Заноза для драконьего военачальника

Диана Маш
Заноза для драконьего военачальника

Глава 4. В гостях у миссис Шарван

Показавшиеся впереди крошечные огоньки фонарей, стали для нас с Сандро путеводной звездой. Мы шли вперед, с трудом передвигая ногами, и не сводили с них глаз, боясь, что это всего лишь мираж, который может развеяться в любую секунду.

От усталости кружилась голова и болела каждая мышца в теле. Хотелось все бросить, сесть на землю и забыться целительным сном, но голодный желудок и липкий страх, поднимающий голову, всякий раз, как вдалеке раздавался вой или иной непонятный звук, гнали вперед.

Наконец, показался стоящий посреди зеленого поля постоялый двор, о котором говорил возница. Он представлял собой огороженную низким забором территорию с покосившимся двухэтажным, деревянным домом, парочкой пристроек и небольшой конюшней… откуда доносилось непонятное карканье.

Что за лошадиная порода издает такие странные звуки?

Сходить бы проверить, но сил на это уже не осталось. Тут бы до входной двери доползти, постучать и внятно выговорить слово «ночлег». О большем я и не мечтала. Не пугали даже громкие крики и хриплый смех, что были слышны на лье вокруг. Намного страшнее было упасть в грязь лицом и уснуть на голой земле, как тот мужчина, мимо которого мы с Кьяри сейчас проходили.

– Как думаешь, я должен остановиться и проверить жив ли он? – тяжело вздохнул мой уставший приятель и окинул, с виду безжизненное тело, унылым взглядом.

– Не стоит. Я видела, как ему на нос приземлилась жирная муха и он поморщился, – врала, конечно, ничего я не видела, тем более в такой темноте, но витающий в воздухе стойкий аромат, не оставлял никаких сомнений – мужчина мертвецки пьян. И разбуди мы его сейчас, нарвемся на большие неприятности.

Приблизившись к двери, Сандро поставил рядом свой чемодан и поднял руку, собираясь постучать.

– Погоди, – окликнула я его, – попробуй открыть, вдруг не заперта. Не будем привлекать к себе лишнего внимания.

Кивнув, Кьяри толкнул дверь плечом. Та, издав протяжный скрип, легко поддалась, и чуть не огрела по лбу стоящего с другой стороны лысого детину. Покачнувшись, он, с недоуменным выражением лица, уставился на нашу парочку.

А взглянуть, надо признать, было на что.

Грязные, покрытые пылью с головы до ног, мы с Кьяри могли сойти за два соломенных пугала, слезших с шеста и отправившихся на прогулку.

– Покорнейше прошу нас простить, – поправив съехавшую набок прическу, – вернее то, что от нее осталось, – я прошла мимо.

Сандро не отставал.

В нос ударил кислый запах дешевого вина. Поморщившись, я обошла сдвинутые обеденные столы, за которыми расположилась группа из нескольких мужчин, что, не обращая ни на кого внимания, пили и играли в кости, и окликнула бегающую с пустыми кружками служанку.

Молодая девушка, при виде меня и моего чемодана, остановилась и удивленно захлопала глазками.

– Чем могу служить, мисс?

– Могу я поговорить с хозяином этого… – я быстро обвела взглядом бедную обстановку и присутствующих, – уютного заведения?

– Хозяин уже неделю как помер. Сейчас жена его, миссис Шарван всем заправляет.

– Примите мои соболезнования, мисс, и отведите нас, пожалуйста, к его несчастной вдове, – девушку прикусила нижнюю губу, будто пыталась сдержать смех, и это показалось мне странным, так как ничего веселого в моих словах не было.

Ну да кто их разберет, этих жителей Виверна? Может смерть для них – повод для шутки, и там, где у нас принято лить слезы, они задорно смеются?

Махнув нам с Кьяри, чтобы следовали за ней, служанка указала на свободный стол, а сама скрылась за дверью, которая, судя по доносящимся изнутри аппетитным запахам, вела на кухню.

С трудом проглотив слюну, я облокотилась о деревянную столешницу, положила голову на ладонь и стала терпеливо ждать.

Не знаю, чего хотелось больше: есть или спать. Желудок, не переставая, напоминал о себе. Голова, вместо мыслей, была набита ватой.  А мышцы в ногах и руках ныли так, что подняться завтра с кровати будет настоящим испытанием.

Надо бы не забыть попросить у Кьяри обезболивающую настойку, иначе преддипломная практика закончится для меня толком не начавшись.

В этот момент дверь снова открылась, выпустив высокую, жгучую брюнетку с экзотической смуглой кожей. Лет пятидесяти, одетая в ярко-алое платье, с огромными перстнями почти на каждом пальце, она излучала силу и уверенность в себе.

Один из еле стоявших на ногах мужчин, заглядевшись на такую красоту, не успел отойти в сторону, за что получил смачную оплеуху и приземлился на пол, чем вызвал смех остальных посетителей. А миссис Шарван, – это без сомнения была она, – прошествовала к нашему столу.

Пришлось потратить последние силы на то, чтобы соблюсти приличия и подняться на ноги.

– Здравствуйте, – смутившись, прошептал мой друг и склонил голову.

– И вам не хворать. Чего звали? – голос у хозяйки оказался под стать ее внешнему виду. Глубокий, бархатистый, гипнотизирующий.

– Миссис Шарван, очень приятно с вами познакомиться, – понимая, что расположить ее к себе будет очень сложно, я решила хотя бы попытаться, а потому изобразила на лице одну из самых милых, имеющихся в моем запасе, улыбок, а взгляду добавила грусти, – примите наши глубочайшие соболезнования в связи с кончиной вашего супруга, мистера Шарвана. Мы скорбим вместе с вами…

Женщина не дала мне закончить. Приложив толстый палец с грязным ногтем к моим губам, она склонилась к моему уху.

– Деточка, я не для того отправила эту сволочь к праотцам, чтобы о нем еще скорбеть. Говорите, чего вам надо или проваливайте. У меня дел невпроворот.

Откровенное признание в убийстве повергло меня в шок, но с этим можно было разобраться позже.

– Комнату на ночь, – быстро придя в себя проговорила я, и добавила, – две… а еще ванна и ужин.

Женщина так долго изучала наши измученные лица, что я уже мысленно начала прикидывать, как мы с Сандро прокрадываемся в конюшню и устраиваемся на ночь в одном из стойл.

– Вам повезло. Постояльцев сегодня не много, так что комнаты вам найдем. Вместо ванны, обойдетесь тазом с водой. А вот на ужин вы опоздали. Разводить огонь ради двух доходяг никто не будет.

Желудок снова издал заунывную трель.

– Можно и не разводить, поедим холодное. Мы очень голодны. Пожалуйста…

Миссис Шарван тяжело вздохнула.

– Сидите здесь, Серра накроет вам на стол, а потом проводит в комнаты. И только попробуйте улизнуть утром не заплатив. Я вас из-под земли достану! – и так зыркнула страшно, что стало понятно – действительно достанет.

Глава 5. Неприятное соседство

При виде, пусть и холодной, мясной похлебки, первым желанием было осушить миску одним глотком, вылизать ее, и отправить Серру, – ту самую служанку, что встретила нас с Сандро у входа, – за добавкой. Но часто спасающий меня голос бабушки Оливии в голове, вопрошающий «где же твои манеры, Джорджи?», помог сдержать не приличествующие юной леди порывы.

Признаюсь, я даже позавидовала Кьяри, который, не обращая внимания на глазеющих в нашу сторону посетителей, вгрызался зубами в куриную косточку и облизывал ложку так, что будь на ней ржавчина, и следа бы не осталось.

После похлебки на столе появилось замысловатое блюдо, состоящее из завернутого в капустные листы бекона, но успевшему насытиться желудку, оно пришлось не по вкусу, поэтому я отдала свою порцию приятелю, а сама принялась за овощной пирог, запивая его холодным медовым напитком.

И вот как раз в тот момент, когда я, распахнув рот, вгрызалась в новый кусок, открылась входная дверь, и в помещение вошли пятеро закутанных в длинные черные плащи посетителей: улыбающийся красавец-блондин, и четверо его хмурых спутников.

Рослые, широкоплечие, бородатые, в пыльной одежде и грязных сапогах, они напоминали грабителей с большой дороги, чьи нарисованные изображения я видела в бульварной газетенке «Барлеанский вестник», которую так любила почитывать матушка Коллин.

Помещение словно резко уменьшилось в размерах, смех и крики быстро смолкли, а веселье сошло на нет.

Настороженные взгляды всех присутствующих были направлены на новоприбывших мужчин. Но будто не замечая их, путники заняли стоящий в дальнем углу свободный стол и подозвали к себе Серру.

Бросив все дела, вмиг покрасневшая девушка, откликнулась на зов и, остановившись рядом с симпатичным блондином, принялась слушать заказ.

И хоть бы полсловечка о том, что блюда холодные!

Уж ради таких «почетных» гостей огонь на кухне всенепременно разведут, и ванну с горячей водой организуют, а не как для нас – тазик для умывания. Как бы еще комнаты наши им не отдали!

Уже через пять минут на их столе появились кувшины с горячим вином, от которых шел густой пар, и стоявший в помещении кислый, разящий наповал запах, сменили ароматы гвоздики и корицы.

Где-то в закромах миссис Шарван нашелся даже свежеприготовленный запеченный поросенок, с красным яблоком во рту, и тут же был передан на съедение бородатым головорезам.

А нам с Сандро капустных листьев напихали. Вот где здесь справедливость?

Скрипнув зубами, я тяжело вздохнула. Аппетит пропал напрочь. Кьяри, поймав мой рассерженный взгляд, отложил в сторону тарелку с остатками еды и наклонился ко мне.

– Что случилось, Джо? Ты как-то разом помрачнела.

– Не обращай внимание. Все в порядке. Я просто слишком устала и хочу спать.

– Сейчас пойдем. Я отлучусь на минутку… по личным делам, а потом попрошу Серру проводить нас наверх. Дождись меня здесь, – я кивнула и, продолжая вдыхать сводящие с ума ароматы жареного мяса, стала ждать возвращение приятеля из уборной.

А книги-то не врали, в здешних местах все решает грубая сила, а не доброе слово.

– А может, все дело в обаянии?

Матильда Одноглазая, я что, это вслух сказала и меня услышали?

Резко повернув голову, я поймала на себе мутный взгляд синих, словно ясное небо глаз бородатого блондина, который вместо того, чтобы пировать со своими товарищами, стоял рядом с нашим столом.

 

Не спрашивая разрешения, он подвинул соседний стул и уселся на него верхом, рядом со мной.

– Что такая прелестная одинокая мисс делает на самой границе Виверна, да еще с таким внушительным чемоданом? – заплетающимся языком поинтересовался он, наклоняясь все ближе, – это не самое безопасное для нее место.

Больше всего на свете я не любила две вещи: нетрезвых людей, и когда нарушали мое личное пространство. Сейчас я, похоже, сорвала куш, и с этим надо было срочно что-то делать.

– Простите, но это не ваше дело, мистер. Будьте добры вернуться к вашим друзьям, пока вас не хватились, – как можно вежливее, но твердо осадила я мужчину, отодвигаясь от него все дальше.

– А если мне этого не хочется? – пьяная ухмылочка похоронила для меня всю привлекательность его лица. Тут же захотелось оказаться подальше. За другим столом, или даже в другом королевстве.

– Боюсь, я вынуждена настаивать, иначе…

– Иначе что, – он явно нарывался, но использовать сейчас свои силы, значит подставить под удар не только себя, но и Сандро.

Да и что я могла сделать? Моя ментальная магия действовала только на мертвецов. Из-за сильнейшей усталости внутренние накопители разряжены. А даже если случится чудо, и я, опустошив подчистую весь свой резерв, смогу причинить этому мужчине хоть какой-то вред, то на его товарищей у меня точно сил не останется, и меня либо пришибут в схватке, либо предадут суду и казнят.

Не знаю, есть ли в Виверне статья за незаконное использование магии, но рисковать ой как не хотелось.

– Иначе уйду я, – я поднялась со стула, но блондин схватил мою ладонь и, не прилагая видимых усилий, вернул меня обратно на мое место.

– Куда же ты так торопишься, рыжая крошка? – а вот это уже хамство!

Видимо, без скандала не обойтись.

Но ни закричать, ни позвать на помощь я не успела. Резко хлопнула входная дверь, чем привлекла внимание всех присутствующих, и на пороге застыла внушительная мужская фигура. Такой же черный, пыльный плащ, как и у пришедших до него мужчин, только лица за капюшоном не рассмотреть, но каким-то шестым чувством я знала, что его взгляд направлен в мою сторону.

– Астрон, оставь девушку в покое, и вернись сейчас же к остальным, – отданный спокойным и ровным голосом приказ подразумевал беспрекословное повиновение, и ему невозможно было не подчиниться.

В ту же секунду мою руку выпустили из плена, а соседний стул опустел.

Глава 6. Помогите, пожар!

Проглотив застрявший в горле ком, я наблюдала, как мужчина, заметно хромая, прошествовал к своим товарищам.

Место для него расчистили незамедлительно, вручили кружку с горячим вином и подвинули тарелку с увесистыми кусками, без сомнения вкусного свиного мяса. Даже миссис Шарван появилась из своего укрытия на кухне и, кивком головы, поприветствовала гостя.

Ради равного по положению так бы никто распинаться не стал, а учитывая то, как быстро после его приказа бородатый блондин исчез с моего горизонта, напрашивался единственный верный вывод. Мой спаситель – главарь их разбойничьей шайки.

Вроде, хрен редьки не слаще, и мне бы уткнуться носом в свою тарелку, дождаться Кьяри и незаметно скрыться за дверью выделенной мне комнаты, но неуемное любопытство, что вечно норовило поднять свою голову в самый неподходящий момент, заставляло, то и дело, оглядываться через плечо.

Благо их белобрысый приятель куда-то испарился, и не нервировал меня лишний раз своим присутствием.

Я наблюдала, ожидая, когда незнакомец стащит с головы капюшон, прекрасно понимая, что занимаюсь ерундой.

Вот сдался он мне? Поди такой же хмурый и бородатый, как и его дружки. А еще, судя по хромой походке и низкому, будто простуженному голосу, он мне в дедушки годится.

Но желание увидеть его лицо, словно маленький червячок грызло изнутри, принуждая забыть о здравомыслии.

Так и не дождалась. Из уборной вернулся Сандро.

– Итак, ты готова идти?

– Я готова даже бежать. Не терпится смыть с себя дорожную пыль, и сменить грязное платье. Иначе этот зуд меня доконает.

Кьяри подозвал освободившуюся служанку и попросил ее показать нам наши комнаты. На что девушка любезно согласилась, и сказала следовать за ней. Дважды уговаривать нас не пришлось.

Всю дорогу до лестницы, пока я волочила за собой ставший почему-то в два раза тяжелее чемодан, чувствовала легкое жжение между лопаток, которое прекратилось, как только мы скрылись за поворотом.

Не знаю, на что я надеялась, представляя себе такую же просторную комнату, в какой жила последние пять лет учебы. Стоило Серре приоткрыть дверь, как я от ужаса чуть не сбежала обратно на первый этаж.

Глазам предстало маленькое помещение, куда с трудом влезли узенькая кровать и тумбочка. Кругом паутина и пыль, а серый от грязи матрас недавно справил, судя по его внешнему виду, столетний юбилей, и какая в нем водилась живность, одному создателю известно. Я на такой и под страхом смерти не лягу. Уж лучше спать на голых досках, или подвинуть одну из лошадок миссис Шарван и расположиться в стойле. Там, по крайней мере, пусть и колючее, но свежее сено.

Серра, пообещав, что скоро вернется ко мне с тазиком для умывания, повела немного опешившего от увиденного Кьяри в его «личные покои», оставив меня топтаться на пороге.

«Это всего лишь на одну ночь», – уговаривала я себя, открывая окно, чтобы проветрить убогое помещение, – «уже завтра мы попадем во дворец, и король Арракс разместит нас со всеми удобствам. Главное – не унывать».

Бросив чемодан на пол, я открыла его, достала свои новые, кожаные перчатки, надела их и, только после этого, прикоснулась к матрасу.

Ну как прикоснулась? Стащила его с кровати, вытащила в коридор и закрыла за собой за дверь. Если кто-то позарится на этот источник блох, клопов и прочих гадов, я буду ему только благодарна.

Постелив на кровать найденное в недрах моего «зеленого монстра» теплое одеяло, я приготовила ночную рубашку, панталоны, посетила уборную на этаже, и стала ждать прихода Серры.

Не прошло и пары минут, как в дверь постучали. Пока девушка размещала на тумбочке таз и наливала в него холодную воду из ведра, я обдумывала, чего же еще мне не хватает.

– Все готово, мисс.

Была не была!

– Милая Серра, если вы раздобудете мне еще и подушку, я всю ночь буду молить Матильду Одноглазую о вашем здоровье, – если не усну, конечно.

– Простите, мисс, но у нас такого богатства отродясь не водилось, – я аж закашлялась от удивления, а девушка, между тем, продолжила, – покойный мистер Шарван в хозяйстве уж больно прижимист был, все деньги на выпивку и женщин спускал… Если бы не его жена, побирались бы мы все сейчас на улице.

– Неужели все было так печально? – участливо поинтересовалась я, в ответ на внезапное откровение служанки.

– Печальнее не придумать. Хозяин как напивался, такое творил… В последний раз, чуть кухарку нашу, Морру, до смерти кулаками не забил. Миссис Шарван вовремя его кочергой по голове приложила, а то не выжила бы бедняжка. Мы по первой испугались страшно, особенно когда хозяйку арестовали. А ну как казнят нас всех за компанию? Но генерал шан Ро быстро разобрался что к чему и списал все на сама… самобо… самооборону, вот!

Серра рассказала мне еще несколько историй из жизни покойного мистера Шарвана, услышав которые у меня чуть волосы на голове дыбом не встали. Ее слова многое объяснили, и вдова Шарван уже казалась мне не жуткой мужеубийцей, как я сначала подумала, а такой же невинной жертвой тирана, как и многие другие работающие здесь женщины. И если правосудие Виверна ее оправдало, значит не все так запущенно в драконьем королевстве, что не может не радовать.

Вспомнив, что у нее еще много дел, Серра попрощалась, сообщила что скоро зайдет забрать таз и вышла из комнаты. А я, стащив с себя грязную одежду и сцепив зубы, быстро умылась холодной водой, протерла имеющейся у меня чистой тряпочкой тело, а оставшуюся в ведре воду пустила на мытье головы.

Раз о теплой ванне приходится пока только мечтать, будем довольствоваться тем, что есть.

И пусть целителем я была не весть каким, но занятия профессора Мэриголд не пропускала, а потому знала, что холодная вода закаляет и благотворно влияет на здоровье.

А в здоровом теле, как всем известно, здоровый магический дух!

Переодевшись в ночную рубашку, я села на кровать, прижавшись спиной к изголовью, подтянула колени к груди, взяла в руки учебник некромантии, написанный двести лет назад ныне покойным профессором Стюартом, и принялась за чтение.

Вскоре вернулась Серра. Забрав таз с пустым ведром, она оставила на тумбочке свечу и коробок спичек, пожелала мне спокойной ночи и прикрыла за собой дверь.

За окном было уже темным-темно, от свечи остался крохотный огарок, а сна ни в одном глазу.

Головой я понимала, что дело в страхе. Иррациональном, неодолимом, а самое главное – беспричинном. Я боялась, что, как только усну, ко мне в рот, нос или глаза заползет что-то мерзкое, зубастое, возможно слизкое, или имеющее несколько конечностей.

Насекомых и грызунов я боялась с детства, а в этом царстве пыли и грязи для них были самые что ни на есть благоприятные условия.

В ночной тишине внезапно скрипнуло неприкрытое окно. Решив, что дело в подувшем ветерке, я не обратила на это внимание, а зря.

Когда с высокого подоконника на деревянный пол с грохотом приземлилось чье-то грузное тело, я едва сознания не лишилась. Но переборов себя, открыла рот и что есть силы закричала.

– Помогите, пожар!

Глава 7. «Большая» проблема

– У меня действительно кое-где горит, рыжая крошка, – раздался в комнате громкий, лающий смех.

Закрыв рот и уставившись во все глаза на возвышающегося надо мной бородатого блондина, я мысленно уговаривала себя собраться, сбросить ледяное оцепенение, и с боем прорываться к двери.

Но легко сказать…

Не зря я все-таки боялась. В комнату, через открытое окно, заползло самое страшное, самое мерзкое из всех существ… пьяный мужчина. Да не просто мужчина, а настоящий разбойник.

А лучше бы ядовитый паук за ногу цапнул, или таракан с потолка мне в рот упал.

Я как представила, что в этот момент могла сладко спать и даже не подозревать о надвигающейся опасности, так все внутри похолодело.

Неприятный, – и даже больше, – отвратительный мужлан, от которого не приходилось ожидать ничего хорошего, прошелся по мне рассеянным взглядом.

– В этой ночной рубашке ты похожа на привидение. Может, лучше ее снять? – и как меня угораздило, при первой встрече, посчитать его симпатичным? Да рядом с ним даже недавно вырытый и развеянный мною по саду ректор Себасти, смотрелся бы в разы привлекательнее.

– Я прошу вас покинуть мою комнату. Вас сюда никто не звал.

– Как это «никто»? Открытое окно в комнату девушки, это вызов для любого мужчины.

– Открытое окно, для нормальных людей, это не вызов, а способ проветрить вонючее помещение!

– Ты намекаешь, что я ненормальный?

– Заметьте, не я это сказала, – все же, наверное, не стоило мне его злить.

Скрипнув зубами, Астрон, – если я не ошибаюсь, – набычился, протянул вперед свои ручищи и схватил меня за плечи. Открыв рот, я, больше от испуга, чем от боли, издала оглушающий вопль. И, неожиданно, вместе с ним из меня выплеснулась сила.

Невидимый глазу, но сносящий с ног магический импульс, поразил разбойника в центр груди.

Отлетев от меня, он с треском приложился головой о подоконник, и безжизненной кучей свалился на пол.

Повисла оглушающая тишина.

Зажав ладонями рот, я около минуты пялилась на грузное тело. Надо было подойти ближе, проверить, дышит ли он, а меня как будто парализовало. Даже хуже, чем в тот момент, когда он появился в моей комнате.

Создатель, грудная клетка не шевелится. Он точно умер. И щупать страшно.

Ну что я за ходячая неприятность? Сначала практика эта, потом дорога, теперь труп в комнате. И кто поверит, что я жертва, а не сама его сюда пригласила? Тем более после того, как снимут витающие в воздухе магические отпечатки и узнают, что я ведьма.

«Соберись, Джо!» – отвесила я себе мыленную пощечину.

С большим трудом нащупав в себе остатки силы, я зашептала подкрепляющее магическое воздействие заклинание, и начала передавать блондину мыслеобразы.

Прошла минута, за ней вторая, но никакой реакции не последовало. Он не поднялся, что могло означать, в равной степени то, что он еще жив, либо мертв, а я жалкая неумеха.

Пока никто не появился, надо срочно избавиться от тела. Только вот куда его деть, такого огромного? Может позвать Кьяри? Нет, он тут точно не помощник. Упадет в обморок, и вот у меня уже не одна, а две проблемы.

 

Внезапный стук в дверь прозвучал громче колокольного набата.

– Я… я не одета. Дайте мне несколько минут! – мой заметавшийся по комнате взгляд остановился на кровати. Быстренько сравнив расстояние от пола до днища и размеры мужской туши, я чуть не заплакала. Зажегшаяся в груди надежда, быстро потухла.

Не пролезет.

Остается только одно.

Мысленно посчитав до трех и сделав глубокий вдох, я шагнула вперед, собираясь обойти мужчину, ухватиться за его плечи и попытаться совершить невозможное. А именно – приподнять его и вытолкать обратно в окно.

Ну а что? Притворюсь, что так и было. Никто ничего не докажет.

Вот только стоило набраться храбрости, подступиться к телу, и с трудом перевернуть его на живот, как вдруг, совсем не к месту, проснулась совесть, и начала меня изводить.

А если его дети дома ждут? Жена? Или вообще, котик некормленый? А я его в окно…

Схватив лежащее на кровати одеяло, я накинула его на мужчину, и как раз вовремя. Входная дверь с грохотом ударилась о стену.

– Ой! – не удержавшись на ногах, я шлепнулась попой на спину блондина.

Зря на Кьяри наговаривала. Сама от страха едва панталоны не обмочила.

– И что здесь горит? – голос, который невозможно забыть: низкий, с хриплыми нотками, привыкший отдавать приказы…

В дверном проеме стоял тот самый главарь разбойничьей шайки. И да, с «дедушкой» я погорячилась.

Очень.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru