Охота на принцессу

Диана Маш
Охота на принцессу

ПРОЛОГ

Город Барле, столица Железной империи

– Александра, выпрями спину и прекрати показывать язык старому барону! Ты ведешь себя как дочь кухарки, а не принцесса, и мне за тебя стыдно, – чуть слышно процедила императрица на ухо пятилетней дочери, медленно разворачивая записку, которую несколько минут назад ей вручила служанка, вместе с бокалом розового шампанского.

«Встретимся в твоей спальне, куколка».

Всего несколько слов, но их смысл заставил сердце Синтии Бодлер пуститься вскачь, как и предвкушение наслаждения, что ожидает ее уже через несколько минут. Если поторопится.

Кристиан не любил ждать, и за каждую минуту промедления наказывал императрицу очень жестоко, продлевая агонию, и не давая достичь желанного освобождения.

Ему было всего восемнадцать. В два раза младше ее, но это был не неказистый, прыщавый мальчишка, а мужчина, что мог похвастаться высоким ростом, статным телосложением и красивым лицом, которое привлекло императрицу несколько месяцев назад, поэтому она решилась пригласить его в свою спальню, куда уже давно забыл дорогу ее супруг, император Железной империи Майкл Бодлер, предпочитающий развлекаться в обществе своих многочисленных любовниц.

Прием был в самом разгаре, и отлучиться сейчас, значит вызвать ненужные подозрения, но Синтию это не волновало. Свой долг «любящей» жены и матери она исполнила, и теперь может позаботиться о своих нуждах. Необходимо только поручить дочь заботам няньки, которая, вот незадача, куда-то запропастилась.

– Мамочка, а можно я не буду есть лыбу, котолую плиготовила Глета? Она слизкая и воняет, – подняв на мать обрамленные веером черных ресниц зеленые, кошачьи глазки, Александра, в ожидании ответа, прикусила нижнюю губу и сложила пухлые ручки на коленях.

– Договаривайся с Милли, мне надо отлучиться, – не обращая на нее внимание, пробормотала императрица, и помахала вошедшей в зал золовке, которая, сняв с головы цилиндр, передала его одному из слуг. Ее изысканное зеленое платье из тяжелого атласа, стянутое корсетом и увенчанное глубоким декольте, тут же привлекло к себе взгляды почти всех собравшихся на приеме мужчин.

Сама Синтия, сестру мужа Мелиссу недолюбливала, но та отлично ладила с девчонкой, и вроде даже любила проводить время в ее обществе, а значит, не откажет.

Милли, как и ожидалось, вежливо кивнула на предложение Ее величества посидеть немного с Александрой, и как только Синтия отдалилась от стола, начала о чем-то весело секретничать с принцессой, которая просто души не чаяла в своей красавице тетушке.

Быстро преодолев лестничный пролет, императрица, словно за ней по пятам гнались гончие псы, влетела в свои покои, и резко остановилась рядом с кроватью.

Никого.

Похоже, Кристиан не дождался ее прихода, и теперь придется возвращаться к ненавистным гостям и снова изображать из себя чертову хозяйку вечера, тогда как Майкл где-то трахается с очередной вертихвосткой, что затесалась в его свиту.

Скрипнув зубами, женщина сжала ладони в кулаки.

– Опоздала, куколка, – входная дверь с треском захлопнулась и шею обдало жарким дыханием, – а ты знаешь, что за это бывает.

– Крис, – протяжно застонала Синтия, когда мужчина толкнул ее на кровать, заставляя встать на четвереньки.

Задрав на голову императрице подол ее платья и нижние юбки, он стащил до колен свои штаны, а затем, разорвав по шву ее панталоны, резким движением вошел в уже сочащееся соками лоно.

Синтия вцепилась пальцами в одеяло, и крепко сжала зубы, чтобы не закричать во все горло. Если стража ее услышит, не пройдет и секунду, как они снесут дверь.

– Этого ты хотела, моя ненасытная кукла? – раздался глубокий баритон, от которого по ее спине пополз озноб.

– Да!

– Да, кто?

– Да, мой господин, – еще один резкий толчок, как поощрение угодившей любовнице, и с ее губ слетел протяжный стон.

– Ты поговорила с мужем, как я тебя просил? – Синтия приподнялась на локтях, и хотела было повернуть голову, чтобы взглянуть на мужчину, но он, не выходя из нее, наклонился вперед и сжал рукой ее хрупкую шею, – не двигайся, пока я не разрешу. Отвечай!

– Я… я закинула удочку, но все напрасно. Майкл уже выбрал претендента, и это не ты.

– Какого черта! – хватка на шее императрицы стала жестче, – почему ты не умоляла? Я просил тебя всего об одной услуге, а ты облажалась.

– Крис… шпионы донесли, что среди мехов назревает бунт. Они уже сейчас могут сколотить армию и напасть на нас. Это серьезный противник, пусть сами они еще этого не понимают. Майклу нужны союзники, а тебе нечего ему предложить. Прости… – Кристиан замедлил движения, впиваясь пальцами в ее ягодицы, и Синтия, в погоне за удовольствием, подалась назад, но он держал ее крепко, не давая своевольничать.

– Кого он выбрал? Говори!

– Твоего кузена, сына князя Михаила Волконского.

– Которого из них?

– Старшего. Майкл хочет выдать нашу дочь за Максима. Свадьба отложится до ее восемнадцатилетия, но о помолвке будет объявлено уже через месяц, – казалось, скрип зубов Кристиана можно было услышать даже во дворе, так отчетливо он прозвучал в тишине комнаты.

– Этот мелкий щенок! Твой муж, чертов ублюдок, всю жизнь держал мехов в качестве рабов, а теперь понял, что они могут надавать ему по яйцам. Мне нечего ему предложить, говоришь? Ну, ничего. Не пройдет и месяца, как вернусь сюда победителем, и тогда мне не нужна будет никакая женитьба, – причиняя боль лежащей под ним женщине, Кристиан сделал еще пару жестких выпадов, растягивая ее лоно, пока не излился в него бурным потоком семени, часть из которого попала ей на платье.

Так и не подарив императрице желанный оргазм, он натянул на себя штаны и собрался уходить, когда услышал ее недовольный голос.

– Месяц? Ты уезжаешь из Барле?

– Да, куколка, дела ждут. Не скучай! – за ним захлопнулась дверь, и Синтия, не сдержав злости, замолотила кулаками по мягкой перине, проклиная свою зависимость от этого мужчины.

Глава 1

Город Барле, столица Железной империи

Месяц спустя

– Его светлость князь Михаил Волконский с супругой и княжичами, – объявил церемониймейстер, и взгляды всех приглашенных аристократов, столпившихся в зале, устремились на лестницу.

Можно было бы предположить, что их привлекла молодая пара: высокий мужчина в черном фраке, с такими же черными, как вороново крыло и достающими до плеч волосами, и стоящая рядом с ним в скромном платье с длинными бежевыми юбками и туго затянутой талией красавица-блондинка, что доходила макушкой ему до середины груди, но нет.

Сотни пар глаз разглядывали старшего из княжичей, десятилетнего Максима, чья помолвка с принцессой, собрала их сегодня здесь.

Будущий император Железной империи. Долговязый для своего возраста, темноволосый и сероглазый, он очень походил на своего отца, взяв от матери лишь форму губ, где нижняя была пухлее верхней.

Проведя половину своей недолгой жизни в военной академии, мальчишка не привык к пристальному вниманию, а потому все время хмурился, стараясь не встречаться глазами ни с кем из гостей.

Первым к чете Волконских устремились хозяева вечера, император и императрица Бодлер.

– Михаил, дружище, как я рад тебя видеть! – Майкл, вместо рукопожатий, схватил за плечи и прижал к себе старинного друга, тогда как Синтия с Еленой Волконской, не испытывая сильной симпатии, клюнули друг друга в щеки.

Отойдя на шаг от Михаила, Майкл потрепал по головам и одарил широкой улыбкой Максима и пятилетнего Артема, который крепко вцепился руками в юбки матери.

– Как вымахали, парни. Последний раз, когда я их видел младшего Елена еще на руках носила.

– Пять лет назад, – кивнул Михаил, – время бежит, как вода.

– А где ваша маленькая красавица? – вклинилась в мужской разговор Елена, взяв мужа под руку, – мы очень хотим познакомиться с принцессой.

Императорская чета завертела головами, выискивая в толпе свою дочь. Она должна была находится неподалеку, вместе со своей няней, но вместо этого куда-то запропастилась.

Сама няня, средних лет женщина в длинном черном платье, вертелась вокруг накрытого отдельно для детей столика, из-под которого торчал кружевной подол розового платья.

– Александра, – прошипела про себя Синтия, и дернулась было к спрятавшейся ото всех малышке, но была быстро схвачена мужем за локоть.

– Максим, – подмигнул Майкл старшему из сыновей Волконских, – вытащишь эту егозу из-под стола, да так, чтобы с ее глаз и слезинки не слетело, и я подарю тебе паровой кэб с императорским гербом. Ну как, по рукам?

Впервые за все время нахождения во дворце мальчишка изобразил на лице что-то вроде улыбки, хотя больше это походило на кривой оскал, и кивнул.

– По рукам, Ваше величество, – он уверенной походкой направился к столу.

– Майкл, это было ни к чему. Я бы и сама справилась, – Синтия бросила на мужа сердитый взгляд, который тот предпочел не замечать.

– Характер у девочки не из легких, дорогая. Пусть парнишка привыкает.

* * *

– Эй, мышка, вылезти не хочешь? – приподнялась ткань, и на Александру с любопытством уставился незнакомый мальчишка, который тут же отметил ее торчащие в разные стороны рыжие кудряшки, и миндалевидные глаза, зеленого цвета, в глубине которых светилась подозрительность.

– Неа, – замотала головой девочка, – и я не мыска, я коска.

– А если я тебе конфетку дам? Вкусную, – хитрым взглядом паренек сверлил свою будущую невесту, уже мысленно представляя, как показывает друзьям свой новый кэб с императорским гербом.

– У меня есть, – Александра полезла в небольшой кармашек, прячущийся в складках платья, и вытащила на свет обернутую в золотую фольгу шоколадную конфету, которую стащила со стола, стоило няне ненадолго задержаться на кухне.

 

Недовольно поджав губы, Максим решил схватить упрямицу и вытащит силой, но вовремя вспомнил об уговоре, гласящем – «никаких слез».

– Давай, ты сейчас вылезешь, немного посидишь с нами за столом, а потом залезешь обратно? Ну как, согласна? – девочка поджала губы и отрицательно качнула головой, – но почему?

– А ты никому не сказес? – Максим тут же изобразил, как застегивает рот на замок, – я лазбила мамину вазу, а няня все видела. Она ласказет маме и меня на целый день поставят в угол.

Девочка так грустно вздохнула, что пареньку стало ее жалко.

– Не бойся, не поставят. Я скажу, что это я разбил, а меня твоя мама наказать не может.

– Плавда? – в обращенном на Максима взгляде подозрение сменилось надеждой.

– Правда, пошли, – мальчишка протянул ей руку, но в этот самый момент в коридоре послышался шум, а затем громкий хлопок, словно что-то взорвалось.

Двери в зал резко распахнулись и внутрь влетел запыхавшийся, перепачканный кровью страж. Перекрывая звуки музыки, он громко закричал:

– Мехи здесь! Нападение!

Глава 2

Первые секунды люди в непонимании смотрели на стража, но, когда снаружи раздались отчетливые звуки выстрелов, началась настоящая паника.

Гости забегали по залу, громко крича и зовя на помощь. Кто-то в ужасе пытался открыть окно и спрыгнуть вниз несмотря на то, что прием проводился на третьем этаже. Некоторые из мужчин, во главе с Михаилом Волконским и императором бросились к выходу, намереваясь присоединиться к обороне дворца.

Максим, с круглыми от страха глазами, быстро залез под стол, и начал изучать помещение, в поисках запасного выхода. Сидевшая рядом с ним Александра, схватила парнишку за руку, и подняла на него недоумевающий взгляд.

– Они иглают в догонялки?

– Да, мышка. Сиди тихо, а то нас найдут первыми, – маленькая принцесса согласно кивнула, и быстро подобрала под себя ноги.

В этот самый момент двери слетели с петель, и внутрь вломились вооруженные до зубов бунтовщики: с перекошенными от злости лицами, все заросшие бородой, с бешено вращающимися глазами, в грязной одежде, и да… с биомеханическими протезами.

Максим раньше не встречался с мехами, но знал, что, теряя часть тела, человек, по законам Железной империи, может заменить себе ее на искусственную конечность.

Не бесплатно, конечно. Взамен, он обязан был выплачивать огромный долг, трудясь в императорских шахтах, что находились на границе империи, и где в ужасных условиях добывали золото. Многие не доживали, и тогда их долг переходил на ни в чем неповинных членов семьи.

Отец Максима называл это рабством, но сделать ничего не мог. Его друг, император, не прислушивался к советам князя, больше заботясь о казне, чем о нуждах своих верноподданных.

Звуки выстрелов отдавались кувалдой в голове парнишки. Крики слились в единое целое, а тела женщин и мужчин усеяли пол.

Он сжал руками уши Александры, и прижал ее к себе, когда ткань, отделявшая их от нападавших, приподнялась и на колени, перед ними, упала женщина.

Синтия Бодлер удивлено уставилась на Максима, и застывшую в его руках малышку, а затем завалилась лицом вниз, чтобы никогда больше не подняться.

– Мама, – ошеломленная увиденным принцесса, открыла было свой ротик, чтобы закричать, но жесткая ладонь парнишки сжала его, не давая ей произнести ни звука. Свободной рукой он вернул ткань на место, молясь про себя, чтобы никто из нападавших не заметил двух спрятавшихся детей.

Так же внезапно как началось, все стихло. Даже топот ног в коридоре. Только где-то на улице еще продолжали стрелять, но перерывы между выстрелами становились все дольше и дольше.

– Зажмурься, – Максим, продолжая удерживать трясущуюся от страха, но послушно закрывшую глаза Александру, выглянул из-под стола.

Убедившись, что мехи решив, что в живых никого не осталось, покинули зал, парнишка приложил палец к губам, призывая принцессу хранить молчание, и не убирая ладонь от ее рта, помог вылезти наружу.

– Я уберу руку, но пообещай, что не издашь ни звука, – прошептал он ей на ушко, – кивни, если поняла?

Девочка усиленно закивала, но Максим не очень-то ей поверил.

– Глаза не открывай. Если закричишь, они вернутся, и причинят тебе боль. Ты же этого не хочешь? – Александра, впечатленная угрозой, быстро замотала головой.

Мальчик не помнил, как у него получилось вывести из дворца маленькую принцессу. Забег по коридору, на кухню, а оттуда, через заднюю дверь во двор прошел как в тумане. Сердце стучало как сумасшедшее, взгляд только вперед, и лишь одна задача, спастись.

Их встретила темная аллея. Росшие вдоль нее высокие деревья скрывали лунный свет, но оно и к лучшему, решил Максим. Меньше шансов, что кто-то увидит их, и поднимет тревогу.

Потащив вперед уже начавшую хныкать малышку, парнишка резко остановился.

Везение не могло быть вечным. Впереди показалась темная фигура в плаще и в капюшоне, держащая в одной руке факел, а в другой пистолет, дуло которого смотрело прямо на Максима.

– А вот и пропавшая принцесса, – хриплый смех полоснул по нервам. Капюшон упал на спину, и на детей уставился настоящий бандит. Вместо одного глаза у него была черная повязка, а редкая рыжая бородка не могла скрыть толстого и уродливого шрама пересекавшего щеку и подбородок, – мы ее обыскались. Отпусти ее маленький аристократишка, и я так и быть пощажу тебя.

– Зачем она вам? – неокрепший голос паренька заметно дрогнул, заставив стоящего напротив мужчину громко рассмеяться.

– С ее смертью прервется проклятое семя Бодлер.

– Но ей всего пять. Совсем ребенок!

– Сыну моего брата, который был не старше тебя, пришлось ради стальной руки сложить голову в шахте. Думаешь, после такого я пожалею даже младенца из этой проклятой династии? – смех перешел в яростный крик, услышав который, Александра вырвалась из хватки Максима и громко заревела.

Впоследствии парнишка не сможет даже самому себе объяснить этот внезапный порыв, во что бы то ни стало спасти малышку от рук меха.

– Александра, беги! – закричал он, толкнув ее в спину, в сторону росших вплотную друг к другу деревьев, и – о, чудо! – девочка послушалась и бросилась бежать.

Когда она почти скрылась из глаз, мех размахнулся, и вслед ей полетел факел. Раздавшийся в тишине и тут же прекратившийся детский крик, дал понять, что снаряд достиг цели.

В эту же секунду огонь выстрела ослепил Максима, а обжигающая правую руку, невыносимая боль отбросила его на несколько метров назад.

Уже теряя сознание, мальчишка услышал, доносившийся, словно сквозь вату, хриплый голос меха.

– Гребанный ёж, куда делать эта малявка?

Глава 3

Город Барле, Железная империя

Четырнадцать лет спустя

– Ваше величество, репортеры в приемной, ждут вашего появления, – влетевшая в покои императрицы служанка, резко остановилась, вспомнив, что забыла сделать реверанс, и тут же исправила эту оплошность.

Девушка была новенькой, и устроилась работать во дворец по протекции своей матушки Греты, главной кухарки, а потому очень волновалась, как бы не упасть в грязь лицом.

Заметив это, Мелисса Бодлер, улыбнувшись, встала из-за стола, и кивнула ей.

– Ты молодец, Лиза. Беги, предложи им чай, а я сейчас закончу последние приготовления и спущусь к вам, – девушка расплылась в ответной улыбке, и тут же покинула кабинет, исполняя волю императрицы.

Мелисса, оставшись в одиночестве, устало вздохнула, взяла со стола исписанный клочок бумаги и, вытащив из ящика небольшой сверток, направилась к двери.

– Ее величество императрица Железной империи Мелисса Елена Бодлер, – громко объявил придворный слуга, распахивая перед ней дверь в приемную залу, и легкий гомон, что царил внутри, резко прекратился.

Несколько десятков человек, среди которых были как женщины, в длинных платьях с модным турнюром, так и мужчины, одетые в брюки и наброшенные поверх белых рубашек пиджаки, повытаскивали металлические перья, и тут же начали делать в своих блокнотах записи по поводу внешнего вида императрицы.

Сев в удобное кресло, что стояло на небольшом пьедестале, Меллиса подала знак всем собравшимся подойти ближе.

– Леди и джентльмены, я собрала вас сегодня здесь, чтобы сделать небольшое объявление. Несколько дней назад, я получила анонимное письмо, в котором некий мужчина утверждает, что моя племянница Александра Мария Бодлер, в отличие от ее родителей, и многих других членов аристократических семей, не стала жертвой бунта четырнадцатилетней давности, а жива и здорова, – в зале раздались чуть слышные удивлённые вздохи, но императрица продолжила, – я знаю, слухи об этом ходят уже давно, и я не раз отправляла на ее поиски самых известных сыщиков нашей империи, но все было безрезультатно. Скажу прямо, письмо это было не первое, и я бы даже не обратила на него внимание, но вместе с ним была отправлена золотая заколка с выгравированным на ней именем принцессы.

Вздохи стали намного громче. На последней фразе голос Мелиссы дрогнул, и до всех присутствующих донесся всхлип. Каждое слово давалось ей с большим трудом.

– Я узнала эту заколку, так как сама ее дарила. В тот злосчастный день, она была на девочке, а это прямое доказательство того, что моя племянница жива. Прошу вас, донести до всех уголков империи, что любой, кто доставит ее во дворец, получит в награду миллион золотых и мою личную благодарность.

Вымучено улыбнувшись, женщина сорвала бумагу со свертка и передала стоящей неподалеку Лизе черно-белую фотографию в деревянной рамке, где на лоне природы, на расстеленном одеяле сидела маленькая девочка, наматывающая на пухлый пальчик одну из своих кудряшек.

* * *

Город Напомь, Железная империя

– Пропал еще один подросток, орден Гримлаут бездействует!

– В Напомь приезжает прима-балерина Санаская!

– Сенсация! Принцесса Александра жива!

Надоедливые мальчишки-газетчики бегали по главной площади города, продавая свежие выпуски и озвучивая их первые полосы. Если какой-то очередной пропавший ребенок и танцовщица оставляли прохожих безучастными, то новость о принцессе заставляла раскошеливаться многих.

Необъяснимый факт, но с той же страстью, с какой они ненавидели почившего монарха и его жену, люди обожали пропавшую малышку и новую императрицу, которая первые несколько лет после случившегося, потратила на поиски своей любимой племянницы.

Мелисса Бодлер, которая сумела в самый сложный для короны момент подавить бунт мехов, первым же законом отменила рабство и закрыла золотодобывающие шахты.

За прошедшие четырнадцать лет она сделала мехов полноправными членами общества и даже поспособствовала созданию их собственного ордена под названием Гримлаут, чьей задачей было поддерживать закон и порядок во всех городах империи.

– Эй, малец! Номер «Напомьского вестника», и поживее, – поигрывая зубочисткой во рту, обратился к одному из мальчуганов высокий черноволосый парень, одетый в длинный потертый плащ, что не скрывал плечи, как у борца и тяжелую гидравлическую конечность, заменяющую ему правую руку.

Забрав монету, мальчишка передал ему газету и скрылся в переулке.

– Только не говори, что увлекся балетом, Макс, – хлопнул брюнета по плечу его приятель, – видел я фото этой Санаской, твоя Лотти в разы аппетитнее.

– Была у меня одна балерина, вечные проблемы с ногами и забитые выступлениями вечера. Ничего хорошего, – хмыкнул Макс, – ты лучше сюда погляди, Мэтрим. Первые за столько лет новости о пропавшей принцессе.

– Даже фото приложили, – развернув газету, тыкнул пальцем Мэт, и поправил съехавший на лоб цилиндр, – вылитый ангелочек. Если действительно жива, то должна была вырасти в первоклассную красотку.

Макс, с невеселой усмешкой, несколько секунд рассматривал фото, затем смял газету и выкинул ее в стоящий неподалеку мусорный бак.

– Капризную зеленоглазую красотку, я бы сказал.

– С чего ты взял, что у нее зеленые глаза? Фотография черно-белая…

– Догадался.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru