Хранящая сердце

Джоанна Линдсей
Хранящая сердце

Глава 6

– Закрой рот, – с усмешкой сказала Шанель, обращаясь к Карис. – Ты сейчас начнешь пускать слюни.

– Не могу, Шани, – вздохнула Карис. – Ты только посмотри на мускулы этого воина! Того и гляди, кожа на них лопнет.

Мускулы, которые так очаровали Карис, действительно были великолепны. Шло состязание в силе: двое мужчин, схватившись за руки, пытались побороть друг друга. В полуметре позади каждого из них на траве была проведена линия. Тот, кто отступал за нее, считался проигравшим.

Оттуда, где стояли Шанель и Карис, было хорошо видно лишь спину одного из воинов. Он-то и привлек столь жадное внимание Карис. Однако Шанель не находила здесь ничего необычного. Она хотела посмотреть состязания с участием посетителей, но Карис сначала затащила ее сюда.

Этот вид состязаний был не для посетителей, которые не имели ни малейшего шанса противостоять силе воинов. Собственно, от них ничего подобного и не ждали. Посетители участвовали в соревнованиях по стрельбе, ловкости, скорости. Но гвоздем программы был бой на мечах. Эти состязания шли на большинстве арен. Чемпион должен был победить всех других претендентов. Победитель в состязаниях посетителей мог затем сразиться с чемпионом среди воинов, если, конечно, захотел бы. Но скорее всего такой поединок вряд ли состоялся бы. Таким образом, в конце концов должно было выявиться два чемпиона, что все считали вполне справедливым. Сейчас же все еще шли отборочные состязания.

С Шанель остались только Карис и, конечно, молчаливый и незаметный Корт. Сира отправилась в Ша-Ка-Ра с одним воином из охраны Шанель, договорившись провести с ним день до прибытия остальных в город. Джадд держался вместе с Дреном. Среди гигантов оба кистранца чувствовали себя довольно неуютно. Но состязания по бою на мечах им очень нравились, и вместе с Яри они остались их смотреть.

Карис интересовали только воины, поэтому они оказались в той части парка, где почти не было арен для посетителей. Но Шанель все это уже порядком надоело, взгляд ее рассеянно блуждал по противоположной стороне арены, где на краю парка в ряд расположились палатки. Одна из них, белого цвета, стояла впереди и привлекла внимание Шанель потому, что походила на павильон ее отца в миниатюре. Она как раз смотрела в ту сторону, когда из палатки вышли четверо мужчин.

Они были слишком далеко, чтобы Шанель могла как следует рассмотреть их. По темному цвету волос можно было догадаться, что это посетители, хотя все четверо и ростом, и телосложением напоминали воинов. О звезды, с какой же они планеты, что так похожи на воинов? У троих из них волосы были такими же черными, как у ее матери, а у четвертого – темно-каштановые.

Мужчины о чем-то переговорили, а затем разделились: двое направились к входу в парк, двое – в противоположный конец, где стояла Шанель. Когда посетители подошли поближе, Шанель увидела, что они молоды и красивы.

О звезды небесные, как великолепен был один из них – настолько великолепен, что она не могла отвести от него глаз. Его красота заставила затрепетать все существо Шанель. Черные волосы, длинные и густые, падали на мощные плечи и шею. Кожа имела темно-золотистый оттенок, его грудь была шире, чем у некоторых знакомых ей воинов. Надменно выпяченный подбородок, красиво очерченный рот, правильной формы нос и густые черные брови делали его поистине неотразимым.

Шанель все еще смотрела на него, когда взгляд чужеземца на миг остановился на ней и заскользил дальше. Глаза у него были голубые, как небо в полдень. Они вызвали в ней так много чувств…

Шанель отвернулась, вновь обратив свой взгляд к двум воинам, боровшимся на арене, и услышала голос Марты:

– Если я правильно понимаю, куколка, у тебя сейчас внутри все оборвалось.

О звезды, так вот как это бывает! Словно что-то сдавило в животе, но никакой боли, только странное, очень приятное ощущение.

Марта засмеялась:

– Прекрасно, но где же он? Я хочу сама увидеть этот замечательный образец.

Внезапно Шанель охватило волнение, смешанное со страхом. Она не хотела, чтобы Марта узнала о том, что он посетитель. Это очень важно. «Ради звезд, успокойся, откуда такие эмоции?» – сказала она себе.

– Не сейчас, Марта. Я хочу убедиться, что мне это не показалось.

– Твоя система построена на песке. Одними размышлениями ничего не добьешься.

– Что она говорит, Шани? – спросила Карис.

– Ничего особенного. Как дела у твоего воина? – В тот момент, когда Шанель об этом спросила, он как раз выиграл поединок, и Карис завизжала от восторга. Шанель усмехнулась, почувствовав, что волнение ее постепенно проходит. – Ты не сможешь встретиться с ним, пока он побеждает, по крайней мере до тех пор, пока не останется желающих бросить ему вызов.

Судья на арене уже выводил нового воина двухметрового роста. Карис нахмурилась.

– Но я не хочу, чтобы он проиграл.

– На этой арене только начинаются предварительные соревнования, так что, проиграв сейчас, он не выбывает из состязаний. Есть и другие возможности себя проявить.

Карис не обратила внимания на последние слова Шанель, захваченная новым поединком, который только что начался. Шанель вновь украдкой посмотрела на черноволосого посетителя и вновь встретила взгляд голубых глаз. О звезды, неужели он все это время наблюдал за ней? Шанель опять почувствовала беспокойство, для которого как будто не было оснований. Она хотела, чтобы он проявил к ней интерес. Она даже не стала бы возражать, если бы чужестранец подошел, схватил ее руку и утащил с собой. Конечно, он этого не сделает. Он ведь с другой планеты, а посетители, по крайней мере большинство из них, делают все цивилизованно. Какие глупые мысли лезут в голову!

Он должен захотеть ее настолько, чтобы прийти просить у отца, но сейчас неизвестно, хочет ли он ее вообще. «Соблазни его, Шанель, заставь прийти к тебе. Если он не проявляет интереса, будь агрессивной!» – кричало все ее существо.

Шанель медленно, с неохотой отвела взгляд, вновь обратив внимание на арену. И тут она увидела, что воина Карис вытолкнули за линию.

– Он проиграл, а я победила. – Карис едва сдерживала радость. – Я думаю, мне надо подойти к нему, представиться и выразить сочувствие.

– Тогда вперед. Я подожду тебя здесь.

– Она правильно рассуждает, – сказала Марта, когда Карис поспешно отошла. – А ты-то чего ждешь?

Шанель вновь взглянула на черноволосого посетителя. Он все еще смотрел на нее, но выражение его лица оставалось бесстрастным. Пока что он ей даже не улыбнулся.

– Я жду, что он подойдет ко мне.

– Мы здесь не в игрушки играем, детка, – сказала Марта раздраженным тоном. – Раз ты его хочешь, так иди и получи.

– Проклятие, Марта, это не так легко сделать! И дай мне наконец возможность действовать самой.

Следующий поединок она специально просмотрела весь целиком, ни разу не взглянув в сторону посетителя. Двухметровый опять легко победил. Этот настоящий мамонт может еще долго выходить победителем, пожалуй, даже до конца дня.

Почему он до сих пор не подошел? Обычно посетители не были робкими и не колебались. Наверное, он просто не хочет ее. Может, его смущает, что женщина Ша-Каана одета как посетительница – за исключением плаща! Или все дело в этом проклятом плаще? Возможно, он думает, что она недоступна, и это останавливает его?

Шанель вновь взглянула на посетителя. В этот момент он как раз выходил на арену. Глаза Шанель широко раскрылись от изумления. Ее волнение привлекло внимание Корта.

– Что-нибудь не в порядке?

– Все нормально, Корт.

– Я предпочла бы более точный ответ, – послышался голос Марты.

– Он принял участие в соревнованиях.

– О, это должно быть интересно. А теперь я могу на него взглянуть?

– Пока нет.

– Я стану подозрительной, Шани, если не смогу следить за тобой.

– Успокойся, Марта.

Шанель не могла поверить своим глазам. Воин был по меньшей мере на полголовы выше и гораздо тяжелее. Однако посетитель взял его за руку, занял нужную позицию и затем снова взглянул на Шанель. Теперь она знала, почему он сделал это: он хотел ее, он вышел на арену, чтобы она смотрела на него. Какой замечательный и какой дурацкий поступок! Он вряд ли победит, но когда он проиграет, она, по примеру Карис, выразит ему сочувствие.

Однако посетитель не собирался проигрывать. Соперники тянули и толкали друг друга, и это было великолепное зрелище. Шанель не могла и представить себе, что у посетителя такие мощные мышцы. Ее дыхание участилось, ей казалось, что она напрягается вместе с ним. Внезапно Шанель отчаянно захотела, чтобы он победил. До сих пор было ясно, что ее отец никогда не согласится отдать ее посетителю. Теперь этот камень преткновения, казалось, зашатался. Отец вполне мог признать посетителя, который победил воина.

Шанель напряженно следила за незнакомцем, всей душой желая ему победы. Их глаза встретились – он хотел убедиться, что она видит его усилия. И победа пришла! Могучий воин отступил за линию, руки соперников разжались. Победитель стоял, устремив свой взор прямо на Шанель.

Она не стала прыгать и визжать от радости, как Карис, но внутри у нее все пело, а на лице сияла улыбка.

– Готова поклясться, что ты с кем-то целуешься и млеешь от восторга, хотя прекрасно знаю, что к тебе никто даже не прикасается. – В голосе Марты звучало любопытство. – Что тебя привело в такое возбуждение?

– Он только что победил воина, Марта. – Шанель была переполнена чувством гордости.

– Да?

– Ладно, посмотри сама. – Она направила блок связи так, чтобы его объектив был нацелен прямо на торжествующего посетителя.

– Лучше бы ты сосредоточила свое внимание на ком-нибудь другом, Шани. – Марта была явно недовольна. – Он же не воин!

– Мне все равно, кто он. А теперь я собираюсь отключить тебя, Марта. Мне не нужна помощь.

– Не смей! Твоя мать однажды так поступила, и ее потребовали.

 

– И все окончилось прекрасно.

– Шани…

Голос Марты пропал, но Шанель знала, что та все еще слышит ее и может наблюдать с помощью бортового сканера.

– Прости, Марта, – сказала Шанель, – но я уже сделала свой выбор. – Она похлопала по корпусу блока связи. – Я поговорю с тобой позже.

– Мне кажется, этот человек хочет, чтобы я вызвал его, Шани, – вдруг сказал Корт.

Ее избранник сейчас смотрел прямо на Корта.

– Отведи взгляд, – сказала Шанель, – и уходи. Он думает, что ты со мной.

– Я действительно с тобой.

– Ты знаешь, что я имею в виду. И перестань усмехаться. Это не смешно. В отличие от воинов посетители ревнуют ко всяким глупостям. Мне совсем бы не хотелось…

– Наверное, я должен оказать ему эту услугу. – Чувство юмора у Корта явно прогрессировало. – Я покажу ему, что я просто машина, – добавил он.

Корт был в десять раз сильнее любого мужчины, в том числе и воина. Но ей совсем не хотелось, чтобы он демонстрировал это посетителю.

– Хорошо, ты немного пошутил, Корт, и хватит. А теперь я хочу познакомиться с этим человеком. Надеюсь, ты меня понимаешь? Именно познакомиться, так что исчезни на некоторое время.

– Ты знаешь, Шани, что я не могу этого сделать.

– Тогда держи меня в поле зрения, но чтобы он тебя не видел. Ты можешь…

Шанель замолчала, поняв, что уже поздно. Посетитель приближался, дав знать судье, что пока не будет участвовать в состязаниях. И прежде чем Шанель успела собраться с мыслями, он уже стоял перед ней, не спуская глаз с Корта:

– Если ты не желаешь больше смотреть соревнования, мы можем пойти куда-нибудь в укромное место.

Он неплохо владел языком Ша-Каана и говорил лишь с легким акцентом, придававшим его речи мягкий оттенок. Несомненно, это предложение было откровенным вызовом. Корт, однако, все еще находил ситуацию весьма забавной.

– Мы можем это сделать, если будет такая необходимость. Но женщина уже сделала свой выбор, – с улыбкой добавил Корт.

Голубые глаза посетителя теперь смотрели на Шанель. Горячий, грубый, покрытый шрамами, он стоял перед ней, едва сдерживая охватившие его чувства. Затем он резко повернулся к Корту. Щеки Шанель пылали. Она никак не ожидала, что Корт может сделать столь откровенное заявление.

– За это я отключу тебе питание, – прошептала Шанель.

Посетитель и андроид не слышали ее, пристально разглядывая друг друга.

– Ты с востока? – спросил посетитель, обратив внимание на волосы Корта.

– Нет, – просто ответил Корт.

– С этой планеты?

– Первоначально нет.

Чужеземец вновь переключил внимание на Шанель. Она находила забавным, что он принимает Корта за воина, несмотря на отсутствие выпирающих бицепсов и не очень высокий рост. Теперь Шанель могла себе это позволить, так как в его голубых глазах больше не было беспокойства. В их оценивающем взгляде сквозили любопытство и заинтересованность.

– Так он всего лишь твой охранник? – спросил посетитель.

– Охранник, но также и друг. Он андроид.

– Андроид…

Он произнес это слово так, будто не понимал его значения. Шанель решила сразу внести ясность:

– Он оставит нас вдвоем, если ты захочешь… поговорить.

Она особо выделила последнее слово, так что даже манекен понял бы его истинное значение. Однако мужчина воспринял все буквально.

– Я хочу большего.

Вот это откровенный разговор! Шанель улыбнулась: он не воин, поэтому может вести себя так смело.

– Я тоже, – сказала она.

От улыбки мужчины у нее задрожали колени. Как такое может быть, чтобы он стал вдвое привлекательнее от простого движения губами? Но посетитель не ограничился одной улыбкой. Он пролез под окружавшим арены толстым канатом и теперь стоял совсем рядом с Шанель. Его могучее телосложение вблизи производило совершенно подавляющее впечатление.

Он был всего на два-три сантиметра ниже ее отца. А ведь она сама ниже Чаллена на целую голову! Что уж там говорить о комплекции… Конечно, на такое тело приятно смотреть, но она предпочла бы, чтобы он не был так высок и могуч. Это было одной из причин, по которой Шанель не хотела воина. А он – посетитель, не обладающий сдержанностью воина, которая не позволит ему даже случайно причинить боль женщине.

Шанель внезапно пришло в голову, что, если события будут развиваться столь стремительно, ей придется испытать боль – и не только от потери девственности. О звезды, почему этого не случилось с ней раньше?

Но он просто великолепен, он именно тот мужчина, от одного вида которого у нее внутри все обрывается. В этом нет сомнений. От волнения Шанель кусала губы. Решится ли она использовать этот шанс? Проклятие, конечно, да! Невероятно уже то, что она нашла его, причем так быстро, поэтому не стоит испытывать судьбу и загадывать наперед. Он может быть очень большим, но это вовсе не значит, что он не будет с ней осторожен.

Шанель отступила немного назад – она так долго смотрела на него, что у нее затекла шея. Но посетитель взял ее за руку и притянул к себе. Больше он уже не выпускал ее ладони из своей. Шанель ничего не имела против его желания прикоснуться к ней. Ей самой хотелось его потрогать. Но слишком тесная близость ее пугала.

– Ты должен дать мне немного места, чтобы я могла на тебя смотреть, иначе моя шея не выдержит такого напряжения.

Одной рукой он поднял ее и прижал к себе. На мгновение пришло ощущение страха, но сразу пропало. О звезды, было так чудесно чувствовать себя в его объятиях! Не хотелось и думать, что им нельзя долго оставаться в таком положении, по крайней мере здесь.

– Надеюсь, ты понимаешь, большой парень, что на публике так делать не стоит. – Она предложила компромисс: – Отпусти меня и дай руку.

– Меня зовут Фалон Ван Йер, – ответил он, не обращая внимания на ее слова.

– Я рада узнать это, но все же ты должен опустить меня. Мы ведь среди людей.

– Ты сказала так, будто не сомневаешься, что будет по-твоему. И часто так бывает?

Шанель чувствовала, что это его забавляет. Он по-прежнему прижимал ее к себе.

– Не всегда, – осторожно сказала она, – но бывает, особенно если я поступаю разумно, а другие нет.

Фалон засмеялся, и громовой раскат его баса заставил ее вздрогнуть.

– Я тоже привык действовать по-своему, но я поступаю так всегда. И у меня есть перед тобой маленькое преимущество.

– Зачем же скромничать? У тебя передо мной большое преимущество. – Ее глаза сузились. – Ты не собираешься опустить меня?

– Нет.

– Даже если это создаст проблемы? Воины потребуют, чтобы ты освободил меня. Я ведь под защитой, Фалон Ван Йер, и плащ, который я ношу, хорошо известен.

Он поднял свободную руку и потрогал плащ.

– Я знаю об этом, женщина, и хотел бы, чтобы было иначе. Но если ты на время доверишь мне заботу о себе, с воинами Кап-ис-Тра не будет проблем.

Шанель не стала уточнять, что воины, которые могут его остановить, – это воины ее отца. Она собиралась сказать ему, кто она такая, только в случае крайней необходимости.

– А что, если ты опустишь меня на время, чтобы мы могли уйти отсюда? – предложила она.

– Значит, ты все же хочешь сделать по-своему, хотя я уже сказал «нет»? Если ты не будешь подчиняться моей воле, женщина, не создаст ли это проблему?

Шанель почувствовала, что заданный вопрос очень важен. Если она скажет «да», он может не опустить ее, и тогда они не уйдут отсюда. Но она не может сказать и «нет», поскольку это только осложнит положение. Нужно найти какое-то решение, и как можно скорее.

– Я надеялась, что мы сможем провести время вместе, чтобы узнать друг друга. Это не означает, что я твоя. Но даже если бы я принадлежала тебе, то все равно не стала бы соглашаться с любыми твоими словами. Я не рабыня, чтобы беспрекословно подчиняться. У меня есть свои собственные мысли и чувства, которые могут совпадать или не совпадать с твоими. Если твое желание разумно и оправданно, я, конечно, соглашусь с ним. Если же нет, не жди, что я буду молчать… Сказанное мною противоречит твоим принципам или нет?

– Разве я не выслушал тебя только что? – вместо ответа спросил он.

– Да, это так. И даже не стал выискивать неувязки в моих словах. – Она улыбнулась. – Может быть, ты все-таки скажешь, почему не хочешь меня опустить?

– Мне очень понравилось чувствовать тебя рядом с собой. – Он улыбнулся. – Я скорее стану драться со всеми здешними воинами, чем расстанусь с этим ощущением.

О звезды, если причины именно таковы, совсем нетрудно любить этого мужчину и желать его.

– Почему же ты просто не сказал мне об этом?

Он усмехнулся:

– Так, значит, ты признала мою волю?

– Ты сумел этого добиться. Я никогда не говорила, что меня нельзя убедить. Возможно, если мы сумеем быстро исчезнуть, никакие проблемы не успеют возникнуть. Та палатка, из которой ты вышел, – она твоя? И свободна?

– И то и другое. Правда, я не уверен, что мне нравится твое нахальство. Где и когда тебя брать – решаю я, твое дело предвкушать это.

Шанель недоверчиво уставилась на него:

– О звезды, где я раньше слышала подобное? Ты все-таки не из Кап-ис-Тра? – с подозрением спросила она.

– Нет, как и ты, о чем я совсем забыл. Так что твое нахальство вполне приемлемо для меня.

Она улыбнулась ему, гадая, откуда же, по его мнению, она прилетела, если ее «нахальство» оказалось вдруг приемлемым для него. Но не стала уточнять. Ей не хотелось без нужды лгать ему, и чем меньше он сейчас будет спрашивать, тем лучше. Шанель почувствовала только облегчение, когда Фалон подтвердил, что он не воин. Но все это были лишь мелкие проблемы, которые можно решить после, по сравнению с главной – их совместимости. А она была решена.

Тем не менее любопытство заставило Шанель задать один вопрос:

– Там, где ты живешь, женщины должны подавлять свои желания?

– Они более осмотрительны.

– Тогда ты, наверное, хочешь жить где-нибудь в другом месте.

– Думаю, что нет.

Услышав столь быстрый ответ, она вздохнула:

– Почему мы не придерживаемся того принципа, что для всего есть своя причина?

– О чем ты говоришь?

– Не важно. У нас нет времени…

– Шани! – позвала Карис.

– Проклятие! – пробормотала Шанель и грустно посмотрела на Фалона. – Меня зовут. Может быть, ты передумаешь и опустишь меня, чтобы я могла поговорить с подругой?

Вместо ответа он молча посмотрел на нее.

– Может быть, твоя рука немного устала держать меня? – попробовала она снова.

– Ты ничего не весишь, керима.

Услышав эти слова, Шанель изобразила недовольство:

– Я большая девушка. Вот моя подруга Карис – она маленькая.

– Женщина, которая была с тобой раньше? Да ведь это ребенок!

– Она не ребенок, просто невысокая и…

В этот момент Карис подошла к ним, ведя за собой, как на буксире, своего воина.

– Шани, я… – Тут она замолчала, увидев Фалона. Однако в следующий миг Карис заметила, в каком положении находится Шанель, и поняла, что это означает. – О… – только и произнесла она.

Шанель не стала даже пытаться опровергнуть то, о чем подумала ее подруга.

– Это останется между нами, не правда ли, Карис?

– Если ты настаиваешь, хотя Яри и Сира были бы так же рады за тебя, как и я. Это отняло много времени, Шани, но теперь ты узнаешь, что…

– Потом, Карис.

– Конечно, – улыбнулась она. – Я только хотела предупредить тебя, что несколько часов буду занята. Конар хочет показать мне свою палатку.

– Ты не забыла сказать ему, что находишься под защитой шодана?

Карис состроила гримасу.

– В самом деле, я совсем забыла. – Она обернулась к огромному воину, державшему ее за руку: – Это имеет значение – что я под защитой?

– Я не могу тебя потребовать, даже если бы хотел этого, – сказал Конар.

– Заметь, что он не стал говорить, было ли у него такое намерение, – сказала Карис, обращаясь к Шанель.

– Это чтобы тебя в любом случае не разочаровывать, – ответила Шанель.

– Как замечательно! Я просто уверена, что готова влюбиться в этого воина. До встречи, Шани.

– Ты знаешь, где меня искать?

– Конечно.

– Почему ты носишь одежду, означающую, что находишься под защитой шодана, а она нет? – спросил Фалон, когда они остались одни.

– Я знала, что приеду сюда, а Карис решила ехать в последнюю минуту.

– Ты очень хорошо знаешь здешние обычаи.

Это был не вопрос, а утверждение. Фалон слишком близко подошел к разгадке, и теперь требовалось направить его мысли в другое русло. Существовал лишь один способ сделать это быстро и эффективно. Жаль, что у нее нет опыта в подобных делах!

С застенчивым видом (впрочем, вполне соответствовавшим ее действительному состоянию), опустив глаза, Шанель намотала на палец прядь его волос.

– Ты уже довольно долго держишь меня, Фалон, – мягко сказала она, мельком посмотрев на него и отводя взгляд в сторону. – Ты больше ничего не хочешь сделать со мной?

 

Шанель внезапно услышала, как застучало его сердце. Фалон по-прежнему не отпускал ее, но теперь довольно быстро двигался по направлению к палаткам. Она обнимала его за шею, хотя в этом и не было необходимости – Фалон держал ее крепко. Шанель просто пыталась спрятать лицо, чтобы ее никто не узнал. Чего ей меньше всего сейчас хотелось, так это встретить кого-либо из знакомых.

Возможно, ей не стоило столь вызывающе вести себя с мужчиной, о котором она ничего не знала. Одно ей было ясно: его влечение к ней было таким же сильным, как и ее к нему. Он не ответил на ее вопрос, он просто поступил так, что ей стало все ясно.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru