Волк

Диана Маш
Волк

Старинная легенда

Несколько тысяч лет назад – точная дата затерялась в анналах истории – в одном из храмов древних богов на свет появился мальчик. Его мать, одинокая молодая волчица из клана Темных, умерла при родах от болезни, что в современном мире известна под названием гемофилия.

Так как отец ребенка был неизвестен, его воспитание легло на плечи жрецов, что описывали малыша необыкновенно красивым и смышлёным для своего возраста.

Тихий, постоянно тянущийся к знаниям, он стал всеобщим любимцем. Сам Верховный жрец видел в нем своего преемника и готовил его на эту роль. Но в день своего тринадцатилетия мальчишка исчез. А с ним вместе парочка рукописей, да древняя карта, хранившаяся в храме более двух сотен лет.

Прочесав все окрестности, жрецы были вынуждены прекратить поиски. А ровно через десять лет до храма докатилась весть о безумце, что во имя мести уничтожил весь род Темных волков. После чего пытался бежать, но был пойман и казнен семью отважными воинами из Северного рода.

История эта забылась бы, как тысяча других, если бы не последние слова убийцы, сказанные, когда в его тело вошел остро заточенный наконечник священного копья: «Вы думаете, что, убив меня, победили? Глупцы! Я последний из Темных богов. Я тот, кто заключил союз с духами, и теперь знаю – смерть, это еще не конец. Ваши дети восстанут против ваших же убеждений, и тогда этому миру несдобровать!»

Пророческие слова долго пересказывались из уст в уста, переводились на сотни языков. Толкование их менялось, а смысл искажался. Пока страшная легенда не превратилась в детскую сказку, а та, в свою очередь, не возродила новый культ.

Глава 1. Лиам

«Если фея строит из себя невинную овечку, значит следи за своим кошельком»

Лиам Сверр

Запасной ключ от квартиры Коула вошел в замок издав еле слышный скрип, что взорвался в голове миллионом острых, раскаленных осколков, причиняя невыносимую боль. Мучившая уже пару часов жажда нещадно жгла горло.  Да и общее состояние, как после недельного загула.

Все симптомы приближающегося гона, бесы бы его побрали.

Гребаная работа. Гребаная задержка рейсов. Гребаный Альф Тарлсон.

Последний особенно выводил из себя, так как именно по вине этого хрена я на целую неделю застрял в вонючей дыре под названием Касл-Грин. А после того, как мой самолет помахал мне крылом, был вынужден провести за рулем арендованной тачки большую часть дня и половину ночи.

Теперь я чувствовал себя как заведенный, мечтая лишь о тройном бургере в своем желудке и любящей «по-жесткому» шлюхе в своей постели. И если с первым, в текущее время суток, все обстояло до боли печально, вторую половину плана я еще мог реализовать.

Приятель должен был вернуться только к завтрашнему утру, а значит тратить дополнительные пару часов на дорогу до собственного дома, а потом еще столько же тащиться в участок было не обязательно.

Пройдя в квартиру, я достал из кармана мобильный, пролистал контакты, нашел нужный, и набрал сообщение.

02.56

«Свободна?»

02.58

«Лиам, милый, ты еще спрашиваешь? Для тебя в любое время. Куда подъехать?»

Губы скривились в довольной ухмылке.

В том, что Брай не откажет, я даже не сомневался. За то и ценил фею, но частыми встречами не злоупотреблял.

Оставив дорожную сумку с вещами у входа, я направился в спальню, где, как мне было известно, располагалась душевая. Набирая сообщение с адресом многоэтажки, где планировал переночевать, я толкнул плечом дверь, да так и замер истуканом, не успев нажать на кнопку «отправить».

Представшее глазам зрелище ударило в голову похлеще самого крепкого алкоголя, заставляя забыть об усталости, и напрячь все имеющиеся в теле мышцы.

На огромной кровати, посреди смятых шелковых простыней спала голая девица. Пришлось даже тряхнуть головой, чтобы убедиться, что это не сон.

Белоснежная кожа. Алые, чуть приоткрытые губы. Пушистые черные ресницы. Маленький курносый нос. Жаль цвет глаз не видно. Синие, наверное. Миниатюрная. Охрененно красивая, как и большинство известных мне фей, но в отличие от них не брюнетка.

Длинные платиновые волосы рассыпались по подушке, а некоторые из закрученных прядей спадали на обалденную двойку, с острыми бледно-розовыми сосками, при виде которых рот тут же наполнился слюной.

Тонкое одеяло скрывало нижнюю часть ее тела, но очерчивало контуры, не давая простора фантазии. Я словно воочию видел небольшой холмик между призывно раздвинутыми ногами, и округлые бедра.

Так как фея спала на спине, ни ее крылья, ни задницу я оценить не мог. Но уже знал, что мне понравится. Она вся была сплошным искушением, противостоять которому даже у монаха не нашлось бы моральных сил.

Впрочем, монахом я не был.

Не знаю, где Коул раздобыл это сокровище – да мне и не интересно – но надо будет не забыть отправить ему благодарственную открытку. Не то чтобы это был первый раз, когда мы с приятелем делили крылатых шлюх. Но таких знойных среди них еще не водилось.

Снова пройдясь наглым взглядом по каждой ее выпуклости и чувствуя, как завожусь, я стащил через голову пропахшую потом футболку, и отбросил ее в сторону.  Затем вернул телефон с неотправленным сообщением в задний карман, и приблизился к кровати.

Бесшумно. Словно голодный хищник, которым я и был.

Убрав с худенького плеча прядь мягких волос, я прошелся по нежной коже своими мозолистыми пальцами.

Сука, словно шелк натуральный трогаю!

В паху заныло, а в ширинку джинсов уперся нехилый такой стояк. И это от одного невинного прикосновения? Да у меня подобного с пубертата не случалось. Не фея, а бомба с часовым механизмом, и, если прямо сейчас ее не трахну, сам взорвусь от напряжения.

Склонившись над незнакомкой, я вдохнул исходящий от нее аромат ванили. Затем, долго не думая, обхватил губами сосок, и слегка прикусил его удлинившимися клыками.

С пухлых губ спящей куклы сорвался еле слышный вздох, что завел меня еще сильнее.

Отбросив на пол мешающее одеяло, я быстро заценил ее розовые трусики и, вклинившись между услужливо разведёнными ногами, продолжил ненасытно терзать недельной щетиной упругую девичью грудь, пока ее обладательница, цепляясь своими мелкими ноготками в мои плечи, и прогибаясь в спине, как заправская акробатка, не прекращала тихонько стонать и всхлипывать.

Даже учитывая, что это была привычная реакция любой представительницы их рода на возбуждение, девица была слишком уж горячей.

Ничего удивительного. Если бы не секс, эти малышки умерли бы от истощения. Они питались сексуальной энергией, жили ею, и поклонялись тоже только ей. А эта конкретная фея, похоже, очень долго сидела на голодном пайке.

Сделав мысленные умозаключения, я приподнялся на одной руке, а второй потянулся к ширинке, собираясь выпустить на свободу ноющий член, но внезапно тело подо мной неестественно дернулось, и вместо стона на всю спальню раздался пронзительный визг. А как только я поднял голову, чтобы поинтересоваться в чем дело, в нос прилетел болезненный удар маленького, но крепко сжатого кулачка.

***

– Что за нахрен? – взревел я, одной рукой перехватывая и фиксируя над головой оба запястья извивающейся змеей девицы, а второй запечатывая ей рот.

Головная боль, что преследовала меня большую часть пути в Вулф-Рок, вернулась с утроенной силой, но теперь к ней, помимо раздражения, добавилась нешуточная ярость.

Не моя. Зверя, что упустил добычу.

Фея, что еще минуту назад стонала подо мной как порнозвезда, за какую-то долю секунды превратилась в злобную фурию, что брыкала ногами, так и норовя заехать мне коленом по самому дорогому, что есть у мужчины. А когда поняла, что ничего не выйдет, попыталась сбросить с себя мою здоровенную тушу, но лишь еще сильнее завела.

Что не удивительно. Когда к тебе прижимается обнаженная красотка и трется о твой торс своей грудью, чей вкус до сих пор ощущаешь на языке, а член при этом упирается в ее почти не прикрытую промежность, я бы больше переживал из-за отсутствия реакции.

– Успокойся! Никто тебя не тронет! – прорычал я чуть ли не по слогам, очень надеясь, что до ее затопленного паникой умишка дойдет каждое слово. И это, кажется, сработало. Резко распахнув свои большие фиалковые глаза – однозначно линзы – в глубине которых плескался нешуточный страх, а в уголках скопились слезы, фея издала отрывистый всхлип, – я сейчас тебя отпущу и встану, но если снова начнешь визжать…

Я еще толком не договорил, а она уже замотала головой. Стоило мне убрать затыкавшую ей рот ладонь, незнакомка нервно облизала подрагивающие губы, и уставилась на руку, которой я продолжал удерживать ее запястья.

Резко отпустив их, я соскочил с кровати, отошел на шаг, и в мою грудь тут же впечаталась пуховая подушка.

– К-кто… кто вам дал право врываться в мою квартиру? – с видом оскорбленной невинности воскликнула фея. Опустив руку, она схватила валявшееся на полу одеяло и, натянув его чуть ли не до подбородка, прижалась спиной к изголовью.

– Твою? – чуть приподняв правую бровь, поинтересовался я.

Надо будет не забыть сообщить Коулу, что он теперь бомж. Вот приятель обрадуется.

– Моего брата, – тут же нашлась эта ушлая кукла, записав Ларса в гребаные фейки, – но это ничего не меняет. Вы вломились в чужой дом. Набросились на меня. Тыкали… своей штукой. Пытались… пытались…

– Трахнуть тебя, – помог я подобрать нужное слово.

Даже если меня и удивил тон «школьной училки», каким говорила эта девица, на моем лице не дрогнул ни один мускул.

– Да как вы смеете? Я сейчас же вызову полицию! – она ткнула в мою сторону своим мелким указательным пальчиком, и пронзила таким возмущенным взглядом, что глубоко внутри зашевелилось чувство, очень сильно напоминавшее… неловкость.

И это у меня? Ну точно переутомился.

 

– Слушай, детка. Во-первых, я никуда не врывался. Это квартира моего приятеля, и у меня есть от нее ключ. А во-вторых, ни на кого я не набрасывался. Обычно твои сестры не такие… избирательные. И я бы хорошо заплатил. Но если не нравлюсь, приставать не буду. Переночую в гостиной, – пожав плечами, я направился к выходу, как вдруг в спину раздалось еле слышное фырканье.

– Никакая я не фея! Вернее… фея, но только наполовину. Небольшую… несущественную! – резко обернувшись, я удивленно уставился на маленькую злючку, что, гордо задрав к потолку свой курносый нос, несла откровенную чушь.

А потом понял, что она не врет. В пылу нашего постельного противостояние, я даже не обратил внимание на отсутствие крыльев. Да, она такая же изящная и крохотная, но цвет волос, эти фиолетовые глаза, и…

Вспомнил!

Коул же сотни раз упоминал при мне свою младшую единокровную сестренку, которая несколько последних лет провела в закрытом лицее. В Бладгрони, кажется. А после его окончания осталась там на должности то ли библиотекаря, то ли еще кого…

Сука, вот же влип!

– Дерьмо… прости, – провел я пятерней по бритому затылку, – я принял тебя… ну ты поняла. Увидел голую в постели, и подумал…

– А как еще я должна была спать, когда на улице страшная жара, а в квартире нет даже вентилятора! Да и будь я феей, что поклоняется… соитию, что с того? Для вашего сведения, не все из них готовы раздвигать ноги перед первым встречным.

Не общайся я так часто и по работе, и вне ее, с крылатыми шлюшками, мог бы поверить, а так ее запальчивая речь вызвала только циничную усмешку.

Глава 2. Шивон

«Петиция об объявлении секса до свадьбы вне закона? Где подписать?»

Шивон Ларс

Я решила, что это сон: и щекочущий ноздри запах летней грозы, и тяжесть горячего мужского тела, и жар чужого дыхания…

Не хотелось просыпаться, открывать глаза. Только наслаждаться грубой лаской и царапающими прикосновениями. Кусать губы, стараясь приглушить рвавшиеся из горла стоны. И молча умолять о большем.

Сладкое томление, что сконцентрировалось внизу живота, управляло мной, превращая в настоящую дикарку. Желание, которого я боялась всю свою сознательную жизнь затопило с головой, вызывая нешуточную панику. Именно она помогла мне вырваться из туманных объятий сновидения, и оказаться во вполне реальной хватке неизвестно как оказавшегося в квартире незнакомца.

Спальню огласил пронзительный визг, и потребовалось несколько секунд, чтобы понять, кому он принадлежал. Рука, словно живя своей собственной жизнью, сжалась в кулак, который резко впечатался в страшную морду.

Мамочки, как же больно!

Взревев, словно бешеный зверь, этот жуткий тип закрыл мне одной своей лапой рот, а второй сжал оба запястья, зафиксировав их над головой.

От страха все тело начало мелко дрожать. Легким не хватало кислорода, а сердце было готово в любой момент выскочить из груди. Сквозь застилавшие глаза слезы я уставилась сначала на обнаженный загорелый торс, затем выше, на литые плечи, покрытые татуировками сильные руки, мощную шею, а разглядев лицо, едва не заскулила.

Волк.

Об этом буквально кричали чуть выпирающие, когда он вот так как сейчас скалил зубы, острые клыки.

Этого уже достаточно, чтобы любая проснувшаяся посреди ночи девушка не успела добежать до туалета. Но судьба решила поиздеваться надо мной по полной.

Взгляд его глубоко посаженых желтых глаз, заглядывал в самую душу. Разбитый явно в драке нос, шрам на виске, густая щетина на щеках, вкупе с бритым затылком и давно не стриженными черными прядями на макушке, что непослушно спадали на нахмуренный лоб, создавали до икоты пугающее зрелище.

Голос оказался под стать внешнему виду. Низкий, грубый, с рычащими нотками и царапающей нервы хрипотцой. И пусть он уверял, что не причинит мне вреда и просто принял за доступную фею, я не поверила ни на секунду. Страх не отступил до конца, но спрятался на задворках сознания, а на его место пришло праведное возмущение.

Приятель Коула? Запасные ключи? Совсем за дуру меня держит? Мой брат коп, и такого как этот головорез мог знать, только если сам лично сажал его за решетку.

Может он сбежал из тюрьмы и явился сюда поквитаться? Коула нет, а значит и я вполне сгожусь за сытный ужин. Дождется, когда снова усну – хотя уснешь тут! – и явится закончить свое черное дело.

Надо срочно вызвать полицию.

Отпустив меня, и дав спрятаться под тонким одеялом, мужчина застыл рядом с кроватью. Здоровенный, в одних низко сидящих на бедрах джинсах, и с внушительной такой выпуклостью в районе ширинки, заметив которую я судорожно сглотнула и быстро отвернулась.

Он продолжал говорить, а я делала вид, что верю каждому его слову. И даже на брошенное «переночую в гостиной» никак не отреагировала, мысленно составляя план действий.

– Давай, я принесу тебе воды? – уже стоя в проеме, он окинул меня тяжелым взглядом.

Ага, и подсыплешь в нее что-то незаконное? Хорошая попытка, но я на нее не куплюсь!

– Благодарю, но не нужно, – вежливо ответила я, а сама скосилась на тумбу, на которой лежала нужная мне вещь.

Стоило этому маньяку закрыть за собой дверь, как я тут же слетела с кровати.

Мобильный остался в гостиной, и добраться до него не представлялось возможности, так что придется воспользоваться умной колонкой, которую я пару лет назад подарила Коулу на день рождения.

– Алекса, – зашептала я, настроив громкость на минимум, – вызови девять-один-один.

– Минуточку, соединяю, – через пару секунд в спальне раздался приглушенный голос женщины-оператора, – девять-один-один, слушаю вас.

– Ко мне в квартиру забрался преступник, пожалуйста, пришлите кого-нибудь.

– Сообщите ваш адрес, – в коридоре, пока еще в отдалении, послышались тяжелые шаги.

– Берли-драйв восемь, шестой этаж, квартира сто пять. Прошу вас, поторопитесь, – шаги неумолимо приближались.

Не дожидаясь ответа оператора, я, нагнувшись, потянулась к розетке и отсоединила шнур. Как раз вовремя. Входная дверь громко хлопнула, и за спиной раздалось хриплое покашливание.

Застигнутая врасплох, я вздрогнула, обернулась, да так и застыла посреди спальной комнаты, чувствуя себя пойманным в свете фар оленем.

Проем снова заполнила массивная фигура жуткого волка. Не потрудившись надеть футболку, он стоял, демонстрируя свой внушительный торс, и нагло пожирал взглядом мою грудь. Еще и выглядел при этом так, будто не прочь ею полакомится.

Щеки обожгло воспоминанием о его царапающих соски клыках. Во рту пересохло, а кислород, что должен был питать мой мозг, явно сбился с пути.

Не сразу осознав, что стою в одних трусиках перед этим громилой, я, охнув, поспешно обняла себя руками, но с места сдвинуться все равно не смогла.

– Мне показалось, я слышал голоса.

Мысли заметались с лихорадочной скоростью, но, как это обычно бывает в нужный момент, не выдали ничего путного.

– Я иногда болтаю сама с собой. Это помогает мне уснуть.

– Стоя посреди комнаты? Не очень-то действенный способ, как мне кажется, – хмыкнув, он медленной хищной походкой приблизился ко мне.

Остановился напротив. Нависая, отрезая единственный путь отступления. Горячее дыхание обожгло шею, когда волк, захватив пальцами прядь моих волос, наклонился и вдохнул исходящий от них аромат.

Семеро, как же он близко. И снова запах летней грозы проник в легкие, мешая ясно мыслить.

– Не… не могли бы вы покинуть мою комнату? Это… неприлично.

Трусиха! Вспомни чему в первую очередь учил тебя Коул – враг не должен видеть твоего страха.

– Я забыл, что душ здесь только один, в этой комнате. Ты не против, если я им воспользуюсь? – безобидный вроде бы вопрос, но судя по взгляду, кто-то явно не прочь, чтобы ему потерли спинку.

Бегу и падаю, только полицию дождусь!

– Конечно, чувствуйте себя как дома.

Не пропустив скрытый в моих словах сарказм, этот тип прожег меня насквозь своими желтым глазами. И без того грубые черты лица заострились, делая его неотличимым от дикого зверя.

Знакомое напряжение охватило каждый мускул моего тела. Что-то очень отдаленное я испытывала, когда выводила из себя старшего брата. Правда сейчас это чувство было в разы интенсивнее, ведь рядом со мной не любящий Коул, а опасный преступник, вломившийся в чужую квартиру.

– Договорились, – его губы скривила хищная усмешка, в то время как пальцы, под моим обалдевшим взглядом, принялись медленно расстегивать молнию на джинсах.

Сеанс спонтанного стриптиза прервал звонок в дверь.

Пронзительная трель вывела меня из гипнотического транса, и заставила испытать небывалое облегчение. Под плотоядным взглядом страшного волка, я плавилась как мороженное на солнце. И только крутящееся в голове напоминание о проклятых генах моей матери, помогало держаться на плаву.

– Ты кого-то ждешь? – приподняв правую бровь, поинтересовался он.

И что мне ответить? Скажу «нет», может предложить не открывать. А если «да», то не рассказывать же ему про звонок копам?

Судорожно сглотнув вязкую слюну, я усиленно закивала.

– В доме очень плохая звукоизоляция, наверное, соседи услышали шум? – судя по хмурому взгляду, мужчина мне поверил.

– Стой здесь, я выпровожу их и вернусь, – стоило ему скрыться в коридоре, как я бросилась к кровати, схватила одеяло и, обернув его вокруг себя, кинулась следом.

Из прихожей раздавались рокочущие мужские голоса, но различила я только несколько раз упомянутое звание – «капитан Сверр», да чей-то приглушенный кашель.

Отлично, полиция уже здесь!

Заметив мое появление, трое мужчин тут же свернули разговор, и с нескрываемым любопытством уставились на мои босые ноги, что выглядывали из-под подола импровизированного платья.

– Мисс, похоже здесь произошло какое-то недоразумение, – после минутной паузы подал голос самый молодой из одетых в форму представителей правопорядка.

Щуплый на вид оборотень так усиленно пытался не нырять взглядом в мое не то чтобы очень уж выдающееся декольте, что от напряжения у него на лбу вздулись вены и выступил пот.

А вот его коллега, громадный и страшный зеленый орк – закона о расовом равенстве в полиции Вулф-Рока строго придерживались – стеснением не отличался, и закапал своей противной слюной постеленный на пороге грязезащитный коврик.

Но с этим пусть брат завтра разбирается.

– Никакого недоразумения. Я уверена, что вот этот мужчина, – не осмелившись перевести взгляд на своего незваного гостя, я ткнула в его сторону пальцем, – сбежал из тюрьмы. Проверьте его в участке по своим каналам. Он ворвался в квартиру капитана полиции Коула Ларса, и пытался… напасть на меня.

– Напасть? Святое дерьмо! – грубый рык заставил меня отступить, – а ты ничего не путаешь, детка?

Вместо того чтобы приструнить наглеца – орк выглядел вполне себе боеспособным противником – заломить ему руки за спину, зачитать права, полицейские переводили с меня на волка недоумевающие взгляды, а на их лицах читалось явное смущение.

– Не путаю, – огрызнулась я, уставившись на набычившегося незнакомца, – мало того, что вы проникли на частную территорию, а это, между прочим, уголовное преступление, вы также пытались воспользоваться моим беззащитным положением.

– Я принял тебя за фею…

– Что вас совершенно не оправдывает. Советую после того, как отсидите свой срок, посетить психолога, или сходить на встречу страдающих извращениями анонимных маньяков! Вам полезно пройти все двенадцать шагов!

Как ни странно, вывести его из себя у меня не получилось.

Яростный блеск в желтых глазах вдруг сменился черными всполохами, а свирепый оскал мрачной усмешкой. Мышцы на его шее и руках заметно расслабились, но почему-то в спокойном состоянии этот тип внушал еще больше опасения.

– Ну раз мисс так настаивает, ведите меня в тюрьму, парни, – небрежно пожав плечами, волк схватил лежащую на пороге спортивную сумку, и закинул ее себе на плечо.

– Но… капитан… – попытался возразить молодой оборотень, за что тут же получил ощутимый тычок в спину от своего напарника.

– Велено вести, Марти. Исполняем.

Это кем же велено? Этим головорезом? Какие-то они странные.

Даже не подумав сковать наручниками потенциального преступника, полицейские вышли из квартиры. А незнакомец, окинув меня на прощание насмешливым взглядом, направился следом.

– Я извращениями не страдаю, фея, я ими занимаюсь, – услышала я прежде, чем за широкой, мускулистой спиной захлопнулась входная дверь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru