Высокое напряжение

Диана Маш
Высокое напряжение

Глава 1

С уверенностью могу сказать, что никогда в жизни не чувствовала себя большей извращенкой чем сейчас, стоя у окна, и подглядывая из-за шторки за своим абсолютно голым соседом. Да еще умудряясь при этом болтать с лучшей подругой по телефону.

Когда владелица моего домика, Елизавета Ивановна, подписывая со мной неделю назад договор аренды, расхваливала тихий район, где все друг друга знают, делая упор на живущего напротив полицейского, я даже в страшном сне не могла представить, кто им окажется.

В первую же ночь на новом месте, меня разбудил громкий рокот байка. Поднявшись с кровати, я выглянула в окно. Даже не удосужившись надеть верх от пижамы – я бы в такую жару и голой спала, но моя раскрепощенность имеет лимиты – я стояла в одних шелковых шортиках с нарисованными белыми овечками на черном фоне.

В тусклом свете фонаря удалось различить силуэт высокого мужчины с внушительной комплекцией. В мой шкаф такого точно не спрятать. Он достал ключи из заднего кармана джинсов, открыл дверь дома напротив и вошел внутрь.

Сделав логические выводы, что это и есть тот самый полицейский, о котором рассказывала хозяйка, я уже было собралась лечь обратно в кровать, но тут, в одной из комнат его дома, окна которой выходили в наш двор, включился свет. Шторки этот индивид повесить не удосужился, и мне выпала честь стать свидетелем настоящего спектакля одного актера.

Стоя ко мне спиной, мужчина прошелся ладонью по ежику светлых волос. Затем начал медленно снимать с себя плотно обтягивающую перекаченное тело, белую футболку. При виде мощной спины и широких плеч у меня аж пальчики на ногах загнулись.

С трудом сглотнув, я тут же мысленно унеслась в ту реальность, где я его домашняя кошечка, что трется об эту спину ночи напролет.

Перед глазами запрыгали звездочки, и нет бы опустить шторку и отойти от окна, так я еще сильнее прижалась к нему носом, яростно облизываясь на этот образчик мужественности. О том, что меня могут заметить, даже мысли не возникло.

Вслед за футболкой в сторону полетели джинсы, а за ними и боксеры. Люцифер меня не щадил. Подбирая слюни, я в наглую пялилась на мускулистый зад и воображала, как оставляю на нем отпечатки своих зубов.

В груди разгорелся жар, что стал медленно перетекать в живот, а затем и ниже. Трусики намокли, и это учитывая, что сосед еще даже не обернулся. Я замерла в предвкушении, облизывая резко пересохшие губы.

Черт побери, как же он хорош!

Мужчина подошел к двери и ненадолго пропал из моего поля зрения, чтобы включить свет и появиться в расположенной рядом комнате. К моей великой радости, штор там тоже не наблюдалось.

В углу стоял холодильник, и не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что это кухня, и сосед, похоже, решил подкрепиться, правда, к моему сожалению, из-за открытой дверцы холодильника, его практически не было видно.

Достав изнутри пакет, кажется, с молоком, он закрыл дверцу и так и застыл, стоя ко мне в пол-оборота. Я сразу же забыла обо всем на свете, и даже о том, как нужно дышать. Сердце забилось в ускоренном темпе, и легкие затребовали недополученное количество воздуха.

Помимо накаченного тела и аппетитного зада, мой сосед обладал еще одним немаловажным достоинством (да-да, именно достоинством!). Таким немаловажным, что даже в спокойном состоянии оно пугало своими размерами, и одновременно вызывало трепет в груди. Природа, к этому горячему парню, была щедра во всех смыслах.

Не то чтобы я за всю свою недолгую жизнь видела много мужских достоинств, да и было это только во время лечения тяжелых больных, но этот член бесспорно заслуживает называться внушительным.

Кусая губы, я так долго пялилась на его плоть, что даже не сразу додумалась поднять глаза и оценить внешность соседа, а когда сделала это, так и замерла с выпученными глазами и открытым от удивления ртом.

Захар Цанев. Принц вервульфов и родной брат мужа моей лучшей подруги Ии и, по совместительству, короля Черного леса, того самого города, где я сейчас живу.

С этим оборотнем мы невзлюбили друг друга практически с первой встречи еще полгода назад. Тогда же он наградил меня прозвищем «кукла», а я в отместку, обозвала его озабоченным кобелем.

С тех пор мы не встречались, чему я была несказанно рада, но когда-то это должно было случиться, земля-то круглая (что бы по этому поводу не думали приверженцы теории про слонов и черепах).

Сейчас я понимала, что надо было при выборе жилья, посоветоваться с Ией, она-то уж точно в курсе, где проживает ее деверь, но я, как обычно, все делаю сама, и на грабли наступаю тоже.

За этими размышлениями, я отвлеклась от соседа, и когда снова уставилась в его окно, наткнулась на пристальный взгляд волчьих глаз, что, как мне было доподлинно известно, в темноте видели так же, как при ярком свете.

Меня заметили.

Сначала я замерла на месте, даже не удосужившись прикрыть рукой голую грудь, а затем резко пригнулась, задвинула штору, и на коленях поползла к кровати.

Только накрывшись с головой одеялом, почувствовала себя более-менее в безопасности и до утра проворочалась в постели, не в силах уснуть. Перед глазами стояло обнаженное тело оборотня, что впору принадлежать какому-нибудь божеству мужского пола, а не этому нахальному борову, у которого морда на кирпич нарывается.

Красавчиком Цанев не был, но эти глубоко посаженые карие глаза, недельная щетина и резкие черты лица, я уверена, всегда привлекали к себе внимание женской аудитории, вызывая томление в груди.

С той ночи у меня вошло в привычку подглядывать в окно за соседями. Хотя кому я вру? За одним определенным соседом, что на поверку оказался эксгибиционистом, расхаживающим по дому в чем мать родила и ни капли этого не стесняясь, раз даже шторы не торопился вешать. Да и чего ему стеснятся с таким-то телом? Тут впору билеты продавать, как на шоу, желающим поглазеть, вроде меня.

Я называла себя безвольной идиоткой, но просыпаясь по утрам, или среди ночи, когда слышала шум байка на улице, как умалишенное умертвие бежала к окну и пряталась за шторкой, любуясь сквозь щелочку на идеальное тело ненавистного оборотня. Это стало своего рода ритуалом, что я выполняла уже неделю и прерывалась только, если этот тип не ночевал дома.

В такие моменты я представляла его на сложном полицейском задании, а не в объятиях какой-нибудь знойной красотки. Так было легче спать и видеть эротические сны с ним в главной роли, что случались практически каждую ночь и независимо от моей воли.

Вот и сегодня утром, в первый раз в жизни проспав работу, я, прыгая по спальне в поисках чулка, и одновременно разговаривая с подругой по телефону, потянулась к шторке и выглянула в окошко.

Бинго! Голый оборотень, запрокинув голову, хлещет сок из бутылки.

– Амарилис! Ау! Куда ты пропала? – раздался в трубке, вернувший меня с небес на землю, мелодичный голос Ии.

– Прости, искала чулок, один нашла, а второй будто сквозь землю провалился. Да еще столько всего навалилось: Вера снова не вышла на работу, а Вячеслав уже с утра не справляется с наплывом покупателей, и это в маленьком-то магазинчике с лечебными травами! Лукьян Иванович, мой босс, рвет и мечет. А я умудрилась проспать.

– Бедненькая, ты всего неделю как там работаешь, а уже такая нервотрепка. Давай я попрошу Яна назначить тебя этим самым… министром здравоохранения Черного леса? Будем целый день пить чай, сидя на веранде резиденции, и сплетничать о местных жителях? – не выдержав, я громко рассмеялась.

– Ну, конечно! Я не для того так долго отпрашивалась у Дэма пожить на земле, и приспосабливалась к местным условиям в вашей резиденции, чтобы целыми днями чаи гонять! Этим я спокойно могла заниматься и в Аду.

Адом называлось измерение, где проживали демоны и демонессы, и где Властелином был мой родной брат Дэмристель. И я не лукавила говоря, как сложно было уболтать его отпустить меня на землю, так как о гиперопеке знаю не понаслышке.

Я, как и мои братья Сайлаш и Дэм, была огненным демоном, правда девочки этого рода не могли трансформироваться, в отличие от мужчин. В особенно нервные моменты я способна отрастить маленькие рожки, а еще использовать телепортацию, но, к сожалению, только в Аду. На земле даже малейшая попытка перемещения, вызывала такую боль, что лучше уж быть уволенной за нерасторопность, чем терпеть ее.

– Отлично, но в выходные, ничего не знаю, ты вся моя, – волк в окне положил сок обратно в холодильник, захлопнул дверцу и, подняв руки, потянулся.

– Да-да, все в силе, – я, кажется, издала неприлично громкий стон, но то ли подруга списала это на качество связи, то ли решила, что я обо что-то стукнулась, вопросов не задавала.

На моих глазах рука мужчины спустилась ниже и обхватила член, который начал быстро увеличиваться в размерах. Забыв о том, что все еще держу в руках трубку, я быстро задышала, не в силах оторвать взгляд от пальцев Цанева, что прошлись от основания набухшей мужской плоти до головки, и обратно.

Между ног стало так влажно, что только что надетые новенькие ажурные трусики было хоть выжимай.

– Ами, с тобой там все хорошо? Какие-то странные звуки.

– Д-д-да… все отлично, – пропищала я, прикусив губу, чтобы не всхлипнуть ненароком.

– Тогда до субботы, целую! – попрощавшись с подругой, я не помнила, как положила трубку, все еще пялясь на распущенного волка, что так нагло трогал себя средь бела дня, стоя у окна, всем на обозрение.

Мелькнула безумная мысль, что может он просто забыл об отсутствии штор? Наверное, надо позвонить ему и напомнить? Но у меня нет его номера…

«И слава Люциферу, что нет!», ответил здравый смысл и опять уплыл, оставив меня наедине с чувством неудовлетворенности и страстного желания чего-то, еще неизведанного.

От захватывающего зрелища меня отвлек звонок в дверь.

Быстро отскочив от окна, я не удержалась и упала на пол, благо приземлилась на свою пятую точку, а потому без серьезных последствий. Заметив под кроватью пропавший чулок, я схватила его в руки и побежала ко входу, не зная, кому вздумалось в такую рань прийти ко мне в гости.

 

Распахнула дверь, и наткнулась на вежливую улыбку молодого парня в желтой форме.

– Здравствуйте! Здесь проживает… эээ… – он взглянул на бумажку со списком, что держал в руках, – странно, здесь только имя.

– Амарилис, да, – кивнула я, также вежливо улыбнувшись ему в ответ, – земной фамилией я еще не обзавелась.

– Земной?

«Вот четр! Это же человек! О чем ты только думаешь Ами?»

«Эээ… о напряженном члене своего соседа?»

С древних времен Великий Трибунал следил, чтобы люди на земле не прознали о существовании других видов, будь то вампиры, ведьмы, оборотни, демоны и иные расы. Раскрытие тайны каралось очень жестоко, и рисковать никто не спешил. Только избранные из людей могли быть посвящены, и то, лишь после подписания договора о неразглашении.

– Ну, то есть, у нас в семье давали только имена, без фамилий, – тут же нашлась я, правда улыбка из вежливой превратилась в натянутую.

– Как необычно, – промямлил паренек, потянувшись к своей сумке, – вам посылка, Амарилис. Распишитесь вот тут.

Он протянул мне небольшую коробку без каких-либо опознавательных знаков и бумажку, на которой мне необходимо было поставить подпись.

Вернув почтальону бумагу, и дождавшись, когда он уйдет, я, не заходя в дом, тут же открыла свою первую в жизни посылку, вся горя от нетерпения. До этого мне никто ничего не присылал, и я понятия не имела, кому это понадобилось сейчас. Любопытство съедало изнутри, заставляя действовать очень быстро.

Внутри лежал белый конверт с запиской и милая подвязка нежно-розового цвета. Повертев в руках подвязку, я нахмурилась, и бросила ее обратно на дно, затем открыла конверт, и прочла послание.

«Уже несколько дней я не в силах выбросить тебя из головы, милая. Прими эту подвязку. Я выбирал ее с мыслями о том, как буду зубами снимать ее с твоей изящной ножки.

Твой тайный поклонник»

«Зубами значит?» – хмыкнула я, не воспринимая всерьез глупые слова какого-то недоделанного донжуана. У нас в магазине половина клиентов мужского пола, от млада до велика, выстраивалась в очередь, когда наступала моя смена, а некоторые даже звали на свидание и признавались в чувствах. Похоже, кто-то из них решил усилить напор.

Выкинув посылку с подвязкой в мусорное ведро, что стояло на улице, недалеко от моей входной двери (я демонесса приличная, и личных подарков от незнакомцев не принимаю!), я зашла обратно в дом, чтобы, наконец, натянуть на ногу злополучный чулок и отправиться на работу.

***

Взяв на сегодня выходной на работе, и встав позже обычного, Захар, стоя на кухне, думал о том, заморачиваться ли с готовкой завтрака, или сразу съездить в супермаркет в центре города. Выигрывал, второй вариант, так как в холодильнике, из-за его постоянной занятости, было шаром покати.

Бросив взгляд в окно, он заметил, как у дома напротив притормозило такси. Открылась входная дверь, и на улицу выбежала его новая соседка, каждый раз при виде которой, его внутренний зверь начинал бесноваться и требовать выброса адреналина.

Ага, разбежался!

Маленькая кукла, одетая в белую блузку, черную юбку-карандаш, что, как перчатка, облегала ее аппетитную попку, и на высоченных каблуках, подчёркивающих длинные для ее росточка ноги, неслась к машине так, будто от этого зависела ее жизнь.

Черные, спадающие до бедер волосы демонессы, притягивали к себе его внимание, напоминая, как неделю назад, они обвивали ее хрупкий стан, когда девочка, даже не думая прикрыть идеальную по форме, обнаженную грудь с отвердевшими розовыми сосками, наблюдала за ним, стоя у окна.

Член зашевелился, наливаясь кровью. Захару тогда хотелось наплевать на свои принципы, вломиться к ней в дом, прижать ее лицом к этому самому окну, и оттрахать так, чтобы ходить долгое время не смогла. Но, взяв низменные желания под контроль, сдержался.

Он до безумия жалел, что перед ним не знающая правила игры профессионалка, которой не придется объяснять, почему он не приехал ночевать, или почему его видели в баре с кем-то другим.

С подобными домашними малышками он поклялся никогда не иметь дел. Слишком много времени и нервов на них уходило, а удовольствие не стоило свеч. К тому же эта кукла приходилась подружкой его невестке, а значит была неприкосновенной. Облизывайся на расстоянии, но близко не подходи.

О серьезных отношениях оборотень и не думал, не нагулялся еще.

Глядя, как девочка садится в машину, он пытался втолковать свои доводы второй сущности, но выходило пока не очень. Зверь недовольно рычал, называл Захара идиотом, и требовал выпустить его на волю.

Его размышления прервал телефонный звонок, и судя по раздавшейся на весь дом депрессивной мелодии, это был кто-то с работы.

– Цанев, слушаю, – чуть хриплым спросонья басом ответил оборотень.

– Захар, привет! – услышал он весёлый голос Сашки Нагибина, – что там насчет вечеринки по случаю повышения Руса? Как и забились, у тебя дома?

Захар вспомнил, что на вечер намечались планы, которые, с началом нового дня, напрочь вылетели у него из головы. Еще один довод в пользу второго варианта с супермаркетом.

– Ага, у него ремонт уже недели три идет. Напросился ко мне. Приезжайте к девяти, после работы. Я пока…

– Вот я по этому поводу и звоню, ты, приятель, не пока… – голос напарника стал серьезным, – у нас труп на выезде из города, седьмая трасса. Судя по почерку, наш дружок вернулся. Майор требует твоего присутствия.

Повисла небольшая пауза, затем раздался усталый выдох Цанева.

– Черт, как же не вовремя. Выезжаю.

Глава 2

Бросив байк у дороги, Захар, засунув руки в карманы черных брюк, направился в сторону деревьев, за которыми сейчас находились его парни вместе с экспертами-криминалистами.

Если верить Сашке, труп молодой девушки был обнаружен местным грибником еще в четыре утра. И чего Цанев ну никак не мог понять, так это на кой черт кому-то потребовалось в такую рань тащиться по грибы да ягоды, когда можно было нежиться в постели и видеть десятый сон.

Как ни странно, первое, что бросилось в глаза, это не лежащая в позе звездочки девушка, а земля под ней. Вокруг росла зеленая трава, а под трупом она была будто выжжена солнцем, желтая и сухая.

– Быстро ты, – подошел к Цаневу Руслан Шевцов, один из коллег. Поднеся к губам сигарету, он с наслаждением затянулся, – думал бросить, но с такой работкой только мечтать, – затем кивнул на распростертую у их ног девушку, которую сейчас со всех сторон отщелкивал фотограф, – знакомая песня, не так ли?

– Есть кое-какие нюансы, но в целом да, это наш клиент, – раздался голос подошедшего к ним Нагибина. Захар, промолчал.

Присев на корточки, он начал осматривать лежащее перед ним обнаженное тело, делая мысленные отметки.

Девушка, двадцати пяти – тридцати лет отроду, определенно была волчицей. Судя по шраму от кесарева, у нее может быть ребенок. Следы на шее говорили об удушении, но пока не понятно, было ли это причиной смерти, а вот других, видимых повреждений, оборотень не заметил. На ногу девушки была надета бежевая подвязка, а рядом лежал прозрачный пакет, в который убийцей были аккуратно упакованы ее вещи.

– Возраст подходит, поза, и подвязка эта… Надо найти ее семью, друзей, коллег и хорошенько допросить. Если были письма, сравнить почерк. Также необходимо будет поднять все дела трехмесячной давности, – Захар поднялся, отошел в ту сторону, где стояли парни и хриплым шепотом добавил, – девушка волчица. Тут похоже что-то распылили, и это что-то, явно магического свойства. Оно выжгло всю траву и убило все имеющиеся улики, включая запах. Ребята тут вряд ли что еще раскопают.

При своих парнях Захар мог спокойно говорить о других видах, так как Руслан и сам являлся оборотнем, а Сашка, хоть и человек, еще лет десять назад подписал договор о неразглашении, после того, как его отец, после смерти Сашкиной матери, женился на оборотнице из Черного леса.

А вот остальных присутствующих лучше в такие детали не посвящать. Крепче спать будут.

– Я как чувствовал, что надо было в отпуск поскорее сваливать, – скривился Рус, и притушил окурок о дерево, – теперь мне не видать его, как своих ушей. Майор на кусочки порвет, если мы и сейчас этого отморозка прошляпим.

– А я так надеялся, что он сдох, – вторил ему Сашка, окидывая грустным взглядом мертвую девушку, – три месяца передышки и на тебе…

– Ваше Высоч… эээ… капитан Цанев, – раздался голос одного из криминалистов, который только что закончил перебирать и осматривать личные вещи девушки, что лежали в пакете, – тут это… открытка.

Большинство коллег Цанева, кроме тех, кто служил с ним в одном отделе, за те полгода, что прошли с момента его возвращения в полицию Черного леса, все никак не могли привыкнуть называть его по имени-отчеству, часто вспоминая титул оборотня. Друзья из-за этого часто над ним ржали, за что бывали нещадно биты на спаррингах.

Вот и сейчас кто-то из них ехидно усмехнулся, но Захару было уже не до этого.

Подойдя к парню, что сжимал в обтянутых прозрачными перчатками руках белый конверт, он поинтересовался:

– Отпечатки сняли?

– Пусто, – пожал плечами криминалист.

Взяв в руки конверт, Захар вытащил сложенный вдвое лист бумаги, прекрасно зная, что за текст будет внутри.

«тик-ток, тик-ток,

ты поймай меня дружок».

***

Быстро юркнув в распахнутые двери магазинчика, под названием «За здравие», где уже с самого утра толпилось немало народа, я направилась к прилавку, пытаясь сделать вид, что нахожусь здесь по меньшей мере уже около часа, но вышедший из подсобки Лукьян Иванович, не дал моему спектаклю продлиться и пары минут.

– Амарилис, – нахмурившись, гаркнул босс, и бросился в мою сторону, – ты почему опаздываешь? У нас тут дел по горло, а ни тебя, ни Веры на рабочем месте нет. Может я вам выходной давал, да запамятовал?

«Ага, такой забудет. Да у него снега зимой не допросишься, а тут целый выходной!»

Но сказать об этом вслух я не могла, так как тут же возьмет за шкирку и выпнет из магазина на улицу, без всякого выходного пособия. У этого типа не забалуешь.

Лукьян Иванович был сорокапятилетним высоким мужчиной с выпирающим пузом и склочным характером, правда, узнала я об этом самом характере, только на второй день работы в магазине. Я тогда посмела разбить малюсенькую колбочку, прошу учесть: совершенно пустую, а он меня за это дневного жалования лишил, да еще так наорал, что я чуть в тот же день не уволилась, но гордость помешала.

Приемные родители, что остались в Аду, с детства меня учили, что, если что-то не получается, нельзя раскисать и складывать руки, надо идти напролом, пока не достигнешь поставленной цели.

На сегодняшний день, моей целью была наработка практики для последующего открытия клиники для неимущих, где я могла бы лечить тех, кому нужна моя помощь, но кто не может за нее платить.

Сам король, Ян Цанев, обещал проспонсировать это мероприятие, но мне пока недоставало организаторских способностей, да и магазин, продающий лечебные травы, был в городе только один, вот и приходилось терпеть нападки босса, и контролировать свою нервозность, чтобы не дай Люцифер рожки выросли. Заметь он их, меня тут же сцапает Трибунал, даже звание принцессы Ада не поможет.

– Извините Лукьян Иванович, я в такую пробку попала, ужас! – тут же не краснея начала заливать я ему с три короба, – а насчет Веры я не знаю, она ничего не говорила, но может Марик заболел опять?

– Как же меня это достало. Все, пусть даже не заявляется. Уволена, к чертям!

– Но Лукьян Иванович, – я схватила его за локоть, не давая уйти, – как же так? У нее маленький ребенок, мужа нет и мать в другом городе. Вы не можете…

– Это мой магазин, и я могу уволить кого захочу, – голос из визгливого стал вкрадчивым, опасным, – и ты, после нее, будешь первой на очереди, Амарилис, если сейчас же не пойдешь помогать Владиславу.

Крепко сжав зубы, чтобы не ляпнуть чего покрепче, я развернулась на каблуках и направилась к стойке, за которой сейчас стоял мой второй напарник и рассказывал о средстве против насморка толстому парню, что окинул меня неприятным, сальным взглядом, и его чем-то недовольной мамаше, которой чем-то не угодило мое выражение лица, о чем она не применула заметить. Затем схватила сыночка за руку и потащила к двери.

Пожав плечами, я надела белый фартучек, что входил в состав нашей униформы, нацепила на лицо милую улыбку и начала обслуживать пожилую женщину.

В этот момент в помещение стремительным шагом ворвалась новая пассия Лукьяна Ивановича, оборотница Полина Власова, к которой все, из-за статуса ее брата Павла, что некоторое время, в отсутствии короля, замещал его на престоле, обращались непосредственно «госпожа». Все, кроме меня, конечно же.

 

– Эй ты, как там тебя… черноглазая, – стерва прекрасно знала, как меня зовут, но упорно делала вид, что не помнит, и так каждый раз.

Я может и злилась бы на нее, если бы Ия не рассказала мне историю о том, как эта мегера блохастая пыталась у нее мужа увести, а в итоге была изгнана из королевской резиденции пинком под зад, с приказом и близко туда не приближаться. Вот и пустилась волчица во все тяжкие (и да, под словом «тяжкие», я жирно намекаю на своего босса).

– Эй, я к тебе обращаюсь, позови Лукьяшу, – Люцифер, как же этот писк действовал на нервы.

– Простите, но я занята с клиентом, – натянуто улыбнулась, приготовившись к ее визгу, но тут влез Владислав, помчавшийся выполнять поручение будущей владелицы этого местечка.

– Идиотка, – прошипела она сквозь зубы и демонстративно отвернулась.

Я сделала вид, что не услышала и продолжила дальше обслуживать посетителей, уже не обращая внимания на волчицу.

Не прошло и минуты, как с улыбкой до ушей, появился Лукьян Иванович. Человека, как подменили. Бросился к своей ненаглядной пассии, облапал ее ручищами и повел в подсобку.

Бррр… думать о том, чем они там намерены заниматься, совершенно не хотелось, потому я с удвоенным рвением занялась работой.

– Как думаешь, они там надолго? – подтолкнул меня локтем Владислав, и кивнул в ту сторону, куда ушла парочка.

Если бы не знала, в жизни бы не догадалась, что этот высокий и тощий, как жердь очкарик, относится к виду оборотней-волков, так как для меня они теперь всегда ассоциировались с моим соседом: огромный рост, мощная спина, широкие плечи, мускулистые ноги, и острый волчий взгляд исподлобья, которым впору дрова рубить.

Ну вот опять, стоило вспомнить божественное тело Цанева, как низ живота свело судорогой желания. Пора что-то уже с этим делать.

– Эй, Ами, с тобой все в порядке? Ты как-то резко покраснела.

– Да-да, все отлично, – тут же поспешила я успокоить Славку, вспоминая, что он там у меня спрашивал, – голова закружилась. Может, что завтрак пропустила.

– Мне мама как раз с собой пирожки с капустой и картошкой всучила. Давай прямо здесь перекусим, пока тишина? – и вправду, почти все разошлись, и остался только один, слонявшийся по магазину старичок, высматривающий что бы еще прикупить.

Я воодушевленно закивала, мысленно потирая ручки, и Славка вытащил на прилавок пакет с вкусным содержимым, на который мы налетели, как пчелы на мед.

Полина через часик свалила, и первая половина дня прошла без каких-либо эксцессов, странным было только отсутствие Веры. Обычно, если что-то случалось, она всегда звонила и предупреждала, а тут тишина. Я пару раз набирала ее номер, но трубку дома никто не брал, и это внушало некое беспокойство.

К обеду телефон все-таки зазвонил, и я первая бросилась к нему, на лету хватая трубку.

– Магазин «За здравие», слушаю вас.

– Здравствуйте девушка, вас беспокоят из оперативного отдела ОВД «Чара», – раздался в трубке женский голос. Мне показалось, что температура в помещении резко упала до минуса. По спине прошел озноб, – Вероника Касицина не у вас работает?

– У нас, а в чем дело?

– Когда вы видели ее в последний раз?

– Вчера… на работе, мы коллеги. Сегодня она не вышла. А что все-таки произошло?

– Простите, а как вас зовут, девушка?

– Амарилис, – прошептала я, зажмурив глаза, в ожидании плохих новостей.

– Амарилис, сегодня утром на выезде из города было найдено тело девушки. Нам удалось выяснить ее имя и фамилию, но из родных у нее только маленький ребенок, который сейчас находится под присмотром соцслужб. Вы, или кто-то из ваших коллег, кто знаком с Вероникой, можете подъехать на опознание? Нам также надо будет задать несколько вопросов.

– Д-д-да, конечно, – не в силах поверить в то, что услышала, заикаясь проблеяла я, – я подъеду, если скажете куда.

Женщина продиктовала адрес и напомнила взять с собой документы, а я даже записать ничего не смогла, так как руки дрожали, и ручка оставляла только волнистые линии на бумаге. Пришлось запоминать.

Резко сорвав с себя фартук, я бросилась к выходу, успев только крикнуть вышедшему из подсобки Лукьяну Ивановичу, что с Верой беда и мне срочно нужно бежать. Он выпучил глаза и проводил меня удивленным взглядом, и, если даже что-то говорил, я уже не слышала.

Взывая к Люциферу, я просила только об одном: «пусть это будет ошибкой»!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru