Взгляд в бездну

Джейн Астрадени
Взгляд в бездну

© Джейн Астрадени, Дарья Проценко, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

Пролог

Сектор 17-76-77, Туманность Краба, Система Актинии, планета Биг-Океания, Пояс Содружества, КСП – Конфедерация Свободных Планет

– А вам известно, что это вне компетенции нашего отдела?

Энрике Риккардо Борхес – заведующий ОРНЯ (отделом расследования необъяснимых явлений) – распинался перед комиссаром галактического сыска, доказывая, что его агенту на этом «про́клятом крейсере» делать нечего. Но упрямый комиссар так и не внял здравому смыслу. Скорее, наоборот, уперся окончательно – рогом в рапорт, и оставался глух к доводам и мольбам.

– Поймите! – разорялся Энрике, нависая над комиссарским столом и брызжа слюной. – У нас и тут работы навалом! Недавно… – и осекся, столкнувшись с прозрачным взглядом комиссара. За все годы службы здесь Борхес так и не привык смотреть ему в глаза. А кое-кто утверждал, что если внимательней приглядеться, то можно увидеть в зрачки этого пришельца мозг. Как будто они – окна в другую вселенную.

– Сядьте.

– Простите, забылся.

– Я вас понимаю, но…

«Му… тант! Ни дьявола ты не смыслишь!»

– Но крейсер Тезериона, да и сам Тезерион вполне подпадают под категорию странного и необъяснимого. Мы должны разузнать о нем все, пока не поздно.

– Уверен, что самому Тезериону нет до нас дела.

Надо отдать должное Борхесу, он удержался от членовредительства, превозмог себя и попытался напоследок:

– Я не хочу терять Ангела. Где еще найдешь второго такого ценного кадра?

– Незаменимых нет! – отрезал комиссар. – И кто сказал, что вы его потеряете?

– Оттуда не возвращаются!

– Откуда такие сведения?

– Не знаю! Слышал. Племянник моего… Ладно. Почему он? Возьмите другого, к примеру…

– Он, и точка. Это приказ свыше.

«От маршала Легиона!» – догадался Энрике.

– Ангел отлично зарекомендовал себя. Ему нет равных в работе под прикрытием. Даже КиК (Кинжалы и Капюшоны) его не раскрыли. Идеальный субъект для внедрения в объект.

– Я бы предпочел к Тарантулу в пасть.

Комиссар раздраженно поморщился. Вечно с этими штатскими проблема, даже с дейгарцами. Особенно с дейгарскими эмигрантами.

– Перестаньте, Борхес, нести суеверную чушь. Они просто наемники, но что-то с ними определенно не так.

– Во-от, сами заметили! – оживился Энрике, но комиссар был непрошибаем.

– Что-то не так с их владельцем.

– Вы подразумеваете Концерн Тезериона?

– А кого еще? Сейчас удобный момент – у Шадора открылась превосходная вакансия. Зовите вашего оперативника. Проведу инструктаж.

Энрике уныло вздохнул и активировал рацию. Машинально поправил на ухе дужку микрофона, помедлил еще секунду и обреченно сказал:

– Ангел, к комиссару.

Оба уполномоченных не произнесли ни слова, пока ждали. Комиссар барабанил пальцами по металлической столешнице, а Борхес бездумно пялился в большой квадратный иллюминатор, наблюдая за серебристыми рыбками в зеленоватой воде. Они стайками вились вокруг подводного космодрома.

Пояс Каффки, Незарегистрированный сектор нейтрального космоса, крейсер КА-11

– Я и есть пилот, – представился худощавый чернявый юнец, протягивая документы хмурому равандоссцу.

– Ты? – Вилиам с сомнением уткнулся в сопроводительный листок и, сверив данные, озадаченно подергал себя за косичку.

– Торрес Селестэс Варгес?

– Именно. – Новенький теребил пуговицу на куртке. – Прибыл по вашему запросу на вакантную должность второго пилота рубки. Рекомендательные письма показать?

– Дейгарец? – мрачно уточнил Кабук.

«Еще один!»

Шкипер отбывал повинность в отделе кадров на время отпуска офицера-кадровика, и радости это ему не добавляло. Особенно после отменного дисциплинарного взыскания, «за неподчинение приказам капитана», а это почти статья. Вплоть до разжалования на неопределенный срок с занесением сего постыдного факта в личное дело и лишением премии за весь курсовой период. В довершение всего назначен ответственным за прием новых кадров и рекрутов. Потому что Шадор, как всегда, зашивался? Не-ет… Это Шадор издевался! Отыгрывался! Или просто не хотел сам разгребать всю эту канитель и свалил очередной геморрой на так кстати проштрафившегося сотрудника.

– Я из дейгарской семьи, – ответил Торрес.

– Что? – Вилиам пропустил его ответ мимо ушей, борясь с очевидным несоответствием. Этот желторот и есть тот самый знаменитый галактический гонщик?!

Шкипер изучил резюме будущего претендента. Заслуги впечатляли. Нехило! Два лейта работал пилотом-проводником в астероидном поясе. Еще лейт служил скоростным курьером в одной из корпораций Кондора и числился на хорошем счету – ни одного нарекания. Множественные победы в космических гонках с препятствиями, организованных Конфедерацией внешнего пояса. Брал кубок несколько матчей подряд. Чемпион? Десятки соревновательных наград! Но в боевых действиях не участвовал. Вопрос о его приеме давно решен, но Кабук злорадно вычленил, к чему прицепиться, и…

– А вы тот самый капитан Шадор?

Вилиам вздрогнул.

– Чего?!

И поперхнулся слюной.

– Кхы-кхы… – шкипер прокашлялся, поднял голову и встретился с дружелюбно-восторженным взглядом молодого дейгарца. В распахнутых карих глазах ни тени сарказма, только неприкрытое благоговение.

– Ты вообще в курсе, куда нанимаешься? – Кабука начинала раздражать простоватость этого парня.

– Ну да… – тот неуверенно поскреб затылок. – КА-11, крейсер Академии, единственный и неповторимый в своем роде…

– Это СКАТТ! – рявкнул Кабук и повторил уже раздельно по буквам: – С.К.А.Т.Т. – Сингулярный Крейсер Академии Тезериона Тяжелый.

– О-о! – проникся величием пилот.

– Надо быть очень выдающейся персоной, чтобы сам капитан оказал тебе честь и встретил лично! Что ты о себе думаешь?

– Нет-нет, не думаю, – простодушно улыбнулся Торрес. Он знал, как выглядит Рерих Шадор, но превосходно играл свою роль. И этот напыщенный равандоссец, похоже, купился.

– То-то же. – Кабук протянул ему пропуск и блок-нот. – Направо. В соседнем отсеке пройдешь процедуру штрих-кодирования и комьюзерования. Юнга проводит в каюту, вещи уже там. Форму получишь завтра, а к обязанностям приступишь через двое суток. Пока обживайся, знакомься.

– Так точно.

– И… – Вилиам подумал немного и добавил из вредности: – Через восьмидневку первый пилот уходит в отпуск, так что выкладываться придется за себя и за того парня.

– Готов служить. – Торрес повертел в руках блок-нот и скромненько спросил: – А сами вы кто? В смысле, как мне к вам обращаться? Работать-то нам вместе.

– Для тебя я – сэр, – напыжился Кабук, – старший офицер мостика.

«И не обязан перед всякой шпаной зеленой отчитываться».

– А что вы тогда тут делаете? – Торрес не удержался от подколки.

– Это тебя не касается! – Кабук злобно сверкнул глазами. – Все, что тебе понадобится знать, отыщешь в информатории.

Вилиаму претило понижение в должности, пусть и временное, а еще больше не нравились невольные свидетели его низвержения. Он сам дистанционно поднял заслон, чтобы поскорее спровадить нахала в соседний блок.

– Тебе туда.

Часть 1. Резервники

Сектор 31-28-52, Пояс Риволка, Система Гибралтар, орбита Валенсии, Округа Медеи на границе с Ветвью Конклава

Рерих Шадор

Капитан проводил Кассия, условился держать с ним связь и укрылся в своем кабинете. Спустя некоторое время он распорядился по комьюните вызвать к нему Ка-Таго.

– Того… Кого? – переспросил диспетчер.

– Ка-марга из бывшего тринадцатого КуКа.

– Сейчас проверю, – отозвался дежурный. – Да, есть такой, недавно освободился из госпиталя.

Шадор не удержался и хмыкнул. От доков просто так не выходят, от них освобождаются, не иначе.

– Ка-Таго аль Ка-Гора, сына адмирала… Его?

– Да, и немедленно.

– Есть, сэр!

Шадор отключился и в ожидании ка-марга принялся мерить шагами кабинет. От одного иллюминатора к другому. Слишком много всего случилось за последнее время. Так сразу и не обмозговать, но капитан привык жить в режиме постоянной экстренной готовности. К чему? Этого он, как правило, и сам не знал и с тоской думал об окончании рекрутизации и получении второго пакета. Что на этот раз? Учитывая, как его могущественный космический босс оперативно ввел в игру шестерых…

Несмотря на планомерное уничтожение всех надежд капитана Тезерионом, что-то хорошее в данной ситуации все же было.

Бринэйнн!

Новоиспеченный император не забывал КА, прежних друзей и сослуживцев и периодически связывался с Шадором, хотя бы для того, чтобы спросить совета. Он, конечно, поступил по-своему, нарушив приказ, но… После драки кулаками не машут. Да и не мог теперь капитан крейсера и директор Академии посадить на гауптвахту императора целой империи, протянувшейся на четыре галактических пояса, от одной поперечной ветви до другой.

Шадор мысленно усмехнулся, представив себе картинку… Впрочем, сейчас у Бринна дел по горло: наведение порядка в империи, установление сотрудничества с Дейгаром и забота о потомстве. Наследника ждали все лерийцы! Касс по этому поводу обмолвился, что «вот бы снова родилась двойня». На что капитан посоветовал ему так не шутить, иначе эти роковые галактические пророчества никогда не иссякнут. Кассий лишь фыркнул в ответ и отправился на Филодорию. Бринэйнн сам его пригласил и рассчитывал на помощь наставника. Касс, разумеется, не мог бросить храм, но какое-то время согласился пожить у императора.

«Зря я, что ли, ради него старался? Теперь он обязан потчевать меня креветками и поить лерийским до конца дней моих», – смеялся монах.

Но капитану было не до смеха…

 

Зашуршали переборки, вытаскивая Шадора из глубокой задумчивости.

– Кадет Ка-Таго аль Ка-Гор по вашему приказанию прибыл.

Эризийская медицина определенно творила чудеса. На лысине ка-марга не осталось ни единого рубца. Правда, татуировки слегка перекосило, но Ка-Таго носил их с гордостью, как знаки отличия в бою.

– Садитесь, кадет. – Шадор сам присел на краешек стола и махнул ка-маргу на кресло, и тот чуточку удивленно сел… Еле умостившись.

– Я позвал вас, дабы сообщить, – капитан дипломатично придерживался ка-маргской манеры общения, – что герои Маргррина сражались храбро и сполна выплатили свой долг Космической Академии и Тезериону. Отныне все выжившие свободны…

Не так уж и много их осталось в живых. Если ка-маргов сорок наберется вместе с Ка-Таго, уже неплохо. Это из ста. Большинство из них накрыло в бою тэйской желчью вместе с корветами, а те, кого удалось вытащить… Многие скончались по пути в госпиталь от ран.

Капитан вздохнул и закончил свою речь по-простому:

– Отправляйтесь домой, Ка-Таго. Вы отлично послужили и проявили себя. У меня к вам претензий нет. Особо отличившихся, и вас в том числе, я представил к награде и…

– Я остаюсь! – Ка-Таго вскочил и набычился, вперившись взглядом в капитана.

– Что? – опешил Шадор.

– Мои солдаты бесспорно заслужили награду, но им придется вернуться на Маргррин без меня.

– Вы уверены?

– Так точно!

– Но… – капитан нахмурился, взвешивая все за и против. – Мне нечего вам предложить, кроме резерва. Хотя ваша квалификация и опыт офицера позволяют, но… Сами понимаете, Ка-Дуко не потерпит конкурентов или старших по званию соотечественников.

– С честью довольствуюсь тем, что предложите, – подозрительно смирно ответил Ка-Таго.

– Да? Хорошо. Направляю вас в группу десанта. Абордажником. Но у вас будут и дополнительные обязанности на крейсере. Устроит?

– Так точно.

– Тогда осваивайтесь. Дежурный проводит, а напарник из взвода введет в курс дела.

Более Шадор с ним рассусоливать не собирался. Это его выбор, в конце концов. Неизвестно из каких соображений.

– Есть!.. Капитан… – ка-марг внезапно замялся. – Позвольте маленькую просьбу…

– Да?

– Могу я передать отцу письмо?

– Конечно, кадет. Свободны!

Ка-Таго промаршировал до мостика и невольно остановился, озираясь.

«Надо же так, – поражался он. – Почти гак тут отслужил, а ни разу не был в рубке».

Кадеты в командный отсек не допускались, за исключением тех, кто выполнял воскресные поручения.

А теперь вот, перед «отправкой на берег», сам капитан пригласил…

– Эй, чего встал? Шевелись! – дежурный юнга подтолкнул его в спину после тщетной многократной попытки как-нибудь обойти этот «ка-дуб». – Мне предписано проводить тебя в резервный блок.

Ка-марг ухмыльнулся. Все эти копошения ему что укусы комароида шкуре вузюка.

«Космический дьявол!» – одернул себя Ка-Таго и устремился к коммуникационному колодцу. Только еще вузюков здесь не хватало!

Бывший командир воинов Маргррина решил задержаться на КА из-за важного неоконченного дела… Ка-маргской мести!

Куки в госпитале о разном трепались. Пока валялся там, наслушался историй о сбое в системе крейсера и о диверсиях. Сам же Ка-Таго подозревал конкретную особь. Ясно какую! На борту всего один ар. Доказательств его причастности к диверсии у ка-марга не было, но… Это пока. Он честью поклялся найти виновного в гибели боевых товарищей и жестоко отомстить.

Выдержки из письма Ка-Таго отцу:

«Мой адмирал! Более полусотни наших доблестных воинов трагически пали в бою с извечным врагом. Восславим же их! И восславьте выживших. Они многое перенесли. Встречайте героев с почестями! Всяк из них оставил мне частицу своей доблести. И выступлю я за каждого соплеменника клинком разящим. Да, отец… Прости! Я остаюсь! Дабы служить тебе и своему народу на самом мощном крейсере в галактике и нещадно истреблять амфибий, уничтожающих сынов Маргррина… Пособники Тарантула не уйдут и не скроются от возмездия. Оно настигнет их! И да умоются твари собственной кровью и захлебнутся…»

– Никого ко мне не впускать, – распорядился Шадор, но спокойно поразмышлять ему не дали.

– Тут к вам из медчасти, сэр, – доложил по громкой связи уорент.

– Я же ясно сказал – меня не беспокоить.

– Но… это Дорга… э-э, Дорвард-Гидеон рвутся к вам, сэр.

«Немыслимо! – удивился Шадор. – Феноменально… Чтобы док-доки сами явились на мостик… Добровольно?! Не иначе сегодня в вакууме пойдет дождь, и не метеоритный».

– Пропусти.

– Так точно, сэр!..

– Рерих-Рерих! – с порога вразнобой загалдели доктора.

– Я тебя-тебя слушаю, – капитан напустил на себя суровый вид.

– Фи, Рерих, тебе не к лицу официоз, – скривился Дор.

– Это еще не официально, док-док. Официально, это когда… Стоять! Смиррно! По номерам рассчитайсь!

– Первый… Тьфу! Твою ж каракатицу! – чертыхнулся Дор, а Гон возвел глаза к верхней переборке палубы. – Рерих, кончай со своими шуточками, а то и до инфаркта-инфаркта недалеко.

– Говори за себя, – буркнул Гон, – лопух.

– Зачем приперлись?

– Невежливо, Рерих, так…

Капитан, не обращая внимания на его-его брюзжание, налил себе чаю, сел за стол и предложил напиток близнецам.

– Не-не, некогда мне-мне! – хором отказались он-он. – Вещи собирать надо.

– Какие вещи? – Шадор едва не поперхнулся чаем и порадовался, что рому туда не добавил. – Ты-ты увольняетесь, что ли?

– Не дождешься, – утешил его Дор. – Летим на конгресс.

– Какой еще… Та-ак… Погоди! А я тебя-тебя отпускал?

– В том-то и дело, – вздохнул Гидеон, – что я-я как раз за этим. К тебе… Может, в счет отпуска, а?

– Какого еще отпуска? – Шадор неторопливо прихлебывал чай, мстительно отыгрываясь на нервах у эризийцев.

– А такого, Рерих! Ты обещал! Конгресс медиков на Эризее святое и…

– Тише-тише, умолкните, не тарахтите. Когда?

– Со дня на день. – Дор-Гон слаженно плюхнулись на диван и потерли ладонями лбы. – Уф, беготня…

– И надолго?

– Недели на две, может, чуть больше… Я-я ведь все равно тебе не нужны. Пока рекрутизация, суета и то-се… А меня-меня Ларри заменит. Он еще тот паразит, но вменяемый, сделаю его при новом наборе завотделением…

– Хорошо, летите.

«Только отстаньте от меня!»

– Спасибо, Рерих! Ты настоящий друг! И вот… мизерное дополнение…

– Что? – насторожился капитан.

– Мне нужен новый ассистент, – подкрался Дор, а Гон угрюмо промолчал.

– Так в чем проблема? Подай заявку в кадры, распиши требования. Они подберут.

– Нет, ты не понял, – вздохнул Дор, а Гон нахохлился, сложив на груди руки. – Зачем нам пришлые, когда выгодней растить свои кадры. Ты вот Кабука вырастил.

«На свою голову!»

– А чем я-я хуже?

– Говори за себя, – сквозь зубы процедил Гон, явно чем-то раздраженный.

«Опять что-то не поделили?» – предположил капитан.

– Так вот… Есть у меня на примете один, точнее, одна. Из двенадцатого звена… в прошлом, теперь в резерве. Перераспредели ее ко мне в госпиталь.

Гон фыркнул.

– Квалификация? – осведомился Шадор. – Интернатура?

– Ну, не совсем…

– Ординатура?

– Кхм…

– Медсестра?

– Э-эм, Рерих, вот об этом и речь, что ни то, ни другое, ни…

Гон фыркнул и отвернулся.

– Я послал запрос в Эризийский медуниверситет… Документы можно подать хоть сейчас, но следует пройти испытания.

– Дистанционно?

– Непосредственно. Таковы новые правила, – Дор развел руками, мол, не я их устанавливаю.

Гон удивленно воззрился на брата.

– Новые правила? С каких пор?

– Недавно ввели. Ты об этом не знаешь, – отмахнулся от него Дор. – Ну так как, Рерих? Разреши взять ее с собой. Пусть, так сказать, повращается в эризийской среде, заведет полезные знакомства, помелькает перед профессорами…

«Побудет у меня на побегушках».

– Уверен, она поступит, девушка толковая, много занималась. Помогала мне…

«Угу, пробирки мыть», – злорадно подумал Гон, и в конце концов смирился, решив, что Мира провалит вступительный тест. Но брать девчонку с собой на конгресс, где можно так очешуительно оторваться вдвоем-вчетвером и… Зачем вешать себе-себе на шеи эту мона… мону… моно-гирю?

– …оперировать… В общем, учиться она будет дистанционно – теории, а практиковаться здесь под моим-моим чутким руководством. Как говорится, не отходя от операционной.

И фармацевтической…

– А, кэп? Твое слово.

– Ладно, – Шадор не видел смысла противостоять натиску эризийца. – Пускай летит, но пока у нее нет квалификации, останется в резерве.

– Но как же… госпиталь?

– С предписанием к медчасти. Возьмите ее временно к себе санитаркой, пока хотя бы до третьего курса.

– Рерих! Ты лучший капитан во всей галактике!

– Ну-ну, свою эризийскую лесть прибереги для кардиналов. Но, пожалуй… Добавлю-ка я тебе-тебе еще пару восьмидневок отпуска, в качестве поощрения. Отпускные переведут вместе с командировочными. И тебе, и тебе, и твоей… хм, помощнице.

– Она всего лишь помощница! – запротестовал Гон. – Ему!

– Я это и имел в виду, – невозмутимо ответил капитан. – А почему только ему? Тебе лишние командировочные не нужны?

– Нужны-нужны! – Дор показал Гону кулак.

– И смотрите у меня там, не слишком увлекайтесь… практикой, и не налегайте на… теорию. Кадеты-алкоголики и пациенты с раздвоением личности мне на борту ни к чему.

– Ха! – подбоченился Дор. – На крайний случай у тебя есть психолог.

– И шлюз, – злобно намекнул Гон.

– Я-я возьмем бригантину? – обезоруживающе широко улыбнулся Дор.

– Все! – терпение у капитана лопнуло. – Мы следуем мимо Эризеи, тебя-тебя и… ее забросим, а захватим обратно уже после старта и посвящения. Времени как раз хватит, и… Шуруйте отсюда, если чаю не хотите. У меня и без того полно работы.

– Чаю-чаю он мне-мне предложил, – ворчали на два голоса доктора, покидая мостик и по дороге к госпиталю. – Вот если бы марочного кентрийского, да… Я-я бы еще задержался.

Выдержки из дневника Гая Морони

Думаю, это моя последняя запись. Теперь никто не требует от нас вести дневник. Пишу скорее по привычке. Не верится, что еще недавно я был кадетом… Да уж… Судьба порой выписывает кренделя похлеще кондорских горок! Не пойму, чего это я в философию ударился… Бринэйнн у нас любил пофилософствовать и меня, видать, заразил. Эх… Ну, что сказать напоследок? Со мной по-прежнему Джон и Мира. И мы, получается, здесь не КуКи, а ВуКи или БуКи, или нет… РуКи! Шучу… Так Тони обычно прикалывался… Мы – РуВы – резервный учебный взвод, и назад пути нет. Комьюните нам перепрограммировали… Но, с другой стороны, я даже рад. Не надо томиться на лекциях у Хейрозако, где я всегда засыпал, и препарировать слизней меня никто не заставит, брр, зато вместо этого можно хоть пользу принести… И теперь я больше узнаю о вооружении крейсера. Меня приставили к малому оружейному складу – в отдел приемки и техобслуживания кибердоспехов вместе с Джоном и… Ура! Я попал в один взвод с Сэмом! Мы с ним крепко сдружились за прошедший дагон, но из-за службы редко общались. Теперь служим вместе, койки наши рядом, мы – братья по оружию (или по гаечному ключу), и это хорошо, а то Мирочка постоянно торчит в медчасти по разнарядке и заглядывает в рот… рты ДорГадам. А Джон… с ним особо не поговоришь по душам, все больше по делу. В свободное от работы время он в основном отмалчивается и уходит куда-то. Остальные, которые не девчонки… Вот смотрю я на них и… Век бы не видел! И с грустью думаю, каким классным все-таки был Тони! Компанейский мужик! И понимающий… но все познается в сравнении. И даже Хумфа таким родным кажется, а вообще был свойский чувак… Где-то они теперь?! А Мира скучает по Тиранне, и кроме нее в нашем взводе (по традиции!) только одна девушка – Арисса. Холдеянка… Ничего так, хорошая, но до Тиранны ей далеко. Тиранна – крутая и красивая, даже со шрамом…

Гай прервал запись и удрученно погрыз кончик стила.

…Но мы уж, наверное, и не встретимся…

Вчера заметил, как Мирка тоже что-то строчит у себя, удивился даже. Неужели не забыла еще свой «дорогой дневник», подсмотрел в блок-нот, пока она в душ ходила. А, нет, оказывается, какая-то девчачья хрень под названием Астросю… Типа про любовь разных звездных магнатов-императоров-принцев-адмиралов… Губа не дура!.. К бедным космическим золушкам-кадеткам-студенткам-сироткам-официанткам-гетерам и… Эх! Лучше бы написала о том, как храбрый боец-резервник рубит-мочит-крошит тэйев, а потом героя, всего в кровавых ошметках, при всех целует и обожает грудастая восторженная красотка в… эммм… Вот бы Тони оборжался! Ну… Девчонкам тоже несладко, они и развлекаются, как могут. А я… Размечтался! Настоящая жизнь тут гораздо сложнее, страшнее и из одних красоток не состоит. Скорее из шкипера, старпома, сержанта и боцмана…

 

О, да, чуть не забыл! С нами еще Ярим. Но он все время мрачный. Наверное, тоже скучает… По Бринну? То есть бывшему куратору… Или по бригадирской каюте? Зная Ярима… По каюте. Его, говорят, разжаловали из-за нас… Я ему сочувствую, а он огрызается и посылает. Дерганый стал… А вот Снифа повысили. Назначили куратором у новеньких. Знай наших! Булфергцев то бишь… И я стану когда-нибудь… Генералом? Н-да… Надо как-нибудь отличиться, подвиг совершить… Сэмми рассказывал, что некоторые рувы сумели дослужиться и до старших офицеров…

Самое главное! Некоторые до сих пор в госпитале лежат, и наш взвод не доукомплектован. Скоро кого-нибудь пришлют… Любопытно, кого еще…

Да, вот что интересно, тут нет постоянных командиров – взводных. Все командуют по очереди. Сейчас это Сэм… Когда наступит мой черед… Капец! Боязно до усрачки! Я ж не умею! Вдруг надо мной смеяться станут? Или слушаться не будут… А так хочется иногда покомандовать над… Джоном, Яримом… И еще тем лохматым гадом, который был взводным на прошлой неделе. Это все Хар-Харыч придумал, то есть боцман, странный тип и… жуткий… Сказал, что так надо, потому что неизвестно, где мы окажемся завтра и кем. О, да… Ее ж каракатицу! Я это сполна ощутил на своей шкуре, а был бы вузюком, еще и выгравировал бы… Тьфу-тьфу, не приведи тарантул!.. Ну… Вот и все, труба зовет! Это дневальный. У него глотка луженая, воет как труба. Опять! В такие моменты мне хочется превратиться в вузюка и екнуть в болото…

Перед тем как выключить ЦБ[1], Гай подумал и стер все, что написал, как бы ставя точку на прежней жизни кука. Отныне он в РуВе. А как уж там повернется – будущее покажет.

Резервный блок КА-11

Ка-Таго

Помещения для резерников располагались почти в самом хвосте крейсера и на одном из нижних уровней. «Под брюхом», как любил говаривать Харлоу, а кто-нибудь из взводных шутов неизменно добавлял: «И в жо…» За что был неоднократно посажен боцманом на гауптвахту. Тот не любил, когда уничижительно отзывались о РуВ.

– Мы особое подразделение! – с гордостью вещал Харлад, свирепо зыркая на подчиненных и вращая единственным глазом, а многим чудилось, будто и под черной повязкой у него что-то шевелится. Ходили слухи, что там встроенный мини-люкер. Как клюв у его кибер-птички. А некоторые взводные тоже носили наглазники, подражая своему кумиру.

– Уяснили?

– Так точно, сэр!

– Кто вы?! – часто спрашивал боцман, поддерживая командный дух, и в ответ ему неизменно раздавалось:

– Бойцы резерва!

– То-то же, – удовлетворенно отвечал Харлад, прятал в чехол свою знаменитую девятихвостку и шустро хромал восвояси, стуча по палубе тростью. Частенько, с каркающим питомцем на плече, боцман появлялся там, где у него всегда находились дела.

«Особое подразделение Хар-Харыча!» – было выведено горящими буквами на арке перед входом в резервный блок.

Но Ка-Таго почему-то точку зрения боцмана не разделял, презрительно оглядывая сквозное, вытянутое пеналом помещение с двухъярусными кроватями по бокам – числом всего двенадцать. Это только один взвод, и Ка-Таго отныне его часть – РуВ, винтик, шестеренка огромного грозного крейсера. Ничтожнее только лепрекон. Впрочем, изменилось лишь название и местоположение, а прочее довольно стандартно. Металлопластиковый овальный стол посередке – почти на длину узкого блока; табуреты, шкафчики. Дальше через проход второй такой же «вагончик», а за перегородками – еще по соседству – с двух сторон.

Юнга-провожатый слинял от ка-марга в коридоре на подходе к РуВовским казармам, просто махнул рукой, мол, тебе туда, но Ка-Таго медлил, словно не замечая положительных импульсов штрих-кода и не спешил окунаться в новое де…

– Я могу вам чем-то помочь?

Ка-Таго вздрогнул, сморгнул и удивленно воззрился на подозрительно знакомого хлюпика с зелеными кубиками на рукаве… РуВ! У куков нашивки в форме стрелок.

– Это отсек зеленого взвода? – на всякий случай осведомился ка-марг и тут же вспомнил, где видел этого заморыша и все, что с ним связано. Они постоянно сталкивались то в столовой, то в информатории, то на ярмарке… Вечно шнырял поблизости от Ка-Таго. Будто нарочно. И что он делает здесь?

– Вы не ошиблись, – кивнул паренек и неуверенно улыбнулся. – А я Сэм, нынешний командир первого зеленого взвода и ваш проводник на сегодня, если вы… – он деловито глянул в блок-нот, – Ка-Таго?

Ка-марг не ответил. Он обалдел…

Командир? Этот, и… Командир?! Воистину, в резерве оседает сплошной шлак под командованием сброда.

– И вы мой напарник, – грустно закончил Сэм и улыбаться перестал, – по техработам. В десанте я только на замене временно выбывших куков.

Ка-марг в ответ пыхтел. Молча.

– Вторая кровать снизу свободна, – дружелюбно добавил Сэм, пытаясь привлечь внимание онемевшего ка-марга. – Шкафчик определится по штрихкоду, потом сами запрограммируете… Добро пожаловать в РуВ, Ка-Таго.

Сэм вздохнул, а Ка-Таго отодвинул его плечом, вошел и бросил свой вещмешок на указанную койку. В каюту из соседнего отсека тут же заглянул взлохмаченный тип, скользнул совиным взглядом по ка-маргу, присвистнул и обратился к Сэму:

– Этот, что ль, и есть новое мясо, вместо Тейта? Занятно… Эй, Сэмчик, смотри, ежели будет тебя обижать, скажи, и мы его откомандируем к ближайшему шлюзу.

– Скройся, Бенси, – беззлобно посоветовал ему щупленький командир, – у тебя наряд.

И Бенси последовал его совету, а Сэм обернулся к ка-маргу.

– Наплюйте на него. Сегодня для вас поручений нет, устраивайтесь покамест, но сперва вам надо доложиться боцману о прибытии.

«Тому хромому одноглазому с палкой и недопопугаем? – угрюмо припомнил Ка-Таго. – Приятная тут компания… Напрасно я, дурак, недооценивал КуКи».

Мира – Кортес

К тому моменту как их перевели в резерв, Джон уже полностью восстановился. Мира по привычке называла Кортеса Джоном. Он так ни в чем и не признался и ножик не показал. Иногда девушке казалось, что она себе все придумала. А что, от нервных переживаний и не такое бывает! Обстановка тогда вокруг была та еще!

Первые дни Мире казалось, что закончилось ее спокойное существование. Очнется потенциальный муженек, да и отрежет прядь! И всё! Дальше только дейгарский особняк да семейные обеды. Мира даже всерьез собиралась налысо побриться, чтобы хоть как-то отсрочить неизбежное, но, пока Кортес лежал в госпитале, не решалась. А потом их перевели из КуКа в РуВ… Суета, новые люди, обязанности…

У дейгарки никаких особых переживаний по поводу резерва не было, все равно большую часть времени она проводила в госпитале. И стать отличником боевой и строевой службы не стремилась. Но иногда ей хотелось, чтобы все было как раньше. Тиранна на соседней койке, лекции по астронавигации и обаятельный пират Джон, который так красиво ухаживал, и с которым ей даже пару раз довелось целоваться!

В резерве Джон-Кортес первое время с Мирой даже не общался. То ли ее настороженность чувствовал (он же разведчик!), то ли у него другие заботы были. И все шло как обычно, до сегодняшнего утра…

Резервный командир – Сэм (Мире он, кстати, нравился больше других, говорил обычно тихо и по делу, да и задания давал вменяемые) поручил ей провести инвентаризацию склада их РуВа. И вот там-то, на складе, Кортес «невесту» и отловил.

– Привет, красавица! – сильная мужская рука приобняла ее за талию.

– Привет! – Мира чуть сканмаркер не уронила от неожиданности.

– Как ты? – Джон-Кортес смотрел на нее серьезно и заинтересованно, и девушка смешалась.

– Хорошо… А ты? Как твои раны?

– Затянулись.

– Очень рада.

– Точно? – губы дейгарца изогнулись в усмешке.

– Ну да.

– А давай с тобой сегодня прогуляемся! Вечерком на круговой палубе. Что скажешь?

– Эээ… Можно, наверное. – Мира пыталась понять, насколько опасной для нее может оказаться такая прогулка. Будет ли Кортес при всех отрезать ей прядь волос или же сначала все-таки признается. А если будет?! То тогда…

– Только не сегодня! – выпалила она.

– А почему?

– Очень много всего накопилось, надо отчет написать и с командиром пообщаться, потом я в госпитале кое-что сделать обещала и там еще проверка, и…

– Достаточно! – прервал ее с улыбкой Кортес. – Давай завтра?

– Да-да! – Мира уже жалела, что согласилась, но хотя бы время выиграла.

– Договорились!

Настойчивая рука убралась с талии, а Кортес убрался со склада.

Мира устало опустилась на стул, но не успела она выдохнуть, как прозвучал сигнал вызова.

– Слушаю.

– Мира, – раздался голос Дорварда. – Быстро собирайся! Сегодня вылетаешь со мной-мной на Эризию, на научный медицинский конгресс. Примерно на две недели. Но вещей много не бери, полетим с пересадками.

– Да… эээ… А я…

– Что?

1ЦБ – цифровой блок-нот с рут-комом на сленге резервников.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru