Сыроедение и исцеление от рака. Реальная история одного маловероятного выздоровления

Джанетт Мюррей-Уэйклин
Сыроедение и исцеление от рака. Реальная история одного маловероятного выздоровления

Посвящения

Памяти моих любимых родителей, которые показали мне, что такое безусловная любовь.

Посвящается моему спутнику жизни, моим детям и внукам, которые показывают мне, что такое счастье.

Искренне благодарю всех добрых, заботливых и сострадательных людей, которые показывают мне, в чём состоит смысл жизни.



Highlights from a True Story


RAW

CAN CURE

CANCER


Janette Murray-Wakelin


By arrangement with Brolga Publishing,

PO Box 12544

A’Beckett Street,

Melbourne, Victoria, 8006, Australia


Публикуется по согласованию с издательством

«Бролга Паблишинг»

Мельбурн, Австралия


Обратите внимание!

Сведения и рекомендации, представленные в этой книге, связанные со сферой воображения и медитацией, предлагаются лишь как материалы общего характера, а не в качестве предписаний для конкретных людей и при наличии конкретных заболеваний. Мы советуем читателю и побуждаем его обращаться за помощью к квалифицированному специалисту по здоровью для получения рекомендаций в связи с его (её) конкретным заболеванием и потребностями.


© Janette Murray-Wakelin, 2014

© А. Никулина, перевод, 2019

© ООО ИД «Ганга», издание на русском языке, оформление. 2020

Предисловие

В 2001 году у меня обнаружили очень агрессивную форму рака груди. Мне было 52 года, у меня было двое детей и один внук. Врачи сообщили, что мне остаётся жить шесть месяцев. Я не готова была принять этот приговор, и это побудило меня искать другой способ справиться с болезнью, отличный от того, который предлагала мне современная западная медицина. Я открыла правду и ложь о раке. В результате я стала сознательно формировать свои жизненные привычки, и это навсегда изменило мою жизнь.

Спустя шесть месяцев моё здоровье полностью восстановилось, и итогом этого трансформирующего опыта стало открытие сыроедческого ресторана и Центра полноценного здоровья, где я предлагала программы осознанной жизни и живого сыроедческого питания, в основе которых лежало целостное понимание ума, тела и духа.

Спустя десять лет после своего «смертного приговора» я написала эту книгу – «Сыроедение и исцеление от рака. Реальная история одного выздоровления».

Этот сюжет содержит в себе детали реально произошедших событий и подлинных бесед. Я художественно переработала свою историю, изменив имена и добавив фрагменты из историй других женщин, но я хочу подчеркнуть, что в основе этого сюжета лежат исключительно реальные факты моей жизни.

Профилактика заболеваний – ключ к достижению оптимального здоровья, и каждый человек выбирает, насколько благополучно он хочет жить. Поиск лекарства от рака превратился в крупный и прибыльный бизнес, однако люди с таким диагнозом могут обратиться к средству, о котором многие не подозревают. Искренне надеюсь, что эта история продемонстрирует, чего можно достичь, если выбрать здоровую жизнь.

Хотя каждая история состоит из взлётов и падений, именно её ключевые моменты формируют наш опыт. Советую своим читателям выделять такие моменты в книге, чтобы можно было легко вернуться к тем вопросам и ответам, которые вызывают отклик. Пусть все ваши жизненные решения рождаются благодаря сознательным размышлениям.

Чтобы вдохновить и мотивировать людей к сознательному формированию своих жизненных привычек, продемонстрировать важность доброты и сострадания по отношению ко всем живым существам и повысить экологическое сознание, которое позволит обеспечить всем нам устойчивое будущее, мы вместе с моим супругом, как опытные спортсмены-ультрамарафонцы и сыроеды, совершаем забег по Австралии – в 2013 году мы будем пробегать по марафону ежедневно в течение 365 дней и преодолеем более 15 700 километров[1]. Наш сайт: www.RawVeganPath.com.


Джанетт Мюррей-Уэйклин

2013 год

Предисловие доктора Яна Гоулера

Малодушным людям не стоит продолжать чтение. Книга «Сыроедение и исцеление от рака» – для умного и смелого читателя. В ней Джанетт Мюррей-Уэйклин выступает в роли превосходного рассказчика и документирует свой процесс исцеления от тяжёлого вторичного рака груди при помощи разнообразных натуральных методов лечения. В ходе повествования она бросает вызов многим общественным нормам, но стоит сказать, что у неё есть на это право: она победила и выжила после рака.

Голос Джанетт – это голос человека, имеющего живой опыт, который подкреплён основательным пониманием данного вопроса. Её книга предназначается для широкого круга читателей и вполне может спасти не одну жизнь.

Во многих случаях страх, который возникает в тот момент, когда человек узнаёт о подобном диагнозе, уничтожает его мужество и подавляет разум. В результате человеку становится трудно мыслить или действовать самостоятельно.

В книге «Сыроедение и исцеление от рака» демонстрируется иная возможность. Диагноз, поставленный в 2001 году, заставил Джанетт сомневаться во всём. Абсолютно во всём. Её сомнения приобрели систематический характер, и хотя, вполне вероятно, в первое время Джанетт испытывала сильные эмоции, затем она спокойно стала советоваться с другими людьми, исследовать этот вопрос и размышлять о нём. Джанетт основательно обдумала все варианты, а затем сделала продуманный, разумный выбор.

После этого Джанетт проявила мужество. Она избрала «нехоженую тропинку», поначалу согласившись на первичную местную операцию, а затем решив, что, на её взгляд, риски побочных эффектов перевешивают небольшие возможные преимущества дополнительного вмешательства. Она отказалась от того, чтобы продолжать терапию, как это рекомендовали врачи, и выбрала на 100 % естественный метод лечения.

Уже нервничаете? Некоторые люди с таким диагнозом смиренно говорят: «Кто я такой, чтобы ставить под вопрос компетентность врачей?». Другие могут думать: «Лучше буду делать то, что порадует моих близких. Не хочу „раскачивать лодку“». Некоторые влиятельные инстанции хотели бы, чтобы проблемы подобного рода вовсе не выносили на свет и не обсуждали.

Однако Джанетт всё же осмелилась мыслить и действовать самостоятельно. Она стойко приняла критику своего решения со стороны врачей. Она оставалась непоколебимой, хотя друзья и даже близкие сомневались в её намерениях, идеях, выводах. Смелость помогла ей выстоять, собрать вокруг себя людей, которые поддерживали её, и победить. В результате она полностью восстановила своё здоровье.

Затем в 2013 году, словно чтобы отпраздновать победу над болезнью и, конечно, чтобы заявить о себе, она вписала своё имя в книги рекордов, когда вместе с мужем совершила забег по Австралии, на протяжении одного года и одного дня пробегая ежедневно по целому марафону, – при этом они питались исключительно сырыми фруктами и овощами.

«Сыроедение и исцеление от рака» – увлекательная, спорная, просветительская и своевременная книга. Она не для малодушных людей. Поэтому проявите мужество, задумайтесь. Прочтите её. Дайте прочесть её близким людям – она отлично читается как в благополучные, так и в трудные периоды жизни. Поразмышляйте о том, о чём здесь идёт речь. Обсудите её с другими. Сделайте выводы.

Желаю вам долгой и счастливой жизни.


Доктор Ян Гоулер, кавалер Ордена Австралии,

автор книги «Вы можете победить рак»

Ярра Джанкшен, май 2014 года

Глава 1
Бесценный дар

Ариена беззаботно бродила по фестивалю, останавливаясь у разных киосков, чтобы насладиться разложенными на прилавках художественными работами. Разноцветные вывески и киоски художников и фотографов, живописцев и керамистов, краснодеревщиков и мастеров, музыкантов и исполнителей перемежались разнообразными ларьками с едой на любой вкус. Острый запах индийских блюд, сладкий аромат лакомых десертов, свежий запах салатов, бутербродов и домашнего лимонада, солоноватый привкус в воздухе – все эти веяния смешивались и пробуждали нешуточный аппетит. Дети бегали друг за другом по парку, то и дело заскакивая в лавки и киоски и снова вылетая из них, визжа от волнения и восторга, пока их родители, бабушки и дедушки бродили по фестивалю, обсуждая работы и изделия, которые их заинтересовали, изредка поглядывая на своих детей и внуков, – они знали, что те могут спокойно играть в такой атмосфере.

Ариена заметила, что её дочь Джой разглядывает прилавок с шарфами ручной работы, окрашенными методом «индийской спирали»; на руках у неё был малолетний сын Кенни. Джой улыбнулась матери и, хотя не было особой необходимости в просьбе, обратилась к ней:

– Подержи его, пока я схожу за едой.

Ариену охватило чувство нежности, когда малыш, которому ещё не исполнился год, протянул к ней свои пухлые ручки.

– Иди к бабушке, – сказала Ариена, – давай найдём зверей и поговорим с ними.

 

Она поцеловала его в крошечный носик, а он хмыкнул, обнимая её за шею. В контактном зоопарке содержались козы и овцы, утки и куры, кролики и морские свинки, а ещё старый серый ослик – они жевали сено, которое разбросали для них на земле. Ариена вошла в загон и присела поближе к животным, чтобы её внук мог их видеть.

– Протяни ручку, они подойдут к тебе, и ты сможешь их ласково погладить. Им это нравится, – сказала она ему.

Прискакали козы и стали слегка покусывать его руку, чем вызвали у него смех. Переваливаясь с боку на бок, подошли утки, сопровождая свой приход громким кряканьем. Куры поклёвывали землю, равнодушно обмениваясь кудахтаньями, кролики радостно прыгали по загону, а морские свинки, словно обезумев, носились туда-сюда. Кенни хлопнул в ладоши и громко засмеялся. Старый серый ослик подошёл и стал обнюхивать малыша, щекоча своей пушистой мордой его шею. Мальчик протянул руку и осторожно погладил мягкий нос животного, радуясь этому тёплому прикосновению. Подошла большая мохнатая овца, она стала рьяно тереться о них, так что они едва не свалились. Овца удивлённо посмотрела на них, а они рассмеялись. Кенни ухватился пальчиками за её шерсть и, придвинувшись поближе к овце, потёрся лицом о её мягкий мех.

Ариена улыбнулась и положила голову на спину животному, так что теперь они с внуком смотрели друг на друга. Он поднял голову и поцеловал её, затем зарылся лицом в густую шерсть овцы и поцеловал её тоже. От проявления такой безусловной любви ребёнка у Ариены перехватило дыхание, и она едва не заплакала от нежности к нему. Она посадила мальчика себе на колени и взяла на руки маленького вислоухого кролика, а затем заботливо положила его на колени Кенни. Его лицо засветилось от радости, и он обнял пушистого зверька. Тот перестал принюхиваться своим мохнатым носиком и закрыл глаза. Кенни погладил его по голове и, приложив палец к губам, прошептал бабушке:

– Тсс!

Это растрогало Ариену. Она смотрела, как Кенни нежно держит в своей руке кроличью лапку, и вспоминала время, когда мальчику было всего несколько часов, – почти год назад. Он лежал в колыбели, крепко ухватившись крошечными пальчиками за её руку, и – Ариена помнила это – она прошептала ему, что никогда его не оставит. Сейчас она заметила, как во сне подрагивают усы кролика, и вспомнила, как тогда дрожали веки её внука, который спал беспробудным младенческим сном. И вот его ладонь медленно раскрылась, и рука упала на колено, пока маленький кролик продолжал спать. Ариена взглянула на спящего мальчика, на пушистый комочек у него на коленях и улыбнулась. «Дети – бесценный дар», – подумала она. Она бережно положила спящего кролика на плотную подстилку из сена и прижала Кенни к груди. Он пошевелился и схватился за неё своей ручонкой, снова погружаясь в умиротворённый сон.

Крепко держа на руках свою драгоценную ношу, она прошла мимо праздничных киосков в обеденную зону. На её плечо легла тёплая рука мужа, и он шепнул ей:

– Мы собираемся пообедать, идём к нам.

Он подошёл и предложил забрать спящего ребёнка. Ариена улыбнулась и покачала головой.

– Не будем его беспокоить, – сказала она. – Я подержу его ещё, ничего страшного.

Глен приобнял её, и они в дружественном настроении направились обедать.

– Навевает воспоминания, правда? – сказал он, кивнув в сторону внука.

– Конечно, – согласилась она.

Ариена держала на руках спящего ребёнка в течение всего обеда, сидя за столом вместе со своей семьёй; рядом с ней был Глен, он одной рукой обнимал её и беседовал со своими родителями, которые составили им компанию во время сегодняшней прогулки. Она ощущала себя очень счастливой и невольно задумалась, что её жизнь – сущее благословение.

Она не знала, что буквально в одно мгновение всё изменится…

Глава 2
Любовь

Ариена заботливо положила спящего внука в коляску.

– Он становится тяжёлым, – сказала она, отпустив малыша.

– Ты бы могла и раньше его положить, – отметила Джой, похлопав мать по плечу.

– Знаю, – улыбнулась Ариена.

Она размяла спину и потёрла грудь в том месте, где за неё держался спящий Кенни.

– Ещё маленький, а какой хваткий мальчик, – сказала она с усмешкой. Затем улыбка на её лице сменилась нахмуренным и озадаченным выражением.

– Мам, всё хорошо?

Ариену охватило недоброе предчувствие.

– Мам, в чём дело?

– А, да вроде бы ничего, – отрезала Ариена.

– Вроде бы ничего? Что такое?

Ариена взглянула на свою дочь.

– Мне показалось, что в груди появилось какое-то уплотнение, но, скорее всего, просто синяк – твой сын очень крепко за меня ухватился, – со смехом объяснила она.

– В любом случае тебе лучше провериться.

Джой повернулась к своему отцу:

– Папа, проверь, чтобы она сходила к врачу.

– Не беспокойся, – он подмигнул, чтобы разрядить обстановку. Затем обнял Ариену и прижал её к себе.

– Доверься мне, я позабочусь о ней. – Он нежно поцеловал её в голову и прошептал на ухо: – Немного любви – и мы со всем справимся.

– Да, – с понимающей улыбкой ответила Ариена.

* * *

Когда они вместе с Гленом ехали домой, Ариена положила руку ему на колено. Он прикоснулся к её руке и сжал её, и на его лице промелькнула улыбка. Они оба не сказали ни слова. Они оба думали об одном и надеялись: «Ничего страшного, всё будет хорошо». Она стала вспоминать те годы, которые они прожили вместе с Гленом. Как они были молоды, когда больше тридцати лет назад поженились, и как они были влюблены друг в друга! Она вспоминала, каким радостным был день их свадьбы и какую нежность он проявлял в их первую брачную ночь. «Какой я была наивной», – думала она, вспоминая, что была совсем не готова к той глубокой страсти и наслаждению, которые она испытала впервые, когда они занимались любовью. Она про себя рассмеялась, когда вспомнила, как на следующий день писала матери о своём удивлении: она не ожидала, что заниматься любовью – так восхитительно! Она вспоминала, что после медового месяца они легко влились в совместную жизнь; они работали в разных местах, но дом был местом, где они возвращались друг к другу и к той глубокой любви, которая их связывала. Ариена вспоминала, что после ночей, проведённых вместе, её охватывали смешанные чувства, радость и страх – она боялась, что однажды потеряет его. Он спрашивал её: «Если тебе так хорошо, то почему ты плачешь?». Она выражала свой страх, и он уверял её: «Я никуда не исчезну, я всегда буду рядом, буду заботиться о тебе». Она вспоминала о том, какое невероятное счастье принесло ей рождение двоих детей, и о том, что благодаря этому её любовь к мужу только окрепла. Она вспоминала многочисленные радостные моменты, связанные с детьми, – они росли вместе, вместе работали и играли. Она дивилась тому изобилию любви, которое может дарить семья, и тому, что дети – такой бесценный дар. Она вспоминала моменты смеха и радости, которые дарят маленькие дети, и смесь радости и беспокойства, которую она испытывала по мере их взросления. Она вспоминала моменты страха, ужаса, тревоги и, наконец, облегчения, когда её малолетнему сыну Скотту проводили многочасовую операцию на сердце, вспоминала его боль и выздоровление. Она вспоминала, как в самые трудные моменты он пытался сохранять стойкость и делал вид, что всё отлично. Она вспоминала гордость и любовь, которые испытала, когда её малышка Джой отказалась уходить от постели своего больного брата.

– Дождусь, пока ему станет лучше, – сказала Джой, изо всех сил пытаясь говорить, как взрослая.

Ариена подумала, с какой настойчивостью Джой готова была оберегать Скотта и о том, что любовь между двумя её детьми не ослабла и по сей день. Она снова почувствовала на своём плече руку Глена, который пытался подбодрить её; тогда он был рядом, и они вместе присматривали за детьми. Её захватили воспоминания о том счастье и облегчении, которое они испытали, когда всё наладилось, и о том, как они были благодарны врачу за его заботливое мастерство, ведь он так много сделал для их сына. Она улыбнулась про себя, когда вспомнила, что Глен был настолько счастлив, что в порыве энтузиазма изо всех сил сдавил руку хирурга и только затем сообразил, что, возможно, это было слишком!

* * *

Она продолжала смотреть в окно и с грустью вспоминать трудные периоды их брака, когда опасность потерять его снова становилась реальной. «Как много слёз я пролила в тоске? Каким же глубоким было моё отчаяние. Какой никчёмной я себя считала. Мне казалось, я стала совершенно непривлекательной. Моя самооценка совсем упала, если мне нужно было доказывать что-то и даже мстить. Как глупы были мы оба. Как мы могли не доверять своей любви?» Она вспоминала, что, невзирая ни на что, в конечном счёте любовь победила, и когда они простили друг друга, окрепла их решимость беречь друг друга, а их союз стал ещё прочнее, чем прежде.

Она думала о том, что за многие годы их любовь возрастала, и в её уме проносились воспоминания о многочисленных совместных приключениях, в которые они пускались всей семьёй. Вот они отплывают от берегов своей родины в бескрайний голубой океан и наблюдают, как знакомые земли исчезают за горизонтом. Вот она видит Глена, сильного и крепкого мужчину, который стоит у руля, его лицо принимает сосредоточенное выражение, когда он бросает взгляд на компас и внимательно отмечает их курс на карте. Вспоминались спокойные и безмятежные моменты, когда судно рассекало зеркальную поверхность затихшего моря. Приятное волнение при виде многочисленных морских созданий, в чей мир они проникли, изящество вёрткой акулы, единодушие косяка маленьких рыбок, скорость, с которой мимо проносился морской дьявол, и неподвижность озадаченных летучих рыб, которые случайно приземлялись на палубу. Комичный взгляд черепахи, высунувшей голову, гладкая кожа дельфина и глубокий взгляд китовьих глаз.

* * *

Ариена снова ощутила, каким сильным был её муж, когда он, молодой и энергичный, показывал ей, как убирать паруса и управлять судном, строго придерживаясь курса. Она вспомнила, как он посадил на колени маленькую Джой и показал ей, как пользоваться секстантом. Затем – как он твёрдо держал руку их сына на руле, когда они шли при попутном ветре по неспокойному морю, отчего любовь к мореплаванию навсегда запечатлелась в душе Скотта. Она вздохнула, вспоминая ненастные дни и ночи, бушующее море и вой ветра и спокойную уверенность Глена, которая поддерживала их всех.

В её уме пронеслись виды тропических райских мест, атоллов и песчаных пляжей, открытых всем ветрам, – яркие кадры, сохранявшиеся в памяти после их выходов на сушу. Она увидела их судно, покачивающееся на якоре в безопасной гавани, и вспомнила, как вместе они исследовали множество островов: босиком бродили по песку под высокими кокосовыми пальмами, взявшись за руки; встречались и вместе ужинали с местными; наблюдали, как их дети невозмутимо играют со здешними детишками; их светлые волосы и кожа чрезвычайно веселили их новых друзей.

Ариена вспоминала те редкие моменты, когда они оставались наедине; однажды они добрались до нового острова, и местные вышли их встретить, они хотели забрать детей в каноэ на берег, чтобы Ариена с мужем смогли отдохнуть и поспать перед тем, как отправиться на пиршество, которое подготовили аборигены. Она улыбнулась про себя, когда вспомнила, что они поступили иначе: они страстно и безудержно занялись любовью на паруснике и когда наконец прибыли в лодке на берег, едва не заснули во время пиршества!

* * *

– О чём ты думаешь? – спросил Глен.

Она вернулась в настоящее и улыбнулась.

– О тебе, – сказала она. – Я думала о тебе.

– Правда? – он подмигнул ей, они подъехали к дому и припарковались. Он взял её руки в свои.

– Знай, что я буду рядом, чтобы ни случилось, – сказал он и глубоко заглянул ей в глаза. – Мы вместе, в радости и в печали, помнишь?

Он склонился и легко поцеловал её в лоб.

– Да, я помню, – сказала она и положила голову ему на плечо.

– Хорошо, тогда давай поедим, – сказал он. – Я проголодался.

Ариена рассмеялась и подумала, как же сильно можно любить человека, которого так хорошо знаешь.

* * *

Они почти не говорили во время ужина, каждый думал о своём. Когда они закончили есть, Ариена наконец высказала свои опасения.

– Что, если это рак? – внезапно спросила она.

– И что тогда? – повторил Глен.

– Что, если придётся отрезать грудь? – прямо сказала она.

– Тогда, наверное, ты станешь немного кособокой, – ответил он со слабой улыбкой.

– Серьёзно, – настаивала она, глядя на него. – Что-то изменится?

– Возможно, какое-то время тебе будет немного не по себе, пока не привыкнешь, – ответил он.

– Ты знаешь, что я имею в виду, – сказала она. – Ты ведь не разлюбишь меня?

 

Глен поднялся и обошёл стол, взял её за руки, подняв с места, и притянул к себе. Он крепко обнял и прижал её к себе.

– Разве нужно об этом спрашивать? – сказал он, слегка отстранившись, чтобы взглянуть ей в глаза. – Ты знаешь, что я всегда буду любить тебя.

Глаза Ариены наполнили слёзы, когда она взглянула в его обеспокоенное лицо.

– Да, но я о другом – захочешь ли ты заниматься со мной любовью? – спросила она.

– Я догадывался, что ты думаешь об этом, – сказал он.

Он сел и притянул её к себе на колени. Обхватил руками её лицо и нежно повернул к себе, их глаза встретились, и по её щеке невольно скатилась слеза. Он вытер слезу пальцем и поцеловал его в этом месте, продолжая смотреть ей в глаза.

– Милая, ты знаешь, как я люблю тебя и твоё прекрасное тело, – сказал он с улыбкой, она же отвернула голову, чтобы вытереть слёзы.

Он игриво добавил:

– Я люблю в тебе всё, от кончиков пальцев до пальцев ног, и, конечно, мне нравится твоя грудь.

Он убрал одну руку с её щеки и пальцем повернул её к себе за подбородок. Другой рукой он стёр её слёзы, и его лицо снова стало серьёзным.

– Если тебе отрежут грудь, как ты изящно выразилась, – он приподнял бровь, – я буду любить тебя, как и прежде.

– Правда? – хмыкнула она. – Ты правда так считаешь?

Тогда он взял её за плечи и прошептал ей на ухо:

– Я уверен в этом, любимая, уверен.

Она обвила его руками и спряталась в его объятиях.

Они обнимали друг друга; Ариена тихо плакала, а Глен гладил её волосы. Наконец, когда через какое-то время её плач утих, он прошептал:

– Теперь тебе лучше?

Она кивнула и выпрямилась, и, глядя ему в глаза, прошептала:

– Я люблю тебя.

Его лицо озарила любящая улыбка, и, легонько прикоснувшись к её носу, он сказал:

– Здорово!

Он подмигнул и, накручивая её волосы себе на палец, добавил:

– Мне подумалось, может быть, я научусь лучше целовать твою грудь.

Его лицо снова приняло игривое выражение.

* * *

– Дай-ка я гляну на это уплотнение, – сказал он и начал расстёгивать её блузку.

Ариена видела, как его пальцы касаются ткани её рубашки, и почувствовала, как её охватил знакомый трепет возбуждения. Рубашка распахнулась, и он осторожно спустил её с плеч Ариены, так что она оказалась на полу. Она не носила бюстгальтеры с тех пор, как сожгла их в шестидесятых. Её груди были округлыми и полными, они слегка свисали и уже не были такими дерзкими и упругими, как в прежние годы. Напротив, на них виднелись следы припухлости от многолетнего кормления, и тонкие синие вены сходились на более тёмной коже вокруг сосков.

– Здесь, – сказала она, взяв руку Глена и положив её на левую грудь. Его пальцы нежно двигались по её груди, пока наконец не нащупали твёрдое уплотнение.

– Тут? – сказал он и убрал пальцы, дотронувшись до этого места.

– Не знаю, – ответила она, – не чувствую ничего особенного, когда ты трогаешь там.

– Не больно? – спросил он.

– Нет, – она опять взяла его руку и положила её себе на грудь.

– Тогда ясно… – прошептал он, взял в ладонь её грудь и нежно поцеловал её.

– Ммм, так гораздо приятнее, – сказала она, пробежав пальцами по его волосам, когда он склонился, чтобы ещё раз поцеловать её грудь.

– Чувствую, они ещё в форме, – он улыбнулся и обхватил её лицо своими ладонями, пробежал пальцами по её волосам, а затем притянул к себе.

Он прижался к её губам в долгом и страстном поцелуе, его губы раскрылись навстречу её губам. Она ощутила, как возбуждение от его поцелуя отозвалось в теле, сердце застучало, в груди появилось приятное напряжение, волна пронзительных ощущений скользнула оттуда вниз. Она громко выдохнула, обвила руками его шею, поцеловала в ухо и снова шепнула:

– Я люблю тебя.

Глен обхватил её крепче и отнёс в спальню, ловко закрыв дверь ногой. Он бережно положил Ариену на постель и, посмотрев ей в глаза, произнёс:

– Я тебя тоже.

* * *

Ариена крепко проспала несколько часов кряду и, проснувшись, обнаружила, что всё ещё лежит в объятиях Глена. Она открыла глаза и взглянула на него. В ночной темноте она едва различала контуры его лица. Она придвинулась к нему и поцеловала в закрытые глаза. Он не шевельнулся. Она снова поцеловала его в глаза, и он пробормотал что-то невнятное, а его лицо озарила улыбка. Она нежно поцеловала его в улыбающиеся губы, и он открыл глаза.

– Проснулась? – сказал он, лёгким поцелуем касаясь её носа.

– Угу, – отвечала она, забираясь на него сверху.

– Иди сюда, – сказал он, притягивая её к себе. Он сжал её в объятиях, и она почувствовала его возбуждение.

– Ммм, – прошептала она, – а ты?

– Да, – сказал он, – теперь проснулся.

Она улыбнулась ему. Их губы слились в любящем поцелуе, и, разорвав его, Глен прошептал:

– Я люблю тебя.

Она легла на его тёплое тело, спрятав лицо у него на груди. Он обвил её руками и крепко прижал к себе. Спустя несколько минут он перевернул её на спину. Глядя ей прямо в глаза, он сказал:

– С тобой всё будет хорошо. Верь мне. Что бы с тобой ни происходило, немного любви – и мы справимся.

Он снова игриво улыбнулся и добавил:

– Что уж говорить о большой любви!

Они продолжали любовную игру, перекатываясь на постели, прикасаясь друг к другу и целуясь, пока наконец их не сморил сон и они не уснули, обнявшись, в умиротворении своего глубокого доверия и взаимной любви.

1В конце 2019 г. в издательстве «Ганга» вышла книга Джанетт Мюррей-Уэйклин, посвящённая этому невероятному забегу, – «Время бежит. Сыроедческий ультрамарафон вокруг Австралии». В итоге 64-летняя Джанетт и 68-летний Алан пробежали 366 марафонов за 366 дней, побив множество рекордов, а общая протяжённость маршрута составила 15 782 км. Ознакомительный отрывок из неё приведён в конце данной книги на с. 380.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru