Город сбывшихся желаний

Джессика Гилмор
Город сбывшихся желаний

Глава 2

Гейб высушил волосы полотенцем и надел рубашку, принесенную Рейчел. Не спеша застегивая пуговицы, он снова прокручивал неожиданные утренние события и удивлялся на себя: о чем только он думал?

Он не думал – вот в чем проблема. Он позволяет себе смешивать дело и удовольствие слишком часто. К тому же сказался недостаток сна и переизбыток офисного флирта.

Но каково первое впечатление! Он не был уверен, что потрясло ее больше: поцелуй или новость о его назначении. Он не в обиде, что ни одно ни другое не вызвало у нее удовольствия. Но он не из робких. В отличие от Полли Рафферти у него нет такого преимущества, как фамилия основателя фирмы, но ему всего двадцать восемь лет, а он уже вице-директор в «Рафферти», и его цель – к тридцати возглавить собственную компанию.

Дела продвигаются успешно, два года – и цель достигнута. Жизнь коротка. Гейб знал это как никто другой.

Он вышел из ванной в коридор, ведущий в кабинет. Пора съесть какой-нибудь пирожок.

– Приняли душ?

Гейб остановился и уставился на Полли. Неужели на ее лице улыбка?

– Рейчел рассказала мне, что вы очень много работали, – продолжала Полли. – Я хочу вас поблагодарить. Очевидно, положение дел оставляло желать лучшего, но хорошо, что вы были здесь и помогли.

– Я был рад включиться в работу. – Гейб прислонился к двери и, прищурившись, смотрел на нее.

Полли, кажется, не замечала его взгляда. Она откинулась на спинку кресла, лэптоп уже подключен к клавиатуре и монитору, на блестящей поверхности стола красного дерева лежит стопка бумаг и красная авторучка. Он заметил вычеркнутые строчки. Ясно – она времени зря не теряла и уже начала работать.

Словно его здесь не было.

Полли подняла на него глаза.

– Вы не позавтракали, поэтому я предлагаю вам передохнуть час-другой, пока я знакомлюсь с документами, а потом мы сможем обсудить, что делать дальше. Начнем с постоянного кабинета для вас и вашей помощницы.

Сейчас она была воплощением любезности и выглядела как идеальная хозяйка. Гейб подавил усмешку – он не мог не одобрить ее тактики. Полли бросала ему вызов. О, разумеется, вежливо и даже с долей очарования, но тем не менее ясно давала понять, что, невзирая на ее временное отсутствие, это – ее компания, а он – пришелец.

– Вы не захотели занять кабинет вашего деда? – спросил Гейб.

– Эта комната принадлежала моему прадеду. Мебель, вся обстановка… все, как было при нем. Я останусь здесь.

– Я готов приступить через пятнадцать минут, – сказал Гейб. – Час мне не нужен.

– Это очень любезно, Гейб, – улыбка была по-прежнему приветливой, – но у вас есть час. Увидимся позже.

Сказано ясно: «Вы можете идти». Первый раунд в пользу Полли Рафферти.

О’кей. Гейб был не против провести еще раунды. Для него главное – окончательный выигрыш. Он кивнул и направился к двери.

– Конечно. Входите в курс дел. И… Полли, добро пожаловать.

Улыбка была на лице Полли, пока за высоким французом не закрылась дверь. Затем тяжело выдохнула. У нее ушло несколько минут, чтобы вернуть собственный кабинет, но все равно она не чувствовала себя в нем хозяйкой. Запах другой… пахло цитрусовым одеколоном, кожей и еще чем-то… наверное, противным зеленым напитком, который с таким удовольствием проглотил Гейб. Она понюхала стакан, пока он был в душе, и ее передернуло. С чего вдруг безобидное смузи так на нее действует?

Но и кофе, принесенный для нее, тоже имел отвратительный запах. Должно быть, это из-за нарушения биоритмов после всех ее путешествий и перелетов. Еще в аэропорту, когда она решила перекусить, у нее свело желудок от подступившей тошноты при одной лишь мысли о еде.

Надо об этом забыть. Нытье по поводу своей усталости и о том, что ей нездоровится, не для нее. Все, что ей необходимо, это работа нон-стоп.

Она подошла к широким окнам в стиле ар-деко и сквозь цветные стекла стала смотреть на улицу внизу. Вид, окрашенный в красные и зеленые цвета, был похож на причудливые сценки из фильма про Уэст-Энд. Полли всегда нравился этот странный отсвет; почему-то думалось яснее, четче, проблема представлялась по-новому.

А сейчас ей понадобится использовать свой мозг в полную силу.

– Габриель Бофиль, – громко произнесла она, рисуя в уме его образ. Что ей это говорит?

То, что он бесстыдный. И красивый.

Какой вывод она может сделать? Ему безразлично, что о нем думают люди и что она о нем думает. Он – самоуверенный тип и не сомневается в своем обаянии. А вот ее он недооценивает.

С этим она справится.

Полли вернулась к столу и жестом собственника погладила полированное дерево. Вот что надо сделать. Она запустила поиск на компьютере и ввела его имя.

– Кто вы, господин Бофиль? – пробормотала она, нажав на клавишу «Вход».

Страница мгновенно заполнилась. Так… специалист по цифровым технологиям. Полли откинулась на спинку кресла и принялась читать. Он из богатой семьи виноделов. Однако Гейб уехал из родного дома, когда ему еще не было и двадцати. Учился в колледже в США, получил степень магистра экономики управления, одновременно работая в одной из самых крупных сетей розничной торговли.

– Хорошо. – В следующем параграфе была статья о нем, написанная всего несколько месяцев назад. – Что тут еще?

Два года назад он вернулся домой во Францию, в Париж, чтобы заняться цифровыми технологиями в сфере продаж в «Демулен». Многообещающий молодой человек, восходящая звезда, предлагающий инновации в одной из самых почтенных парижских фирм – законодательнице мод, произвел сенсацию. И то же самое он намечает сделать здесь?

Не слишком ли жирно для его карьеры?

Личная жизнь? Полли пробежала глазами еще несколько строк. Ничего.

Она перевела курсор на верх страницы и нажала на клавишу «Изображения». Экран тут же заполнили фотографии Гейба. Улыбающегося, серьезного и… в костюме из лайкры.

Что это на нем надето?

Она повнимательнее рассмотрела фото: Гейб выходит из озера в мокром, расстегнутом на груди костюме. Она сверилась с надписью – он был триатлонистом.

Габриель Бофиль. Самоуверенный, харизматичный и готовый конкурировать.

Она справится со всем этим.

На губах у нее заиграла улыбка.

* * *

– Полагаю, я не заставил вас ждать.

Вообще-то он появился точно вовремя. Полли была готова держать пари, что Гейб Бофиль стоял перед кабинетом и смотрел на секундомер, чтобы войти ровно спустя час после того, как она его отпустила.

Она и сама поступила точно так же. Правда, она не собирается ему об этом сообщать.

Полли не отрывала глаз от экрана компьютера, давая понять, что очень занята.

– Надеюсь, вы хорошо позавтракали.

– Да, спасибо. Завтрак – самая важная еда за день. – В его голосе прозвучала едва заметная насмешка.

– Так считается. – Она подняла голову и улыбнулась. – Я обычно слишком занята и забываю поесть.

Она хотела взглядом и улыбкой дать ему понять, что у нее нет времени для праздных разговоров, но его глаза смотрели так пристально – буквально сверлили ее, – что она даже растерялась. Щеки запылали, ее охватила дрожь.

Полли отвела взгляд и уставилась в экран, ловя себя на том, что читает одно и то же предложение.

– Не следует забывать о себе, Полли, – ласкающим слух низким голосом произнес он. – Неразумно пренебрегать здоровьем.

– Я не пренебрегаю своим здоровьем, – сказала она таким тоном, словно бросала ему обвинение. И тут же пожалела об этом. – Я делаю зарядку и нормально питаюсь. – Это не было полной правдой, но не признаваться же ему в своей привычке к перекусам. – Я просто не делаю из этого фетиша. – Она отодвинула кресло и встала. – Я намерена сделать обход. Не хотите пойти со мной?

Он продолжал стоять, в глазах – любопытство, потом вежливо кивнул, открыл дверь, пропуская ее вперед.

Они вышли в залитое светом фойе. Полли спиной ощущала Гейба.

Рейчел подняла голову, когда они проходили мимо – на ее лице ясно читалось любопытство. Полли не сомневалась, что она посылает СМС всем своим подругам с отчетом – в весьма вольных выражениях – о неожиданной встрече ее начальницы с полуголым французом. Что ж, Полли заполнит ближайшие дни своей помощницы столькими делами, что у нее не останется ни минуты на сплетни.

Дверь, ведущая на этажи магазина, находилась рядом с кабинетом. Офисные обязанности существенны, но они подчинены одной цели, и эта цель – работа магазина. Полли настаивала на том, чтобы каждый финансовый работник, каждый администратор проводил, по крайней мере, неделю в год в торговых залах. Так делал ее прадед. Так делала и она. Это традиция.

– Я поговорила со службой эксплуатации, – сказала она, просовывая магнитный пропуск в замок и поворачивая ручку. – Я намерена превратить старый кабинет деда в зал заседаний совета директоров. Он просторнее, чем другие залы, и слишком велик для одного человека… и я думаю, что дед будет этому рад. Он ведь все еще президент совета.

Полли не могла заставить себя переехать в его кабинет и сесть в его кресло – она будет постоянно чувствовать неодобрение деда.

– А где буду я? – покорно спросил Гейб.

Но Полли было не обмануть – взгляд у него был острым.

– В старом зале для заседаний. – Это искусный выход из создавшегося положения. Она остается в своем кабинете, дед почувствует, что его уважают, а Гейб получает новый кабинет в соответствии со своим статусом. Но не кабинет кого-либо из Рафферти, где история семьи смотрит со стен.

– Служба эксплуатации уверена, что сможет оборудовать приемную для вашей помощницы, и туалетная комната там уже есть. Так что выбирайте обои и мебель, а к концу следующей недели все будет готово.

– А где мне работать до этого?

– Мы можем пока поставить в моем кабинете второй стол, – сказала она. – Но, Гейб, никакого сна в кабинете, никаких поручений моей помощнице по части стирки и… – она на секунду замолчала, но взгляд и голос не дрогнули, – вы будете полностью одеты, и… ведите себя прилично. Понятно?

 

У Гейба изогнулись губы.

– Конечно, – пробормотал он.

– Замечательно. – Она распахнула дверь.

Вот оно. Вот где свершается чудо.

Они вошли в отдел товаров для дома на верхнем этаже. Залы были ярко освещены, выгодно представляя шелка, подушки, покрывала, керамические изделия, столовое серебро и другие роскошные товары, необходимые для домашнего комфорта. Этажами ниже продавались электроника, книги, игрушки, продукты питания и, конечно, модная одежда.

У Полли сердце распирало от гордости. Она была у себя, в своем старом доме!

И тем не менее все изменилось.

Было странно проходить по галереям вместе с Гейбом. Если персонал здоровался с ней с обычной почтительностью, то с ним здоровались с теплотой.

И когда он успел узнать имя каждого сотрудника?

Они вошли в отдел галантереи.

– Bonjour, Эмили, – поздоровался он с симпатичной рыжеволосой продавщицей. – Как ваша кошка? Операция прошла успешно? – Он смотрел на Эмили с улыбкой.

Ну и ну. Мало того что он знает по имени сотрудников, так еще в курсе здоровья их домашних животных?

– Да, благодарю вас, мистер Бофиль. Она уже рвется на улицу. – Эмили улыбалась в ответ, голос у нее звучал с придыханием.

– С ними столько хлопот, правда?

Не может быть! Полли знает его всего час, но уже поняла, что Гейб говорит по-английски безукоризненно, почти без акцента, но, обращаясь к миниатюрной рыжеволосой Эмили, он вдруг заговорил с французской интонацией. Полли кашлянула.

А он продолжал все с той же французской певучестью:

– Я несколько недель присматривал за котом мадемуазель Рафферти. Он – негодник, и за ним нужен глаз да глаз.

– Да-да, – согласилась Эмили, не сводя взгляда с Гейба. – Но они платят на заботу привязанностью.

– Oui. Они так доверчиво мурлычут.

Полли стало тошно от этого разговора.

– И еще они обжоры, – вставила она. – Если вы не возражаете, Гейб, может, мы пройдем дальше? – И, обращаясь к Эмили, сказала: – Вы прекрасно работаете, Эмили. Продолжайте в том же духе.

Не оглядываясь, Полли быстро вышла из отдела.

Гейб прекрасно сознавал, что его оценивают и судят, но каков вердикт, он понятия не имел.

Полли – крепкий орешек. И еще она на удивление стильная женщина, учитывая то, что она жила и дышала исключительно работой. Модный костюм, который был на ней, не затерялся бы на самых дорогих парижских улицах. Ему нравилось, что она не стесняется своего роста и носит высокие каблуки. Светлые волосы она причесывает в высокий пучок, что добавляет ей еще пару сантиметров.

И она не собирается показывать ему ни капли слабости. Работать с ней будет интересно.

Он любил принимать вызовы.

Гейб прошел по фойе и улыбнулся, глядя на Рейчел, – она подняла на него лицо и покраснела. Наверное, ему не следовало так флиртовать. Подобную ошибку он не повторит с собственной помощницей – лучше пусть это будет мужчина или женщина средних лет, которая защитит его от ненужных посетителей и накормит домашним кексом.

Гейб открыл дверь в кабинет Полли без стука – после их неформального знакомства мог себе это позволить.

Полли оторвала взгляд от компьютера, не очень удачно пытаясь скрыть раздражение от того, что ей помешали.

– Занятно все складывается, – сказал он. – Товарищи по комнате, соседи по дому. Остается вместе отправиться в путешествие.

Вообще-то картина будет полной, если стать напарником в постели, но абсолютно неуместно это предлагать. Помимо воли глаза у него блуждали по ее лицу, отметив легкую россыпь веснушек на щеках, большой рот, заостренный подбородок. Она целуется так же, как и разговаривает – страстно и целеустремленно, без намека на холодность и нерешительность. Да, за этой ледяной маской кипит жар.

Но лучше сделать вид, что он не догадывается об этом жаре.

– Я дам распоряжение, чтобы вы могли пользоваться автомобилем компании. Вас это устроит? А с офисной мебелью вы определились? Здесь для вас поставили временный письменный стол. – Она кивнула, указывая на второй стол у стены, с монитором и телефоном.

– Если верить службе эксплуатации, я пробуду здесь неделю-другую, не дольше, так что скоро вы от меня избавитесь.

– Едва ли, – пробурчала она так тихо, что он почти не разобрал ее слов. Затем сказала обычным бодрым голосом: – Вы готовы к разговору?

– Certainement[5], если вам это необходимо. – Он машинально понизил голос и чуть-чуть растянул слова, как бы намекая на что-то иное, и заметил, как у нее тут же порозовели щеки.

– Прекрасно. – Полли ждала, когда он сядет за свой стол.

Пока Гейб в ее отсутствие сидел за ее столом, то, когда периодически поднимал взгляд, поражался искусно стилизованному рисунку на стеклах. Теперь взгляд упирался в книжные полки на противоположной стене… и в Полли прямо у него перед глазами.

Она развернулась на крутящемся кресле в его сторону, в руке – блокнот и авторучка, ноги скрещены.

Единственный способ с ней сработаться, это вести себя прилично и не помышлять ни о чем другом. Но он мужчина, в конце концов! И более выдержанным представителям мужского пола было бы трудно удержаться и не скользить взглядом по гибкой тонкой фигурке и привлекательным ножкам… таким длинным и такой красивой формы.

– У вас весьма впечатляющее резюме, – сказала она. – Почему вы выбрали «Рафферти»?

– Это из-за вас, – честно признался он. Увидев, что брови у нее удивленно поднялись, пояснил: – Полли Рафферти, вы создали образцовую компанию и должны это знать. Я приехал, чтобы работать с вами.

– Со мной?

– Поймите меня правильно – вы тоже сможете многому у меня научиться. В некотором отношении компания «Рафферти» застряла в Средневековье, особенно в области информационных технологий. Правда, я готов признать, что есть еще вещи, которым мне надо у вас поучиться, если я собираюсь стать исполнительным директором к тридцати годам…

– Здесь?

Он поднял брови:

– Разве вы мне это позволите?

– Сначала вам придется убить меня. – Она покачала головой и покраснела.

– Я так и думал. Нет, я имею в виду старт-ап или даже собственный бизнес.

– А вы амбициозны. Я ждала до тридцати одного года, чтобы этого добиться. – Она холодно посмотрела на него.

– Знаю. – Он усмехнулся. – Я люблю состязаться – это держит меня в форме. «Рафферти», пожалуй, самый известный магазин в Европе, если не во всем мире. Это – недостающая часть для моего опыта, но… и у меня есть многое, что вам предложить. Вариант беспроигрышный.

Она откинулась на спинку кресла.

– Докажите. Что, к примеру, вы изменили бы? Не стесняйтесь – я умею держать удар.

– О’кей. – Он вскочил с кресла и начал мерить шагами комнату. Ему всегда было легче думать в движении – за те месяцы, что он был прикован к постели, он едва с ума не сошел от бездействия. – В вашем информационном освещении нет никакой индивидуальности, и ваша онлайн-реклама – это повторение вашей печатной рекламы. Необходим консультант по цифровому маркетингу, чтобы обучить ваш персонал.

Он бросил взгляд на Полли – она быстро делала записи. Гейб выкатил глаза.

– Вы пишете от руки?

– Я так лучше думаю. Потом все напечатаю. – Голос у нее прозвучал недовольно.

– Non[6], всей компании необходимо цифровое мышление. Торговому персоналу необходимо иметь планшетные компьютеры, чтобы проверять размеры и фасоны нажатием кнопки, сочетать и соединять модели.

– У нас практикуется личный подход. Нам не надо полагаться на планшеты…

– Необходимо и то и другое, – отрезал он. – Но вот что вам крайне необходимо, это новый веб-сайт.

Молчание было долгим и скептическим, прежде чем она произнесла:

– Но нашему сайту всего три года. Вы представляете, во сколько это обошлось? – Глаза ее сверкали, она не на шутку рассердилась.

– Представляю, – ответил Гейб. – Денег выложили много, а сайт устарел. – Он проглатывал слова, акцент сделался более заметным – так ему хотелось убедить ее. – Послушайте, Полли, вы хотите хороший веб-сайт, который станет душой «Рафферти»? У вас нигде нет больше магазинов, а Интернет – это мир, который расширяет сферы деятельности компании.

– Что вы конкретно имеете в виду?

– Я имею в виду сайт, который визуально дает ощущение магазина. Каждый отдел следует показать так, словно на него смотришь с галереи, чтобы посетители не только увидели, но и почувствовали «Рафферти». Ваши онлайн-помощники должны быть доступны двадцать четыре часа – с ними можно беседовать, получать советы, и, что самое главное, у людей будет возможность личного участия. Чтобы у людей не возникало вопроса: зачем покупать онлайн в «Рафферти», когда существуют сотни, тысячи вариантов?

Полли ничего не ответила. Возможно, ответа она не знала.

– Если мы сделаем это лучше, чем все остальные, тогда «Рафферти» станет единственным магазином, который выбирают покупатели. Они смогут загружать в сайт свои размеры, свои фото и делать виртуальные примерки – таким способом они сделают заказы наверняка, зная, что их одежда будет по размеру и подойдет им. Снизятся возвраты, и весь процесс станет интерактивным, занимательным, возникнет диалог.

– Цена вопроса?

– Это не дешево, – признал он. – Создание, поддержание плюс персонал… Но эффективно.

С минуту она ничего не говорила, глядя перед собой в окно, потом кивнула:

– На следующей неделе будет совет директоров. Вы сможете представить к этому времени документ, где все детально проанализировано и подсчитано?

Детально проанализировано и подсчитано?

– Oui. – Он сделает это, даже если ему придется работать день и ночь. – А вы?

– Что я?

– Должно же быть что-то свое, что вы хотите сделать? Оставить отпечаток своей личности?

– Я руководила компанией весь прошлый год, – напомнила ему она прохладным тоном.

– Но сейчас это уже официально…

Неужели она не рвется внести изменения? Неужели он ее переоценил?

С минуту она ничего не говорила, уставившись в окно.

– Мы никогда не расширялись, – наконец произнесла она. – Мы всегда хотели сохранить «Рафферти» как особый магазин, в который стремятся особые покупатели. И это срабатывает – мы упоминаемся во многих туристических брошюрах, посетители покупают сувенирных медвежат и банки чая с нашим логотипом, едят в наших кафе и уносят с собой сумки с надписью «Рафферти». А учитывая Интернет, не вижу необходимости для открытия традиционных магазинов где-то еще.

– Но?..

– Но мы немного застыли на месте.

Полли устало повела плечом и вытянула шею. Гейб старался не замечать, как грациозны ее движения. Тут она подняла руку к голове, сняла заколку и светлые пряди упали на лоб. Вздохнув, Полли запустила пальцы в волосы, потом снова стянула их в пучок. Было что-то эротическое в том, как пальцы касаются длинных прядей.

– Мы были одним из первых магазинов в Лондоне, которые продавали бикини. Можете себе представить? Среди послевоенного аскетизма, нормирования продуктов и товаров мой прадед привозит из Парижа партию бикини. В «Таймс» поступали письма от возмущенных горожан. Мы первыми последовали новейшим требованиям моды, первыми стали торговать мини-юбками. Мы всегда были в тренде, и сейчас мы входим в число туристических объектов, таких как Букингемский дворец и Музей мадам Тюссо. С финансовой стороны дела у нас идут очень хорошо, но… мы больше не передовые. Мы надежные, постоянные и традиционные. – Полли сморщила нос.

Это правда. «Рафферти» был олицетворением элегантности, вкуса, дизайна, но не нововведений.

– Но может ли магазин такого размера до сих пор оставаться в тренде? Несомненно, роль Интернета…

Полли решительно тряхнула головой:

– Я не согласна. У нас есть пространство для продаж, у нас есть знания, желание и наша история. Проблемы есть, конечно…

– Итак, что вы планируете?

Она пристально на него посмотрела:

– Попапс[7].

 

– Pardon?

– Попапс. Это ярко, весело и относительно недорого. На такой торговой площадке в магазине смогут проявить себя новые дизайнеры – не важно, что это будет: одежда, украшения, обувь. В главной галерее «Рафферти» мы будем спонсировать шоу во время лондонской недели моды.

Это имело смысл – Гейб не мог отрицать.

– Но я не просто хочу привлекать посетителей сюда. Я хочу, чтобы «Рафферти» вышло за пределы города. Где у нас в магазине самый большой приток покупателей?

Гейб мог ответить на этот вопрос с полной уверенностью – не зря же он работал по восемнадцать часов.

– В продуктовом отделе.

– Точно! Англичане наконец оценили прелесть еды. О, не надо делать лицо пресыщенного французского гурмана! По всей стране проводятся сотни фестивалей еды, и я хочу, чтобы мы начали проводить их у нас. И еще я хочу, чтобы мы присутствовали на оперном фестивале в Глайндборне, на ежегодной регате в Хенли, на международном музыкальном и театральном фестивале в Эдинбурге. Везде, где царит оживление, я хотела бы присутствия «Рафферти». Дать анонсы о том, что вход исключительно по пригласительным билетам, – это создаст ажиотаж. Пятичасовой чай навынос и корзинки магазина с набором наших лучших продуктовых сувениров…

Гейб потер подбородок.

– Вы рассчитываете на прибыль?

– Да, хотя не на очень большую, – призналась Полли. – Но это нас обновит, покажет более молодому потребителю, что мы не столь консервативны, сделает нас современнее, интереснее. И этот спектр услуг как раз для пользователей домашними цифровыми гаджетами.

Гейб чувствовал прилив адреналина, радостное возбуждение.

– В соцсетях это вызовет огромный интерес.

Лицо у нее просветлело, и она кивнула:

– Все служит одной цели, да? Я тоже представлю свои предложения. Это будет дешевле, чем то, о чем говорите вы. Учитывая, что мой проект еще не опробован, а совет немного консервативен, поддержите меня, а я – после того, как проверю ваши финансовые расчеты и заключения, – поддержу ваш документ. Если мы едины, то наше влияние будет большим. Договорились? – Она протянула руку.

Гейб привык работать один. Свобода и дома, и в работе. Таким образом он никого не подводит.

Но сейчас перед ним уникальная возможность стать частью команды, которая втащит «Рафферти» в новую эру. Как тут откажешься? Он взял протянутую руку, прохладную и изящную, как сама владелица.

– Договорились.

5Конечно, несомненно (фр.).
6Нет (фр.).
7Торговое место, которое работает временно и короткий период, чтобы привлечь больше покупателей.
Рейтинг@Mail.ru