Воин из Черного леса

Диана Маш
Воин из Черного леса

Пролог

Двадцать четыре года назад

У входа в паб «Три пьяницы», стоял слепой нищий старик, что держал в руках дырявую кружку. Стоило кому-то подойти близко, он тут же протягивал ее вперед, в надежде на милостыню. Он не говорил ни слова, не просил, не умолял, только тряс ею перед лицами людей, заставляя одних тянуться за кошельком, а других орать благим матом, требуя сгинуть с их глаз. И вторых, конечно, было большинство.

Стоя неподалеку, докуривая третью сигарету и наблюдая за нищим стариком, Аяз переминался с ноги на ногу, проклиная зиму и все что с ней связано: пробирающий до костей холод и бьющий в лицо мелкий снег. Он уже полчаса мерз на улице, ожидая своего заказчика. Все это время, единственным его развлечением, было наблюдение за людьми, что твёрдой походкой входили в паб, а вот выносить их оттуда приходилось охране, что долго не церемонясь, бросала пьяных клиентов в сугроб и возвращалась обратно.

Наконец, перед заведением остановился высокий человек лет сорока в черном дырявом пальто и с корзиной в руках. Аяз сразу узнал в нем Сергея Чапланского, своего клиента, по чьей просьбе он и перенесся сюда, на землю, из другого измерения, что зовется Адом.

Дымный демон, а именно им Аяз и являлся, подождал, пока Чапланский зайдет внутрь и последовал за ним, не забыв у входа бросить в кружку нищему одну золотую монету.

В пабе было не протолкнуться. Кислый запах забродившего пива сбивал с ног быстрее, чем рубящий удар мечом, но местных клиентов это, казалось, не заботило.

Поморщившись, Аяз огляделся по сторонам и увидел, как Чапланский, прижавшись к стене около туалета, согнулся в три погибели и сейчас выкашливал свои легкие в почти почерневший от застывшей крови платок. Корзину тот поставил на пол, ни капли не заботясь о ее сохранности. Но желающих поживится вещами чахоточника не находилось. Даже пребывавшие в сильном подпитии обходили его стороной, боясь подцепить заразу. Официанты и охрана тоже не хотели пачкать руки, демонстративно отворачиваясь всякий раз, когда раздавался громкий кашель.

Аяз шумно выдохнул и твердой походкой направился к клиенту, собираясь провернуть все быстро и незаметно для окружающих.

– Погоди умирать, я еще денег от тебя не получил, – резко бросил он, поравнявшись с Сергеем.

Чапланский, увидев, кто к нему подошел, сразу выпрямился и сверкнул полными надежды зелеными глазами.

– Это ты!.. Не обманул.. – человек еле выталкивал из себя слова, говоря отрывистыми фразами.

Еще сутки и он не жилец, решил про себя Аяз, ни капли не сочувствуя Сергею. Этот человек, даже находясь на смертном одре, вызывал у демона стойкое отвращение, правда, больше на интуитивном уровне, так как ранее дел с Чапланским он не имел. Но златые, как Аяз любил повторять состоящим с ним в одной шайке друзьям, не пахнут. И плевать, нравится тебе заказчик, или вызывает стойкое желание пересчитать ему все зубы.

– «Красные бесы» не обманывают. Они всегда выполняют свою часть сделки, и следят, чтобы клиент делал тоже самое. Иначе… последствия могут быть непредсказуемы.

Чапланский поежился, услышав в голосе демона скрытую угрозу, но не отступил, понимая, что деваться ему уже некуда.

– Ты принес товар?

– Зелье здоровья и долголетия, сваренное одной из самых одаренных черных ведьм Адского ковена, находится при мне и ждет, когда ты отдашь за него обещанное золото, – Аяз похлопал себя по нагрудному карману черной кожаной куртки и усмехнулся, глядя на перекошенное от злости бледное лицо мужчины.

– Демон, – выдохнул Чапланский и наклонился вниз, беря в руки корзину, – я знаю, что обещал тебе десять тысяч златых, за зелье. Я старался собрать эту сумму продав дом и машину, но нагрянули кредиторы и все отобрали.

– Нет денег, нет зелья, Сергей! Я говорил тебе об этом еще в первую нашу встречу, – Аяз не на шутку расстроился. Он рассчитывал на это золото, намереваясь купить себе и своим подельникам безбедное существование в Аду на ближайшие несколько лет, но, похоже, мечтам не дано было сбыться. Вдруг из корзины раздались чуть слышные звуки, будто внутри сидел котенок и жалобно мяукал, – ты зачем зверюшку в паб приволок? Совсем крыша поехала?

Чего Аяз терпеть не мог, так это издевательств над животными. Кошки и собаки были ему милее любого человека, и, если кто-то при нем их обижал, потом долго восстанавливался после травм, нанесенных разъярённым демоном.

– Это не животное… ну почти… – Сергей отодвинул краешек белого одеяла, которым была накрыта корзина и первое, что увидел демон была пара фиалковых глаз и пухленькие алые губки, что при виде Аяза расплылись в широкой улыбке. Демон опешил.

Ребенок. Всего несколько месяцев отроду. За каким чертом Чапланский взял его на встречу? Но спрашивать не пришлось. Тот сам начал рассказывать.

– Месяц назад мне пришлось избавиться от жены, – у мужчины явно было не все в порядке с мозгами, судя по его злобной ухмылке, демонстрирующей покрытые кровью зубы, – она хотела уйти к другому, но я вовремя обо всем узнал и… прикончил ее. Все, что от нее осталось, это ребенок. Наша дочь. Вот ее-то я и хочу обменять на твое зелье, демон.

– Зачем мне человеческий детеныш? Что я с ним буду делать? – Аяз уже тысячу раз пожалел, что согласился на сделку и пришел в этот паб, – у тебя совсем с головой беда, Чапланский?

– Дослушай меня. Зоя, моя жена, она была вампиром. Ребенок только наполовину человек и уже в этом возрасте ничего кроме крови в пищу не употребляет, – Сергей чуть приподнял младенцу верхнюю губу, продемонстрировав чуть виднеющиеся клычки, – мне она будет только обузой, а ты можешь вырастить девочку и неплохо озолотиться, продав ее на ярмарке Бардовых королей.

У демона чуть глаза не выкатились из орбит от удивления и отвращения к этому монстру, что готов был ради своего здоровья и долголетия пожертвовать собственным ребенком.

Ярмаркой Бардовых королей все существующие виды называли проходящую раз в год распродажу рабов. Никто не знал место ее проведения, так как информация предоставлялась только избранным участникам. Среди различных извращенцев там особенно ценились юные вампирши и демонессы, которые после их покупки долго на этом свете не задерживались. И то, что Чапланский так спокойно предлагал продать там свою дочь, многое говорило об этом человеке. Жена вампир, теперь понятно откуда он знал о других расах и измерениях. Он был посвящен и подписал договор о неразглашении, что запрещает людям распространять информацию о существующих видах среди других людей. Непослушание каралось смертной казнью, которую тут же приводили в исполнение наймиты Трибунала, а потому рисковать и трепать языком никто не спешил.

Аяз хотел было отказаться от предложения Чапланского, но не удержался и еще раз взглянул на девочку. Она улыбнулась ему в ответ, от чего на щечках образовались две милые ямочки, и потянула к демону пухленькие ручки с крохотными пальчиками.

В груди у Аяза защемило, и он отчетливо понял, что не сможет оставить это крохотное создание здесь, с извергом, что зовется ее отцом.

– Как ее имя?

– У нее еще нет имени. Как-то не до этого было, – рука Сергея, держащая корзину, начала заметно дрожать.

Аяз забрал корзину с ребенком, чтобы та не упала и, уже все для себя решив, полез в нагрудный карман за пузырьком с желтой жидкостью, который не задумываясь протянул Чапланскому.

– Забирай и проваливай.

Глаза Сергея загорелись ярче уличных фонарей. Схватив пузырек, он тут же его открыл и выпил все содержимое до последней капли, будто боялся, что отнимут. Вытерев рот рукавом грязного пальто, он громко рыгнул и расплывшись в улыбке привалился к стене.

– А как я узнаю, что зелье настоящее? – произнес он издевательским тоном, – может зря я так продешевил с вампиренышем?

– Если сейчас же не уберешься, мои люди места живого на тебе не оставят, ни одно зелье не поможет.

Отскочив от Аяза в сторону, испуганный Чапланский бросил на него и на корзинку последний взгляд, а затем, не оглядываясь, быстрым шагом направился к выходу.

– Скучаешь в одиночестве, лапуля? – пышнотелая официантка с внушительным четвертым размером (именно таким, как он и любил), прислонилась к боку демона и принялась поглаживать его по плечу, – у меня скоро заканчивается смена и я была бы не прочь провести оставшееся до утра время в компании такого… – она сделала паузу, пройдясь по его высокой, мощной фигуре красноречивым взглядом, – горячего мужчины.

При других обстоятельствах, демон бы не преминул воспользоваться таким шансом, но сейчас на руке болталась корзина с младенцем, о котором еще надо было позаботиться, а значит личные нужны придется отложить до лучших времен.

– Извини, крошка. Как-нибудь в другой раз, – с этими словами он, как и ранее Чапланский, направился к выходу.

Проходя мимо нищего, стоящего у входа, он залез рукой в его кружку и выудил наружу златый, что ранее туда бросил.

– Эй, чертов демон, это мое честно заработанное! – заныл Закари.

Выудив из кружки все деньги, он рассовал их по карманам и, выбросив ее в сугроб, бросился следом за Аязом. Стоящие у паба люди, что считали его слепым, удивленно переглянулись.

Не прошло и секунды, как оба демона испарились в воздухе.

***

– Ну, как все прошло? В этой корзине золото, я надеюсь? – тут же напал на Аяза Зак, когда они, переместившись в принадлежащий банде дом, под названием «Убежище», что находился в небольшом городке в Аду, под названием Рревон, уселись за круглый стол вместе с другими членами их команды: Гором и Стэком.

– К сожалению, нет.

– Вот мерзкая рожа! Столько времени и сил ушло на это задание и все черту под хвост! Придется теперь искать нового покупателя, – сокрушался Стэк, мысленно перебирая, к кому можно было бы обратиться с данным вопросом.

– Зелья уже нет, я отдал его Чапланскому взамен на это, – Аяз поднял с пола корзину, потряс ею перед лицом всех присутствующих и положил на стол.

 

– И что там такое? – удивленно вытаращился на него Закари, навоображав себе уже кучу всего интересного, но чуть не подавился, услышав тихое мяуканье.

Аяз отодвинул в сторонку одеяло, продемонстрировав парням ребенка.

– Познакомьтесь с новым членом «Красных бесов», – пока все оставшиеся переваривали полученную информацию, главарь продолжил, – я подумываю назвать ее Ия. «Фиалка» на древнем наречии, из-за цвета ее глаз. И да, – он оглядел всех присутствующих, – она наполовину вампир.

– Ты с дуба рухнул? – откашлявшись, подал голос Гор, – зачем нам младенец, да еще и кровосос?

– Ты предпочел бы, чтобы я оставил ее этому чахоточнику? Чтобы он продал ее за бутыль паленого самогона, или бросил на улице?

– Это не наше дело! – не унимался Гор, поднимаясь из-за стола, – а ты не имел права принимать такое решение не посоветовавшись с нами.

– Я, пока еще, главарь банды и не обязан советоваться! Если не устраивают мои решения, изберите другого!

– А мне она нравится, – поддержал Аяза Стэк. После Зака он был самым младшим в банде и раньше в жизни не видел младенцев так близко, – всегда хотел иметь младшую сестренку. Я научу ее пролазить в такие места, куда никому не забраться.

Зак, подхватив энтузиазм приятеля, подался вперед.

– А я научу ее метать ножи и камни.

Гор пододвинул к себе корзину и склонился над малышкой.

– Ничего глупее не слышал, банда с младенцем-вампиренышем, ухохотаться, – крохотная ручка поднялась вверх и пальчик ткнулся ему в глаз. Все присутствующие покатились со смеху, держась за животы. Сам Гор также не сдержал ухмылки, – ладно, научу тебя щипать карманы. Будешь первоклассной воровкой. В Аду легенды будут ходить о мастерстве Ии из банды «Красные бесы».

Ия, лежа в корзине расплылась в широкой улыбке, словно понимая, что именно так все и будет…

Глава 1

Наши дни

– Ну ты и трус Стэк! Даже не ожидала от тебя, – распекала я своего друга, пока мы ловко маневрировали вдоль узких рядов овощного рынка. Я еле уговорила его сегодня подстраховать меня, пока сама залезу в дом Рревонского мэра лорда Жадюги.

Ну это для нас, простых смертных, он был Жадюгой, а сам себя этот держиморда называл бароном Викаэлем. Выбрала я его своей сегодняшней целью за скверный характер. Эта тварюга живого места не оставила на спине моей подруги Арии, только за то, что она его лошади под ноги чуть не попала, переходя дорогу. Бедняжка лежит теперь дома и даже встать не может, а я дала ей клятву «Красного беса», что жестоко отомщу, вытащив из его дома все ценное, что смогу унести.

Учитывая, что в качестве охранников у него выступали два низших демона, что сторожили входную дверь, сделать все можно будет проще простого, ведь не даром одним из моих почетных званий было – королева городских крыш.

Проникнуть сверху можно было куда угодно, да и убегать по ним – одно удовольствие. Еще никому не удавалось поймать меня и, надеюсь, не удастся. Но и здесь не обходилось без небольших затруднений, а именно удержания страховочной веревки, обвязавшись которой, мне предстояло лезть в дымоход.

Вот для этих целей мне и понадобился Стэк.

В начале то он согласился, но услышав, кому принадлежит дом, чуть штанишки не обмочил. А сейчас угрожает все рассказать отцу, прекрасно зная, что тот подобной затеи не одобрит. Любимой фразой Аяза, брошенной в мою сторону всегда была – «ты или в банде Ия, или одиночка. Другого не дано».

– Я не трус, но ты должна была предупредить остальных, – мы добрались до нужного переулка, и я, хорошенько подпрыгнув, ухватилась за подвесную лестницу и быстро вскарабкалась наверх, ожидая, когда за мной последует демон, – если Аяз узнает, что ты собралась туда в одиночку, он уши тебе оторвет, а пронюхав, что я был в курсе, и мне за компанию. Твоих мне не жалко, а свои я нежно люблю и терять не готов.

– Не будь занудой, это дело двух минут. В доме никого нет, я его три дня пасла.

– Всего три дня? А если тебя увидят?

– Ну и что? Посмотри на меня, – я прошлась рукой по широким серым штанам и такой же широкой рубашке, – кто меня узнает?

Стэк бросил скептический взгляд на мое лицо.

– Ты на себя в зеркало давно смотрела? Бледная кожа. Платиновые волосы, пусть и собранные в хвост. Фиолетовые глаза. Где ты таких демонесс видела? Да в тебе любой житель города узнает Ию из «Красных бесов» и тут же побежит докладывать стражникам.

Я сделала вид, что задумалась над его словами, хотя уже знала, что Стэк прав. Внешность у меня всегда была примечательной, что для профессионального карманника билет в один конец – на виселицу.

Выручали меня уроки преображения мадам Жужу. В прошлом она была знаменитой танцовщицей кордебалета, а вот настоящее ее более пикантно – мамка самого известного в Рревоне публичного дома «Длинные ножки». «Это вам не мелочь по карманам тырить», часто повторяла она, рассказывая о своей работе.

Публичный дом находился рядом с «Убежищем», да и парни из банды были в нем частыми гостями, а потому можно сразу сделать выводы, где оставлял меня маленькую отец, когда ему с подельниками приходило время идти на задание.

Наслушавшись девочек мадам Жужу об их ремесле, я почерпнула много теории, правда до практики дело так и не дошло. Мне, в мои неполные двадцать пять, было интереснее заниматься организацией ограблений местных толстосумов, щипать кошельки на ярмарках, бегать на перегонки по крышам с местной шпаной, а не крутить хвостом перед молодыми демонами и строить им глазки. Хотя, должна заметить, предложения «испытать» меня, поступали довольно часто, но стоило этим «испытателям» узнать имя моего приемного папочки, их уже и след простыл.

Так как демоны, только со своей истинной парой могут извергнуть семя (так сказать, распечататься), то под «испытанием» они понимают половой акт, совершенный ради того, чтобы проверить, являешься ли ты его суженой. Для многих демонесс, это считается огромной честью, но я-то не демонесса. Пусть катятся в сад!

– Ну чего застыла столбом, пошли домой, – вернул меня с небес на землю Стэк, – сегодня ты не подготовилась. Завтра придем, Жадюга никуда не убежит.

– Ну уж нет, – я сорвала с его головы широкополую шляпу, и спрятав под ней свои длинные волосы, натянула на голову так, чтобы закрывало пол лица, – ну и на кого я теперь похожа?

Ответом мне была минутная пауза, затем Стэк хмыкнул.

– На четырнадцатилетнего паренька.

– Ну вот и отлично, – улыбнулась я и начала завязывать веревку на талии.

Все эти действия мы проходили сотню раз. Он держит, я лезу вниз, хватаю все, что могу унести, дергаю два раза за веревку, он поднимает вверх. Ничего сложного.

Не учла я только одного. А именно подозрительную натуру лорда Викаэля, который не пожалел денег на охрану внутри дома, состоящую из стражей-демонов, что сразу же схватили меня под белы рученьки, не успела я выползти из дымохода и коснуться пола.

Вот что значит действовать на горячую голову, хорошо не изучив объект! Будет мне уроком на будущее. Одно расстраивало, отец огорчится, а парни из банды на смех поднимут. Так глупо попасться, это надо умудриться.

– Беги! – громко крикнула я стоящему на крыше Стэку и напрягла все мышцы, так как знала, сейчас будут бить.

– Ну что, добегался парнишка, – сверкнул зубами из-под черной маски один из стражников.

– Ты чего? Не признал меня? Это же я, Святой Ноэль, принес подарки лордовским деткам на Новый год, – да, импровизатор из меня был так себе.

– Какой, к дьяволу Новый год в июне? – подал голос один из не очень умных демонов.

– Ох-ох-ох, как же я так перепутал? Все мозги пропил! Ну я пойду парни, меня еще эльфы наверху ждут.

Слава Люциферу после первого же удара в живот, я полетела в объятия темноты и больше не чувствовала боли.

***

Сегодня шел третий день, как я сидела на вынужденной диете. Из них один день дома и уже два в темнице.

Вот честное слово, знала бы, что вместо того, чтобы отвести в Рревонское отделение, стражники которого знали «Красных бесов» в лицо и на взятках не одну корову съели, меня отправят в подземелье Санжара, при дворце Властелина Ада, откуда еще ни одна блоха не сбежала, я бы дома галлон донорской крови выпила и продержалась бы тут подольше.

Но нет, мне всегда было жалко отца, Гора, Зака и Стэка, что жертвовали своей кровью, пополняя мои запасы, поэтому пила мало и раз в три дня, экономя то, что имелось.

Было несколько подвидов демонов, чью кровь я не переносила совсем, например у огненных она отдавала вареным луком, а я его терпеть не могу, у ветровых – жареной морковкой, то еще угощение. Кровь дымных демонов мне тоже не особо нравилась, но дареному коню в зубы не смотрят.

Сейчас все признаки голодания были на лицо. Ужасная слабость, головная боль, истощение. Раздень меня, ничем не буду отличаться от скелетообразного умертвия.

В таком состоянии я не смогла скрыть свою принадлежность к женскому полу от Амарилис, демонессы, что делила со мной клетку. В первую же ночь, она, пытаясь вырвать меня из объятий кошмара, стянула с головы Стэковскую шляпу и поняла, что перед ней девушка. Но никому ничего не сказала, за что я была ей очень благодарна.

За несостоявшийся грабеж баронского дома смерть мне не грозила (вроде бы!), а вот признай они во мне известную в Рревоне карманницу Ию из банды «Красных бесов», тут же позовут палача и разбираться не будут.

Позже, мне пришлось признаться и в том, что я наполовину вампир, так как мое болезненное состояние становилось заметнее с каждой минутой. За короткое время мы с Амарилис успели сдружиться и теперь, сидя на холодном полу, в пропахшей сыростью и плесенью камере, строили план побега.

– Зря ты с гоблином связалась, Ами. Вот еще, кстати, вариант. Отец как-то притащил с земли книгу, «Граф Монте-Кристо», если не ошибаюсь. Так там этот самый граф притворился трупом и сбежал, – поделилась я идеей с Ами, не сильно, впрочем, надеясь на то, что нам она подходит.

– Ага, притвориться то мы можем, но проверять нас будут электродубинками, а от них даже настоящий мертвец поднимется, – бросила демонесса, но тут же добавила, – хотя… знаю я одного типа, которого, кажется, и дубинки не возьмут.

– Это кого же? – недоверчиво взглянула я на нее из-под полей шляпы.

– У нас же сосед, ходячий амбал, а я про него совсем забыла. Третий день обратно с пыточной не ведут. Надеюсь, еще живой.

Сама я с соседом знакома не была, меня привели сюда, когда его уже забрали на пытки. Но по рассказам Амарилис, он был оборотнем, а к ним у меня с детства неприятие.

Аяз рассказывал, что вервульфы, из всех других веров, самые опасные и безжалостные и с ними лучше не связываться. Но на безрыбье и рак рыба. Если, чтобы сбежать отсюда, нужно будет сотрудничать с оборотником, я пойду и на этот шаг. Главное, чтобы парни из банды не узнали. Я и так с этим ограблением ужасно опозорилась, не хватало еще с врагами якшаться.

Сначала я почувствовала божественный, одурманивающий и сбивающий с ног запах крови. В жизни она не пахла для меня так соблазнительно, а тут я чуть на решетку не кинулась от желания вкусить ее.

Списав все на голод, я приложила не мало усилий, заставив себя остаться на месте. Как раз в этот момент послышались шаги, а затем из-за угла показалось пятеро стражей, что волокли по полу полуживого мужика. От спины у того осталось одно название, а из одежды только почерневшие джинсы. Его, отросшие волосы, свалялись в отдельные пряди, наполовину закрывая лицо. Щеки покрывала многодневная щетина, а глаза были плотно закрыты. Мощная грудь медленно поднималась и опускалась, давая знать, что перед нами не мертвец.

Красивый и мужественный, каким мог быть только падший ангел. Опасное сочетание для бедного женского сердечка, но я давно поняла, что обёртка может быть хороша, но главное то, что внутри. А внутри этого экземпляра сидит злобный зверь, что съест тебя и не поморщится.

Оборотень, а это был именно он, находился без сознания, но даже в этом состоянии я ощущала, как от него волнами исходила ярость, вызывавшая во мне сильную тревогу. Хотя, с чего бы мне тревожиться?

Несмотря ни на что, я испытывала жалость, глядя на этот образчик мужской красоты, но всячески пыталась затолкать ее подальше. Ему моя жалось, уж точно ни к чему.

Открыв клетку напротив нашей, охрана бросила его внутрь и снова закрыла дверь на замок. Один из стражей, проходя мимо нашей клетки, мерзко усмехнулся и ударил дубинкой по решетке, заставив нас с демонессой отпрыгнуть в сторону.

– Встречайте гостей, – засмеялся он и последним скрылся за поворотом.

Мы с Амарилис молчали, не зная, могут ли нас услышать, а потому предпочитая не рисковать.

 

Наконец, полуживой вервульф зашевелился и открыл глаза, которые, казалось, своим холодным синим сиянием, осветили всю клетку. Ами подошла к решетке, а я, от греха подальше, привалилась к стене, куда не падал свет.

– Эй, псссс, волк, ты живой? – позвала его демонесса, чем тут же привлекла его внимание к нашей клетке.

Видимо решив, что мы его внимания не достойны, оборотень отвернулся и лег на пол, собираясь вздремнуть. Ами как-то обронила, что он королевских кровей, а теперь он это наглядно нам продемонстрировал.

– Амарилис, отстань от него. Зачем нам этот никчемный довесок? Тащить его еще на себе, – ну не смогла я промолчать, будто какой-то чертенок сидел внутри и дергал за веревочки.

Как ни странно, на вервульфа это подействовало. Пронзающий, будто насквозь, взгляд его синих глаз устремился в мою сторону. Поежившись, я натянула шляпу пониже.

– Нам бы пригодилась его помощь. Вдруг наткнемся на стражу раньше времени. Эстер обещал раздобыть ключи от всех камер, но нужен запасной план на случай, если у него ничего не выйдет, – прошептала Ами, вероятно забыв, что у оборотней отличный слух.

– Не доверяю я этому зеленому чучелу. Мутный он какой-то, – еще ни одна сделка нашей банды с гоблинами ничем хорошим не заканчивалась. Доверять этим носатым, себе дороже.

– Кто это у нас здесь болтает? – раздался громкий крик появившегося, будто из ниоткуда, стража.

Ами успела отскочить, а вот мне так сильно не повезло. Схватив меня за шиворот, он со всей силы дернул меня к себе, заставив впечататься в решетку.

Слава Люциферу зубы остались на месте. Не повезло только нижней губе, с которой я тут же слизала кровь. В этот самый момент зашевелился оборотень. Резко приподнявшись, он злобно оскалился и громко зарычал.

Страж тут же отпустил меня и отскочил от нашей клетки.

– Только рыкни на меня еще раз, животное, и я позову сюда демонов с электрическими дубинками, – бросил он на прощание сверкая пятками.

Повисла тишина, которую прервал мой еле слышный шепот.

– Спасибо, – я, может, и уличная воришка, но вежливость никто не отменял.

Оборотень посмотрел на меня из-под упавших на лоб черных прядей и от этого взгляда внизу живота стало горячо. Наверное, новый симптом вынужденной голодовки.

– Я в деле. Но только при одном условии – главным во всей этой заварушке буду я, – его голос казался гортанным, хриплым, как у животного.

Что-то я уже начала жалеть, что мы решили втянуть его в свою аферу. Аяз не доверял вервульфам, а ошибался он очень редко.

***

С гоблином, как я и предполагала, ничего не вышло. Он даже поспособствовал тому, что наш побег был отложен на неопределенное время, за что мы все четверо (да-да вы не ошиблись!) имели на этого зеленого гада зуб.

Вчера к королю вервульфов подселили брала Ами, демона Сайлаша, за то, что тот с другим их братом Дэмристелем планировал выкрасть из подземелья Санжара сестру.

Чем мне нравился этот огненный, он никогда не унывал, своими шутками скрашивая наше пребывание.

Единственный, кто после каждой смешной истории щелкал зубами от досады и грозился шеи нам посворачивать, был «злой серый волк», как я мысленно окрестила вервульфа. Но он вообще никогда не улыбался, так что это было не удивительно.

Все бы нормально, но я чувствовала, что больше тут не протяну. Из-за вынужденной голодовки я уже не чувствовала ног, проводя все время либо лежа, либо прислонившись к стене и страдая от головной боли и вечной своей спутницы – хронической усталости.

Ами пыталась прошлой ночью заставить меня выпить ее крови, и пока никто не видит, сделала небольшой надрез на шее, но после первого же глотка меня вывернуло на пол. Больше мы этот эксперимент не повторяли.

Сегодня утром оборотня забрали в пыточную, и мы с нетерпением ждали его возвращения, так как изначально было оговорено, что именно с этого момента вступает в силу план побега под названием «Свобода или смерть» (название придумал Сай, решив, что так у нас не будет мыслей об отступлении).

***

– Эй, охрана, есть тут кто-нибудь? У меня в клетке труп, прошу убрать или я на вас жалобу накатаю! – разрывался Сайлаш, в надежде привлечь чье-нибудь внимание.

– Ну, чего расшумелся, рогатый? – раздался голос зеленого гоблина, который медленной походкой направился в нашу сторону, поигрывая ключами от клеток.

– Того! Блохастого с пыток только что охрана принесла и бросила, а я проверил. Не жилец он, пульса нет, дыхания тоже. Эти идиоты что, не могут труп от живого отличить? Бросили бы сразу в реку, зачем его было обратно тащить?

– Притворяется поди, – Эстера было не так-то легко обмануть, но нотки неуверенности в его голосе все же проскользнули.

– Зови охрану, пусть проверяют своими электрическими дубинками, или чем там, – не сдаваясь замотал головой Сай, – он через пару часов завоняет, а мне потом это амбре сиди и нюхай.

Гоблин еще немного постоял, видно раздумывая, но, в конце концов, решил не рисковать.

– Ты смотри у меня, – пригрозил он огненному демону, – если решили тут спектакль разыграть, прикажу страже выпороть вас четверых, с теми двумя за компанию. Я уже рассказал Властелину о ваших планах на побег, так что долго вы тут не задержитесь.

Ну вот и подтвердились мои предположения. Дайте только добраться до этой морды! Ами придерживала меня за плечо, не давая упасть, за что я была ей безмерно благодарна.

Гор часто повторял мне – «если продемонстрируешь хоть раз свою уязвимость, считай себя трупом. Любая мразь захочет поставить тебя на колени воспользовавшись этим». А своему старшему наставнику я привыкла верить с пеленок.

– Так это из-за тебя, твари зеленой, меня задержали? – переругивались демон с гоблином, – ну не долго ты, гоблинская рожа, будешь тут позвякивая ключам ходить, я тебя и с того света достану.

– Вот чуяло мое сердце, что этому гаду нельзя было доверять, – прошептала я, когда ржущий гоблин скрылся за углом.

Не в силах больше стоять, даже с помощью демонессы, я уселась на пол и привалилась к стене, стараясь не смотреть на валяющегося оборотня, так как от этого зрелище у меня начинало ныть сердце.

– У нас не было выбора, – напомнила мне Амарилис, – этот гоблин тот еще актер, втирал, что поможет, я и повелась.

Я устало кивнула и в это время появились пять стражников-демонов вместе с Эстером.

– Вон этот блохастый, у стенки валяется. Поджарьте его электродубинками, проверим, не околел ли, – произнес гоблин.

Я прикусила нижнюю губу, зная, что сейчас будет, но от этого было не легче. Пустой желудок сжимался так, будто меня сейчас вырвет.

– Вы пульс у него проверяли, когда из пыточной выносили? – подал голос Сай, – вот я проверил и ничего не нашел.

Стражники пожали плечами, признаваясь, что ничего не проверяли. И пока двое сторожили у двери, один из стражников прошел внутрь, держа в руке длинную палку с петлей на конце и надел ее оборотню на шею. Двое оставшихся демонов, вытащили электродубинки и принялись тыкать ими в открытые раны на спине вервульфа.

Я сжалась в комочек и зажмурила глаза, чувствуя витающий в воздухе запах горелой плоти. Затем услышала вынесенный одним из демонов вердикт.

– Сдох.

Они тут же забегали в поисках носилок, на которые, причитая и ругаясь, взвалили вервульфа и еле двигая ногами, потащили в сторону выхода из подземелья.

Эстер закрыл за ними клетку и направился следом, весело помахав Сайлашу.

– Счастливо оставаться, рогатик. Скоро придет твой черед уходить отсюда вперед ногами.

Пять минут напряженной тишины. Я не смогла вынести дольше и начала свой отсчет.

– Три, два, один!

Раздался грохот, а затем поочередно пять коротких, но душераздирающих криков. Я тихонько улыбнулась. Этих тварей, что издевались над нами, я ни капли не жалела. Поделом им всем, приспешникам Кроули.

В наш угол забежал напуганный до чертиков Эстер и прижался к стене встав на колени.

– Ну что, морда зеленая, чей там черед вперед ногами уходить? – смеясь крикнул ему Сай.

Из-за угла показался оборотень. Он хромал на одну ногу и был покрыт открытыми ранами и кровью с ног до головы. Она так божественно пахла, что ко мне в голову невольно закралась мысль о желании облизать его словно мороженное. Я тут же отмахнулась от этой мысли, сделав вид, что ее никогда и не было.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru