В тени человека

Джейн Гудолл
В тени человека

Jane Goodall

In the Shadow of Man

© Jane Goodall and Hugo van Lawick, 1971

© Jane Goodall, revisions copyright, 1988, 2010

© Jane Goodall, preface, 2010

© Година Е.З., перевод на русский язык, предисловие, 2020

© Издание на русском языке, оформление.

ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2020

КоЛибри®

Ван, Луису, Хьюго – в память о Дэвиде Седобородом


Джейн Гудолл – истинный посол мира, выдающийся общественный деятель, неустанно пропагандирующий необходимость охраны живой природы и сохранения мира, в котором мы живем.

Но все это нам известно сейчас – спустя много лет после того, как Джейн Гудолл впервые занялась наблюдением за поведением шимпанзе в естественной среде обитания. А пока читателям вслед за юной исследовательницей, вооруженной лишь биноклем и огромной любовью ко всему живому, в первую очередь к объекту своих исследований – шимпанзе, предстоит отправиться в мир африканских джунглей.

И поверьте – это будет увлекательное путешествие!

Елена Година, профессор, доктор биологических наук

Работа Джейн Гудолл с шимпанзе являет собой одно из величайших научных достижений западного мира.

Стивен Джей Гулд, палеонтолог, биолог-эволюционист и историк науки

Оглядываясь назад, я должна сказать, что никогда не смогла бы предположить, какое влияние эта книга окажет на сотни, нет – тысячи людей, живущих по всему земному шару.

Джейн Гудолл

Предисловие переводчика

Дорогие читатели! Вы держите в руках книгу, первое издание которой вышло в свет около полувека назад. Это большой срок для научно-популярной литературы, так как за это время происходят новые научные открытия, которые в немалой степени меняют наши представления прошлых лет.

Тем не менее книга «В тени человека» блестяще выдержала испытание временем. Она не только не потеряла своей актуальности, но стала за последние годы еще более популярной. За это время ее автор – тогда мало кому известная молодая женщина, не имевшая, как она сама об этом пишет, профессионального образования, – получила докторскую степень по этологии в престижном Кембриджском университете Великобритании, награждена почетным титулом дама-командор ордена Британской империи, основала институт, носящий ее имя, и стала его директором, назначена послом мира ООН. Можно еще долго перечислять титулы, награды и заслуги автора этой книги, но важно другое – за это время она стала иконой для подражания для множества людей на планете, символом несгибаемой воли и мужества в осуществлении своей главной цели: сохранения не только наших ближайших родственников – человекообразных обезьян, но и всего живого на планете и мест их естественного обитания. Отметим, что сокращение биоразнообразия на планете Земля наряду с изменением климата – одна из первоочередных задач, стоящих не только перед научным сообществом, но и перед всем человечеством. Так, по последним данным, человечество, составляющее не более 0,01 % от всего живого на Земле, уже уничтожило 83 % всех диких млекопитающих. Таков ужасающий эффект воздействия человека на живую природу[1].

Но вернемся на 50 лет назад, в далекие 60-е годы прошлого столетия. Именно тогда выдающийся палеоантрополог, директор Кенийского национального музея Луис Лики (1903–1972), прославивший свое имя многочисленными находками ископаемых предков человека, предпринял еще один грандиозный проект, поручив трем молодым женщинам наблюдать за поведением крупных человекообразных обезьян в природе. Со свойственной ему интуицией, Лики прекрасно понимал, какое значение для антропологии и эволюции человека будут иметь знания о поведении наших ближайших родственников в природе. Понимал он также и то, что дни (месяцы, годы), отпущенные гориллам, орангутанам и шимпанзе, сочтены: хозяйственная деятельность человека безжалостно вторгается в места их обитания, уничтожая их и ставя крупных человекообразных обезьян на грань исчезновения.

Так, уже в наши дни биологи из пяти стран оценили популяции вымирающих человекообразных обезьян, которые обитают в Западной Африке, – черномордого шимпанзе и западной равнинной гориллы[2], и пришли к выводу, что численность горилл сокращается на 2,7 % ежегодно – и если эта тенденция сохранится, через три поколения популяция уменьшится на 80 %. Шимпанзе тоже относят к вымирающим видам. Причем, говоря о хозяйственной деятельности человека, нужно упомянуть не только вырубку лесов местным населением с целью увеличения площади сельскохозяйственных угодий, но и развернувшиеся в последние годы в Западной Африке нефтяные разработки, катастрофически сокращающие и без того уже минимальные размеры ареалов местных человекообразных обезьян. Правительство Демократической Республики Конго объявило о сокращении площадей национальных парков Вирунга и Салонга (внесенных в список мирового наследия ЮНЕСКО) в связи с нефтяными разработками. В этих охранных зонах обитают горные гориллы, шимпанзе, африканские лесные слоны и другие редкие виды животных[3]. К слову сказать, опасность исчезновения угрожает даже лемурам, численность и разнообразие видов которых выше, чем у других приматов[4].

Итак, в рамках мудрого проекта Луиса Лики три молодые женщины, ныне прославленные исследовательницы, отправились изучать поведение крупных человекообразных обезьян в природе: Джейн Гудолл занялась наблюдением за жизнью шимпанзе; Дайан Фосси – горилл; Бируте Галдикас – орангутанов. Мы многое или почти все знаем о деятельности и жизни Джейн Гудолл, кое-что – о Дайан Фосси: ее книга «Гориллы в тумане» была переведена на русский язык в 1990 году. В США в 1988 году вышел фильм с одноименным названием, описывающий ее подвижническую жизнь в тропических лесах горного массива Вирунга. Но она его не увидела – в 1985 году Фосси была зверски убита браконьерами за то, что мешала им заниматься преступной деятельностью и грудью встала на защиту братьев наших меньших – исчезающей популяции горных горилл.

Что касается Бируте Галдикас, то ее имя нашим читателям – и даже специалистам-антропологам – почти незнакомо. Правда, иногда на телеканалах показывают фильмы об ее исследованиях в Индонезии, но книга Галдикас «Воспоминания о рае. Моя жизнь среди орангутанов Борнео» (Reflections of Eden. My Years with the Orangutans of Borneo) на русский язык так и не была переведена. Возможно, дело в том, что книгу свою она опубликовала только в середине 1990-х, когда издание научных и научно-популярных книг в России, в отличие от псевдо- и околонаучных, стало весьма проблематичным. Кстати, здесь можно сказать пару слов в защиту наших переводных изданий советских лет, которые хотя и издавались на плохой бумаге и с иллюстрациями плохого качества (как об этом справедливо пишет Джейн Гудолл в своем предисловии ко второму изданию), но выходили большими тиражами и играли огромную просветительскую роль, информируя не только ученых, но и широкий круг читателей о новейших достижениях зарубежной науки.

Книга «В тени человека», впервые вышедшая в моем переводе в 1974 году, стала настоящей сенсацией. Конечно, до этого были изданы труды И. П. Павлова, Н. Н. Ладыгиной-Котс, В. Келера, Р. Йеркса, Л. А. Фирсова и многих других выдающихся ученых – физиологов, зоологов, приматологов и антропологов, но все это были наблюдения за шимпанзе, живущими в клетках, в неволе, в неестественной среде обитания. То, что увидела и описала Гудолл, поражало воображение. Оказывается, шимпанзе изготовляют примитивные орудия, охотятся, делят добычу, имеют сложную социальную организацию, не менее сложные способы коммуникации, для них характерны длительные отношения между матерью и детенышами и т.д.

Все это Джейн смогла увидеть и понять уже в первые годы жизни среди шимпанзе. В дальнейшем благодаря созданному Гудолл Исследовательскому центру Гомбе в Танзании наблюдения за жизнью шимпанзе дополнялись и углублялись. Спустя пару десятилетий вышло в свет обширное академическое издание: «Шимпанзе в природе: поведение» (The Chimpanzees of Gombe. Patterns of Behavior, 1986), переведенное на русский язык в 1992 году. В нем автор более углубленно и подробно рассматривает уже описанные ранее паттерны поведения и анализирует новые, в особенности касающиеся группового поведения обезьян. Кроме того, в этой новой книге Джейн Гудолл прослеживала установившиеся в течение двух с лишним десятилетий семейные связи. В этом была уникальность новой книги. Читатель узнавал, что стало с прежними героями, как изменилась их жизнь, как вели себя их потомки, от чего зависело поведение молодых членов сообщества и т.д. Можно без преувеличения сказать, что подобной «саги» о жизни шимпанзе на протяжении нескольких десятилетий ни специалистам, ни широкой публике ранее читать не приходилось.

 

В этом, помимо прочего, уникальность исследований Джейн Гудолл. Она не только ввела нас в мир диких шимпанзе и познакомила с его обитателями, так что все они стали нашими хорошими знакомцами, но и проследила за их судьбой, а также судьбой их потомков, показав, как сложилась их взрослая жизнь, что помогло (или не помогло) им добиться высокого ранга в социальной иерархии сообщества, какие навыки они унаследовали от своих матерей и т.д.

Вводя читателя в увлекательный мир шимпанзе Гомбе, необходимо сказать, что, хотя шимпанзе и являются нашими ближайшими родственниками, между нашими двумя видами существует огромная пропасть. Да, мы обладаем значительными чертами сходства, в том числе и на генетическом уровне. Здесь уместно вспомнить прекрасную книгу антрополога Джонатана Маркса «Что значит быть на 98 % шимпанзе» (What It Means to Be 98 % Chimpanzee: Apes, People and their Genes, 2002). «Сакральная» цифра 98 % – это тот процент генетического материала, который объединяет нас с шимпанзе. Но означает ли это нашу идентичность? Разумеется, нет. Эта цифра, как и многие другие примеры из молекулярной биологии и антропологии (например, наша ДНК более чем на 25 % сходна с ДНК одуванчика[5]), означает лишь то, что мы – интегральная и неотъемлемая часть живой природы, еще один биологический вид, который в результате эволюционной истории стал доминирующим на планете. В этом смысле книга «В тени человека» – мощное орудие против креационизма, утверждающего, что «природа» человека лежит вне мира природы, а человек в силу своей исключительности не связан с другими живыми существами.

С другой стороны, как справедливо указывал в предисловии к первому русскому изданию известный отечественный антрополог и приматолог М. Ф. Нестурх (1895–1979), «в своем описании поведения шимпанзе и мотивов их поступков автор не избежала антропоморфизма». Однако причина этого, по мнению М. Ф. Нестурха, «…отчасти объяснима – Джейн Гудолл относится к объектам своего исследования с необычайной любовью и сочувствием»[6].

В этом основной пафос трудов Джейн Гудолл. Помимо продолжающихся под ее руководством научных исследований, она, как уже говорилось, является создателем Исследовательского центра Гомбе в Танзании, основателем и директором Института Джейн Гудолл, основателем многих центров по реабилитации спасенных из неволи шимпанзе. Но главное в ее жизни – сохранение окружающей природы, диких животных, а значит, и самого человечества.

Джейн Гудолл – истинный посол мира, выдающийся общественный деятель, неустанно пропагандирующий необходимость охраны живой природы и сохранения мира, в котором мы живем.

Но все это нам известно сейчас – спустя много лет после того, как Джейн Гудолл впервые занялась наблюдением за поведением шимпанзе в естественной среде обитания. А пока читателям, вслед за юной исследовательницей, вооруженной лишь биноклем и огромной любовью ко всему живому, в первую очередь к объекту своих исследований – шимпанзе, предстоит отправиться в мир африканских джунглей.

И поверьте – это будет увлекательное путешествие!


Елена Година,

профессор, доктор биологических наук

От автора

Я пишу это предисловие к новому изданию книги «В тени человека» в Борнмуте, в викторианском здании из красного кирпича, которое известно под названием «Берчиз». В этом доме я выросла. Я смотрю из окна на деревья, по которым лазила в детстве, мечтая о том дне, когда смогу отправиться в Африку, чтобы жить среди животных и писать о них книги. На полках моего книжного шкафа выстроились книги, которые зародили во мне эту мечту (вместе с множеством других, прочитанных уже во взрослые годы): романы о Докторе Дулиттле, серия книг про Тарзана, а еще сказки Беатрикс Поттер, «Ветер в ивах» и много томов, рассказывающих о приключениях первооткрывателей Черного континента.

Действительно, всякий раз, когда я бываю здесь, в короткие промежутки между своими бесконечными путешествиями, во время которых я пытаюсь пробудить в людях осознание печальной судьбы, уготованной шимпанзе, другим животным и местам их обитания на нашей планете, я живо вспоминаю свое детство. Те дни, когда моим самым близким другом был Расти, умнейший черный дворовый пес, который вместе с моей матерью Ван (сокращенное от валлийского имени Муванви) и другими членами моей семьи сыграл важную роль в том, кем и какой мне предстояло стать.

Книга «В тени человека» – моя история о том, как я наконец попала в Африку, встретилась с ныне покойным Луисом Лики и получила невероятный для натуралиста (а ведь я в то время даже не окончила колледж!) шанс жить не просто среди животных, а среди шимпанзе – ближайших ныне живущих родственников человека.

В этой книге я рассказываю о ярких личностях и удивительном поведении шимпанзе Гомбе: как они использовали и делали орудия, охотились и делили добычу, проявляли эмоции, на удивление сходные с нашими. Многие позы и жесты из арсенала их невербальной коммуникации были не только похожи на наши, но и проявлялись в аналогичных ситуациях и означали нечто подобное. Помимо поцелуев и объятий, они держали друг друга за руки, щекотали или угрожающе раскачивались, трясли кулаком, кидались камнями и размахивали палками. Я пишу также о том, как постепенно менялись мои отношения с некоторыми шимпанзе, как страх (с их стороны) перерастал во взаимное доверие и как мое исходное интуитивное понимание основ их поведения подкреплялось годами тщательных наблюдений и анализа данных.

Я начала свое исследование в 1960 году. Спустя 10 лет я приступила к работе над книгой «В тени человека». К этому времени я уже была автором одной книги и парочки статей для Национального географического общества – организации, которая поддерживала мою работу почти с самого начала. Для того чтобы сделать фотографии и фильм о шимпанзе, общество отправило в Африку Хьюго ван Лавика, который впоследствии стал моим мужем. К этому времени я получила докторскую степень по этологии в Кембриджском университете (Англия). Благодаря сделанным Хьюго фотографиям шимпанзе Гомбе стали хорошо знакомы многим американцам, а отснятые кинокадры легли в основу документального фильма «Мисс Гудолл и дикие шимпанзе» с комментариями Орсона Уэллса.

Кроме того, мы с Хьюго написали книгу о наших наблюдениях за поведением шакалов, африканских охотничьих собак и гиен – обитателей равнин Серенгети в Танзании. Студенты и наши другие помощники по полевым исследованиям продолжали вести наблюдения в Гомбе, и мы ежедневно переговаривались с ними по радиотелефону. В то время мы уже переехали из Гомбе в Серенгети. У нас родился ребенок, а шимпанзе, как известно, любят охотиться на маленьких детей, и мы не могли подвергать опасности нашего драгоценного единственного сына Хьюго Эрика Луиса, которого и тогда и теперь просто называют Граб.

Так уж случилось, что большая часть книги «В тени человека» была написана в Серенгети – в трейлере «фольксваген», который я получила в подарок от Национального географического общества в качестве «офиса на время путешествий». У меня не было компьютера или хотя бы электрической пишущей машинки. Я печатала на старой развалюхе и пользовалась корректирующей жидкостью для удаления многочисленных опечаток.

Драгоценные страницы рукописи мы отправляли по почте нашему издателю и другу, ныне покойному Билли Коллинзу (который со временем стал сэром Уильямом) и моему замечательному редактору Филипу Зиглеру.

Но завершение и шлифовка рукописи проходили здесь, в «Берчиз». Когда-то я читала вслух родным свои детские заметки и стихи. Теперь они слушали главы о наших общих с Ван приключениях, о поваре Доминике и его неистребимой тяге к алкоголю, о Дэвиде Седобородом и Голиафе, о старой Фло, Олли и их потомках. И книга много выиграла благодаря мудрым замечаниям Ван.

Оглядываясь назад, я должна сказать, что никогда не смогла бы предположить, какое влияние эта книга окажет на сотни, нет – тысячи людей, живущих по всему земному шару. Первый намек на ее будущую известность я почувствовала вскоре после ее публикации в 1971 году. Я ехала в лондонском метро и случайно подслушала разговор двух бизнесменов, безупречно одетых в полосатые брюки и котелки, со сложенными черными зонтами. «Интересно, чем это Фло так привлекала самцов?» – спросил один. И они на какое-то время погрузились в рассуждения о загадках сексапильности. Потом они стали обсуждать отдельных персонажей и сравнивать их с друзьями и знакомыми. Понадобилось несколько минут, пока до меня дошло, что они разговаривают о «моих» шимпанзе! Один из собеседников держал в руках выпуск The Sunday Times, где книгу печатали по частям, как роман с продолжением.

С тех пор множество людей, особенно в Африке, Азии и Латинской Америке, говорили мне, что, прочитав «В тени человека», они стали по-другому думать о животных. Не только о шимпанзе, а обо всех животных. Всякий раз, когда после лекций, которые я читаю по всему свету, я начинаю подписывать книги, кто-то подходит со старым, зачитанным экземпляром «В тени человека», подчас перешедшим по наследству от матери или отца. Некоторые рассказывают, что книгу им читали вслух, когда они были детьми. Иногда книга, принесенная для подписи, была много лет назад подарена на день рождения или Рождество. Случается и такое, что меня просят снова подписать книгу, на которой уже стоит мой автограф десяти-, двадцати-, а то и тридцатилетней давности.

Продолжается продажа новых тиражей. «Я прочла эту книгу в детстве, – рассказывает женщина средних лет, – и она оказалась для меня настолько важной, что теперь я купила ее для своей дочери» (сына или внуков). И так, после каждой лекции, мы продаем немало экземпляров книги «В тени человека».

Книга была переведена почти на 50 языков. Райнер Хагенкорд прочитал ее немецкое издание, когда учился в семинарии ордена иезуитов. Он рассказал мне, что это событие глубоко повлияло на его образ мыслей: «Мы не венец творения, как это подчас утверждается теологией; напротив, мы можем отыскать свои корни в мире животных. Эта мысль внушает мне смирение и придает силы для более ответственного выполнения миссии по защите всех Божьих творений». Впоследствии с разрешения епископа он взял творческий отпуск для изучения документов, написанных в древние годы, наиболее близкие к временам Христа. Он узнал, что в те дни взгляды святого Франциска, который, как и американские индейцы, видел в животных наших «братьев» и «сестер», были широко распространены. (Вершиной этого исследования стало издание книги «По эту сторону рая».)

Меня всегда особенно трогает, если на лекции приносят первые издания из стран Восточной Европы и просят меня их подписать. Бен Ногради прочел «В тени человека» на венгерском. «Каждый из нас может назвать ту прочитанную в детстве книгу, которая произвела наиболее сильное впечатление, – пишет он. – Для меня таковой стала „В тени человека“ Джейн Гудолл. Это подарок отца на мой десятый день рождения. Читая книгу, я влюбился в Африку, и сразу же решил, хочу туда поехать и остаться жить. Для ребенка, выросшего в Венгрии в крайней бедности, в условиях коммунистического режима, неумолимо подавлявшего все желания и мечты, такая мысль казалась абсолютно нереальной. Однако из книги Гудолл я узнал еще кое-что, помогавшее мне в дальнейшем: „никогда не сдаваться!“». Когда Бен наконец переехал в Южную Африку, он взял с собой две книги: «Библию и „В тени человека“. Если мне нужно что-то решить, я открываю эти книги и всегда нахожу тот ответ, который ищу».

 

Первый китайский перевод «В тени человека» имеет любопытную историю. Дэвид Орр послал мне экземпляр, который приобрел в Гонконге, где находился на дипломатической службе. Он подумал, что мне будет любопытно взглянуть на него. Это оказалась небольшая книжка в бумажном переплете, напечатанная на самой дешевой бумаге. Фотографии разглядеть почти невозможно. Он сказал, что ее перевели с русского издания. Фотографии были скопированы – нелегально – с иллюстраций в русской книге, которые в свою очередь были пересняты с английского издания. И все же эта небольшая книжка с почти неразличимыми фотографиями оказала влияние на несколько человеческих судеб.

По крайней мере один из тех, кто подходит ко мне за автографом после каждой лекции, рассказывает, что книга «В тени человека» была толчком, определившим всю дальнейшую судьбу, так или иначе связанную с животными, – будь то карьера биолога, проводящего полевые исследования, ветеринара или другого специалиста из смежных с изучением животных областей. Обычно в одной очереди оказываются несколько человек, желающих поблагодарить меня за то, что я тем или иным путем оказала влияние на их жизненный выбор. И некоторые из этих путей кажутся мне наполненными особым смыслом.

Я встретила Фанг Мингхе около 10 лет назад в Шанхае, и он рассказал, как моя книга изменила его жизнь. «Она оказала на меня огромное влияние», – написал он мне позже. Он нашел книгу в школьной библиотеке и «понял, что такая профессия (о которой я и помыслить не мог) была и моей мечтой». После окончания обучения он организовал первую некоммерческую организацию, зарегистрированную в провинции Чжэцзян. Эта организация занимается главным образом защитой диких животных, которым угрожает опасность исчезновения, и заботится о брошенных домашних питомцах.

Книга «В тени человека», по моему мнению, имеет особое значение для женщин. Сотни, а может быть, и тысячи из них она вдохновила на такие поступки, о которых они прежде и не мечтали. «Вы научили меня, – говорят или пишут они, – что раз это сделали вы, то смогу и я!» Когда я была ребенком, Ван давала мне мудрые советы: «Если ты будешь упорно работать, не упускать возможности и никогда не отступать, ты найдешь дорогу к успеху». Теперь этим советам следовало несчетное число молодых женщин, получивших поддержку в стремлении следовать за своей мечтой. Как я об этом узнала? Да они мне сами все рассказали.

Около 20 лет назад я приехала в Вашингтон по делам Национального географического общества. Там в служебном коридоре я увидела молодую китаянку, идущую мне навстречу. Вдруг она остановилась в изумлении, из широко распахнутых глаз брызнули слезы, приблизившись, обняла меня. Я была несколько удивлена, но она сказала, что хотела поблагодарить меня. Ребенком она мечтала изучать гигантских панд. Над ней все смеялись: «Да она никогда не сможет, ведь она девчонка». «И вот в средней школе я прочла вашу книгу», – сказала она. И тогда поняла, что невозможное все-таки возможно. В тот день она приехала в Национальное географическое общество, чтобы закончить статью о гигантских пандах для журнала National Geographic, а сделанная ею фотография новорожденного младенца гигантской панды будет помещена на обложку этого номера журнала. Теперь она директор Международного общества охраны природы в Китае!

Среди вещей, которым я научилась у шимпанзе, было понимание, насколько важен ранний опыт в развитии наших собственных детей. Сравнение материнского поведения Фло и Пэшн показало, что в сообществе шимпанзе, так же как и в человеческом обществе, есть хорошие и плохие матери и что детенышам хороших матерей обеспечен более успешный старт в жизни. Теперь, спустя 50 лет, еще более очевидно, что качество материнской заботы действительно играет важную роль в формировании поведения потомков, когда они становятся взрослыми особями.

Этот вывод все более убедительно подтверждают психологи и психиатры, занимающиеся детским развитием. «Книга „В тени человека“, – рассказывает молодая женщина из Калифорнии, – придала мне решимости остаться дома с моими детьми». Эти слова я слышала и от множества других женщин.

Но как эту книгу восприняли ученые? Когда в 1961 году меня приняли в Кембриджский университет, мне сказали, что говорить о шимпанзе как о личностях неуместно, так же как о том, что у них есть разум и они могут думать, или сравнивать их эмоции с тем, что мы именуем счастьем, печалью, гневом, отчаянием и т.д. Все это было прерогативой только одного животного – человека. Иначе говоря, существовала жесткая граница, отделяющая «нас» от «них». К тому времени, когда «В тени человека» была опубликована, по крайней мере некоторые ученые стали думать по-другому. Появились другие полевые исследования животных со сложным поведением – шимпанзе в разных частях Африки, горилл, павианов, слонов и т.д. И под влиянием столь тщательно накопленных наблюдений наука была вынуждена пересмотреть свое отношение к иным, чем человек, представителям животного мира. Становилось все более очевидно, что мы часть остального животного царства и абсолютно неотделимы от него. Конечно, мы обладаем высокоразвитым интеллектом, который, вероятно, стимулируется нашими языковыми способностями – мы можем говорить о вещах, которые в данный момент отсутствуют, строить планы на отдаленное будущее, создавать устные истории, обсуждать друг с другом идеи. Но все эти различия носят скорее количественный, чем качественный характер.


Ученый, пользовавшийся огромным уважением, покойный Стивен Джей Гулд четко обозначил свою позицию в предисловии к одному из ранних изданий книги «В тени человека». Он писал: «Мы представляем себе науку в виде неких манипуляций, экспериментов и подсчетов, выполняемых людьми в белых халатах, которые нажимают на кнопки приборов и смотрят на экраны дисплеев в лабораториях. Когда мы читаем о женщине, которая дает смешные имена шимпанзе и следует за ними в джунгли, тщательно фиксируя каждый их звук или движение, мы неохотно признаем за ней право на принадлежность к „высшей лиге“… [Мы] размышляем, относится ли подобная деятельность к передовой науке или представляет последний вздох старого мира романтических исследований». Далее он объясняет, почему, по его мнению, «работа Джейн Гудолл с шимпанзе являет собой одно из величайших научных достижений западного мира». Действительно настоящий дифирамб!

Для того чтобы написать это предисловие, я недавно перечитала «В тени человека». Многое изменилось с тех пор. Леса, некогда тянувшиеся вдоль берегов озера Танганьика и вглубь на восток континента, почти исчезли, превратив шимпанзе Гомбе в заложников крошечной (35 квадратных километров) территории национального парка. За пределами парка земли очищены от деревьев, почва утратила свою плодовитость и подверглась сильнейшей эрозии. Из-за роста численности населения, наблюдаемого во всем мире начиная с 1960-х годов, а также из-за притока беженцев с территории Бурунди и Восточного Конго в районы, окружающие Гомбе. Теперь там живет больше людей, чем способна прокормить земля, что вынуждает ее обитателей бороться за свое существование. Туристы, регулярно посещающие Гомбе, отправляются в лес в сопровождении гидов – служащих парка. Сейчас разработаны новые правила, согласно которым люди обязаны держаться на определенном расстоянии от шимпанзе, чтобы свести к минимуму риск передачи заразных заболеваний.

Но, глядя на полвека назад, в те волшебные времена, когда я изучала мир, до той поры недоступный белому человеку, я должна признать, что главные перемены касаются списка действующих лиц. Ван, Хьюго, Доминик, Хассан – все ушли в мир иной. Из всех шимпанзе, о которых я писала в книге и которых так хорошо знала, остается в живых только один – первый выживший потомок Мелиссы, мой любимец Гремлин. Его братец Гоблин, которого я впервые увидела новорожденным младенцем, еще прикрепленным пупочным канатиком к плаценте, заболел и умер в 2004 году. Фифи, которая в те далекие дни была крошечным детенышем, почти преодолела полувековой рубеж и исчезла из виду в 2004 году вместе со своим последним отпрыском. Сколь многому они научили меня! Сколько прекрасных часов я провела в зарослях Гомбе, следуя за ними и их семьями.


Годы, описанные в этой книге, были, наверное, самыми счастливыми в моей жизни. Я погрузилась в лесное царство, о котором мечтала c детства. Но хотя время это безвозвратно ушло, яркие образы Фло и Дэвида Седобородого, Олли и Мистера Уорзла, Пэшн и Майка, Мелиссы и Мистера Макгрегора, так же как и всех остальных персонажей книги, продолжают жить.

Перечитывая «В тени человека», я вновь возвращаюсь в те далекие дни. Теперь стоит мне закрыть глаза, и я вижу, как старая Фло нападает на павиана, угрожающего одному из ее отпрысков, как она, в ярости вздыбив остатки шерсти, готова бесстрашно сразиться с существом, чьи зубы могут нанести смертельные раны даже леопарду! Я вижу Майка, собирающего пустые канистры и с их помощью демонстрирующего свое могущество перед группой самцов более высокого ранга; когда он с ужасным шумом ударяет перед собой железяками, его соперники в страхе разбегаются. И в продолжение моего путешествия в далекое прошлое я будто снова чувствую, как когда-то, мягкое прикосновение пальцев Дэвида Седобородого, которым он дает мне понять, что хотя и отказывается от предложенного мною плода, но знает о моих добрых намерениях.

Джейн Гудолл

Октябрь 2009 г.
1Damian Carrington. Humans just 0,01 % of all life but have destroyed 83 % of wild mammals – study // The Guardian. 22.05.2018.
2Samantha Strindberg et al. Guns, germs, and trees determine density and distribution of gorillas and chimpanzees in Western Equatorial Africa // Science Advances. 25.04.2018: Vol. 4, № 4.
3Congo says it will open two national parks up to oil drilling // Reuters. 29.06.2018.
4Victoria Gill. Lemur extinction: Vast majority of species under threat // BBC News. 02.08.2018.
5Jonathan Marks. What It Means to Be 98 % Chimpanzee: Apes, People and their Genes, 2002. P. 5.
6Джейн Гудолл. В тени человека. М.: Мир, 1974. Предисловие к русскому изданию. С. 6.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru