Основания новой науки об общей природе наций

Джамбаттиста Вико
Основания новой науки об общей природе наций

Джамбаттиста Вико
Основания новой науки об общей природе наций

Объяснение
помещенной на фронтисписе картины, служащее введением в произведение

Как Кевис Фиванец поступил с вопросами Морали, так и мы здесь показываем Картину вопросов Гражданских, она послужит читателю для того, чтобы понять идею этого произведения еще до прочтения и легче запомнить после прочтения, поскольку эта картина помогает воображению.

Женщина с крыльями на висках, стоящая на мировом Шаре, т. е. на Мире Природы, – это Метафизика, ибо таково ее имя. Светящийся треугольник со всевидящим оком в нем – это Бог в аспекте его Провидения; через этот аспект Метафизика в экстатической позе созерцает Бога в том порядке природных вещей, в котором его до сих пор созерцали Философы, ведь она в настоящем Произведении еще больше возвышается и созерцает в Боге мир человеческого ума, т. е. Мир Метафизический, чтобы показать в нем Провидение в Мире человеческих душ[1], т. е. в Мире Гражданственности, или же Мире Наций. Последний образован, как из своих элементов, из всего того, что Картина здесь представляет иероглифами, наглядно изображенными внизу.

Шар (т. е. Мир Физический, или же природный) только с одной стороны поддерживается алтарем, так как до сих пор Философы, созерцая Божественное Провидение только в природном Порядке, показали лишь одну его сторону, ради которой Богу, как свободному и абсолютно господствующему в Природе Уму (ибо своим Вечным Установлением он дал нам природное бытие и естественно сохраняет его для нас), люди воздают поклонения с жертвами и другими божественными почестями; но Философы не созерцали его с гораздо более свойственной людям стороны: Природа людей обладает той основной особенностью, что они общественны; ради этого основного свойства провидящий Бог так установил и расположил дела человеческие, что люди, падшие по высшей справедливости в силу первородного греха, думали, что почти всегда поступают совершенно отлично и часто даже прямо противоположно справедливости и общественности, и потому жили для удовлетворения своих потребностей в одиночестве, как дикие звери, но именно на этих своих отличных и противоположных путях они из-за самих потребностей принуждаемы были людьми жить справедливо и сохраниться в обществе, а тем самым восторжествовала их общественная природа. В настоящем Произведении будет доказано, что это и есть истинная гражданская природа человека и что, следовательно, существует право в природе. Рассмотрением такого руководства Божественного Провидения и занимается главным образом наша Наука; следовательно, она с этой точки зрения оказывается Рациональной Гражданской Теологией Божественного Провидения.

На поясе Зодиака, окружающем мировой Шар, выступают без перспективного сокращения, или, как говорят, іп maestà1, только два знака – Льва и Девы; это должно обозначать, что данная Наука в своих Основаниях прежде всего рассматривает Геркулеса (так как оказывается, что каждая древняя языческая нация рассказывает о ком-нибудь, кто ее основал), и притом рассматривает его в величайшем его труде, когда он убил Льва, который, извергая пламя, зажег Немейский Лес; украшенный его шкурой, Геркулес был вознесен к Звездам. Здесь будет показано, что этот лес был великим Древним Лесом Земли; Геркулес (будет показано, что он представляет собою характер Политических Героев, появившихся прежде Героев войны) предал этот лес огню и сделал площадь, находившуюся под ним, доступной для обработки. Настоящая Наука рассматривает Геркулеса также для того, чтобы положить Начало Временам; у Греков – откуда мы имеем все то, что имеем от языческой Древности, – оно началось Олимпиадами с Олимпийских игр, а Основателем последних, как это нам также рассказывается, был Геркулес; эти игры должны были начаться с Немейских игр, введенных для празднования победы Геркулеса надо Львом. Таким образом у Греков начались времена тогда, когда у них началась обработка полей. И Дева, которую Поэты описывают для Астрономов украшенной колосьями, должна обозначать, что Греческая История началась с золотого века; Поэты прямо рассказывают, что это был первый век их Мира; тогда в течение долгих столетий года исчислялись урожаями зерна; оказывается, оно было первым в мире золотом. Этому золотому Веку Греков вполне соответствует у Латинян Век Сатурна, названного так от латинского слова sata – посевы. В этот золотой Век, как нам правильно говорят Поэты, Боги на земле общались с Героями (так как дальше будет показано, что первые люди язычества, простые и грубые, введенные в заблуждение могучими вымыслами и нагромождением устрашающих суеверий, действительно думали, что видят Богов на земле). Ниже будет показано, что везде одинаково, исключительно в силу единообразия идей и ничего не зная друг о друге, Восточные народы, Египтяне, Греки и Латиняне вознесли Богов с земли к планетам2, а Героев – к неподвижным звездам. Таким образом от Сатурна (у Греков он – Κρόνος, у них же Χρόνος значит время) получаются новые Основания для Хронологии, т. е. Науки о Временах.

Тебе не должно показаться странным, что алтарь находится внизу и поддерживает Шар, так как впоследствии будет показано, что первые в Мире Алтари воздвигались Язычниками на первом Небе Поэтов: последние в своих мифах верно передали нам, что Небо царствовало на земле над людьми и оставило великие благодеяния роду человеческому в то время, когда первые люди, как бы дети зарождающегося рода человеческого, верили, что Небо находится не выше горных вершин; и сейчас еще дети верят, что оно немногим выше кровли их домов. Позже, по мере того как развивался ум Греков, Небо поднималось к вершинам самых высоких гор, например Олимпа, где, по словам Гомера, в его времена находились Боги; наконец, оно поднялось выше сфер3, как теперь нам это доказывает Астрономия. И Олимп поднялся выше звездного Неба, куда вместе с ним был перенесен и Алтарь: он оказывается теперь знаком неба; а Огонь на Алтаре перешел, как ты это здесь видишь, на соседний дом Льва; последний, как только что указано, был Немейским Аесом, который Геркулес предал огню, чтобы сделать его доступным для обработки. И потому была вознесена к Звездам в качестве трофея Геркулеса шкура Льва.

Луч Божественного Провидения, освещающий выпуклую драгоценность на груди Метафизики, указывает на ясное и чистое сердце, какое и должно быть здесь у Метафизики, не замаранное ни гордыней духа, ни презренными телесными наслаждениями; под влиянием первой Зенон пришел к Року, под влиянием вторых Эпикур пришел к Случаю, и потому оба они отрицали Божественное Провидение. Кроме того, он указывает, что познание Бога не кончается в самой Метафизике, так как она только для себя освещается вещами интеллектуальными и на основе их устанавливает только свою собственную мораль, как до сих пор это делали Философы; последнее могла бы обозначать плоская драгоценность; но в выпуклой драгоценности луч преломляется и отражается наружу, так как Метафизика познает провидящего Бога в общественных моральных вещах, т. е. в гражданских обычаях, благодаря которым появились и сохраняются на свете Нации.

Этот же луч отражается от груди Метафизики на статую Гомера, первого дошедшего до нас автора Язычества, так как силою Метафизики (она с самого начала возникла соответственно Истории человеческих Идей в тот момент, как только люди начали мыслить по-человечески) мы в конце концов нисходим в беспомощное сознание первых Основателей языческих наций, состоявшее целиком из могучих чувств и беспредельного воображения. И именно потому, что они обладали одной только способностью, слишком рассеянной и тупой, чтобы она могла воспользоваться человеческим умом и рассудком, то оказываются по сравнению с тем, что думали до сих пор, совершенно противоположными, а не только иными Основания Поэзии, в которых до сих пор по этой самой причине были скрыты Основания Поэтической Мудрости, т. е. науки Поэтов-Теологов; последняя же бесспорно была Первой в Мире Мудростью у Язычников. А статуя Гомера на разрушенном базисе должна обозначать Открытие Истинного Гомера. В первом издании «Новой Науки» оно было нами почувствовано, но не понято, а теперь, подвергнутое обсуждению в настоящих Книгах, оно полностью доказывается. Неизвестный до сих пор, Гомер скрывал от нас истинные отношения Баснословного Времени Наций и еще больше – истинные отношения Темного Времени (все отчаялись когда-либо узнать их), а следовательно, и первое истинное Происхождение отношений Исторического Времени: таковы три Времени Мира, которые описал нам Марк Теренций Варрон, самый ученый писатель о Римских Древностях, в своем великом, ныне утерянном произведении, озаглавленном «De Rerum Divinarum et Humanarum». Кроме того, здесь указывается, что Философия посредством Нового Критического Искусства, не существовавшего до сих пор, приступая к Изысканиям Истины о Создателях самих Наций (протекло много больше тысячи лет, пока у наций смогли появиться Писатели, которыми до сих пор занималась Критика), обращается в настоящем Произведении к испытанию Филологии, т. е. Учения обо всем том, что зависит от человеческой воли: таковы все Истории Языков, Нравов, Событий как мира, так и войны народов. Вследствие плачевной темноты причин и почти бесконечного разнообразия следствий Философия испытывала чуть не ужас перед рассуждением об этом, здесь же она снова придает Филологии форму Науки, раскрывая перед нею план Идеальной Вечной Истории, согласно которому протекают во времени Истории всех наций; таким образом, в этом новом своем главном аспекте данная Наука оказывается Философией Авторитета. Ведь в силу новых открытых здесь Оснований Мифологии, вытекающих из новых открытых здесь Оснований Поэзии, доказывается, что Мифы были истинными и строгими Историями нравов древнейших Народов Греции, и прежде всего, что Мифы о Богах были Историями тех времен, когда люди самого грубого языческого Человечества верили, будто все необходимые или полезные для рода человеческого вещи суть божества. Создателями такой Поэзии были первые народы, состоявшие, как это будет показано, целиком из Поэтов-Теологов; они несомненно, как нам рассказывают, основали языческие нации при посредстве Мифов о Богах. И здесь при помощи Оснований нашего Нового Критического Искусства будет рассмотрено, в какие определенные времена и при каких особых обстоятельствах человеческой необходимости или пользы, подмеченных первыми людьми Язычества, последние в устрашающих религиях, которые они же сами для себя выдумывали и в которые они верили, воображали себе сначала одних, а потом других Богов. Эта Естественная Теогония, т. е. возникновение Богов, естественно происходящее в сознании[2] первых людей, должна нам дать Рациональную Хронологию Поэтической истории Богов. Героические Мифы были истинными Историями Героев и их героических нравов; последние, как это будет показано, процветали у всех наций во время их варварства. Таким образом, обе поэмы Гомера оказываются двумя великими Сокровищницами для Открытия Естественного Права греческих Народов, пребывавших еще в варварстве; время этого варварства, как определяется в настоящем Произведении, длилось у Греков вплоть до Геродота, называемого отцом Греческой Истории; книги его наполнены по большей части мифами, и стиль его сохраняет очень много гомеровского. Такого же стиля придерживались и все позднейшие Историки: они пользовались средним стилем между поэтическим и народным. Но Фукидид, первый серьезный и солидный историк Греции, в начале своих повествований признает, что до времен его отца (а это было время Геродота, который был старцем, когда Фукидид был ребенком) Греки ничего не знали не только о чужестранных Древностях (относительно которых, за исключением римских древностей, все, что мы имеем, идет от Греков), но даже о своих собственных4: все это – глубокий мрак, который Картина показывает в глубине. Из этого мрака, освещенные лучом Божественного Провидения, который отражается от Метафизики на Гомера, выступают на свет все иероглифы, обозначающие Основания Мира Наций, известные до сих пор только как его явления.

 

Среди этих иероглифов прежде всего виден Алтарь, так как Мир Гражданственности начался у всех народов с Религий, как отчасти это было уже указано и подробнее будет разобрано немногим ниже.

Справа на Алтаре первым появляется Lituus, т. е. жезл, посредством которого Авгуры получали авгурии и гадали по полету птиц. Под ним следует понимать Предсказания, с которых у всех язычников начались первые божественные вещи. Ведь по атрибуту Божественного Провидения, как истинному у Евреев (они верили, что Бог – это бесконечный Ум, и что он видит, следовательно, все времена в одной точке вечности, и что поэтому Бог, или сам, или через ангелов, – а они тоже духи, – или через Пророков, с духом которых он говорил, указывал будущее своему народу), так и воображаемому у Язычников (они воображали, что Боги – это тела и что поэтому они чувственно воспринимаемыми знаками указывают народам будущее), вообще у всего рода человеческого Естеству Бога дается имя Divinitas по той же самой идее, по которой Латиняне говорили divinari – предсказывать будущее. Существует, однако, основное указанное выше отличие, и от него зависят все другие: наша Наука доказывает существование разницы между Естественным Правом Евреев и Естественным Правом народов; последнее, как определяли Римские Юристы, было установлено Божественным Провидением посредством человеческих нравов. Таким образом этот Жезл указывает сразу и Основания всеобщей Языческой Истории. Физическими и филологическими доказательствами здесь будет показано, что началась она со Всемирного Потопа. После него через два столетия, как это также рассказывает Баснословная История, Небо начало царствовать на земле и совершило много великих благодеяний для рода человеческого. В силу единообразия идей у Восточных народов, Египтян, Греков, Латинян и других древних языческих наций одинаково возникли Религии многих Юпитеров, так как будет доказано, что к концу этого времени после Потопа должны были засверкать молнии и загреметь громы на небе; и от молний и громов своего Юпитера каждая из наций начала получать предсказания. Эта множественность Юпитеров (причем Египтяне говорили, что их Юпитер-Аммон самый древний из всех) до сих пор удивляла Филологов. Теми же самыми доказательствами, которые свидетельствуют о том, что народы основываются посредством Религий, здесь будет показана Древность Религии Евреев и тем самым истинность Христианской Религии.

На том же Алтаре рядом с авгуровским Жезлом видны вода и огонь. Вода находится в кувшине, так как ради Предсказаний у Язычников возникли Жертвоприношения, согласно тому общему для всех них обычаю, который Латиняне называли procurare auspicia, т. е. приносить жертву, чтобы хорошо понять прорицания и хорошо исполнить божественные указы, иными словами, приказания Юпитера; и это у язычников божественные вещи, от которых позже возникли все их человеческие вещи.

Первыми из них были Браки, обозначенные Факелом, зажженным от огня на том же алтаре и прислоненным к кувшину; Браки, – в чем согласны все Политики, – это питомники семей, как и семьи – питомники Государства[3]; и для обозначения этого Факел, хоть он и является Иероглифом человеческого установления, помещен на алтаре между водой и огнем, т. е. иероглифами божественных церемоний; именно так Древние Римляне праздновали свадьбу aqua et igni5, ибо эти две общие для всех вещи (и прежде огня – вечная вода, как самая необходимая вещь для жизни) – впоследствии это станет понятным – согласно божественному предуста-новлению привели людей к жизни в обществе.

Второе из человеческих установлений, по которому у Латинян от humare – погребать – первоначально и в собственном смысле названа Humanitas6, – это погребения. Они представлены Погребальной Урной, стоящей отдельно в глубине леса; это указывает, что погребения существовали с того самого времени, когда люди ели яблоки летом и желуди зимою. На урне написано D. М.7, что значит: «добрым душам погребенных»; это изречение указывает на общее согласие всего рода человеческого с тем положением, истинность которого впоследствии доказал Платон, что души человеческие не умирают вместе с телом, а бессмертны. Урна указывает, кроме того, на Возникновение среди тех же Язычников Раздела Полей; здесь же следует искать Возникновение деления на Города и Народы и в конце концов Нации. Ниже мы покажем, что с расами (сначала Хама, потом Яфета и, наконец, Сима) произошло следующее: без религии своего отца Ноя, от которой они отреклись, – а она одна могла при тогдашнем естественном состоянии удержать их посредством браков в обществе семей, – они затерялись, блуждая как звери, в великом Лесу Земли, чтобы преследовать пугливых и сопротивляющихся женщин, чтобы спасаться от зверей, которыми неминуемо должен был изобиловать великий древний лес; так они разошлись в поисках пищи и воды; поэтому через много лет они дошли до состояния животных; но тогда при известных обстоятельствах, установленных Божественным Провидением (их наша Наука открывает и исследует), потрясенные и пробужденные ужасом перед одним из Божеств Неба, или Юпитером, которого они сами придумали и в которого они уверовали, некоторые из них в конце концов останавливались и прятались в определенных местах; там они укрывались с определенными женщинами, и из страха перед Божеством телесными соединениями, религиозными и целомудренными, сокровенно праздновали браки и производили определенных детей; таким образом основывали они семьи; и тем, что они оставались там в течение долгого времени, а также погребением предков, они, как оказалось, основали и разделили первую собственность на землю. Властители ее назывались Гигантами, ибо по-гречески это слово значит то же, что «сыновья Земли», т. е. потомки погребенных. И поэтому они считали себя благородными, полагая в этом первом состоянии вещей человеческих, по правильной идее, благородство в том, что они были рождены по-человечески в страхе перед Божеством; от этого способа рождать по-человечески, а не иначе, как это будет обнаружено, и был назван именно так Род Человеческий; поэтому и Дома, разветвленные на множество Семей таким рождением, назывались первыми родами. С этого момента древнейшего времени начинается как предмет, так и наука о Естественном Праве Народов: таков новый основной аспект, в котором нужно рассматривать нашу Науку. Итак эти гиганты по соображениям физическим и моральным, помимо авторитета Истории, были, оказывается, неимоверно сильными и безобразно сложенными; так как эти причины не влияли на верующих в истинного Бога, творца мира, и в родоначальника всего рода человеческого, Адама, то Евреи с самого начала мира были соразмерного телосложения. Таким образом, после первого Основания (относительно Божественного Провидения) и второго (о Торжественных Браках) всеобщая вера в Бессмертие души, начавшаяся с погребений, является третьим из трех Оснований, опираясь на которые настоящая Наука обсуждает Происхождение всех бесконечно разнообразных вещей, подлежащих ее рассмотрению.

Из лесов, где стоит Урна, выступает вперед Соха; она указывает, что Отцы первых Родов были первыми силачами Истории; поэтому оказывается, что упоминавшиеся выше Геркулесы были первыми основателями Языческих Наций (Варрон насчитывал их до сорока, а Египтяне говорили, что их Геркулес – самый древний из всех), так как они одолели первые в мире земли и сделали их доступными для земледелия. Поэтому первые отцы языческих наций были справедливы, так как из мнимого благочестия они наблюдали ауспиции, считавшиеся божественными приказаниями Юпитера (у Латинян он назывался Jous, отсюда древнее слово Jous – право, которое потом сокращенно выговаривалось как Jus; поэтому справедливость у всех наций, естественно, обозначается как благочестие); они были умны, так как совершали жертвоприношения для того, чтобы получить или правильно понять ауспиции и быть правильно осведомленными о том, что они по приказаниям Юпитера должны делать в жизни; они были воздержаны вследствие браков; они были, как это здесь уже указывалось, также и сильны. Отсюда получаются новые Основания для Философии Морали, где Тайная Мудрость Философов должна согласоваться с Народной Мудростью Законодателей. В силу этих Оснований все добродетели уходят своими корнями в Благочестие и в Религию: лишь они одни способны вызвать добродетельные поступки, и в соответствии с ними люди должны считать хорошим все то, чего желает Бог. Здесь даются также новые Основания для Экономического Учения, так как сыновья, пока они находятся под властью своих отцов, должны считаться пребывающими в состоянии Семей и, следовательно, должны воспитываться и сдерживаться во всех своих занятиях только благочестием и религией; и пока они еще неспособны понять государство и законы, они должны почитать и страшиться отцов, как живых образов Бога; поэтому впоследствии они оказываются естественно подготовленными к тому, чтобы соблюдать религию своих отцов и защищать отечество, которое сохраняет им семьи, а также повиноваться законам, установленным для сохранения религии и отечества. Таким образом, Божественное Провидение расположило дела человеческие соответственно тому вечному установлению, что сначала закладываются семьи при посредстве Религий, а на основе этих семей потом должны возникнуть Государства при посредстве Законов.

 

Соха прислонена рукояткой почти прямо спереди8 к Алтарю, указывая нам, что вспаханные земли были первыми алтарями Язычества, и отмечая, кроме того, превосходство природы Героев, как они думали, над своими союзниками; последние, как мы это увидим немногим ниже, обозначаются Рулем, который виден склоненным около цоколя Алтаря; будет показано, что в этом превосходстве природы Герои полагали право, науку, а потому и управление, которыми они обладали на основании божественных дел, т. е. божественных ауспиций. У Сохи открыт только конец дышла и спрятана кривая часть: прежде чем научились применять железо, должно было существовать кривое дерево, достаточно твердое, чтобы оно могло рассекать землю и вспахивать ее, эта кривая часть у Латинян называлась urbs9, откуда древнее urbum – кривое. Это должно означать, что первые города, – а все они закладывались на возделанных полях, – возникли потому, что семьи оставались долгое время оседлыми и скрытыми благодаря страху перед священными чащами; такие места обнаруживаются у всех древних языческих наций, и по общей для всех идее назывались латинскими людьми Luci10: то были выжженные земли среди окружающих их чащ; последние были обречены Моисеем на сожжение, куда бы ни распространялись завоевания избранного Богом народа, и все это – по установлению Божественного Провидения, чтобы люди, уже достигшие Человечности, не путались снова с бродягами, оставшимися в нечестивой общности как вещей, так и женщин.

С правой стороны того же Алтаря виден Руль: он обозначает Происхождение Переселений Народов посредством Мореплавания. А то, что он как бы склоняется к подножию Алтаря, означает предков тех, которые впоследствии стали создателями самих переселений: сначала то были люди безбожные, не знавшие никакого божества; нечестивые, – ибо раз они не различали родства посредством браков, то часто сыновья возлежали с матерями и отцы с дочерьми; и наконец, раз они, как дикие звери, не знали общества и были среди этой гнусной общности вещей совершенно одиноки, а потому слабы и, в конце концов, жалки и несчастны (так как они нуждались во всех тех благах, которые необходимы для надежной охраны жизни), то в бегстве от своих собственных зол, испытанных ими в драках, порожденных звериной общностью, ради своего избавления и спасения они уходили на земли, возделанные благочестивыми, целомудренными, сильными и, следовательно, могущественными, уже объединенными в общество семей. Будет показано, что по этим землям Города назывались агае11 во всем древнем мире Язычества[4]; таковы были первые Алтари Языческих Наций; первый зажженный на них огонь был тем огнем, который поджег леса, чтобы их уничтожить и сделать доступными для земледелия; и первая вода была водой из неиссякаемых источников, необходимая будущим основателям Человечества для того, чтобы им не приходилось больше скитаться в поисках воды, как зверям; напротив, в пределах обнесенной границей земли они оставались в течение очень долгого времени и потому отвыкли от бродяжничанья. А потому эти первые Алтари, оказывается, были первыми Убежищами в мире, которые Ливий определяет в общей форме как vetus urbes condentium consilium12, как, например, внутри Убежища, открытого в Роще, Ромул по преданию основал Рим; поэтому почти все Первые Города назывались Агае. К этому присоединяется еще следующее большое открытие: у Греков, от которых, как об этом уже говорилось выше, мы имеем все то, что имеем от Языческой Древности, первая Фракия, или Скифия, т. е. первый Север, первая Азия и первая Индия, т. е. первый Восток, первая Мавритания, или Ливия, т. е. первый Юг, первая Европа, или первая Гесперия, т. е. первый Запад, а вместе с нею и первый Океан, – все они возникли в пределах самой Греции; впоследствии Греки, разошедшиеся по миру, по соответствию местоположения назвали этими именами все четыре страны света и Океан, их окружающий. Такие открытия, утверждаем мы, дают новые Основания для Географии; они, как и новые Основания, намеченные для Хронологии (а это – два глаза Истории), необходимы, чтобы читать Вечную Идеальную Историю, упомянутую выше. К таким Алтарям прибегали нечестивые слабые бродяги, преследуемые физически более крепкими, а Благочестивые сильные люди убивали этих насильников и принимали под свою защиту слабых. Так как последние не приносили с собой ничего, кроме жизни, то их принимали в качестве слуг – Famuli и снабжали средствами для поддержания жизни: по этим Famuli первоначально назывались семьи (familiae). Famuli были прототипами Рабов, появившихся позже вместе с пленением на войне. Отсюда исходят, как из одного ствола, множество ветвей: Происхождение Убежищ, как мы это видели, Происхождение Семей, на основе которых позже появились Города, как это будет разъяснено ниже; Происхождение прославления городов[5], – прославление совершалось для того, чтобы люди могли жить в безопасности от несправедливых насильников; Происхождение Подсудности, осуществляемой в пределах собственной территории; Происхождение распространения Империй, которое происходит благодаря применению справедливости, силы и великодушия, – самых блистательных доблестей Царей и Государств; Происхождение родовых Гербов, первые поля которых, как оказывается, были первыми засеянными полями; Происхождение Молвы (Fama), по которой были названы Famuli, и Славы (Gloria), которая от веку предназначена служить роду человеческому; Происхождение истинного Благородства, которое естественно возникает от упражнения моральных добродетелей[6]; Происхождение истинного Героизма, который состоит в том, чтобы усмирять гордых и помогать находящимся в опасности; в этом героизме Рим превзошел все народы на земле и потому стал господином мира; наконец, Происхождение Войны и Мира (Война началась с собственной защиты, в чем состоит истинная доблесть силы). Во всем этом раскрывается предначертанный Вечный План Государств, которого все Государства, даже если они были приобретены насилием и обманом, должны придерживаться, чтобы иметь длительное существование, и, наоборот, приобретенные таким искусственным путем впоследствии разрушаются обманом и силой. И этот план Государств строится на двух Вечных Основаниях Мира Наций: Сознании и Теле людей, его составляющих. Ведь поскольку люди состоят из этих двух частей, одна из которых – благородна и, как таковая, должна повелевать, а другая – низка и должна служить, а также в силу испорченности человеческой природы, без помощи

Философии, которая может помочь лишь очень немногим, и так как вообще люди не могут сделать так, чтобы сознание у каждого в отдельности повелевало, а не служило его телу, то Божественное Провидение расположило дела человеческие посредством этого Вечного Порядка так, что в Государствах пользующиеся сознанием – повелевают, а пользующиеся телом – повинуются[7].

Руль склоняется к подножию Алтаря, так как Famuli, как люди без Бога, не были приобщены к делам божественным, и соответственно с этим тем меньше были приобщены они вместе с Благородными к делам человеческим, и прежде всего к праву праздновать Торжественные Браки (Латиняне называли их Connubium), наиболее торжественная часть которых заключалась в ауспициях; именно из-за Браков Благородные приписывали себе божественное, а Famuli – скотское происхождение, как рожденным от нечестивого сожительства[8], такое отличие более благородной природы, одинаково существовавшее у Египтян, Греков и Латинян, показывает, что существовал естественный героизм, в который верили: он особенно ясно рассказан нам Древней Римской Историей.

Наконец, Руль находится в удалении от Сохи; она с передней стороны Алтаря враждебно и угрожающе обращает к Рулю свое острие, так как Famuli, не имея, как было сказано выше, своей доли в земельной собственности (вся земля находилась под властью благородных), до тошноты пресытившись обязанностью все время служить господам, долгое время спустя стали в конце концов претендовать на землю и потому восстали против Героев в Аграрных революциях; последние, как это будет показано, значительно древнее и совершенно отличны от Аграрных революций, известных нам из Новейшей Римской Истории. Тогда многие главари таких толп Famuli, восставших и побежденных своими Героями (как и Египетских Крестьян часто побеждали Жрецы, по наблюдению Петра Кунеуса «De Republica Hebraeo-rum»), чтобы не быть перебитыми и найти спасение в бегстве, с несколькими людьми из своих отрядов отдавались на волю волн и отправлялись искать пустые земли на западных берегах Средиземного моря, которое в те времена не было заселено в прибрежной части. Таково Происхождение Переселения Народов, вызванное даже вполне человечной религией Востока, Египта, а на всем Востоке – прежде всего Финикии[9]; по совершенно таким же причинам впоследствии то же самое произошло и с Греками. Таким образом, не избыток населения, которое не может переправиться через море; не стремление сохранить отдаленные приобретения посредством уже известных колоний, так как ни от Востока, ни от Египта, ни от Греции мы не знаем, чтобы на Западе существовала какая-нибудь обширная Империя, не ради торговых сношений, так как Запад в те времена, оказывается, не был еще заселен на побережьях, но Героическое Право привело у этих наций к необходимости для таких отрядов людей покидать собственные земли, которые, естественно, покидаются только в случае какой-нибудь крайней необходимости. Посредством таких Колоний (почему они и были названы Героическими Заморскими) род человеческий распространился и по морю на остальную часть нашего мира, так же как в зверином блуждании задолго до этого он распространился по земле.

1В их общественной жизни и т. д.
2В сознании Греков даст нам Рациональную Хронологию, заполняющую пустоту тех тысячелетий, которые неизбежно должны были протечь у языческих наций, чтобы у них появились в конце концов Писатели, как у Греков Гомер; доказывается, что он появился больше чем через тысячу лет после того, как Эллин основал Грецию, по которому Греки называли себя Эллинами. Гомер, этот царь и отец всех Поэтов, как доказывается, даже не записал своих поэм, ибо в его время у Греков не были еще изобретены народные буквы. Героические Мифы и т. д.
3И ни у одной нации они не заключаются без какой-нибудь божественной церемонии и т. д.
4Как об этом сообщают авторитеты относительно Сирии, Греции, Италии, Африки, Испании и стран Севера; таковы и т. д.
5Это делалось, чтобы предохранить себя от тех бед, которые человек приносит человеку, – бед более опасных, чем все то, что когдалибо было причинено роду Человеческому всей злобной природой, как это подсчетами доказал один Философ13; Происхождение Подсудности и т. д.
6Как то: благочестия, религиозности, благоразумия в советах, воздержаности в наслаждениях, мастерства в трудах; это благородство при пороках в этих добродетелях теряется; Происхождение героизма и т. д.
7Если кому-нибудь покажется, что этот Порядок не вечен, так как сознание тогда является сознанием, когда оно пользуется правом, справедливостью и истиной, а в Государствах часто повелевают Обман, Произвол и Сила, то мы ответим: пусть он испытает это на поколебленных и потрясенных Государствах, где повелевающие оказываются принужденными вечной необходимостью этого естественного Порядка снова вернуться к Сознанию и передать правление в руки Мудрых и Сильных; а если правители этих государств не сумеют увидеть или не смогут найти выхода, тогда, несомненно, эти народы должны будут служить таким народам и государствам, у которых лучшее сознание; значит, неверно, будто мир всегда принадлежал наиболее сильным телом или оружием; истинно же то, что Мир всегда принадлежал народам с наибольшей силой сознания (в нем истина) и потому с наибольшей гражданской доблестью: ведь Римский Мир был уже преисполнен низости и запятнан всеми пороками обмана, когда он был разрушен и разорен Варварами, несравненно более благородными, так как у них было больше искренности и больше правды.
8Без страха перед каким-либо Божеством; такое и т. д.
9Столица которой Тир, вплоть до времен Героев Греции, как мы это читаем в Древней Истории, была славна мореходством и колониями; но совершенно и т. д.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39 
Рейтинг@Mail.ru