Ты навсегда со мной

Джессика Гилмор
Ты навсегда со мной

Джессика Гилмор
Ты навсегда со мной

Reawakened by His Christmas Kiss

© 2019 by Jessica Gilmore

«Ты навсегда со мной»

© «Центрполиграф», 2021

© Перевод и издание на русском языке,

«Центрполиграф», 2021

* * *

Пролог

Финн Хоукин взял бокал шампанского и огляделся. Роскошная обстановка бального зала не производила на него впечатления, но ему предстояло в деталях пересказать вечер маленьким племянницам. Им не терпелось узнать, походил ли летний бал в Армарии на балы, которые описывались в сказках.

– Веселишься? – спросил человек в плаще и маске, останавливаясь рядом.

– Лоран! – Пусть присутствие Финна на празднике объяснялось скорее деловым, чем личным интересом, он был искренне рад повидаться со старым другом. – Спасибо, что пригласил.

– Тебе всегда рады в моем доме. Хорошо, что ты сумел выбраться.

В голосе Лорана угадывался намек на сочувствие. Финн мало с кем откровенничал, но Лоран знал, каким непростым выдался для него прошлый год, сколько тяжелых решений пришлось принять.

– Как твои племянницы?

– Устали от целой недели на пляжах, хотя ни за что на свете в этом не признаются. Сегодня мы чуть не поссорились из-за того, что я не взял их на настоящий королевский бал. Я обещал украсть для них торт. Надеюсь, это поможет восстановить мир.

– Приводи девочек во дворец, скажем, послезавтра, – предложил Лоран. – Мы найдем чем их развлечь.

Финн не мог не заметить, что Лоран более оживлен и раскован, чем обычно. Сдержанного до сухости человека словно подменили на кого-то другого, улыбчивого, легкого, переполненного радостью, которую Финн понимал, но не мог примерить на себя.

– И кто эта девушка?

– Какая девушка? – Улыбка Лорана стала еще шире, а взгляд непроизвольно остановился на худенькой барышне в желто-серебряном платье.

– Да-да, эта. Ты с нее весь вечер глаз не сводишь.

Показываться на публике с женщинами было не в привычках принца. Если он танцевал, флиртовал и шептался с девушкой в желтом на глазах у гостей, его намерения следовало расценивать как серьезные. Финн не ожидал такого от мужчины, давно смирившегося с идеей политического брака по расчету.

– Это Эмилия, организатор праздников. Она сумела подготовить летний бал меньше чем за месяц. – Лоран старался, чтобы слова прозвучали буднично, но нотка гордости в голосе выдала его влюбленность с головой.

– Она молодец, бал просто волшебный.

– Сказал человек, который весь вечер одиноко простоял в сторонке. Я не ждал, что ты приведешь подругу, но в зале полно красивых аристократок. Уверен, ни одна не отказалась бы потанцевать с тобой.

– До таких знакомств я еще не дорос, – засмеялся Финн.

– Скромность тебя не украшает. Ты молод, активен, у тебя полный комплект своих волос и зубов. Только этим ты уже даешь фору половине присутствующих мужчин. Плюс ты владеешь успешной компанией и только что купил замок.

– Блейкли нельзя сравнивать с королевским дворцом.

Финн протестовал, но в душе испытывал гордость за старое здание, в котором собирался обустроить жилье для племянниц и разместить штаб-квартиру быстро растущей компании. Хоть он и вырос в Блейкли, замок достался ему не в наследство, а за деньги, заработанные тяжелым трудом и способностью удачно – и ловко – маневрировать в мутных водах бизнеса.

– Я рад за тебя, – мягко проговорил Лоран. – Ты добился своей цели. Многие ли могут сказать такое о себе?

Принц был прав. К тридцати годам Финн осуществил все, что задумал во время их с Лораном учебы в Париже. Основал бизнес, заработал много денег и вернулся в имение, где провел юность.

Только теперь в качестве хозяина, а не младшего садовника, вынужденного кланяться представителям так называемого высшего класса.

– Каждый раз, когда мы достигаем цели, впереди загорается еще один маяк, Лоран. Но сейчас меня заботит только счастье и безопасность племянниц.

– Ты справишься.

Они немного постояли в молчании, наблюдая за танцующими гостями, пока взгляд Лорана снова не приклеился к Эмилии. Финн машинально посмотрел в ту же сторону. Владычица сердца его друга нашла себе собеседницу – высокую элегантную молодую женщину в довольно скромном на общем фоне черном платье, с темно-русыми волосами, собранными в пучок.

Финн узнал ее и не поверил глазам. Случайно встретить девушку, которую он разыскивал годами, в сотнях километров от места, где они выросли?

Последний раз, когда они виделись, она была на десять лет младше и носила платиновое каре. Угловатая, немного неловкая, с резкими скулами, она искоса смотрела слишком знающим для ее возраста взглядом с рекламных щитов и журнальных обложек по всему миру, а потом внезапно исчезла из поля зрения публики и из его жизни, словно ее никогда не было.

– Лола? – прошептал Финн, и женщина, как будто услышав, встревоженно обернулась.

Должно быть, ему показалось. Лола Бомон ушла, растворилась в пространстве без следа. Финн искал ее достаточно долго, чтобы в этом убедиться. Он моргнул и снова сфокусировался на женщине в черном. Это точно ошибка, его ввело в заблуждение отдаленное сходство черт. Она явно принадлежала к обслуживающему персоналу, тогда как Лола всегда и везде была среди почетных гостей.

Финн полагал, что излечился от наваждения, заставлявшего его видеть Лолу в каждой женщине. Тем не менее он не удержался от вопроса:

– Кто это рядом с Эмилией?

– Александра Давенпорт, совладелица агентства по организации праздников. Приехала вчера, чтобы помочь Эмилии. А почему ты интересуешься? – Улыбка Лорана стала лукавой. – Познакомить?

– Нет, спасибо. Просто любопытно.

Финн задумался. Александра – второе имя Лолы, разве нет? Наверняка это просто совпадение. Но в его душе нарастала инстинктивная уверенность, что таких совпадений не бывает. Как только он выстроил жизнь так, как хотел, Лола Бомон вернулась, чтобы снова все разрушить.

Вопрос заключался в том, что ему следует предпринять?

Глава 1

Александра Давенпорт включила телефон сразу после паспортного контроля. В полете она выспалась, успела немного освежиться перед посадкой и была готова к очередному рабочему кризису. Алекс любила внештатные ситуации: ее сильной стороной был именно кризисный менеджмент.

Она улыбнулась, когда голосовая почта доставила ей сообщение Эмбер, коллеги и подруги.

– У нас срочный заказ. Тебе придется провести несколько дней в резиденции клиента, и он настаивает, чтобы ты добралась до него как можно скорее. Машина подъедет прямо к аэропорту. Позвони с дороги, я расскажу детали. Не волнуйся, сменную одежду и все необходимое я приготовила, чемодан уже забрали. Хорошая работа в Нью-Йорке, не могу поверить, что мы вышли на международный уровень!

Алекс нахмурилась от мысли, что придется сразу же ехать куда-то еще. Она соскучилась по таунхаусу в Челси, где жила и работала с тремя ближайшими подругами. Из дома, который Алекс унаследовала год назад, они вчетвером вели дела агентства «Счастливое будущее», занимавшегося организацией праздников, интернет-проектами, пиаром и рекламой.

За восемь месяцев работы агентство приобрело хорошую репутацию, чему немало поспособствовали успехи основательниц на личном фронте. Лоран, эрцгерцог Армарии, не скрывал увлечения Эмилией, а сисадмин Гарриет была помолвлена с миллиардером Деанджело Сантосом. Алекс вздохнула, думая, действительно ли это так хорошо для их маленькой компании. Гарриет доживала в таунхаусе последние месяцы перед свадьбой и переездом к мужу, но она, по крайней мере, намеревалась продолжить работу. Шансов, что потенциальная эрцгерцогиня Эмилия сможет последовать ее примеру, не было. Алекс радовалась за подруг, но жалела, что им не хватило времени отладить бизнес как следует.

Она переживала не только за общее дело. Александра была счастлива в окружении подруг, даже сам ее дом, пропитанный энергетикой четырех молодых женщин, казался живым. Туда хотелось возвращаться. Сохранится ли эта атмосфера, если они с Эмбер останутся вдвоем?

Алекс привычно блокировала шум и суету, уделяя людскому потоку ровно столько внимания, сколько нужно, чтобы ни с кем не столкнуться. Когда в зале ожидания подняла глаза от телефона, мимо пронеслась девочка-подросток, которую готовилась принять в объятия улыбающаяся пожилая пара.

Никто никогда не ждал Александру – разве что люди, которым за это заплатили, как сегодняшнему шоферу.

Молодая женщина расправила плечи. Хватит глупостей. Она только что успешно выполнила зарубежный заказ, и ее уже ждала новая работа. Профессионализм требовал всегда отдавать приоритет интересам клиента.

Через десять минут она уже включала ноутбук на заднем сиденье большого комфортабельного автомобиля. Даже в этот ранний час дороги были загружены, машина двигалась медленно. Посмотрев в окно на мутный зимний рассвет, Алекс отметила, что небо выглядит тяжелым и низким. Зима вступила в свои права, напоминая, что до Рождества осталось всего три недели.

Мимо проплыл дорожный знак, и Александра поморщилась, поняв, что машина выезжает на шоссе М40. Оставалось надеяться, что шофер скоро куда-нибудь свернет, потому что Алекс не хотела снова оказаться в окрестностях Чилтернс. С этими местами было связано слишком много воспоминаний.

Она посмотрела на часы и решила, что теперь уже вряд ли разбудит Эмбер, если сама позвонит за разъяснениями.

– Привет, Алекс! Получила мое сообщение?

– Да. Именно поэтому выезжаю из Лондона, вместо того чтобы направляться домой. Кто наш клиент и к чему такая спешка? Он попал в публичный скандал или на свет вот-вот выплывут его старые грехи?

– Все совсем не так увлекательно, извини. Ты слышала о компании «Хоук»?

– Звучит знакомо.

– Бренд выпускает одежду для любителей походов и активного отдыха. Помнишь мое зимнее пальто?

 

– Да. – В гардеробе Алекс не было этого бренда, но она слышала хвалебные отзывы. – Что у них случилось?

– Пиар-менеджер сломала ногу, лежит в больнице. А у компании в разгаре переезд, они перемещают штаб-квартиру в какой-то старый особняк. Туда ты сейчас и едешь.

– Ясно.

– Владелец решил открыть поместье для публики как центр активного отдыха на природе. Канатный парк, пешие маршруты, размещение в переделанных амбарах и все в таком духе под лейблом «Хоук». В конце недели запланировано открытие, приуроченное к Рождеству. Как я поняла, поместье долго стояло заброшенным, да и деревня рядом переживает не лучшие времена. Идея еще в том, чтобы дать ей новую жизнь и обеспечить жителям рабочие места.

– Очень достойный план, – сухо сказала Алекс. – Но в таких случаях весь пиар продумывается и согласуется за много месяцев до открытия. Зачем им нужна я?

– Присмотреть за всем, пока их пиар-менеджера не выпишут из больницы.

Алекс посмотрела в окно на розовеющее небо.

– Эмбер, ты объяснила, что нет нужды платить мне кучу денег за работу, с которой справится любой внештатник?

– Открыть поместье после стольких лет – большое дело, а у них нет опыта в подобных вещах. Они хотят, чтобы новый центр стал воплощением идей бренда, в том числе – корпоративной ответственности. Им нужен кто-то надежный для правильной подачи информации в СМИ. Кроме того, они намекнули, что дадут заказ побольше, если их все устроит. Может, хотят нас проверить.

– Может быть. – Алекс пришла работать в пиар не вчера. Она знала толк в историях, и эта казалась ей сомнительной. – Пришли мне детали.

– У меня их нет, в «Хоук» сказали, что введут тебя в курс при встрече. Честно, Алекс, с открытием центра под Рождество тебе там будет чем заняться.

Все инстинкты Алекс звенели от боевой готовности. После разговора она планировала отыскать все, что Интернет имел сказать про компанию «Хоук» и ее владельцев. Возможно, она ошиблась, и ситуация была именно такой, какой ее описали, но Алекс не хотела неожиданностей.

– Можешь сделать еще кое-что? – попросила Эмбер. – Клиент прислал пресс-релиз, чтобы ты немного поколдовала над ним и прислала обратно сегодня к девяти утра. Взглянешь?

– Конечно. Как у нас вообще дела, все в порядке?

– Отлично. Гарриет проводит день с Деанджело, Эмилия отсыпается после балов и приемов.

В голосе Эмбер послышались грустные нотки. Как и Алекс, она привыкла к компании подруг и чувствовала себя счастливой, когда они проводили время вместе. Ее не радовало приближение первого за несколько лет Рождества, которое им предстояло отпраздновать порознь. Гарриет собиралась с женихом в Бразилию, Эмилия должна была вернуться из Армарии лишь через две недели – скорее всего, с обручальным кольцом на пальце.

– А почему бы нам вдвоем не съездить куда-нибудь на Рождество? – предложила Алекс. – Покататься на лыжах. Или слетать в город, который хорош зимой. Например, в Вену. Мы заслужили небольшие каникулы.

– Они и правда будут небольшие. Дня три.

– Лучше, чем ничего. Будь начеку, скоро я скину пресс-релиз.

– Позвони, когда устроишься и поговоришь с «Хоуком». Мне жаль, что ты даже не успела заехать домой.

Алекс скачала файл, который прислала Эмбер, и погрузилась в работу, временно выбросив компанию «Хоук» из головы. Она не заметила, как машина свернула с автострады на второстепенную дорогу, ведущую через несколько живописных старомодных деревушек, и подняла глаза от монитора, только когда водитель остановился у кованых ворот.

Один взгляд на знакомые до мельчайших деталей створки подсказал ей, где она находится. Блейкли. Горло сдавила паника, о которой Алекс не вспоминала последние десять лет. Она вернулась туда, где закончилась ее прежняя жизнь и куда она клялась никогда не возвращаться.

Спокойствие изменило Алекс. Она хотела попросить водителя отвезти ее обратно в Лондон, но голос не слушался, а в голове стоял туман из страха и давно похороненных воспоминаний. Автомобиль повез молодую женщину дальше в имение – она без труда узнавала каждый поворот, каждое дерево, каждый вид. Все это было частью ее души. Словно под гипнозом, Алекс смотрела в окно, чувствуя, как страх уступает место ностальгии. На миг она даже смогла увидеть призрак бесстрашной длинноногой девушки, бегущей среди деревьев.

Эта девушка – леди Лола Бомон – исчезла в день, когда рухнуло благосостояние семьи. Александра Давенпорт заняла ее место. Любое сходство между ними было поверхностным и незначительным.

Да и кто бы мог предположить, что яркая, эмоциональная Лола и сдержанная скромница Алекс – одно и то же лицо? Александра не любила вечеринок и флирта, не ожидала, что кто-то будет выполнять каждый ее каприз, не стремилась шокировать, не искала славы. Она тихо жила и много работала. Ее одежда по-прежнему была модной и стильной, но при этом практичной. Она носила аккуратные прически и неброские украшения. Александру наняли для выполнения определенных обязанностей, а то, что работа привела ее в старый фамильный дом, могло быть только ужасным совпадением. Никто, включая подруг, не знал, кем она была раньше.

Алекс все еще пыталась сообразить, что делать. Она не привыкла бегать от трудностей, но у нее были веские причины так долго избегать этого места. Она давно не чувствовала себя Лолой, не вела себя как Лола, но что, если кто-то все-таки узнает ее?

Она сжала кулачки. Теперь Алекс управляла историями вместо того, чтобы в них попадать. Кричащие заголовки в таблоидах остались в прошлом, но она знала, что новость об ее возвращении в Блейкли снова породит скандальные домыслы, которых она так старательно и успешно избегала.

В таком разрезе бегство приобретало в ее собственных глазах статус стратегического отступления. Алекс могла бы сослаться на накладку с заказами, извиниться, прислать в Блейкли одного из своих весьма одаренных внештатников и предложить в качестве компенсации небольшую скидку.

В этот момент машина проехала последний поворот, и глазам Алекс открылся замок Блейкли, позолоченный утренним солнцем. Она смотрела на величественный длинный фасад, знаменитые башенки, бурые деревья с поднятыми высоко в серое небо ветвями. Блейкли был прекрасен, как и положено замку, в стенах которого творилась история, рождались легенды. Короли вступали в опасные связи, королевы впадали в немилость, могущественные герцоги теряли титулы, иногда вместе с головами. Здесь предки Алекс ставили на кон все в игре случая, любви и предательства, пока один из них не проиграл и свободу, и дом, и семью.

А теперь его дочь, последняя из семьи Бомон, возвращалась в Блейкли – наемной работницей, не хозяйкой.

Алекс сделала еще один глубокий вдох, чтобы убрать тяжесть в груди. Расправила плечи. Она больше не была Лолой Бомон. Ее звали Александра Давенпорт, она обладала спокойным характером, умела решать проблемы и всегда доводила начатое до конца. А еще вела практичную, размеренную жизнь: мысль, что разорванная десять лет назад связь с кучей кирпичей может хоть что-то изменить, казалась смешной. Никто в нынешнем Блейкли ее не знал. Она сделает все, что от нее требуется, и уедет, ни разу не оглянувшись. Без сожалений, потому что их и так накопилось достаточно.

Договорившись сама с собой, Алекс откинулась на сиденье и достала зеркальце. Помада на губах лежала ровно, прическа не растрепалась, лицо выражало холодную сосредоточенность. Все так, как и должно быть.

Следовало помнить, что Александра Давенпорт никогда не бывала в Блейкли. Выйдя из машины, она должна была с любопытством оглядеться и спросить шофера, куда идти. Вести себя так, словно все вокруг ново и незнакомо, а после необходимых формальностей погрузиться в работу. Так Алекс и поступила: нацепила на бесстрастное лицо вежливую улыбку и повернулась к человеку, который вышел ее встречать.

Это был высокий, широкоплечий, атлетичный мужчина в джинсах и темной куртке, с небрежно зачесанными назад волосами и темными глазами, холодными, как декабрьский воздух.

– Здравствуйте. – Улыбка Алекс едва заметно дрогнула, прежде чем она протянула руку. – Александра Давенпорт.

Взгляд мужчины стал еще более сардоническим. Он ответил на рукопожатие, стиснув ее ладонь почти до боли, словно хотел что-то доказать.

– Финн Хоукин. Но ты и так это знаешь, не правда ли, Лола?

Глава 2

Финн разжал хватку, и Алекс сейчас же убрала руку.

– Сейчас я называю себя Александрой.

– Твое второе имя. – Он с удовлетворением заметил машинальный утвердительный кивок. – А почему Давенпорт?

– Девичья фамилия бабушки. – Она отступила на шаг и огляделась. Финн прочел понимание в ее серых глазах. – Хоук…ин. Конечно. Ты мечтал заработать достаточно, чтобы однажды купить такой дом, как Блейкли. Я не думала, что замахнешься на сам Блейкли, но это был не первый раз, когда я тебя недооценила.

Финн репетировал встречу с тех пор, как услышал о несчастном случае с главой своей пиар-службы. Нет, на самом деле гораздо дольше. С того дня, когда заметил Алекс на балу в Армарии, начал собирать информацию об агентстве и убедился, что не обознался.

Он считал Лолу Бомон незаконченным делом, которое нужно было закончить, чтобы двигаться дальше. Финну следовало наконец-то избавиться от преследовавших его сожалений и сосредоточиться на будущем, на племянницах. Но это можно было сделать лишь одним способом – бросив вызов прошлому и женщине, которая его олицетворяла.

На счастье или на беду судьба подыграла ему, оставив без главы пиар-службы в критический момент. В ближайшие выходные поместье должно было впервые в истории открыться для публики, и Финну требовался человек, который бы координировал прессу. Алекс выросла в Блейкли и работала пиар-консультантом. Кто бы справился с задачей лучше ее?

Знакомая ему Лола устроила бы из возвращения к родным пенатам драму со смехом или слезами, но ее новая версия излучала сбивающее с толку спокойствие. Это застало Финна врасплох, но не помешало заметить, как Алекс чуть выделила интонацией слово «недооценила». Ему даже пришлось взять паузу, прежде чем ответить, чтобы внимательнее присмотреться к женщине, которая была его самым давним другом – и первой любовью.

– Ты не знала, что я основал «Хоук»?

Финн не стал прятать вежливое недоверие. Возможно, Лола ни разу не пыталась узнать о его судьбе в Интернете, но специально разыскивать Финна Хоукина стало излишним после того, как бренд «Хоук» прославил основателя и CEO на весь мир. Тем более Алекс профессионально занималась пиаром. Казалось невероятным, что она ничего не знала о том, кем он стал и чего добился.

– Извини. – Теперь ее улыбка выражала сожаление. – Активный отдых – не моя тема, как и одежда. Конечно, я слышала о компании «Хоук», но ты никогда не конкурировал ни с кем из моих клиентов, так что у меня не возникало нужды копать глубже. Поэтому я так удивилась, что «Хоук» захотел нанять именно меня. Должна сказать, я совсем перестала понимать, зачем я здесь. Мне лестно твое предложение, но с учетом всех обстоятельств я не думаю, что нам стоит работать вместе.

– Всех обстоятельств? – Голос Финна стал гладким, как лед, но выражение лица Алекс осталось безмятежным.

– Нашей общей истории.

– Интересное определение.

Он удержался от искушения выплеснуть все горькие слова, накопившиеся за десять лет. Пора юности, когда Финн не умел контролировать эмоции, не понимал, как пережить несправедливость и душевную боль, давно миновала.

– Тем не менее именно это делает тебя идеальным выбором, – проговорил он. – Ты знаешь замок лучше всех.

Алекс продолжала смотреть на него с невозмутимостью садовой скульптуры. Финн скрестил руки на груди и стал ждать ответа, не позволяя ее спокойствию смутить себя. Звали ли ее Лола Бомон или Александра Давенпорт, в одном он был уверен: она не просто знала Блейкли, она любила это место всей пламенной душой.

Однако, чем дольше Финн изучал ее, тем больше убеждался, что в стоящей перед ним женщине нет ничего пламенного. Исчезли платиновые пряди и готический макияж, экстравагантные супертрендовые наряды и повадки дикого лесного божества. Александра предпочитала натуральный темно-русый цвет волос, красилась умеренно, одевалась строго. В ее позах, жестах и взгляде не было ни намека на возможный разгул эмоций, только уверенность и контроль. Финн невольно задался вопросом: осталось в этой незнакомке хоть что-то от Лолы?

– Замок я знаю, да. Твой бренд – нет.

– Но ты специализируешься на краткосрочных заданиях как раз потому, что умеешь быстро схватывать суть дела. Моя пиар-команда возьмет на себя черновую работу, а твоей задачей будет представить Блейкли как место, которое стоит посетить. Твоя коллега сказала, что ты уже занималась подобными проектами, она не предвидела проблем.

– Эмбер не знает, что связывает меня с Блейкли или с тобой, возможность конфликта интересов не пришла ей в голову. Я считаю, всем будет лучше, если ты воспользуешься услугами одного из наших внештатных консультантов.

 

Не так быстро, подумал Финн. Он организовал возвращение Лолы не для того, чтобы она тут же снова умчалась в закат, оставив его вопросы без ответов.

– В контракте прописано, что работать в Блейкли будешь именно ты, Алекс. Я согласился заплатить немалые деньги за твои знания и опыт.

– Мы можем предложить скидку, чтобы компенсировать доставленные неудобства.

– Мне не нужна скидка. Либо ты выполнишь условия контракта, либо я подам в суд. Уверен, ты будешь счастлива рассказать всем, почему не можешь со мной работать.

Несколько секунд Алекс молча обдумывала его слова, оставаясь неподвижной и бесстрастной.

– Понятно. Мне жаль, что ты так меня ненавидишь, Финн.

– Я не испытываю к тебе ни ненависти, ни каких-либо иных чувств. Ничего личного, только бизнес. Так что ты решила?

Он лгал, глядя ей в глаза. Конечно, основная причина была личной, хотя и деловые интересы сыграли свою роль. Но Финн действительно не чувствовал к ней ненависти. Никогда.

– Если ты настаиваешь, я останусь. – Алекс вздохнула.

– Хорошо. Пойдем, я покажу тебе рабочее место.

Рука Александры легко опустилась на его руку, и Финн подумал, что даже в ее прикосновении не осталось огня. Или общее прошлое сделало его невосприимчивым к чарам этой женщины.

– Финн, давай договоримся сразу. Если ты действительно хочешь работать со мной, забудь, что мы когда-то были знакомы. Забудь, что я когда-то жила здесь. Лолы Бомон больше нет, я давно оставила ее позади.

– Жаль. В Лоле было много хорошего.

– Это не ответ. Ты дашь мне слово уважать мою теперешнюю личность и репутацию, которую она выстроила? Не знаю, как ты меня выследил, но, если приглашение сотрудничать действительно связано с моими деловыми качествами, а не с желанием попиариться на скандалах, ты должен обещать мне забыть Лолу.

Финну по-прежнему было трудно разглядеть хоть какую-то эмоцию в глубине серых глаз Александры. Даже прежний влюбленный мальчик больше не смог бы сравнить их с неспокойным морем или предгрозовым небом. Скорее они походили на блестящие гладкие камни.

– Думаешь, я пригласил тебя сюда, чтобы разоблачить?

– Это был бы отличный рекламный ход. Последняя из рода Бомон вернулась в Блейкли. Журналистам такое понравится, им не понадобится много времени, чтобы извлечь на свет все грязное белье. Людям нравится посещать места, связанные с падением гордых древних родов. Я охотно сыграла бы на этом, Финн, но не в качестве экспоната.

Финн невольно сжал кулаки, изо всех сил стараясь не проиграть соревнование в невозмутимости.

– История принадлежит прошлому. Теперь Блейкли мой, а я предпочитаю фокусироваться на будущем и на благополучии людей, которые здесь работают.

– Спасибо. Я рада, что мы друг друга поняли.

Во время разговора Финну порой казалось, что за безупречным профессиональным фасадом еще можно разглядеть полную жизни девушку, которую он знал. Но сходство было мимолетным и чисто внешним. В Лоле горел огонь, кипели страсти. Из-за них она попадала в неприятности, но, по крайней мере, умела жить. У Финна создавалось впечатление, что стоящая рядом с ним женщина не прожила по-настоящему ни одного дня, лишь существовала как сомнамбула, автоматически подчиняясь распорядку. Из всех трагедий, которые обрушились на семью Бомон, эта печалила его больше всего.

Впрочем, кое-что о Лоле, или Александре, все-таки прояснилось окончательно: как и десять лет назад, она думала, что Финн хочет нажиться на ней. Не важно, чего ему удалось достичь, для этой женщины он оставался мальчишкой, который, как она думала, ее предал. Ну что ж, на сей раз ей уже не удастся так легко оскорбить его недоверием.

В любом случае Финна ожидало прекрасное будущее после Рождества, когда Лола-Александра навсегда покинет его жизнь и мысли.

Александра много лет упражнялась в самоконтроле, но никогда еще он не давался ей так трудно. Молодая женщина не знала, что ранит ее сильнее: близость родного дома или мужчины, которому она когда-то отдала сердце и доверилась полностью лишь для того, чтобы жестоко обмануться. Алекс обуревали давно забытые, как ей казалось, чувства. Накатывала тошнота, руки дрожали, и только колоссальное усилие воли помогало сохранять ровный голос и бесстрастное выражение лица.

Финн не должен был узнать, как много для нее значил. Алекс поклялась, что больше никогда не позволит ему – или кому-либо другому – получить над ней такую власть.

– Нам лучше перейти к делу, – сказала она. – Обычно я приезжаю к клиентам подготовленной, но мне сказали, что брифинг состоится на месте.

Александра подпустила в голос обвинительную нотку, упрекая Финна, что он сознательно не дал ей времени подготовиться. Часть ответственности, безусловно, лежала на ней самой: если бы она потратила хотя бы пару минут, чтобы почитать в Интернете про компанию «Хоук», ситуация не обернулась бы таким сюрпризом. Александра не могла винить Финна за все. По крайней мере, не в этот раз.

– Я познакомлю тебя с командой в офисе. Мы приспособили под него конюшню. Сюда.

Он указал на засыпанную свежей древесной стружкой тропинку, которая вела в перелесок, отделявший офисы от замка. Поправив сумку с ноутбуком на плече, Алекс последовала за Финном, как будто не знала дорогу к конюшням так же хорошо, как и он.

– Скажи, когда замок будет открыт для публики – круглый год или только в сезон? Билет включает в себя всю территорию вместе с парком?

Алекс постаралась переключиться в режим сбора информации для рекламной кампании.

Она должна была относиться к открытию Блейкли для публики как к обычной работе, к Финну – как к обычному клиенту. Только такой подход даст ей шанс все это вытерпеть.

– Красота старинных поместий должна быть доступна всем, а не только кучке избранных. Экскурсанты смогут каждый день осматривать парк, сады и весь замок, кроме двух верхних этажей в западном крыле. Там я живу.

Пальцы Алекс, сжимавшие ремень сумки, побелели. Финн жил в ее доме, ходил по ее любимому замку, как хозяин. Когда-то она мечтала, чтобы все сложилось именно так, только в мечтах видела себя его женой. Кто делил с ним апартаменты сейчас? Алекс не видела на его руке обручального кольца, но это еще ни о чем не говорило. Впрочем, сердечные дела Финна ее не интересовали, она лишь надеялась, что за десять лет он уяснил, что такое верность, научился любить, а не использовать.

– Полагаю, картины и мебель все еще здесь? Я знаю, что замок был куплен со всем содержимым.

Ей пришлось приложить усилия, чтобы голос не задрожал. Блейкли и все его сокровища больше ничего для нее не значили. Ей не стоило представлять себе дубовую мебель эпохи Тюдоров или коллекцию полотен прерафаэлитов, вспоминать старый кукольный дом и своего пони Клубничку.

– К счастью для меня, сначала его купил олигарх, который видел Блейкли только на картинках. Он хотел охотничьи угодья и не сразу понял, что поместье для этого не подходит. По-моему, не приезжал сюда ни разу. Замок достался мне со всем, что в нем было в день, когда ты уехала.

Алекс позволила себе на один опасный момент погрузиться в воспоминания. Она увидела юную девушку в слезах, озеро, обтянутое полицейской лентой, суровое лицо Финна, толпу репортеров у ворот. И снова бросила один последний взгляд назад перед тем, как выскользнуть через тайную калитку в другую жизнь, оставив Лолу в заголовках, а сердце – в Блейкли.

– Итак, Финн, – сказала Александра с показной бодростью, загнав эти картины в глубины памяти. – Расскажи мне о своих планах и моих обязанностях.

Работа давно стала для нее спасательным кругом. Алекс подозревала, что в следующие несколько недель он будет нужен ей, как никогда раньше.

Рейтинг@Mail.ru