Темные воды Миссисипи

Дж.Дж. Пантелли
Темные воды Миссисипи

ГЛАВА 1. КОУЛ

– У меня сейчас нет бабок, Даффи!

Я несколько раз припечатываю парня лицом о капот его «Понтиака GTO». Он стонет от боли. Кровь стекает по моим пальцам. Я тянусь к карману, и в свете фар блестит лезвие моего ножа-спайдерко. Холодный металл прижимается к шее ублюдка там, где сейчас от страха трепещет его сонная артерия.

– Ты думаешь, Кигана это волнует? – шепчу я над его ухом и протыкаю ножом кожу парня. Он начинает визжать, как гребаная свинья.

– Лонер* (*Лонер – одиночка пер. с ирланд.) ! Не надо! Я…я найду деньги!

Чувак от страха забыл мое имя? Меня всегда называют моим прозвищем, когда вот-вот наделают в свои штаны.

– Может, тебе помочь? Не шевелись, козел!

Толкаю парня на капот тачки и одной рукой обшариваю его карманы. Во внутреннем кармане куртки нахожу, связанные в трубочку, баксы.

– Бл@ть, Крис, ты хотел меня обмануть?

Разворачиваю парня лицом к себе и прислоняю нож к его щеке. Он беспомощно поднимает ладони вверх.

– Я совсем забыл о них! – произносит он трясущимися губами. Его нос и подбородок покрыты липкой темно-красной кровью. Левый глаз почти заплыл, от удара моего кулака, который поприветствовал его, как только он покинул салон Понтиака.

– Сколько здесь?

– Две штуки.

Парень наблюдает, как я отправляю находку в карман своей толстовки.

– Значит, теперь ты должен ещё тринадцать штук, Адамс!

Прежде чем сложить лезвие Спайдерко, оставляю неглубокий след на щеке Криса. Тонкая струйка алой крови сбегает по его, уже окровавленному, подбородку. Парень кусает губы и громко всхлипывает.

– До встречи!

Делаю пару шагов назад и забираюсь на свой байк, накинув капюшон толстовки на голову. Мотор «Монстра» разрезает напряженность вечернего воздуха. «Дукати» срывается с места, оставляя позади чувака, коленки которого ещё неделю будут дрожать после встречи со мной.

Я не знаю, за что он задолжал боссу ирландской мафии, Кигану Келли, пятнадцать штук, скорее всего дело завязано на наркоте. Меня мало это волнует. Киган отдал распоряжение прижать этого парня, я выполнил свое дело.

Останавливаю байк на заправке недалеко от города. Оплачиваю четыре галлона бензина и пополняю запасы сигарет. Бак «Дукати» практически сухой, пришлось тащиться за сорок миль, чтобы выбить всего две штуки из этого мудака. Сплевываю на землю.

Чертовски хочется курить. Табличка с надписью «No smoking» останавливает меня от выуживания сигареты из бело-красной пачки. Как только отъезжаю от колонок с бензином, останавливаюсь, чтобы утолить никотиновый голод.

Карман мой толстовки начинает вибрировать. Достаю смартфон и отвечаю на входящий звонок.

– Даффи, мать твою, где тебя носит? – пьяный голос Кевина Абрамса раздается в динамике.

– Буду через полчаса. – Бубню я и отключаюсь.

За две затяжки уничтожаю сигарету, окурок летит на дорожную насыпь, и я возвращаю мотоцикл на шоссе. Парни ждут меня в квартире Быка. Все уже знают о том, что Киган решил доверить мне один из своих ночных клубов.

Стриптиз-бар «Дикие кошечки», что располагался во Французском квартале, был лакомым кусочком. Последние годы за дела в клубе отвечал племянник босса, Брайан Келли, но сегодня утром Киган за партией в бильярд объявил мне, что теперь я отвечаю за заведение. Брайан вспылил и сломал кий о колено. Всегда ненавидел этого самовлюблённого ублюдка. Видимо Киган перестал ему доверять.

Когда Брайан скрылся в коридоре. Киган затянулся сигарой и хриплым голосом проговорил:

– Ирландская поговорка гласит: Никогда не доверяй человеку, если не знаешь его отца и отца его отца. Коул, я хорошо знал твоего отца, Леон был отличным парнем. Я помню и отца Леона, старого Невила Даффи. – Киган похлопал меня по плечу и добавил. – Вот уже восемь лет ты ни разу не дал повода усомниться в тебе. Клуб твой, сынок. Разберись, в чем там дело!

Я снова и снова прокручиваю наш разговор в голове по пути до Нового Орлеана. Парни решили отметить это событие. Из обычного мальчика для выбивания долгов, меня повысили до управляющего ночного клуба. Но я не чувствую особой радости от данного факта. Я привык к своей работе. Иногда, конечно, приходилось проявлять жестокость, но я ведь не грёбаный аниматор на детском празднике. Я член ирландской преступной группировки, о чем мне постоянно напоминает татуировка трехлистного клевера на моем запястье.

Восемь лет назад, в семнадцать лет, я набил это тату, через сутки после того, как тело моего отца было предано земле. У меня осталась только одна семья – Киган Келли и его парни. Я не раздумывал ни секунды. С прошлой жизнью было покончено. Прежнего Коула Слоана Даффи уже не было.

По мере того, как я приближаюсь к центру города, мне приходится сбросить скорость. Чертов карнавал Марди Гра набирает обороты, улочки заполнены ряжеными горожанами и туристами. Хорошо, что я сегодня решил передвигаться на байке, и свой «Джип Вранглер» оставил в гараже. На мотоцикле мне не составит труда объехать столпотворения по маленьким переулкам Нового Орлеана.

Квартира Быка находится в самом ужасном районе города. Хотя, это улица самое место для одного из головорезов Кигана Келли. Я откидываю ногой подножку мотоцикла и спешиваюсь. Шум в рядах мусорных баков привлекает мое внимание. Я тянусь к «Беретте», что спрятана под ремнем джинсов за моей спиной. Через секунду черный кот проносится мимо моих ног. Я усмехаюсь и продолжаю путь к квартире Быка.

– Где эта чертова Кейси? – Абрамс пинает холодильник и дверца распахивается. Он достает пару банок пива. Одну, не поворачиваясь, швыряет мне. – Она обещала привести самых лучших девок из клуба.

– Ты настолько пьян, что не сможет никому присунуть!

Парни прыскают от смеха от комментария Лиама.

– Ты хочешь проверить, сукин сын?

Абрамс начинает расстёгивать ширинку на своих джинсах.

– Эй, мужик, ты хочешь трахнуть Лиама?

Голос Быка заставляет Абрамса утихомириться.

– В чем дело, Даффи? Ты не рад, что Киган настолько доверяет тебе?

Бык вытаскивает сигарету из моей пачки и подкуривает.

– Я не хочу проблем с Брайаном.– делаю глоток холодного пива.– Ты же знаешь этого мстительного ублюдка.

Бык выпускает изо рта пару колец из сигаретного дыма.

– Но это решение босса, он не может вымещать свою злость на тебе. Если только он не боится, что ты что-нибудь нароешь на него, будучи управляющим «Кошечек».

Слова парня заставляют меня задуматься. Возможно, Бык прав, и Брайану есть, что скрывать.

– Расслабься! Сейчас приедет Кейси и парочка цыпочек. – он поднимает ладони вверх. – Кейси твоя, как обычно!

– Я просто трахаю её время от времени, не неси херни! Она переспала с половиной этого города, она меня интересует, не больше, чем кусок мяса, который удовлетворяет мои потребности.

Смех Быка разносится по кухне.

– Ты думаешь таким, как мы, светит что-то лучше, чем орлеанские шлюхи?

Бык продолжает громко смеяться. Я допиваю свое пиво и сминаю жестяную банку в руке.

ГЛАВА 2. Микаэлла

«…Итак, будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный…» (Мф.5.48)

Автобус тронулся с автовокзала Ливингстона в отмеченное на билете время. Я прислоняюсь к стеклу, по которому текут длинные, развязные дождевые капли. Дождь становится моим верным другом в бесконечных скитаниях по городу. Внезапно, на сиденье возле меня, плюхается седовласый старичок в фетровой шляпе. Он достает местную газету и внимательно изучает разворот, сквозь толстые линзы своих очков. Я делаю пол-оборота, упираясь коленками в пластиковую обшивку автобуса. Погода ухудшается на глазах. Но, мне не грустно. Указатель «Вы покидаете Ливингстон», вызывает у меня улыбку. Неужели, я делаю это. Я! Микаэлла София Мейсон. Из рюкзака со скромными пожитками, выуживаю потертую книжицу в кожаном переплете. На форзаце коей каллиграфическим почерком написано «Эстер Парнис». Я берусь за ляссе и открываю дневник. Сколько раз я мечтала об этом? Наверное, пора делать шаг вперед. Щелчок шариковой ручки, уводит меня в прошлое:

«Привет, моя яркая звездочка. Ты не представляешь, что со мной происходит! Я еду в Новый Орлеан. Помнишь, мы вместе с тобой хотели сбежать? Прости, что сегодня я одна, исполняю нашу мечту, но я обещаю, что никогда не вернусь назад. Обещаю! И ни за что в жизни, не вернусь в общину…»

Община Святого Патрика, считается одной из самых уединенных в Луизиане. А пастор Адам, один из основателей и покровителей этой деревушки, очень уважаемый и почтенный человек. Сколько себя помню, перед ужином мы молили Бога, чтобы пастор Адам был счастлив и здоров. А на утренних службах, с упоением слушали его проповеди о Боге и благих делах. Но, Бога нет. Все эти сказки для слепых глупцов, что преданно поклоняются не существующим идеалам. А пастор Адам, ни кто иной, как мошенник! Лет с тринадцати, мы с Эстер сбегали из прихода и гуляли вдоль реки, болтали о мальчишках и ненавидели всю эту жизнь взаперти. Как-то, мы подслушали разговор двух женщин из общины, что восхищали новой тирадой пастора, и подложили тому записку с признанием в любви. Досталось же нам тогда! Отец выпорол меня и заставил молиться в два раза усердней и больше.

«…Моя милая Эстер, я больше не буду так жить. Я заработаю много денег и уеду далеко-далеко, где смогу вдохнуть полной грудью. Ради тебя, ради себя, ради своих родителей, что сгинули в поющих сверчками лесах. Я знаю, мне никогда их не увидеть. Я проклинаю всю нашу общину, Бога и твоего отца…»

Я закрываю дневник и убираю в рюкзак. Мой взгляд падает на драные кеды, что я заклеиваю уже третий раз. Когда-нибудь, они подведут меня в самый ответственный момент. Но, сейчас у меня в кармане всего двадцатка. Это все что я заработала в забегаловке на Флинн Стрит. Хозяин видел во мне чужестранку со странностями и решил, что платить много такой как я, необязательно. Старичок устало вздыхает по правую руку от меня и потирает уставшие от чтения глаза. Два часа в дороге, не так уж долго, но задница все равно становится квадратной. Наконец, водитель объявляет остановку «Новый Орлеан». Хватаю рюкзак и одной из первых выхожу на стоянку.

 

Слабое солнце, заставляет хмуриться. Я прикрываю лицо рукой и иду в направлении, указанном на табличке у входа в здание вокзала. Как же холодно! Я оттягиваю рукава своей худи, что торчат из джинсовой куртки, и шлепаю по гранитному полу. Мне попадается автомат с горячими напитками, но цены на экранчике запредельные. А еще, у меня ужасно саднит в животе от голода. Черт! Стоило обчистить забегаловку, было бы не так обидно уезжать. К тому же, мне это не в новинку. После того, как я покинула общину, довелось промышлять воровством и мелким хулиганством. От скромницы в закрытом платье, ничего не осталось. Но, лучше так, чем рядом с теми, кто виновен в смерти родителей и лучшей подруги. Пройдя через весь вокзальный холл, выхожу на улицу и выпускаю изо рта теплый клубок воздуха. И куда теперь? Мимо проносятся велосипедисты в разноцветных париках и бусах. Точно, сейчас же неделя Марди Гра. Удача на моей стороне.

Я обхожу пожарный гидрант и вливаюсь в толпу молодежи. Из окон и баров доносится музыка и пахнет алкоголем. Легкая улыбка трогает мои губы. Заправляю, косички под бейсболку и двигаюсь синхронно с незнакомой девчонкой. Через секунду в моих руках шуршат десять баксов из кармашка ее джинсов. Молодчина Микаэлла, уходи. Вдалеке замечаю вывеску на французском языке, что переводится как «Булочка с ванилью».

Голод напоминает о себе. Пора бы его утолить. Пара шагов и я уже стою у витрины с множеством вкусностей. Возле кассы, мнётся симпатичная, темноволосая девушка, в руках которой пачка наличных. Ого, зря она с такими суммами разгуливает. Видимо, она тоже видит мой жадный взгляд и произносит:

– Не местная?

– Нет, час назад приехала. А что?

– Откуда?

– Какая разница, – перевожу взгляд на продавца. – Мне, пожалуйста, один бургер с острым соусом и…

– Кейси Кук. – девушка протягивает руку с идеальным маникюром в красных тонах.

– Микаэлла. – я отвечаю грубо, потому что, не собираюсь заводить друзей.

– Барри, я заплачу за эту красотку. – Эта выскочка бросает купюру на прилавок и подмигивает мне.

– Не стоило. У меня есть деньги.

– Оно и видно. – опускает глаза и пялится на грязные, сто раз зашитые кеды.

Я фыркаю, забираю заказ, и молча, сажусь за единственный свободный столик. Девчонка идет за мной следом. Без приглашения, приземляет свою упругую задницу на стул и откусывает свой сэндвич с тунцом.

– Послушай, я могу тебе помочь.

– Думаешь, я не знаю, чего ты добиваешься? – прищуриваюсь и упираюсь локтями в стол. – Сейчас расскажешь, что я заслуживаю большего и втянешь в какую-нибудь хрень.

– Да ты у нас медиум? Прямо, как донна Паола, на той стороне улицы.

Два парня с разукрашенными физиономиями прижимаются к стеклу с наружной стороны и корчат нам рожицы. Я показываю им средний палец, и Кейси смеется. В ответ, эти придурки присвистывают и идут дальше.

– Оставь меня в покое, Кейси, или как там тебя.

– Я говорю серьезно, Микаэлла. За один только вечер, ты сможешь пополнить свой кошелек.

– И что же это за такая работа? Проституция? Наркотики?

– Бог с тобой.

– Не упоминай при мне этого гавнюка! – с грохотом кладу бургер на тарелку.

– Ты о боге? Прости, я не знала, что ты такая ярая атеистка. – усмехается Кейси.

– Просто не произноси его имя. Ладно?

– Договорились. Так что, хочешь послушать о моем заманчивом предложении?

– Окей, выкладывай.

Девушка придвигается и рассказывает о вечеринке, где мне нужно будет развлечь парочку пьяных парней. Она убеждает меня, что ни о каких приставаниях и прочей мерзости не может идти речи. За несколько часов, она платит пятьсот баксов. Ком из огурца и зеленого салата застревает в горле. Я о таких деньгах впервые слышу. С улицы доносится громкий шум. Начинается репетиция главного парада.

– Ход за тобой, Микаэлла. Согласна?

Кейси откидывается на спинку стула и ее грудь выпирает из-под кожаной куртки.

– Только сегодня и ты забудешь обо мне.

– Договорились?

– Да.

– Барри, повтори заказ для моей подруги.

Вскоре мой желудок довольно рычит от сытости. Кейси наблюдает за мной, как за подопытным кроликом и ждет, когда я допью колу. Затем, девушка ведет меня из кафе в сторону тихой, немноголюдной улицы. Прямо скажем, местечко отвратительное. Стены исписаны граффити и нецензурными словами. Поворот за поворотом, я изучаю наш путь и пытаюсь запомнить обратную дорогу, на всякий случай.

– Мы на месте. – тормозит Кейси и показывает на обшарпанную дверь, цвета канализационных стоков.

– Сюда? Серьезно? – прячу руки в рукава.

– Да, перестань сутулиться! И можешь распустить эти косички? – она дергает за одну из них, а я шлепаю ее по руке. – Ладно, твое дело.

– Идем? Или сделка отменяется?

– Идем. – Кейси склоняет голову, будто сомневается в чем-то.

Я берусь за ручку, и захожу в темное помещение.

– Нам на второй этаж. – слышу за своей спиной, и смело перешагиваю две ступени за один раз. Из двух квартир, девушка тычет в ту, на которой красуется 2В. Ее пальчики стучат по косяку и минуту спустя, дверь открывает здоровенный парень с татуировками на шее и руках. Я нервно сглатываю и почти жалею о своем приходе. Кейси подталкивает меня внутрь и обменивается фразами с впустившим нас великаном. Меня же, приобнимает неизвестный, щуплый паренек лет девятнадцати с похожими татуировками, как у первого экземпляра.

– Привет, как тебя зовут, малышка?

– Убери руки.

– Оу, прости, ты у нас недотрога? Может, выпить хочешь? Это помогает расслабиться.

– Давай. – мгновенно соглашаюсь, только чтобы он отстал.

– Один момент!

Кейси тает в этом душном хаосе. Я же, прохожу вглубь квартиры и застываю, когда на меня устремляются две пары глаз. Свожу носки своих убогих кед и настраиваю себя, что все будет хорошо. Но, твою мать, все плохо! Все очень плохо! Я одна с незнакомыми парнями в незнакомой квартире, незнакомого города.

– Держи. – тощий подает бутылку с пивом, и я делаю глоток. Во что ты вляпалась Микаэлла София Мейсон? Во что?

ГЛАВА 3. Коул

С балкона раздаются звуки выстрелов.

– Что за хрень, Джилрой?

Я подскакиваю с места и достаю "Беретту".

– Да это парни решили пострелять по грёбаным кошкам.

Довольные крики Лиама говорят о том, что какой-то из кошек, живущих среди мусорных баков, сегодня не повезло. Я качаю головой, хватаю со стола пачку сигарет и направляюсь на балкон. В это время раздается стук в дверь квартиры Быка.

– Девочки прибыли! – кричит хозяин жилища. Парни шумной толпой вываливаются с балкона.

Я закрываю дверь и подкуриваю. К вечеру в городе чертовски похолодало. Уже жалею, что оставил свою толстовку в общей куче вещей на диване в гостиной. С центральных улиц Нового Орлеана долетает шум карнавального движения. Ненавижу Марди Гра. В один из дней этого праздника умерла моя мать. И эти ежегодные столпотворения и люди в масках, как напоминание о том страшном дне.

– Вот ты где!

Голос Кейси Кук проникает в мое сознание. Девушка обнимает меня сзади и прижимается щекой к моей спине.

– Где ты пропадал? Уже целый месяц не заглядывал в клуб. Я соскучилась, Коул!

Через секунду лицо девушки появляется передо мной. Она ловко выуживает из моего рта сигарету и делает затяжку.

– Было много дел.– отвечаю я, вглядываясь в темноту.

Улицу освещает лишь один фонарь и светящиеся глаза бродячих кошек.

Кейси выпускает сигаретный дым в мое лицо.

– Теперь мы будем видеться чаще.

Я опускаю взгляд, девушка облизывает свои губы, сквозь вырез ее майки открывается отличный вид на большие сиськи.

– Наконец-то девочки вздохнут с облегчением. Брайан совсем озверел. Забирал у нас практически все.– Кейси делает последнюю затяжку, и окурок летит вниз.

– Почему не пожаловались Кигану?

Девушка прыскает.

– Чтобы потом стать завтраком миссисипских аллигаторов? Ты же знаешь, Брайан долго не церемониться, особенно со шлюхами.

Ладони Кейси проникают под мою футболку. Она гладит мою грудь и торс, ее пальчики умело справлялся с пуговицей на моих джинсах, когда молния ширинки начинает скользить вниз, я перехватываю её руку за запястье.

– У меня нет настроения, Кейси.

Девушка прикусывает нижнюю губу и кладет ладонь на мой пах, гладя мой член сквозь ткань джинсов.

– Я помогу тебе расслабиться. Ты же знаешь, я люблю стоять перед тобой на коленях.

В подтверждение своих слов, она медленно опускается на корточки.

– Твою мать, Кейси, ты плохо слышишь! – я дёргаю ее за руку, и она с визгом подрывается на месте. Толкаю девушку к выходу с балкона.– Там много членов, Кейси, выбирай любой!

– Ублюдок! – цедит девушка сквозь зубы и прожигает меня ненавистным взглядом, прежде чем скрыться в квартире.

Я опираюсь на кованое ограждения балкона. Какого хрена Киган решил развязать эту войну между мной и Брайаном? И почему клуб перестал приносить хороший доход, если, по словам Кейси, Келли забирал у них все?

У меня чертовски плохое предчувствие. Как пару лет назад, когда один, задолжавший дилер, решил поиграть на моих нервах, выдернув чеку из гранаты, которая, как выяснялась после, была муляжом. Только вот его мозги на асфальте выглядели вполне правдоподобно, когда девятимиллиметровая пуля моей "Беретты" раскроила его череп.

Я закуриваю ещё одну сигарету. Иногда такие воспоминая не дают мне уснуть, но всегда есть ирландское виски, которое отлично борется с бессонницей и моими демонами.

Продрогнув до костей, я возвращаюсь в гостиную. Усаживаюсь в кресло в дальнем темном углу. С соседней комнаты доносятся звуки веселья. Вечеринка в разгаре, уже совсем скоро она перейдет в оргию. Хотя к этому времени я планирую свалить. Завтра с утра займусь делами клуба. Нужно скорее совсем покончить и пусть семейка Келли идёт к черту. Я не собираюсь становиться грёбаным сутенером. Уж лучше кататься по Луизиане и выбивать долги, чем просиживать задницу в кабинете управляющего клуба «Дикие кошечки».

Неожиданно мое внимание привлекает какое-то движение. В гостиной появляется девушка. Я никогда раньше не видел её в клубе. Кейси привела новенькую? Почему она одета, как бродяжка? Бл@ть, её конверсы развалятся, если она сделает ещё пару шагов. Девочка опасливо оглядывается по сторонам. Она меня не заметила. Свет от торшера создает отличную завесу для угла, в котором я сижу. Что она задумала, мать твою? Я наклоняюсь немного вперёд, облокотившись на свои колени. Не верю глазам!

Эта милашка с косичками воровка!

Девчонка быстрыми движениями начинает рыскать по карманам верхней одежды парней. Она вытаскивает помятые купюры из нескольких кожаных курток. Когда в её руках оказывается моя толстовка, я криво усмехаюсь. Первым ей попадается мой «Спайдерко». Она быстро разбирается с устройством ножа, и острое лезвие блестит перед ее лицом. Девчонка заворожено рассматривает находку, а после отправляет нож в свой карман, предварительно сложив лезвие. Вскоре в ее ладони оказывается связка из двух тысяч долларов. Неужели она настолько глупа, что возьмёт такую сумму? Украсть нож и пару двадцаток не такое уж и важное дело. Но вытащить из кармана двадцать сотенных бумажек – это уже повод наказать маленькую мерзавку.

Девчонка, не веря свои глазам, разглядывает деньги. Наверняка, сейчас, она в уме прикидывает, сколько здесь баксов. Воровка снова оглядывается, и отправляет то, что я выбил у Адамса пару часов назад, в задний карман своих обтягивающих джинсов. Пару секунд я пялюсь на её маленькую, аппетитную попку.

Когда она швыряет мою толстовку на кучу, уже осмотренной одежды, я качаю головой. Девочка только что нарвалась на большие неприятности.

Я провожу ладонью по лицу и поднимаюсь с кресла. Твою мать, девчонки и след простыл. Хватаю свою толстовку и бегу к выходу. Слышу ее дыхание внизу на лестнице. Шустрая чертовка. Перепрыгивая через две ступеньки, спускаюсь вниз. Когда я оказываюсь на улице, ее косы мелькают между мусорных баков. Раздается громкое недовольное мяуканье и визг девчонки. Я застегиваю молнию толстовки, накидываю на голову капюшон и запрыгиваю на «Дукати». Срываюсь с места, выкручивая ручку газа до предела. Она либо чокнутая, либо ищет смерти! Прийти в дом к парням из ирландской мафии и ограбить их? Мой смех сливается со звуком мотора мотоцикла.

ГЛАВА 4

. Микаэлла

Я никого не замечаю в этой прокуренной темной пустоте. Гора курток и толстовок, призывно маячит на горизонте. У меня чешутся руки, отчего все тело начинает трясти. Давай же, Микаэлла, не трусь. Ты одна. Я оглядываюсь по сторонам, занавешенным луизианской ночью, и подхожу к желанной добыче. Умело справляюсь с карманами и потайными отверстиями в ткани.

 

Мгновение спустя, на ладони шелестит дедушка Франклин. Есть! Исследую последнюю вещь, и прежде, чем мне попадается увесистая зеленая, бумажная трубочка, натыкаюсь на странный предмет. Ничего себе, это складной нож. Возьму, в качестве трофея. Но главная находка, уже в кармане моих джинсов. Черт, я богатая девчонка! Какой идиот, приносит с собой столько наличности? Прости, дружок, но теперь, я сорвала куш. Уходя, хмыкаю и благодарю Кейси за приглашение зайти на огонек. Мне не составляет труда, выскользнуть на площадку и спуститься на первый этаж.

Внезапно, дверь наверху издает металлический скрежет. Я шумно выдыхаю и ускоряюсь. У мусорных баков, засовываю деньги под пятку, и чуть не падая в помои, перебегаю дорогу. Группа парней, еле передвигает ногами, держа бутылки с пивом. У одного из них, срываю с головы голубой парик. Он выражается мне вслед, а секундой позже, пустая тара, пролетает прямо надо мной и разлетается вдребезги. Ненормальный! Я торможу, чтобы понять, куда бежать дальше. Ведь я не знаю город, и понятия не имею, где осесть. Карнавальная шумиха, приводит меня в чувство. Неудачно маневрируя между лужами, остаюсь босиком. Черт! Там же все мои бабки!

Со злости толкаю девчонку, вставшую на пути моего следования, и понимаю, я неудачница в чистом виде. Так облажаться, Микаэлла! Наплевав на застывшие ноги, перебегаю в какой-то переулок и попадаю в тупик. С трех фронтов, кирпичные стены. А в углу, на картонной коробке спит бородатый бездомный старик. Я проклинаю себя и свою жизнь. Рюкзак за спиной, натирает плечи. Думай же, Микаэлла. Думай! В голове, только картинки из той злополучной квартирки. Обнаженные девчонки и парни со спущенными штанами. Что за ерунда?! Прикладываю руку к носу и не чувствую его. Я замерзла и скоро превращусь в глыбу льда. Надо искать выход и теплый ночлег. Отдаю щуплому бедняге десятку и разворачиваюсь в направлении улицы. Но, я чуть не сажусь на задницу, когда парень на мотоцикле, преграждает мне путь.

– Смотри, куда едешь, идиот!

Парень быстро спешивается, оставляя свой байк на подставке. Он вырастает передо мной в полный рост.

– Где мои деньги, дрянь?

– Деньги? Какие деньги?

Я вытягиваю брови домиком, а сама делаю парочку коротких шагов назад.

– Пару минут назад ты была на вечеринке. И вместо того, чтобы ублажать парней, ты шарила по их карманам! – парень издает короткий смешок.– Меня не волнует та мелочь, которую ты нашла у них. Верни свёрток из сотенных и вали в ближайший "Волмарт".– он кивает на мои босые ноги.

Я верчу головой и придумываю план побега.

– Да, пошёл ты!

Отрезаю ругательство острым языком, так как замечаю пожарную лестницу на фасаде дома.

– Ты вообще в курсе, кого решила поиметь?

Парень поднимает правую руку вверх и дёргает за рукав черной толстовки, открывая свое запястье. Тату в виде трехлистного клевера попадает в поле моего зрения.

– Ха, и что? А где же твои зелёные штанишки с подтяжками и горшочек с золотом? Оу, с золотом осечка вышла!

Я хмыкаю, и цепляюсь за нижнюю перекладину лестницы. Глаза парня светятся недобрым блеском в очертаниях единственного фонаря.

– Ты думаешь, я грёбаный леприкон? – он криво ухмыляется, когда понимает, что я задумала.– Спешу огорчить тебя, детка, тебе сегодня чертовски не повезло. Ты встретила не маленькое милое существо с зелёной задницей, а меня.

– Хочешь меня остановить? Попробуй! И не таких громил встречала! Если перепил витамин роста, то это ещё ничего не значит!

Я убираю руки от холодного железа и выуживаю украденный ножик. Лезвие отсвечивает у моих глаз. Его смех разливается по переулку.

– Я не верю своим глазам! Ты угрожаешь мне моим же ножом? – парень потирает переносицу.– Знаешь, мне это уже порядком надоело!

Одним движением он выбивает холодное оружие из моей руки. Звон удара металла об асфальт эхом проносится по тупику. А в следующую секунду я оказываюсь припечатанной лицом к кирпичной, обшарпанной стене.

– Я спрашиваю в последний раз, маленькая шлюха! Где. Мои. Баксы?

– Отвали!!! – тщетно кручусь из стороны в сторону, отчего сдираю кожу на щеке. – Я тебя не боюсь!

Парень наклоняется ближе и его горячее дыхание щекочет мою кожу за ухом.

– Что ж, придется поискать. Стой смирно!

Его колено бесцеремонно раздвигает мои ноги на ширину плеч. Ладони начинают скользить по напряженному телу.

– А под этими лохмотьями много интересного! – шепчет он, задерживая руки на моих бедрах.

– Перестань… пожалуйста, у меня нет твоих денег. – я закрываю глаза, мечтая, чтобы это поскорей закончилось.– Они утонули в луже, вместе с моей обувью. Остановись!

– Бл@ть! Что? Что ты сейчас сказала?

Он резко разворачивает меня лицом к себе, отчего я, больно ударяюсь затылком о стену.

– Я говорю правду! Была бы я здесь, если б они были при мне? Придурок!

Отталкиваю парня от себя и вытираю онемевший нос рукавом своей джинсовки.

– Ты…! Ты идиотка? – парень пинает какой-то ящик у стены.– Какого хера, ты додумалась спрятать две штуки баксов в дырявые кеды?

– Я всегда так делаю, когда за мной гонятся! Сам виноват!

Расправляю лямки рюкзака и намереваюсь слинять.

– Чао, мне пора! Надоело с тобой тут болтать!

– Ээээ, не так быстро! – он хватает меня за руку, чуть выше локтя.– Ты хоть понимаешь, что должна мне две штуки?

– Я тебе ничего должна. Скажи спасибо Кейси, что обещала мне золотые горы! Повелась на её сказки! Не за этим, я приехала в город!

У меня зуб на зуб не попадает от ледяного асфальта, что током пронзает ступни.

– Ты сейчас пойдешь со мной. Предоставлю тебе отличную возможность отработать мои бабки!

Парень тащит меня в сторону мотоцикла, по пути быстро наклоняется и поднимает свой нож.

– Чего? – выдергиваю руку и пинаю его ногой. Кажется, удар приходится в колено. Он подкашивается, но ненадолго. Теперь, его глаза источают что-то дьявольское.

– Не подходи ко мне, я закричу!

– Кричи, сука! Кричи громче! Никто тебе в этом городе уже не поможет, если на твоём пути появился я.

Не успеваю опомниться, как повисаю на его плече головой вниз. Мои кулаки сжимаются, и я колочу ими, по спине этого ублюдку, что есть мочи.

– Отпусти!!! На помощь!!!

Голос срывается, и я просто хриплю, как старая лошадь.

– Твою мать, заткнись! Ты сама нарвалась! – шлепок по заднице заставляет меня замереть. – Если ты начнёшь дёргаться, я вышибу твои мозги! Местные крысы будут рады позднему ужину.

Он усаживает меня на мотоцикл, убирает ногой подножку, и устраивается позади меня. Я замолкаю и слизываю слезы с посиневших губ.

– Прошу тебя, я все верну, только отпусти.

Внутри меня образовывается горький комок. Это уже не шутки, и от весёлой погони не остается следа.

– Прошу тебя… – слегка оборачиваюсь и всхлипываю.

Этот отморозок смотрит на меня сверху вниз, скривив свои губы, а после наклоняется ближе к моему лицу и произносит:

– Нет, малышка, ты теперь моя!

Парень поворачивает ключ в замке зажигания. Байк мчится по ночному городу, разрезая светом фар темноту Орлеанской ночи.

***

На перекрестке двух широких улиц, красуется клуб «Дикие кошечки». Мои самые страшные опасения сбываются. Не нужно быть гением, чтобы понять, что это за место. Стоит лишь взглянуть на неоновые очертания голых девушек на крыше здания. Чертова Кейси и ее бред о солидном заработке! Десять минут и меня заталкивают в бархатистое, полутемное помещение с медленной, мелодичной музыкой. Зал пустой. От силы парочка девушек в латексе, крутятся на барных стульях. Одна из них с густыми, синими дредами внимательно осматривает незнакомку, то есть меня. Затем придурок за моей спиной грубо пихает к коридору в глубине этого заведения. Лестничный пролет, и я оказываюсь запертой в комнате, площадью меньше ста футов. Я оглядываю матрас, небрежно брошенный на полу, лампу на стуле и тумбочку, что покосилась на бок, из-за одной кривой ножки. Куда я попала? Снимаю куртку и бросаю ее в стену. Затем от бессилия ударяюсь коленями о засаленное ковровое покрытие, и начинаю плакать. Не знаю, сколько нахожусь в такой позе, но вскоре слышу щелчок замка и подрываюсь на ноги. Та девчонка с дредами принесла мне что-то из еды.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru