула в знак согласия.

– Скажите, где могут быть вещи моего отца? Как мне их найти?

– Наверное, они остались на руднике. Возможно, вы захотите закрыть банковский счет вашего отца в местном банке, если он, конечно, у него есть. Но вам придется подождать до завтра, когда банк откроется.

– А где я могу найти доктора?

Барнз помог Вайолет подняться на ноги.

– Если хотите, я отведу вас к нему. Кстати, он порекомендует вам что-нибудь успокоительное.

– Мне надо знать, где находится участок отца, – сказала Вайолет, собравшись с силами.

– Завтра вам нужно будет сходить в регистрационную службу, хотя, конечно, от этого визита будет мало толку. Они просто подтвердят, что ваш отец действительно застолбил участок и, возможно, укажут общее направление, в котором он находится, но не более того. В любом случае вам понадобится проводник. Но я сомневаюсь, что кто-нибудь, кроме Каллахана, точно знает, где находится участок вашего отца. А Каллахан не станет с вами разговаривать. Он помешан на секретности и скрывает местонахождение своего рудника. Каждый раз после визита в город он покидает Бьютт тайком, заметая следы так, чтобы никто не догадался, в каком направлении он уехал.

– И все же вы считаете, что мистеру Каллахану известно, где находится участок моего отца, и он мог бы показать его мне? – Вайолет не обратила внимания на предупреждение Барнза.

Помощник шерифа вздохнул.

– Выходит, Морган единственный, кто мог бы проводить вас туда, мисс. Но вы вряд ли захотите иметь с ним дело.

– Он сейчас в городе?

– Нет, – Вайолет показалось, что он испытал облегчение от того, что Каллахана не было в Бьютте, – по крайней мере, я не слышал, что Морган сейчас здесь. Поверьте, если бы он приехал, я бы об этом знал. Каждый раз он становится эпицентром сплетен и слухов, которые тотчас доходят до меня. Он редко приезжает в город и проводит здесь в отеле всего лишь одну ночь, а на следующий день уезжает. Я могу показать вам отель, где он обычно останавливается. Если хотите, оставьте ему записку. Может быть, он нарисует вам карту, и вы сможете нанять проводника, который покажет вам путь.

Последняя фраза была произнесена тоном, в котором сквозило глубокое сомнение. Скрытный Морган Каллахан держал в секрете местоположение своего рудника и вряд ли нарисовал бы карту местности даже для дочери друга. Были ли он и отец Вайолет друзьями или просто случайными знакомыми? Скорее всего, мужчины дружили, иначе Каллахан не оплатил бы похороны.

– Не могли бы вы сначала показать мне отель? – попросила Вайолет.

– Разумеется.

Портье в отеле, который находился в новой части города, сказал Вайолет, что Каллахан не появлялся в городе уже несколько недель.

– Так я и знал! – воскликнул Барнз, но, заметив удрученное выражение лица спутницы, добавил: – Это хорошая новость, мисс Митчелл! Значит, Морган скоро появится здесь, может быть, на следующей неделе или чуть позже. Я поспрашиваю людей, наведу справки, но Морган держит свое месторождение в секрете, и не без оснований. За небольшими участками охотятся крупные дельцы. Владельцы больших рудников уже скупили почти все мелкие. Горняки, которых вы видите в городе, работают на них. В окрестностях города осталось не так много небольших рудников, отсюда я делаю вывод, что месторождение Моргана находится далеко от Бьютта. Думаю, еще и поэтому он не часто появляется здесь. Но пойдемте к доктору! Его кабинет находится в соседнем квартале. И даже если он закрыт, доктор живет наверху, и мы к нему постучимся.

Вайолет поняла, что ей, возможно, придется долго ждать этого Каллахана, чтобы узнать, удалось ли ее отцу добыть драгоценный металл, который можно было продать. Но завтра, по крайней мере, она сможет навести справки в банке о том, был ли у отца счет, а если был, то какая сумма на нем лежала.

 

– Мне кажется невероятным, что вы знаете о приездах и отъездах всех горняков в этом городе, – заметила Вайолет, шагая рядом с Барнзом к доктору Кэнтри. – Как такое возможно?

Помощник шерифа усмехнулся.

– Это не так. Сюда приезжают люди со всего мира: ирландцы, валлийцы, немцы, китайцы, даже сербы! Кого только тут нет! Многие мигранты, которые отказались от добычи золота и серебра, открывают у нас свое дело.

– Тогда почему вы так много знаете о мистере Каллахане? – поинтересовалась Вайолет.

– Потому что он происходит из известной в наших краях семьи. У Каллаханов большое ранчо к востоку от Нэшарта. Они пасли скот еще до того, как Северная тихоокеанская железная дорога добралась до нас и вокруг Бозмена поселились новые скотоводы. Когда Морган приехал сюда в прошлом году, ходили слухи, что он паршивая овца в семье и его просто-напросто выгнали из дома. Но это всего лишь слухи. Если встретите Моргана, не вздумайте повторять их, он – парень крутой.

Если? Вайолет, возможно, не придется искать с ним встречи, если на банковском счете отца окажется значительная сумма. В таком случае она предоставит право братьям решать, что делать с рудником, а сама вернется в Англию.

Когда они добрались до кабинета доктора, того на месте не оказалось – он уехал на вызов. Вайолет решила подождать его, так как больше ей было нечего делать. Она тянула время, чтобы пока не сообщать братьям страшное известие о смерти отца.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru